Неудачная карьера мегеры

Tekst
26
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Неудачная карьера мегеры
Неудачная карьера мегеры
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 44,56  35,65 
Неудачная карьера мегеры
Audio
Неудачная карьера мегеры
Audiobook
Czyta Любовь Конева
28,31 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава седьмая

Поставив сумку на диван, я начала осматриваться. Комната напоминала номер в отеле средней руки. Трехстворчатый гардероб, кровать, тумбочка, письменный стол, около него стул, диван, кресло, окно с занавесками, ковер, холодильник, похожий на «Морозко». Еще тут была пара дверей. Одна вела в коридор, за второй, скорее всего, скрывался санузел. Я подошла к ней, потянула за ручку и убедилась, что не ошиблась. Перед глазами предстали унитаз, маленький рукомойник, стеклянная дверца закрывала зону душа. Из потолка торчала «лейка», в полу имелся слив. На крючках висели два полотенца. Мыла, зубной пасты, геля для тела, шампуня, одноразовых тапочек, халата здесь не полагалось.

Я засунула ведьмину сумку в шкаф и принялась осматривать вещи, которые висели на плечиках. По условиям контракта, выходя из комнаты куда-либо, мне надо надевать одежду, которую приготовили телевизионщики, вот обувь можно свою оставить. Сейчас на мне джинсы, пуловер, куртка – все, кроме ботинок, не мое. Странное условие, но, вероятно, это нужно рекламодателям. Хорошо хоть, что халат и пижама мои. Я взяла косметичку, прошла в ванную и полюбовалась на себя в зеркале. Да уж, Вилка, тебя родная мать не узнает. Хотя она бы меня и в естественном виде не опознала, потому что сбежала от дочери, когда той исполнилось всего несколько месяцев. Очень странно сейчас видеть в зеркале отражение брюнетки с карими глазами, я же голубоглазая блондинка. Я сама себя узнать не могу, и это очень хорошо. Все остальные тоже не сообразят, что в съемках участвует писательница Арина Виолова, а не колдунья Виола.

– Ты здесь? – спросил незнакомый голос.

Я вздрогнула, оглянулась, убедилась, что нахожусь в комнате одна, распахнула дверь и выглянула в коридор. Никого!

– Входи, – произнес другой явно охрипший мужчина.

Я растерялась. Кто говорит?

А диалог тем временем продолжался:

– Построили… скворечник! Холод лютый, ветер дует из всех щелей. В придачу хреновая звукоизоляция. Если я в кабинете голос повышу, Нинка все слышит, и те, кто в приемной сидит, тоже.

Второй участник разговора засмеялся:

– Миша, должен тебе сообщить, что твой хрип, когда он превращается в ор, разносится по всем углам офиса канала «Мы с вами». А Нинка вообще мастер спорта по добыванию информации. Даже когда босс шепотом говорить пытается, она прекрасно его слышит! Твой кабинет от помещения, где разный люд толпится, отделяет дверь. Распахнешь ее, попадешь в тамбур, сделаешь два шага, еще одна дверь, а уж за ней ты находишься. Нинка встает меж этими «калитками» и уши развешивает.

– …!

– Ты что, не знал?

– Нет! Теперь в курсе. А здесь у меня еще и стены кабинета как из бумаги.

– Торопились построить, царь велел за короткий срок управиться.

– Ага! Вот и постарались. Хорошо, что я нашел этот закуток. Совещания с тобой теперь только здесь будем проводить. Рядом никого нет, участники шоу в другом отсеке живут. В первом выпуске их мало, потом планируют намного больше, поэтому большая часть комнат пустует. Я могу орать.

– Спасибо, лучше не надо!

– Сегодня утром царь объяснил концепт шоу.

– Сам? Лично?

– Да.

– Вау! Оказал уважуху.

– Не перебивай. Ведущая у нас…

– Полная дебилка…! Идиотка! Бревно! Неужели не могли взять какую-нибудь актриску из молодых, не затасканную всеми каналами. Симпатяшку! Нарядить в мини-платье с декольте. Сиськи наружу. Чего еще народу надо! Так нет! Откопали…! Морда крокодила! Стоит криво! Ни хрена не понимает, впервые на съемке! Мамма миа! Деревня Большая жопа! Молодой ее не назовешь, на мудрую рейтинговую старуху она не похожа. На хрена это тупое чучело?

– Маргарита жена царя!

Повисло молчание. Потом Виктор осведомился:

– В смысле?

– Какой тебе смысл еще нужен? – мигом разозлился Михаил. – Та, кого ты обозвал мордой крокодила, супруга Ильи Михайловича. Надеюсь, ты бабе правду в очи не плюнул. Или уже успел?

– …! Нет, просто времени не было. Фу-у! Мог бы и пораньше меня предупредить.

– Сам узнал полчаса назад и сразу тебя кликнул.

Послышалась тихая мелодия.

– Нинка! Все уже собрались и ждут. Быстро ввожу тебя в курс дела. Участники шоу – идиоты.

– А что, бывало иначе?

– Лучше слушай. Маргарита никакая не ведущая, она домохозяйка. Наклей ей на полу все точки, разноцветные. Будешь на ухо говорить: «Синяя», она туда и попрет.

– Если с красной не перепутает.

– На «ухе» сам сиди.

– Всю жизнь мечтал о такой работе. Вообще-то, я режиссер.

– Спасибо, а то я забыл. Если крокодилья морда не справится, государь-император свою бабу никогда не отругает. А нас выпрет под зад коленом за то, что рейтинг у этого дерьмо-шоу ниже плинтуса. Про безработицу на ТВ слышал? Вели Пенкину свет наладить. Чем его больше, тем ведущая будет выглядеть моложе.

– Я юный, неопытный режиссер, всего-то с семнадцати лет на ТВ, мне очень нужны советы по поводу софита, направленного в рожу того, кто на точке стоит. Что бы я без тебя делал?

– Хорош юродствовать. Мыши готовы?

– Прикольные!

– Надо, чтобы участники шоу испугались. Никаких предупреждений! Бодренько так нужно снять знакомство. А потом убийство!

– Чего? – изумился Виктор.

– Объясняю, – засмеялся Михаил, – после мышей мы вроде как продолжаем работать. И вдруг! Ха! В студии появляется мужик, делает шаг и падает! Труп!

– Не понимаю, – протянул режиссер.

– Мы куклу купили, – объяснил продюсер, – она выглядит, как живой парень, прикинь, ходить может, кожа прямо как у меня, глаза моргают, он говорит. Но у нас молчать будет.

– Но этого нет в сценарии, – пробормотал Виктор, – и мне никто об этой феньке не сказал.

– Правильно. У нас как? Если кто-то из бригады что-то узнает, он всем растреплет. Поэтому я молчал.

– Я, по-твоему, болтун?

Михаил решил игнорировать его вопрос.

– Слушай меня внимательно. Начинаем, как написано. Ты выходишь: «Здрассти…» Ля-ля-ля. Потом всех маленько расспрашиваешь, они коротко о себе говорят. И дальше ты скажешь: «Я не назвал свое имя, скажите, что у меня написано в паспорте?»

Виктор рассмеялся:

– Жестко! Маманя моя зачитывалась любовными романами во время беременности. Нарекла сына Виктуар! Но я это имечко никому не сообщаю, для всех я Виктор.

– Вот! Им никогда не угадать, – обрадовался Михаил, – даже, если про Витю вспомнят, то ты же Виктуар. Сразу участников в дерьмо носом опустим, народ это обожает. Чем больше наши маги облажаются, тем будет лучше!

– Ржака, – еще сильнее развеселился Виктор.

– Потом мыши, с ними они тоже обосрутся, – продолжал Михаил, – зрители будут в кайфе. Затем погаснет свет! Ты заорешь: «Оставаться на местах. Авария. Генератор накрылся. Сейчас дадут аварийное освещение». Включатся лампы. У дивана лежит тело. Маргариту не предупредят. Нужны ее испуг, растерянность. Опять выступишь ты. Скажешь что надо. Участников шоу к кукле-покойнику не подпустишь близко.

Я внимательно слушала наставления режиссера и мысленно благодарила Любу. Она пообещала, что меня поселят отдельно, и сдержала слово. В этом коридоре находится только одна моя комната. Михаилу о размещении главной героини не сообщили, зачем ему заниматься чепуховыми проблемами? И сейчас я получила возможность подслушать откровенную беседу руководителей телепрограммы. Главное, теперь сидеть тихо, пока они не уйдут.

– Двигаем, – приказал Михаил, и наступила тишина.

Я посмотрела на часы и осторожно приоткрыла дверь. Коридор был пуст. Меня охватило удивление. Продюсер справедливо сетовал, что стены здесь бумажные, поэтому его разговоры в кабинете слышны всем. Именно поэтому я сейчас стала незримой свидетельницей беседы мужчин. Но почему я не слышала, как они идут мимо моей комнаты? Не летели же они над полом. И где офис, в котором велся разговор? Коридор короткий, в нем одна дверь, а за ней моя спальня. Ну очень странно.

Глава восьмая

– Всем здрасти! – закричал мужчина в джинсах и мятом пуловере, потом он повернулся к блондинке с ужасающим макияжем.

Я тоже взглянула на нее и опешила. Зачем женщине нарисовали чудовищные стрелки, наложили темно-фиолетовые тени и бордовый румянец? И губы у нее почти черные! Может, ее готовила к эфиру та же девушка, что и меня? Визажист была раскрашена под вампира, вся в татуировках, в носу кольцо, а вот имя и фамилия у нее самые обычные – Галя Попова. Она хотела и меня загримировать в том же стиле, но я увидела в ее руках палетку с черными тенями и возразила:

– Спасибо, лучше сделайте мне естественный макияж.

Галина не стала спорить, поэтому я сейчас почти прилично выгляжу.

– Знакомимся, – продолжал рулевой шоу. – Вы кто?

– Маг и экстрасенс София, – представилась женщина, – все мои предки обладали даром предвидения, способностью читать мысли. Я потрясающая и самая талантливая.

– Ух ты! – восхитился Виктор, которого я сразу узнала по голосу. – Теперь ваша очередь.

Длинный худой мужчина в красном халате, из-под которого торчали ноги в разноцветных носках и кроксах, приосанился.

– Психолог, барабанотерапевт, лесной маг Юрий, гений, предсказатель, лучший изменитель кармы.

– Все интереснее и интереснее, – обрадовался режиссер. – Кто следующий?

Миловидная брюнетка сделала шаг вперед.

– Православная ведьма Елена. Провожу обряды с молитвой, исцеляю бесноватых, изменяю карму алкоголиков, наркоманов, выкатываю яйцом безденежье. И еще много чего умею, я способна на всё!

– Отлично, – восхитился Виктор, – велю купить побольше яиц, мы всей бригадой к вам в очередь встанем за повышением зарплаты.

Потом он повернулся ко мне:

– А чем вы обрадуете?

– Белая ведьма Виола, – представилась я и замолчала.

– Дальше, – потребовал режиссер.

Я потупилась:

– Зачем себя нахваливать? Дела говорят лучше слов.

 

– Что вы умеете? – продолжил допрос Виктор.

Я улыбнулась:

– Дайте мне задание.

– Ладно, скоро проверим, – кивнул режиссер. – Теперь ваш черед.

Последняя фраза адресовалась румяному старичку с окладистой бородой.

– Ну… я… дедушка Костя, – начал он, – типа… колдую помаленьку… типа помогаю всем.

Дедуля начал загибать пальцы.

– Грыжа, геморрой, горячка, язва, родимчик, нервная трясуха, ножная хворь, спиногрызка, мозгоед – всё это ко мне. Избавлю враз. Ребенок, если чахлый, мужик импотент, баба – дура, изгоню, исправлю, налажу. Ведьмак я в девяносто пятом поколении. Имеется этот… как его… внук им занимается… фото там… пистаграм…

– Мы не упоминаем соцсети, – остановил старца режиссер. – Отлично, мы познакомились.

– Как к вам обращаться? – кокетливо пропела Софья.

– А это первый вопрос, – обрадовался Виктор. – Скажите, какое имя у меня указано в паспорте. Потом познакомитесь с нашей ведущей, умной, доброй красавицей Маргаритой. София, ваш вариант.

Маг и экстрасенс заводила руками.

– Ощущаю здесь присутствие Андрея!

– Эй, люди, среди вас есть Андрюха? – осведомился Виктор.

– Нет, – ответил с потолка мужской голос.

– Софью пронесло мимо кассы, – констатировал режиссер. – Юрий, ваша версия?

– Мне нужен тимпан, – ответил тот.

– Эй, тащите реквизит в студию, – велел Виктор.

Через пару секунд психолог получил барабан, постучал в него и изрек:

– Леонид!

– Пролетели, как фанера над Парижем, – обрадовался Витя. – Елена?

Православная ведьма кокетливо стрельнула глазами.

– Александр!

Режиссер зааплодировал:

– Не попала в мишень.

– Я хотела сказать: Алексей, – быстро добавила брюнетка.

Виктор моргнул:

– Даже если и так, то все равно эта попытка не защитана. Можно назвать только одно имя. Виола!

– Нет, нет, я! – занервничал дедушка. – Со старших по возрасту надо начинать. Она подождет!

– Хорошо, слушаю вас, – пропел Виктор.

Если бы кот, который от души наелся вкуснятины, мог говорить, он бы говорил с той же интонацией, что сейчас режиссер.

– Лёшенька ты, – ласково сказал старичок, – прям как мой младший внучок.

Главреж погрозил ему пальцем:

– Олимпийская попытка, Константин, но не за все прыжки раздают медали. Моя фраза: «даже если и так» просто слова! Виола?

Я постаралась сохранить невозмутимое выражение лица.

– Виктуар!

В студии повисла напряженная тишина, потом временный ведущий опомнился.

– Как?

– Виктуар, – повторила я, – не путайте с Виктором. Ваша мать во время беременности увлеклась любовными романами, поэтому сыну досталось редкое для России имя. Но к вам все обращаются: Виктор. На службе о том, что у вас в паспорте стоит «Виктуар», осведомлен лишь один человек.

– Э… э… – пробормотал Витя, – верно. Виола получает пять баллов. Сейчас вы увидите Маргариту, и дальше эфир будет вести она, умница, красавица, талантливая художница, творчество нашей телеведущей восхищает любителей живописи Европы, Америки…

Я опустила взгляд. Лучше Австралию назвать. Если вы решили врать про свою мировую известность, как писателя, художника, музыканта, то смело говорите, что на вашу выставку или концерты ломятся жители Австралии и Новой Зеландии. Увы, на родине никто вас не понимает, потому что россияне лапотные, не доросли до высокого искусства. Интересно, о каких мышах говорили продюсер и режиссер?

– Добрый день, – закричала стройная женщина, выходя в центр студии, – всем привет! Начинаем наше сногсшибательное шоу. Сейчас я позову своих помощников!

Из-за декораций выпорхнули три летучие мыши, взлетели к потолку, уцепились за какую-то длинную палку и замерли. Виктор удалился. Повисла тишина.

– Маргарита, мотор идет! – раздался вскоре с потолка его голос.

– Что говорить? – жалобно спросила жена Ильи. – Ухо молчит.

На площадку выскочила девушка:

– Батарейка села.

– Стопимся, – велел руководитель съемки.

– Простите, – пролепетала молодая женщина, орудуя руками, – это случайно вышло.

– За случайно бьют отчаянно, – отрезал теперь хриплый бас, – минус десять процентов от твоей зарплаты. Шевелись живей.

Помощница звукооператора умчалась.

– Мотор идет, – прогремел Виктор. – Маргарита, ухо как?

– Спасибо, говорит, – поблагодарила Гончарова.

– Начали! – гаркнули с потолка.

– Дорогие участники, ваша задача подозвать мышей, – объяснила жена Ильи, – тот, к кому они сядут на руку, получит два балла. Начинайте!

София воздела руки к потолку:

– Мыши, призываю вас!

Юрий начал колотить в барабан с такой силой, что у меня заложило уши. Елена забегала по студии, размахивая своей шалью. Дед Константин встал около Маргариты, вытащил из кармана кисет и стал сыпать на пол крошки, приговаривая:

– Гули, гули, гули!

Я стояла молча. А дед самый хитрый. Наверное, он подумал, что Маргарита сейчас позовет нетопырей, они к ней полетят, и старик живо подставит свою ладонь.

– Остановились, – скомандовала Марго и обратилась ко мне.

– Виола, вы заснули?

– Нет, просто мне нужна тишина, – спокойно объяснила я, – тогда я вызову ушанов. Они не любят суеты, крика, гама, а барабан их приводит в ужас. Пусть все вернутся на свои места. Разрешите мне встать неподалеку от вас?

– Хорошо, – кивнула ведущая. – Все ведут себя тихо.

Я медленно пошла вперед. Очень надеюсь, что в студии находятся знакомые мне нетопыри из лавки Калиостро. Джузеппе обмолвился, что их обычно нанимают для съемок. Конечно, есть риск нарваться на другие электронные игрушки, но кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Я разместилась на одной линии с Маргаритой, вытянула вперед руки и крикнула:

– Жан, Жак, Жаклин, я Виола! Жду вас!

Летучие мыши развернули крылья, сделали круг под потолком, потом две сели мне на плечи, а третья на ладонь.

– Виола, я люблю тебя, – произнесла Жаклин.

– Жаклин, ты лучшая, – ответила я, – Жан и Жак, вы прекрасны.

– Я люблю тебя, – хором сказали и эти мыши.

В студии стало тихо, как на деревенском погосте ночью. Первым пришел в себя Виктор:

– Уберите их.

Послышался свист, ушаны взмахнули крыльями и покинули студию.

– Продолжаем наше шоу! – весело затараторила Маргарита. – Белая ведьма Виола получает свои баллы. А теперь…

Марго повернулась налево:

– К нам придет…

Из-за кулис, шатаясь, вышел мужчина в свитере и джинсах, сделал пару шагов и упал на спину.

– А-а-а, – завизжала ведущая.

Софья вскрикнула. Юрий забил в барабан, Елена запела, дед Константин затопал ногами. Я опять продемонстрировала спокойствие, хорошо зная, что в студии появилась отлично сделанная кукла. Михаил сказал Виктору, что ее не отличить от живого человека. Правда, продюсер говорил, что погаснет свет, а когда он зажжется, у дивана будет лежать труп. Но на телевидении могут поменять сценарий на ходу. Наверное, приняли решение драматизировать ситуацию. Если на некоторое время погасить свет, а когда вспыхнут софиты и у дивана обнаружится мертвец, у многих может возникнуть мысль: да там кукла, электричество выключили, чтобы «покойника» подсунуть. А вот если он сам пришел и рухнул… Вот тут случится нервный срыв и у зрителей, и у участников шоу, и у Марго.

– Стопимся, – заорали с потолка, – всем оставаться на местах.

Голос Михаила потерял хриплость, мне стало тревожно. Нарушив приказ продюсера, я подошла к незнакомцу, присела около него, вскочила и кинулась за кулисы.

– Вернитесь на площадку, – сказал какой-то человек, преградив мне путь.

– Там мужчине плохо, – прошептала я, – лежит не манекен, а кто-то настоящий.

Послышался топот, несколько человек вынесли из студии незнакомца и быстро исчезли из зоны видимости.

– Пожалуйста, вернитесь на свое место, – нервно попросил парень, с которым я разговаривала.

– Верни Виолу! – закричала рация в его руке. – Живо!

Я развернулась, поспешила в студию и молча встала на свое место.

– Итак, Виола, – защебетала Маргарита, – у нас случилось ЧП! Одному из членов съемочной бригады стало дурно из-за духоты, его уже привели в чувство. Но я! Ох!

Ведущая приложила ладонь ко лбу.

– Почти в обморок упала! Сделайте мне какое-нибудь зелье для оздоровления.

– Пусть принесут сумку со всем необходимым, – включилась я в игру.

Понятно, что режиссер решил представить дело так, будто падение незнакомца является частью шоу, успокоить таким образом публику и пресечь ненужные разговоры.

– Конечно, – улыбнулась Марго, – но готовить зелье надо при всех. И вода будет наша! Бутылку в студию!

Раздалась барабанная дробь, парень внес столик, за ним шла женщина с подносом, на нем стояли прозрачная бутылка, кувшин с водой и лежала воронка.

– Сумку Виолы нам принесите, – потребовала ведущая.

– Надеюсь, бутылка чистая, – пробормотала я.

– Ее тщательно вымыли, – заверила Марго, – на дне даже капли остались.

Через некоторое время я начала готовить напиток, думая, что он должен эффектно выглядеть и загадочно бурлить. Хорошо бы еще и дым пускал. Но как выполнить последнее я не знала, а с остальным легко справилась, потому что воспользовалась советом Калиостро: бросила в бутыль немного пищевой соды, лимонной кислоты, добавила вишневого сиропа и воды… Жидкость забурлила, из горлышка полезла розовая пена.

– Можно пить, – сказала я.

Марго заявила:

– У меня острая реакция на всё, что связано с вишней. Судя по цвету, в напитке именно она содержится?

– Да, – ответила я.

– Можете приготовить зелье без моего аллергена? – спросила ведущая. – А то увидите, что такое отек Квинке.

– Конечно, – заверила я, – легко.

В студии опять появилась девушка, она унесла бутылку с зельем, а вместо нее поставила пустую. Я использовала соду, лимонную кислоту, воду и произнесла:

– Готово!

Марго сделала глоток из горлышка.

– О-о-о! Ощущаю, как ко мне возвращаются силы. Давайте поаплодируем белой ведьме за ее рецепт.

Зрители дружно захлопали в ладоши.

Я стояла с глупой улыбкой, понимая, что участвую в идиотски глупой сцене. Но ведь у режиссера не было времени для вызова сценариста, он придумал что мог!

Глава девятая

После завершения съемок Виктор попросил меня:

– Виола, нам надо поговорить с вами, но в закоулках студии беседа невозможна, слишком много больших ушей. Вот, накиньте куртку. Она, правда, табаком пахнет.

– Пошли, – скомандовал другой, тоже знакомый голос.

Я обернулась:

– Вы Михаил.

Парни переглянулись, Виктор подхватил меня под локоть и потащил по каким-то темным коридорам. В конце концов мы оказались на улице, пробежали метров сто, я увидела небольшую пристройку к дому, который возвели для шоу. Михаил отпер замок, мы вошли внутрь и очутились в крохотном кабинете.

– Кто вы? – резко спросил Михаил.

– Белая ведьма Виола, – невозмутимо ответила я.

– Пусть так, – махнул рукой Виктор, – у нас есть ваша анкета. Нет проблем узнать ваше настоящее имя.

– Сядь, – велел ему Михаил. – Дорогая, вы нас поразили. Хотите победить в шоу?

– Нет, – честно ответила я.

– Зачем тогда пришли? – опешил Виктор.

– Отдохнуть, – нашла я подходящий ответ, – развеяться, устала очень.

– Похоже, нам требуется ваша помощь, – сказал Михаил. – Парень, который упал в студии, он… э… э…

– Попал туда не по сценарию, – подсказала я, – вы хотели предъявить участникам шоу куклу, имитирующую мужчину.

Продюсер стукнул кулаком по столу:

– Кто слил инфу?

– Вы сами, – сказала я чистую правду.

– Я впервые тебя сейчас вижу! – заорал Михаил. – Прекращай свои ведьминские штучки.

Я посмотрела на Виктора:

– Если я на самом деле вам нужна, то не надо кричать. У меня отличный слух.

– Миша, – пробормотал режиссер, – она права, замолчи. Даже я не знал об идее с покойничком. Мне о ней ты сообщил незадолго до начала съемок. Виола реально ведьма.

– Их не существует, – взвился Михаил.

– Но как она выяснила, что я Виктуар? – спросил режиссер.

– Не знаю, – буркнул Михаил. – Ладно, простите. Мы попали в неприятное положение. Человек, который упал, Борис Нечаев, эксперт.

– Он психолог, – уточнил Витя.

Продюсер отмахнулся от приятеля, как от надоедливой мухи.

– Блогер-миллионник. Высшего образования и диплома у него нет. Два года назад начал в Инстаграме публиковать смешные видео якобы своих скандалов с женой. Потом решил давать советы на тему семейной жизни. Сейчас у него почти два миллиона подписчиков. Участие такой личности в программе привлечет к нам внимание фанов Нечаева. Сейчас его увезли в больницу. «Скорая» заподозрила анафилактический шок. Но его жена, помощница мужа, сообщила, что Борис никогда не страдал аллергией. Он все ест, пьет, в разных странах пробует местные блюда. Нет у него болезненной реакции и на лекарства. У экспертов отдельные гримерки, они здесь не живут, будут сюда приезжать. Сегодня занят только Борис. Его выход планировался в третьей части съемок. Нечаевы приехали заранее. Сначала пара сидела в отведенном им помещении, потом блогер пошел в туалет. Галина читала книгу, увлеклась, потом удивилась, что мужа долго нет, заволновалась и обратилась к гостевому редактору. Кристина предположила, что психолог заплутал в коридорах, отправилась его искать и увидела, что работа в студии остановлена, а Нечаева выносят на носилках…

 

– Не знаю, что нам делать, – признался Виктор, – шоу должно продолжаться. А Галина грозит вызвать полицию, вбила себе в голову, что ее супруга отравили!

– Бред, бред, бред, – твердил Михаил. – Кто, когда, а главное, зачем мог ему подсыпать яду? Похоже, вы и впрямь ведьма, поговорите с Галиной, пообещайте ей найти отравителя.

– Вы же уверены, что блогера никто не хотел убивать, – остановила я продюсера.

– Да! – снова заорал тот. – Да! Но его жена-дура думает иначе! Только полиции мне тут не хватало. На фига она, если Нечаев жив?

– Участники шоу до начала работы видели Бориса? – поинтересовалась я.

– Нет, – хором ответили телевизионщики.

– Кто-нибудь знал, что должен погаснуть свет и на площадку вынесут куклу? – спросила я.

– Да, два человека, которым об этом сказали, когда начали съемки, – устало ответил Михаил, – манекен спрятали. Хотели сохранить тайну. Заснять неподдельное изумление всех присутствующих. Эмоции трудно изобразить даже профессионалу.

– Вы вели съемки, когда Нечаев рухнул? – не умолкала я.

Михаил кивнул.

– Значит, получили что хотели, – подчеркнула я. – Если вам нужен мой совет, то быстрее найдите другого блогера. Наверное, нет проблем отыскать кого-то, кто выдает себя за великого психолога и учит людей, в основном женщин, как стать богатыми и счастливыми. И продолжайте шоу по сценарию. Работайте как задумали.

– Так Галина рвется в бой, хочет скандал устроить, охота ей рейтинг в Инстаграме поднять, сейчас баба такой вопль поднимет! – пожаловался Виктор. – Я верю, что вы, в отличие от остальных, настоящая ведьма. Можете заглянуть в будущее?

– Нет, – отказалась я, – не являюсь прозорливицей. У меня маленький дар. Имена вижу, с мышами умею управляться, мелочовка, короче. На серьезные дела я не способна. Галина помогает мужу?

Мужчины кивнули.

– Предложите ей место эксперта, его деньги в обмен за молчание о том, что случилось, – посоветовала я.

У Михаила заурчал телефон. Продюсер схватил трубку.

– Что тебе надо? Кто? Куда? Где? Бегу!

Михаил вскочил.

– Еще кому-то стало плохо? – догадалась я.

– Говоришь, у тебя маленький дар, – прошипел продюсер, – только имена видишь? Может, тебя наняли, чтобы здесь наведьмачить? …! У нас еще баба помирать решила!

Михаил убежал. Виктор взял меня за руку.

– Не обижайся. Он просто нервничает.

– Понятно, – вздохнула я, – боится, что царь ему уши оторвет за то, что съемки, где его жена ведущая, запороли.

– Ты точно ведьма, – пробормотал Виктор.

– Не стоит об этом всем рассказывать, – улыбнулась я, – пошли в съемочный павильон, посмотрим, что там да как.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?