3 książki za 35 oszczędź od 50%

Собственность бандита

Tekst
102
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Собственность бандита
Собственность бандита
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 36,87  29,50 
Собственность бандита
Audio
Собственность бандита
Audiobook
Czyta Диана Гагарина
25,17 
Szczegóły
Собственность бандита
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Я потеряла дар речи. Смотрела на него, как статуя застыла, не могла контролировать жуткие конвульсии во всём теле. Страшно. Господи, как же мне страшно! Он пялится на меня так невыносимо, будто рвёт в клочья на расстоянии. Дикое зверье, неотесанный грубиян. Боже, дай мне сил выжить и вытерпеть эту ночь.

– Отмирай, Алиса, – он клацнул пальцами перед моим лицом, я немного опомнилась. – Сними уже наконец этот отстойный мешок!

Сними? У меня дышать едва получается, а ты хочешь, чтобы я двигалась?

Мужчина угрюмо фыркнул. Две секунды, он грубо рванул молнию на пуховике вниз. Сорвал с меня куртку и швырнул её в угол комнаты. Застыл, рассматривая свою лакомую добычу. Ухмыльнулся, довольный, облизал губы. От этой коварной ухмылки в груди всё покрылось льдом.

Я рефлекторно прикрыла полуголое тело руками, волосы на коже встали дыбом. Не могу говорить. Челюсти свело, не разомкнуть, не слушаются.

Почти обнаженная, беспомощная. Я стала лёгкой мишенью для дикого зверя. Ведь он сверлил меня своим ледяным взглядом так прожорливо, будто уже вовсю мной владел.

– Может, хоть обувь сама снимешь?

Будто не слышу его вопросов, но это не так. Моё тело больше не моё.

Моя забитость нервирует разбойника.

– Черствая, как бревно, мне становится скучно, – мужчина демонстративно зевнул. – Ладно, хватит, надоело! Сделка отменяется. Возвращаемся обратно за твоим чмырём.

Бандит махнул рукой, он дёрнулся, чтобы встать на ноги, но я быстро схватила его за запястье, сильно сжала крепкую руку:

– Не надо, я всё, я успокоилась. Я вся ваша. Продолжайте.

– Отрабатывай долг как следует, раз сама вызвалась, а не корчи из себя напуганную недотрогу. Меня это бесит.

– Х-хорошо. Я поняла, – держу его руку, с мольбой смотрю в невозмутимое лицо безжалостного палача.

– Вот это уже другой разговор, детка, – он улыбнулся, наклонился ближе, горячие пальцы коснулись щеки, мужчина не спеша провёл ими по моему лицу, завёл руку на затылок, уверенно сжал мои волосы, слегка царапнул кожу головы. Я едва сдержала крик. Новая волна мурашек хлынула по коже. Немного больно, но и одновременно сладко от его грубости.

Боже, что происходит? Я вдруг поняла, что моё тело начало как-то странно реагировать на выходки незнакомца. Стало жарко, особенно в области бёдер. И даже мокро. Алиса, что ты творишь? Что за реакция? Ей нет объяснения. Я не специально. Просто он… он такой горячий и властный мужчина, что перед ним невозможно устоять. Хоть и пугает меня, но, кажется, эта грубость в его резких действиях и пошлость в его дерзких словах меня зажигают.

– Как будто для меня нарядилась, как будто заранее подготовилась. Что ж, мне приятно. Признаюсь, тебе удалось сменить гнев на милость. Пусть твой женишок тебе спасибо скажет. Ты спасла ему жизнь, малышка, – он заурчал как довольный кот. – Красивая. Красный цвет тебе к лицу. В белье хорошо, но без него, как показывает практика, лучше. Сейчас мы это проверим.

Я всё так же безвольно стояла на коленях и подрагивала, как вдруг бандит по-свойски положил свою массивную ладонь на моё бедро. Властно сжал нежную кожу, как разъяренный хищник, что вцепился когтями в свою добычу. От его прикосновений било током, в глазах мигали тёмные пятнышки. Мужчина развёл мои колени в стороны, запустил руку между ног, поймал тонкую ткань белья, с нажимом провел по ней пальцами, намерено задевая клитор, надавливая на него, пробуждая электричество и вибрации по всему телу.

– Ох, – я невольно откинула голову назад, кусая губы, попыталась сжать ноги, но мужчина шлёпнул меня по коленям, а затем свободной рукой резко поймал меня за руки, завёл их за спину, обездвижил, взял в плен.

– О-о, да ты влажная! Вот так сюрприз, – его глаза засияли как драгоценные камни, а я дёрнулась и раскраснелась, почувствовав чужие руки на своём самом сокровенном месте. Бандит уверенно дёрнул вбок хрупкую ткань кружева. Лёгкий треск. Горячие пальцы нашли нежные складочки лона. Надавили сильней на уже разгоряченную плоть, погрузились глубже, поймали бугорок, потеребили его, растирая влагу на лепестках крайне чувствительного бутона.

Повторная волна удовольствия ударила по телу, меня выгнуло дугой ещё раз, всю передёрнуло, вывернуло наизнанку. Удар! Вспышка! Будто хлыстом по спине. Чёрт! Разве так можно, Алиса? Позор. Стыд и срам. Ты ведёшь себя как потаскуха. Подумай о Славе! Как он сейчас? Ему больно, он, наверное, лежит на дороге без сознания, а ты? Ты дёргаешься в удовольствии от тех рук, что полчаса назад без капли жалости избивали твоего любимого.

Я себя ненавижу. Беспомощная. Я не могу контролировать своё гадкое влечение. Мерзавец только начал издеваться, только начал брать с меня долг, а я уже практически кончила.

– Тш-ш, нравится? А? – он рассмеялся. – Горячая штучка. Не сдерживай себя, не скромничай. Тело не обманешь. Ты ужа давно мокрая, с того самого момента, как я схватил тебя за шейку и прижал за горло там, на дороге. Поверь, грубость возбуждает многих девушек. А их у меня было немало. Я знаю, чего ты хочешь, – зашипел в ухо. – Выпусти на волю все свои самые тёмные фантазии, детка. Сегодня можно все. Сегодня ты в моей власти. Сегодня ты… моя законная собственность.

Треск ткани, он звереет, рвёт прямо на мне бельё, как какую-то салфетку, и входит пальцем до самого упора.

– Ах, – я почти плачу. Роняю голову ему на плечо, упираюсь лбом в твердые бицепсы и часто-часто дышу. Его куртка пахнет кожей и дорогими сигарами. Кругом голова.

– О, да! Громче стони, громче, Алиса!

Да, я кричу. Не хочу этого, но с позором проигрываю, открываю рот шире и хнычу от удовольствия. Его палец такой приятный и умелый, он мастерски им вертит внутри меня, растирает и поддразнивает самые важные точки.

– Ты течёшь прямо мне в руку. Мне самому кончить охота от этого восхитительного зрелища, – негодяй работает пальцем резче, сильнее. Начинает входить глубже, отступает назад и снова врывается до упора под мои судорожные хрипы. Волнообразные вихри стягивают живот. Вот-вот это случится. Если я кончу на руку другого мужчины, которого я, между прочим, впервые в жизни вижу, то это, наверное, будет считаться изменой?

Силы исчерпаны. Бороться с похотью бесполезно. Против инстинктов не попрёшь, это природа придумала, не я. Напряжение между ног все нарастает и нарастает с каждым его безжалостным толчком. Мне не сдержаться. Бандит победил.

Вспышка. Я начинаю кричать, извиваться и дёргаться в резких конвульсиях. Плотоядный монстр, он пальцем доводит меня до оргазма за полминуты, в то время как Слава скачет на мне обычно около часа. Я предательница. Распутная девка! Изменщица. Я просто не верю в то, что всё это происходит со мной на самом деле. Не могу найти объяснение своему поведению. Не хочу возбуждаться, не хочу чувствовать кайф, я не специально! Так получается.

– Неплохо, – радостно констатирует бандит, вытаскивает из меня палец и жадно его облизывает. – М-м-м, вкусная. Я в тебе не ошибся. У зверя чутьё на вкусную добычу. Кстати, – пока я трясусь в последних судорогах и хватаю ртом воздух, он поднимается с корточек, шагает к журнальному столику и наливает в стакан немного тёмно-коричневой жидкости из бутылки, – я так и не представился. Меня зовут Данте. Я владею этим городом. Точнее я и моя семья.

Он возвращается обратно. Суёт мне в руки стакан с алкоголем, чеканит:

– До дна. Тебе нужно расслабиться. Ночь долгая, а я ещё столько всего хочу попробовать. Тебе понадобятся силы, малыш.

Звучит устрашающе. Он наклоняется ниже ко мне, я всё ещё сижу на полу, пытаюсь вернуться в реальность, отдышаться. Большим пальцем правой руки он надавливает на мой подбородок, вынуждая поднять голову вверх, распахнуть глаза, посмотреть в его невозмутимое, самодовольное лицо, и осипшим от возбуждения голосом задает вопрос:

– Кончила? Сладко кончила? Я тоже хочу.

А потом его руки падают на ремень стильных брюк. Только сейчас, глядя на выпуклый бугор в области ширинки, я замечаю, насколько сильно он возбуждён, и, кажется, будто слышу, как трещит и рвется ткань от напора его… отнюдь не маленькой эрекции.

Глава 1

– Ритка, привет! – я задыхаюсь в трубку, эмоции бьют фонтаном.

– Воу, отдышись, спокойно, только спокойно! Что случилось-то?

Сделав несколько глубоких выдохов, я улыбнулась так широко, что на ресницах выступили слезы счастья, и дрожащим голосом прошептала:

– Славка мне предложение сделал.

– С ума сойти! Поздравляю! – подруга заверещала от радости так же, как и я сегодня утром. – Когда веселье? Я безумно рада за тебя, дорогая!

– Пока еще не знаю, – шмыгнув носом, я смахнула солёные капельки с ресниц. – Он сегодня утром, как только я выползла из постели, меня ошарашил. Встал передо мной на колени с букетом ромашек и попросил стать его женой.

– Я в шоке! Как же это романтично, – охнула в трубку Ритка, а я ещё пуще захныкала от неудержимой лавины эмоций. Так, не реви, Алиса! Иначе тушь потечёт. Целый час ресницы клеила, замаялась. То ещё было мучение. Для любимого старалась. Хочу сегодня быть его королевой.

– Только вот извинился, что пока без кольца… Сказал, через неделю, когда выдадут зарплату, отведет меня в самый дорогой в городе ресторан и там, при свечах, под музыку скрипачей, уже официально меня окольцует.

– Ого, так у него как дела вообще? Где работает?

– В казино.

– Подожди, казино ведь под запретом.

– Не здесь. Не знаю почему. Этот город другой, понимаешь. Здесь всё цветет и пахнет. Чисто, уютно, красиво. Приемлемые цены на продукты и жильё, есть вакантные места. Это не город, а золотой куш. Не иначе как другое государство. Слава говорит, зарплата будет запредельной.

– Молодец какой. Я за вас искренне рада.

– Да, я в нем не ошиблась. Не зря месяц назад к чёрту бросила всё ради любви и уехала за свои счастьем.

 

– Да тебе и бросать-то было нечего, – напомнила Рита.

– Ты права, – грустно выдохнула я. – Нечего. В коммуналке всю жизнь теснилась. Работала на трёх работах. Девять классов образования. Не жизнь, а каторга. Да, я не жила, а выживала. Но как только в моей жизни появился Славик, всё круто изменилось. Он – моё драгоценное спасение.

– Ну что мы всё о грустном! Что было, то было, пусть позабудется. Главное, жизнь налаживается. Ты скоро станешь женой. А может, там глядишь, и мамой.

– Ой, Рита, ну перестань, – я смущённо замахала руками, раскраснелась. – Нам сначала надо на ноги встать, денежек подсобирать, купить хорошую квартиру, хотя бы двухкомнатную, в новом районе, уже потом о детках думать. Но я очень хочу малыша. Давно мечтаю… Я уже готова. Славка сейчас раскрутится, обустроится на новом месте, и всё пойдет вверх.

– А ты нашла работу?

– Нашла. Прямо за углом дома есть парикмахерская. Её содержит Варвара Михайловна, ну очень приятная женщина. Она меня с радостью приютила.

– Молодец. Что-что, а прически ты делать умеешь. Домой-то не хочешь?

– Не-а, ты что! Мне здесь очень нравится. Славка молодец, как хорошо, что настоял на переезде. А я не верила. Не верила, что у нас всё получится. Я думала, что казино – это ерунда. Развод. По всей стране ведь запрещены азартные игры, а тут игральный бизнес растет и процветает. Куда смотрят власти? Парадокс.

– Может, «Мирный» вообще иное государство?

– Может, – я пожала плечами, призадумалась. – Мы когда въехали в город, на таможне нам сказали заполнить кое-какие документы, а у Славы имелся особый пропуск. Где он его взял, без понятия. Работодатели дали, как он мне сказал. В город пускают не всех. Большинство машин разворачивают обратно.

Я бы еще с удовольствием поболтала с подругой, как вдруг услышала топот за входной дверью, как будто кто-то бежал по лестнице. Славка что-то сегодня припозднился. На часах уже начало восьмого, а у него сегодня первая смена, до шести вечера должен работать. Наверное, опять что-то задумал. В предвкушении нового сюрприза, я облизала пересохшие от волнения губы.

– Так, дорогая, готовность номер один! Побежала я любимого своего встречать. Приготовила ему сюрприз – купила новый комплект нижнего белья. Красный, с черными вставками и бантиком на попке, ты бы видела это чудо! И чулки. В крупную сетку. Просто огонь! Хочу свести своего красавца с ума. Так, чтобы в обморок грохнулся. Господи, я чувствую себя шлюшкой! – я рассмеялась сквозь слёзы. Правда, непривычно. Таких вульгарных нарядов у меня ещё не было. Я всегда одевалась скромно и сдержано. Но вот сейчас на радостях скорой свадьбы захотелось чего-то острого и нового. Надо бы порадовать суженого, как-нибудь скрасить наши отношения в постели.

– Ух ты, ну ты горячая штучка! – с восторгом крикнула подруга. – Молодец. Приятного вам вечера. Бай-бай. Не буду мешать.

– До встречи, лап. Созвонимся.

Я быстро выключила телефон, набросила на стройное тело тонкий шёлковый халатик и ещё раз посмотрела на себя в зеркало, пригладив ладонью пышные локоны, что падали на мои плечи роскошными волнами. Идеально. Сама себя не узнаю. Неужели это правда я? Такая другая. Яркая, женственная. Косметика действительно творит чудеса. Сегодня я по-особому уложила волосы, сделал яркий макияж, надела чулки и каблуки. Давно не радовала своего мужчину своей красотой. Вообще, если честно, не думала, что она у меня есть. Ох, мне не терпится увидеть выражение лица Славки!

Выключив общий свет, оставив лишь два ночных светильника, я поспешила в прихожую встречать любимого. Три. Два. Один. Мысленно сосчитав я, сжав кулачки, зажмурилась. Замок клацнул. Дверь с силой ударилась о стену подъезда, я вздрогнула, уронив на пол халатик. Воздушная ткань заскользила вниз по нежной гладкой коже молодого тела. Улыбнувшись, я распахнула глаза и крикнула:

– Сюрприз, люби…

Но мой крик оборвался, застрял в глотке. Будто получив удар в грудь, я попятилась назад, треснувшись затылком об стену. Ноги подкосились. Мне стало дурно. Тошно. Больно. Зажав рот ладошками, я сползла на пол и закричала в собственную ладонь. Лицо моего возлюбленного тонуло в крови. Его глаза заплыли. В них кипел жуткий страх.

* * *

– Слава?! Господи, Слава! – пошатнувшись, я задела рукой стоявший на тумбочке бокал с вином, тот упал, разлетевшись на сотню острых крупинок. Алая лужа побежала по светлому паркету. Жутко. Будто кровь. Такая же, как и на лице Славы. – Как так? Кто т-так тебя?

Наконец я ожила, бросилась Славе навстречу, потянула трясущиеся руки к его опухшему лицу и горько всхлипнула, не зная, что мне делать. Мамочки. Да на нем нет живого места. На ветровке тоже алые пятна крови. Он еле-еле стоит на ногах. Словно мумия. Или живая груша для битья.

Слава тоже ожил. Схватил меня за руку, резко и больно, дёрнул на себя, зашипел в ухо осипшим голосом:

– Собирай вещи, Алиса, надо бежать!

– Ч-что? Почему? Да что стряслось! Объясни мне?! – я застонала, попыталась вырваться из крепкого захвата, но мой парень рывком потащил меня в комнату. Он обезумел. Он не в себе. Как такое возможно?

– Нет времени на разговоры. Наша ж-жизнь в опасности! – его трясло, как во время сильной лихорадки. Слава толкнул меня на кровать, распахнул шкаф, вытащил оттуда мой старенький чемодан. Все его действия были быстрыми, грубыми. Швырнув чемодан на пол, он махом сгрёб в него все мои вещи с полки, просто кучей вывалил внутрь, скомкал, утрамбовал небрежно, как какой-то мусор. Застегнув молнию, он бросил чемодан за порог комнаты. На секунду выскочил в коридор и снова вернулся обратно с моим пуховиком в руках.

– Надевай, быстрей, прошу тебя, милая! Я потом всё расскажу, – практически разрыдался взахлёб. Он напуган до такой степени, что еле-еле владеет языком. Заикается, проглатывает слова. А я не знаю, что делать! Чем ему помочь? Как унять его боль? Надо бы аптечку захватить. Бедный, бедный мой Слава. Как же так вышло? Ты мне всю душу выкрутил наизнанку своими ссадинами. Любимый даже не заметил, как красиво я для него нарядилась. Это неимоверно сильно пугает.

– Подожди, я только аптечку возь…

Поздно. Он сам набросил на меня куртку, прямо на голое тело, поверх кружевного красного комплекта. Хорошо, хоть сапоги успела надеть, не то пришлось бы бежать на холод в летних туфлях. Одной рукой он схватил меня за локоть, другой – подхватил чемодан и вылетел на лестничную площадку, как будто за нами гнались черти из ада.

Я даже дверь не успела закрыть, свет выключить. По щекам хлещут слёзы. Мне страшно. Очень-очень страшно. Хуже дня быть не может. А как всё красиво начиналось. Кофе в постель, предложение руки и сердца на коленях… Я полдня кружилась по квартире, задыхаясь от счастья. Я думала, что самая счастливая девушка на планете. Сладкие грезы утонули в горьком болоте. Сюрприз испорчен. Наш романтический вечер сорван.

– Быстрей, Алиса, быстрей! Времени нет, они скоро будут здесь! Надо бежать! Я всё проиграл, всё! Все наши бабки, машину даже заложил! Что делать, не знаю! Они убьют нас. Убьют. Они звери, чудовища, нелюди! Боже, мне так паршиво, малыш. Я нас подвёл. Я и тебя подставил тоже.

– Не пойму ничего! Кто они? Проклятье, Слава! Что ты натворил? – я трясу головой, пытаюсь вникнуть в его слова. Как будто сон. Как будто кошмарное кино кругом. – Тебя избили, у тебя всё лицо в крови! Надо звонить в полицию!

– Поздно. Слишком поздно. Никто им не указ. Мы обречены.

Я еле-еле передвигаю ногами, еле-еле поспеваю за своим парнем, когда тот несётся вниз по лестнице, будто вот-вот – и дом рухнет на наши головы, как во время землетрясения, если мы не успеем вовремя выбраться наружу.

Счёт идёт на секунды. Слава распахивает передо мной дверь нашей старенькой «Тойоты», толкает меня внутрь, пристёгивая ремнём безопасности.

Пять секунд, он тоже оказывается в машине. Заводит мотор и срывается с места, выжимая газ до максимума.

* * *

– Осторожно! Мамочки! Сбавь скорость, мы разобьёмся!

Когда мы выехали на дорогу, минут через пять Слава ослабил нажим на педаль газа. У меня свистело в ушах. Кажется, будто вся жизнь пронеслась перед глазами. Чего мы боимся, от кого бежим? Бред какой-то! Может, Слава… нет! Не хочу об этом думать. Слава ведь не наркоман? Он ведь не подсел на иглу в том казино?

Ещё минут десять – и мы почти добрались до пригорода. Мой парень немного расслабился. Каждые десять секунд он лихорадочно бросал взгляд в зеркало заднего вида, нервно оглядывался по сторонам.

Я смотрела на него и не верила собственным глазам. Это не мой парень. Нет. Я его никогда не видела таким. Напуганным, ошарашенным, в то же время беспомощным, со страшными побоями на лице. Слава никогда не лез в драки, более того, он никогда не приходил домой пьяным. Я всегда считала Славу идеальным спутником жизни. Что с ним случилось? Во что он влез?

Надо срочно остановиться где-нибудь у обочины и обработать его раны.

– Теперь мы можем поговорить? Мы можем где-нибудь остановиться? Может, на заправке? Давай выпьем чаю и спокойно всё обсудим, в конце концов!

Он глянул на меня таким жёстким взглядом, что у меня дух перехватило. Я тут же замолчала, забившись в угол. Слава заговорил. Кажется, он немного успокоился. Теперь можно и пообщаться. Но его голос обрывался и дрожал.

– Я хотел купить тебе обручальное кольцо с бриллиантом. Я думал, отыграюсь… Мне везло. Поначалу мне так фартило, что я чувствовал себя грёбаным богом удачи. Я начал играть ещё дома, онлайн. Но потом узнал, что в реале можно сорвать бешеный куш. Неделя, две. Удача меня покинула. Это нереально злило. Я психовал. Я места себе не находил. Хотел отыграться! Парни Данте сказали, что это реально. Так бывает… За неделю я потратил все наши сбережения. Дело прогорело! А он… он пришел требовать долг.

– Стоп! Подожди! Что ты такое говоришь? Какие игры? Ты ведь работал там?

Я в шоке. Я рефлекторно схватилась за сердце. Там всё жгло и кипело от потрясения. Просто не верится. Мой любимый мне врал?

– Мне пришлось тебе так сказать, ты бы забраковала эту идею. Я знал, что ты не согласишься. Но мои друзья по интернету… у них всё получалось. Они присылали мне свои чеки с выигрышем, хвастались покупками телефонов, тачек. Один даже дом купил. А я чем хуже? Раз они могут, то и я тоже не промах. Я тоже хочу машину, тоже хочу новую квартиру. Лёгкие деньги, как они мне говорили. Ну кто, мать твою, не хочет легких денег?! – он со всей силы треснул кулаком по рулю.

– Чёрт возьми, Слава! Ты в своём уме? Ты что натворил?! – завизжав, я обхватила голову руками, начала раскачиваться, как маятник, вперёд-назад, вперёд-назад. Меня накрыло. До сих пор я держалась, как могла. Всё ясно. Его затянули в секту. О, кошмар! – Ты мне врал?

– Прости, киса, прости. Не реви! Молю, малыш, не надо слёз. И так херово.

– Отстань от меня. Не трогай… – я хныкала, сжималась в комок, мечтала просто раствориться в воздухе, чтобы навсегда прекратить чувствовать боль предательства.

Слава сбавил скорость, отвлёкся от дороги. Он выматерился шёпотом, наклонился ко мне, чтобы обнять, как вдруг что-то с силой ударило машину в бок. Слава едва успел выкрутить руль влево. Машину занесло как на льду, нас швырнуло на обочину. Ещё бы чуть-чуть – и автомобиль опрокинулся. В таких опасных ситуациях обычно говорят: «Вся жизнь пронеслась перед глазами». И это правда. Которую я, к сожалению, познала на себе в реальности.

Машина остановилась. Нам повезло, что мы не врезались в дерево, иначе единственная ценная вещь, которая у нас осталась, отправилась бы на кладбище металлолома. Несколько секунд мы сидели, будто мёртвые, ловили губами воздух и смотрели в одну точку. Я ничего не понимала. Что произошло? Авария? Мы кого-то сбили? Или это нас… хотели сбить.

– Жива? – любимый потянул ко мне дрожащую руку. Я прищурилась от яркого света, что внезапно ударил в боковое стекло. Последние три минуты моей жизни я проживала будто в замедленной съемке. Слава так и не успел ко мне прикоснуться. Двери автомобиля и с его, и с моей стороны резко распахнулись, будто их вырвал с креплением сам ураган. Нас вышвырнуло наружу.

– Ублюдок! Иди сюда!

– И ты тоже, сучка!

– Нет! Славаааа! – меня, будто невесомое облачко, грубым рывком вырвали из машины на улицу. Яркие фары огромного внедорожника лишили меня зрения. Я щурилась, пыталась отбиваться, бесполезно. Тот, кто на нас напал, был очень сильным. Их было двое. Две высокие тёмные фигуры, появление которых вызвало ледяной мандраж по всему телу. В воздухе запахло гарью. В этот день я узнала, как пахнет страх. Как и то, что ценнее жизни бывает лишь милосердие.

Когда мои глаза немного привыкли к яркому свету, а разум начал понемногу адаптироваться к ситуации, я услышала, как Слава жалобно закричал:

 

– Не трогайте девушку! Неееет! Отпустите её, она здесь ни при чем! Пожалуйста! Данте, пожалуйста!

Он рыдал как ребенок, его надорванные вопли, как ножи, рвали и рвали мою душу в клочья. А ещё он несколько раз кричал чье-то имя. Данте. Кто это? Кого он с таким рвением заклинает о пощаде со слезами на глазах? Это он? Тот ублюдок? Который разрушил наше счастье? Тот, кто сделал из моего любимого зависимого идиота?!

Они бросили нас на асфальт напротив огромного черного джипа, поставили на колени и застыли в ожидании чего-то. Холодные руки в кожаных перчатках больно давили шею. От нехватки воздуха перед глазами замаячили чёрные пятна. Так страшно, как сейчас, мне ещё никогда не было. От этого страха хотелось умереть. Быстрой смертью, а не корчиться в адских муках ожидания. Но время тянулось долго, будто судьба намерено издевалась над нами. Каждая секунда воспринималась мной словно удар кнута по нервам.

Дверь внедорожника распахнулась. На мокрый асфальт ступили блестящие ботинки из крокодильей кожи. Секунда. Эти ботинки с размаха зарядили в живот Славе. Мой парень согнулся пополам и закашлял. В ужасе я открыла рот и закричала во все лёгкие:

– Неееет!

– Замолкни! – здоровенная ручища в кожаной перчатке больно ударила меня по губам. По языку разлился терпкий металлический привкус крови. Незнакомец-амбал продолжал удерживать меня на коленях на грязном асфальте, как собаку, показывая ей место. Кажется, никто нам не поможет. Да и некому. Мы одни. Посреди дикого поля. За городом. Нам не вырваться. Не сбежать. Не обратить время вспять.

Сморгнув слёзы, я мысленно начала готовиться к самому худшему, как вдруг услышала холодный, как лёд, голос, что принадлежал тому мужчине в лощёных ботинках. Вероятно, он лидер банды.

– Мерзкая плешь! – рыкнул мафиози, схватив любимого за ворот ветровки. – Решил обвести меня вокруг пальца и смыться? Неудачник. Ты облажался. Ты забрал мои деньги, ты отнял у меня время. Меня это бесит! Знаешь, что я делаю с неудачниками? Рву их на части. Голыми руками.