Малой 3

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Малой 3
Малой 3
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 15,62  12,50 
Малой 3
Audio
Малой 3
Audiobook
Czyta Илья Кочетков
8,95 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Юрий Николаевич Москаленко

Владлен Вадимов

* * *

Пролог

Давно в столице Солии не было такой суеты. Чиновники носились по своим кабинетам так, будто от победы в забеге зависела их жизнь. Коммунальные службы Галии спешили навести идеальный порядок на улицах столицы, проверяя и ремонтируя всё то, до чего им не было дела. Неизвестно откуда изыскались кредиты на обновление фасадов зданий, ремонт дорожного покрытия, озеленения парков и мест отдыха горожан.

Но вот уж где кипела беспрерывная и самая интенсивная работа, так это в дворце князя Вигуса Светлейшего. Сам мэр Галии, господин Чар Тулон, лично пытался наладить ход работ в этом давно не посещаемом дворце.

Срочные перемены настигли не только Столицу. В космопорт завезли новое оборудование. Заменили старые, обветшалые конструкции и разогнали всех торговцев, которые давно буквально оккупировали здание порта.

Военный комендант гарнизона Галии охрип от криков, отдавая команды своим подчинённым. Он пытался вспомнить, как организовать торжественное построение в честь прибытия Высочайшего лица.

Не обошлось без чудес. Социальные службы Галии вспомнили о простых людях. Они обратились к жителям мегаполиса с просьбой перечислить все проблемы, требующие оперативного вмешательства городских служб. Нет вы только подумайте, они обратились с просьбой указать им на проблемы. То, что происходило потом, ввергло разумных Галии в шок, переходящий в панику. Все обозначенные проблемы оперативно разрешались, а недостатки устранялись. Люди начали перешёптываться, всё чаще звучало страшное слово война. В магазинах скупили все офицерские и солдатские пайки. Кое-кто и вовсе собирался покинуть планету. На всякий случай. Нашёлся идиот, который пустил слух о том, что в сторону их звёздной системы движутся ульи Архов. Паника грозила перерасти в беспорядки. Не дай звёзды, всё закончится заменой такого замечательного человека, как наш губернатор.

Преступные элементы, нищие, попрошайки и прочее отребье стали практически незаметны в повседневной жизни города. То ли они сами покинули город, то ли затаились. Горожан с низкой социальной ответственностью стали посещать опасные мысли. А не покончить ли с прошлой жизнью, и не стать ли добропорядочными гражданами? Начать, например, цветочки выращивать, ну или пойти воспитателем в детские учреждения.

Однако публичное выступление их замечательного губернатора, господина Кана Ливия, позволило прекратить волнения и не допустить беспорядков. Всё разъяснилось, ну почти всё. Оказывается, предстоит приём послов и прочих дипломатических работников из самых различных империй, республик и федераций. В связи с чем прибывает хозяин этой планеты, князь Вигус Светлейший.

Он уже четырнадцать лет проживал в Центральных мирах и практически никогда не вмешивался в дела этого мира. Ему было вполне достаточно того, что на его личные счета ежемесячно перечислялись значительные суммы, необходимые столь высокому лицу для подобающей светской жизни.

Все эти годы бессменных хозяином и руководителем всего и всея на планете Солия был славный и очень честный человек, губернатор Кан Ливий. Правда злые языки утверждали совершенно обратное. Однако все приличные люди этого чудного города, в основном чиновники и члены их семей, никогда не поддерживали клеветников и завистников.

В то время, как коммунальные, социальные и прочие службу Галии пытались успешно и быстро побороть многочисленные проблемы в городе, всемогущий губернатор готовился к встрече с верховной властью.

Представительский дворец губернатора снаружи был оформлен довольно скромно и даже аскетично, зато внутри всё выглядело роскошно и безумно дорого. Невольно закрадывались крамольные мысли. Откуда у нашего губернатора столько кредитов? Ведь по всем отчётам денег в казне Солии вечно не хватало на самые жизненно необходимые проекты. Но лучше опустим этот неловкий момент до лучших времен.

В «скромном» личном кабинете губернатор Кан Ливий принимал с докладом своего финансового помощника, господина Чуса Энера.

Сам господин Чус Энер, в отличии от своего прямого начальника не любил этот кабинет. Да и вообще он предпочитал деловую обстановку и придерживался минимализма. Помощник был болезненно худ, долговяз и абсолютно не воспринимал критику в свой адрес, естественно, кроме критики своего шефа.

Господин губернатор Кан Ливий имел незапоминающуюся внешность. Он был среднего роста, среднего веса, да и лицо у него было какое-то среднее. Единственное, что выбивалось из этого образа, так это глаза губернатора. Умные, внимательные и какие-то очень цепкие. Впрочем, он их искусно прятал за живыми линзами. Народу нужен понятный, простой, их губернатор.

– Чус, – произнёс губернатор, – что там с нашими активами?

Финансист моментально подобрался и начал свой доклад: – Финансовый аудит, проведённый моими лучшими сотрудниками в кратчайшие сроки, позволил избавить нашу бухгалтерию от возможных неприятностей.

– Не нашу, а вашу, – буркнул хозяин кабинета, беспардонно перебивая финансового советника.

– Да, конечно, господин губернатор, – моментально сориентировался тот. – Вы, как всегда, безусловно правы. В моей бухгалтерии. Так вот, все расходы подтверждены документально, все контрольные показатели указывают на Вашу вполне успешную работу на этой должности.

– Чус! Да знаю я, что ты ежедневно подчищаешь все ляпы своих чинуш. Ты не понял меня, я сейчас интересуюсь своими активами.

– Прошу прощения, – откликнулся последний, – совсем заработался. Ваши активы я берегу и преумножаю гораздо тщательнее других активов, вы же сами это знаете. Кстати, последние наши переводы увеличили Вашу капитализацию на семьсот миллионов кредитов, что составляет сорок два процента от оборота…

– Стой Чус, а что у нас по документам с финансированием сектора науки? Ты же помнишь, что там крутится очень много моих кредитов?

– Несомненно, господин губернатор. Документально подтверждено, что мы перечислили на счета университета Галии более пяти миллиардов кредитов. Предполагалось, что деньги они не получат. У нас есть определённая договоренность с известным Вам банком о блокировке перевода из-за якобы хищения вышеназванных сумм неизвестными хаккерами.

– С этими твоими хаккерами что?

– Мы нашли уже виновных в этом злодеянии, но, к сожалению, взять их живыми не удастся. Они попытаются удрать с планеты и наши доблестные силы безопасности уничтожат их при задержании.

– Это хорошо, – голос губернатора смягчился.

– Напомни мне потом наградить руководство службы безопасности за их доблестную службу на благо Империи. По нашим вопросам на сегодня всё. Иди, готовься к приезду князя. Придётся и ему что-нибудь подарить ценного, можно будет спихнуть ему тот неучтённый карит. Ладно, ты можешь идти работать, я сам над этим еще подумаю, – произнёс губернатор и устало прикрыл глаза. Он посидел ещё несколько минут в своём любимом кресле, обтянутом кожей реликтового животного, и через нейросеть приказал главе дипломатического ведомства зайти к нему для личного доклада.

– Господин губернатор, – из коммуникатора раздался голос секретаря. От неожиданности Кан Ливий едва не пролил коньяк, который он с таким наслаждением употреблял в минуты расслабления. – В приёмной уже третий час дожидается с докладом председатель учёного совета Солии. Ему можно войти?

– Давай, запускай его, – едва не выругавшись, зло ответил чиновник.

В роскошный кабинет, постоянно кланяясь вошёл посетитель.

– Господин губернатор! – начал говорить он прямо с порога. – Сложившиеся обстоятельства требуют принятия неотложных мер.

– Ну, что там у тебя опять случилось? – пробухтел губернатор. – Денег больше нет и ближайшее время точно не будет.

Он устало откинулся на спинку кресла и страдальчески закатил глаза.

– Нет-нет! – зачастил вошедший. – Вы неверно меня поняли, я к Вам совсем по другому вопросу.

– Так давай же, не тяни. Что там у тебя случилось такое, что ты не можешь решить сам? Вечно вы без меня ничего путного сделать не можете.

– Господин губернатор, мы зафиксировали повторное мощнейшее пси-излучение. Выброс пси-энергии произошёл одновременно на всей нашей планете. Это не поддающееся никаким научным объяснениям явление.

– Так что же ты от меня-то хочешь? – вспылил Кан Ливий. – Вы целой толпой профессоров объяснить ничего не можете, а мне предлагаете решать ваши проблемы. Я же по вашему настоянию подписал указ о создании этого вашего научного центра или как вы там его называете.

Вспотевший учёный почувствовал, что оставаться ему на своей должности придётся недолго.

– Уважаемый господин губернатор, Вы абсолютно правы, – забубнил бывший учёный, а ныне коммерсант от науки. – Безусловно, Вы правы, но у нас на планете нет псионов с рангами силы от А 3 и выше. Для работы с таким потоком пси-энергии нам необходим псион рангами гораздо выше. Например, ранга А+ или лучше всего ранга АА. Мы просто умоляем Вас! Господин губернатор, обратитесь, пожалуйста, в империю с просьбой прикомандировать к нам псиона указанной силы.

Тут уж губернатор не выдержал подобной наглости от какого-то учёного. Кан Ливий вскочил с кресла и начал орать на побледневшего просителя: – Вы что там, совсем обкололись, черви учёные? Да ты хоть сам представляешь ценность для империи псиона с такой силой. Это ты, старый маразматик, будешь работать за него! Разве нам грозят катастрофы или землетрясения? Да меня засмеют там, в империи, за такую панику! Ну, подумаешь, прошли эти твои волны. Что случилось-то? Никто не погиб, ничего не разрушено. Даже списать и то ничего не получится.

Потом Кан Ливий успокоился так же резко, как и возбудился, и, усевшись на своё место, заметил: – А вот тут ты действительно молодец, подсказал мне просто отличную идею. Так что там у тебя с этими пси-волнами?

 
* * *

Руководитель дипломатического департамента, господин Ролис Вин, слышал истеричные крики Кана Ливия и лихорадочно припоминал все грехи своего ведомства. Правда, чем дольше он думал, тем яснее понимал, что по большому счёту и грехов-то особо не было. Ведь не считать же грехом то, что строительством посольств и ведомств для вновь прибывающих дипломатов занимается фирма собственного сына? Да все и всегда так делают. Не сделай он так и приличное общество его просто не поймёт. Однако осознания того, что за ним нет ничего крамольного, пугало ещё больше.

Из кабинета губернатора быстро выбежал, смешно задирая ноги, председатель учёного совета Солии. Он вытирал пот цветастым носовым платком что-то бормотал про себя. Не замечая присутствующих в приёмной посетителей, учёный стремглав бросился к выходу. Он даже не подумал воспользоваться роскошно отделанным лифтом, а мгновенно спустился по широкой лестнице, покрытой лунивицкими коврами.

Такой забег учёного мужа вызвал тихую панику среди ожидающих в приёмной. Некоторые решили, что губернатор, наверное, сегодня не в духе и лучше отложить свой визит на более удобное время.

– Господин Ролис Вин, – ожила секретарь, достоинства которой были весьма выразительны, – Вас ждёт губернатор.

Главный дипломат Солии уже лихорадочно подыскивал серьёзный довод для отказа от встречи со всеми любимым губернатором, но мысль не успела оформиться, как секретарь повторно пригласила его в кабинет к шефу.

«Всё, это конец!» – мелькнула паническая мысль и дипломат с хмурым лицом и плотно сжатыми губами решительно шагнул в кабинет.

Против всех его ожиданий губернатор Кан Ливий оказался в прекрасном расположении духа и на лице его сияла не дежурная чиновничья улыбка, а почти человеческая эмоция.

– Господин губернатор, разрешите войти, – почти по-военному, чётко произнес Ролис Вин.

– А, Ролис! Заходи, конечно. Ты коньячку тяпнешь?

Только благодаря почти полувековой работе в дипломатической службе Ролис Вин не только смог устоять на ногах и не грохнуться в обморок, но даже сделал лицом улыбку номер три и шагнул к креслу для посетителей.

– С великим удовольствием, господин губернатор! – как всегда начал свою витиеватую дипломатическую речь чиновник. – Это большая честь не только для меня, но и для всего нашего ведомства! Мы все и в дальнейшем надеемся на…

– Ролис! – оборвал его губернатор. – Ну хоть в моём кабинете не начинай свои завывания? Меня от них уже тошнит.

Чиновник моментально сменил не только свою интонацию, но и обороты речи. Да и внешний вид его стал более человеческий.

– Господин Кан Ливий! Вы же сами прекрасно знаете, что такой коньяк можно выпить только у Вас. Глупцом, уж извините, я себя не считаю и с удовольствием выпью прекрасный выдержанный напиток.

Они молча посмаковали и медленно выпили весьма недешёвый напиток, и Кан Ливий, наконец-то, спросил: – Ты лучше скажи мне, по твоему дипломатическому ведомству ничего не изменилось в связи с массовым заездом дипломатов Содружества.

– Господин губернатор, мы построили новый квартал для дипломатических миссий, – начал чиновник. – Он абсолютно автономен. Так что можно считать его дипломатическим городком. Мы учли все пожелания наших будущих друзей, полностью оборудовали и оснастили поместья согласно их рекомендациям. Также мы учли физиологические особенности наших гостей. Всё проверено и перепроверено несколько раз. Всё в идеальном состоянии.

– Это очень хорошо, – задумчиво произнес губернатор. – Неужели именно планетарная пси-активность заставила их в весьма спешном порядке открывать свои посольства и миссии? Допускаю, что представители республики Минматар и Хакдан или федерации Нивэй и Галанте, повелись на эти штуки, но к нам собираются даже Сполоты! Я вот что думаю, в миссиях есть хоть один дипломат или там одни представители разведки, разбавленные учёными?

Выдержав необходимую протоколом паузу, глава дипломатического корпуса начал высказывать свои соображения: – По вашему указу, господин Кан Ливий, я провёл рабочее совещание с руководителем службы безопасности Солии, генералом Мином Толиром. По его заверениям получение информации по персонам, входящих в эти дипломатические представительства невозможно. По заверениям наших кураторов из центрального дипломатического аппарата Империи нам следует ожидать в гости не только наших коллег, но и представителей иных ведомств. Для более продуктивной работы мы просим Вас в экстренном порядке увеличить штат нашего ведомства как минимум в два раза. Это жизненно необходимо для всего нашего общества. Вы представляете, как возрастёт дипломатический статус Солии? Это привлечёт дополнительные инвестиции не только нашей Империи, но и иных лиц, чьи интересы будут представлять вновь прибывшие дипломатические сотрудники.

Кан Ливий предельно внимательно выслушал зажигательную речь своего подчинённого, немного подумал и наконец задумчиво произнёс: – Значит, у нас открываются весьма необычные перспективы, в том числе и финансовые. Это очень хорошо. Ты можешь идти, Ролис. Я доволен твоей службой.

* * *

Центральные миры. Цивилизация Сполотов. Название столичной планеты неизвестно.

Огромный овальный зал высшего круга посвящения сегодня был переполнен. Уже несколько столетий здесь не присутствовало столько разумных. Более пяти тысяч псионов ранга А и выше экстренно собрались, чтобы принять важное решение. В центре зала, над длинными рядами посвящённых разумных парил в воздухе Главный Координатор Круга.

– Посвящённые! – раздался голос Координатора. – Мы собрались, чтобы очно обсудить один сложный вопрос. В секторе влияния Империи Аратан дважды зафиксированы признаки пробуждения планеты. Самоназвание данной планеты – Солия. То, что мы ждали более двухсот тысяч лет, случилось.

Древние вернулись.

Глава 1. День находок и знакомств

В голове царил кавардак, мысли как мелкие насекомые разбегались и разлетались в разные стороны.

– Искин, – громко проговорил я.

– СЛУШАЮ ВАС, ГОСПОДИН МАЛОЙ, – прогремел механический голос.

– Ты не мог бы говорить потише и сменить тембр? – вновь обратился я к невидимому собеседнику.

– ПРОВОЖУ КАЛИБРОВКУ. ПРОШУ ВАС ОСТАНОВИТЬСЯ НА ПРИЕМЛИМОМ ВАРИАНТЕ, – ответил мне Искин.

Затем мы перебирали варианты его речи и в конце концов я согласился на негромкий голос подростка мужского пола.

– Искин, где ты находишься? Мы с мастером Лиром весь дом обследовали, а тебя не нашли?

– Я нахожусь в скрытом помещении на минус втором этаже. Доступ ко мне имеют исключительно собственники дома. Согласно принятому решению Совета поселения, данное домовладение вместе со всем имуществом необходимыми допусками передано разумным Куиму, Агалу и господину Малому. Для остальных допуск к минус второму этажу заблокирован.

– Вот это да! – воскликнул я. – Оказывается у нас есть ещё минус второй этаж. Однако на плане владений такого этажа нет. Искин, а как посмотреть, что там находиться?

– Господин Малой, спуститесь на минус первый этаж в техническую мастерскую. Я настрою систему идентификации для Вашего допуска и разблокирую вход.

– Искин, у меня к тебе просьба, зови меня просто, Малой. Не надо никаких господинов.

– Принято, Малой.

Я спустился в мастерскую и стал ждать дальнейших указаний.

– Малой, желательно предоставить мне допуск к Вашему коммуникатору. После обмена кодами безопасности я смогу в любое время связываться с Вами и выполнять Ваши указания.

Искин подсказал мне, за какой фальшьпанелью находится скрытая дверь. Я получил доступ, и тяжёлая бронированная дверь медленно отъехала в сторону. Вниз вела не обычная лестница, а ровный спуск под уклон. Шагов через двадцать я оказался в огромном освещённом зале. Он был заставлен самой разной техникой и аппаратурой.

– Искин, рассказывай, что тут у нас находится.

– Минус второй этаж построен предыдущим владельцем здания, без оповещения и согласования с управлением Совета Винзура, – ответил мне искин. – Находящееся здесь оборудование обеспечивается энергией от персонального реактора, расположенного на минус первом этаже.

– Это как раз понятно, – перебил я Искин. – Для чего именно предыдущий владелец построил и оборудовал эту комнату?

– Предыдущий владелец, господин Лоск, был доктором. Здесь он проводил различные операции и ставил медицинские опыты.

– Понятненько, – протянул разочарованно я. – Значит мне уж точно здесь ничего не понадобится. Кстати, а что конкретно тут находится?

– В данном лабораторном помещении размещены медицинская, регенерационная, обучающая, диагностическая и хирургическая капсула, – ответил мне искин.

– Ну, в принципе мне всё понятно. Давай вернёмся наверх, – фыркнул я и вприпрыжку побежал на «нормальный» технический этаж.

Я выбежал из тайной лаборатории, дверь за мной тяжело захлопнулась. Кое-что вспомнив, я обратился к искину: – А на тебя то я так и не посмотрел.

– Малой, я встроен в техническую нишу напротив входа. Если Вы желаете, можно вернуться обратно и вы увидите меня.

– Да нет уж, – заявил я, – что-то мне не по себе в этой комнате. Как-будто непонятные воспоминания и страхи. Звёзды с ней. Ты лучше скажи мне вот что. После того как я сегодня утром вернулся в дом, ты больше никого в нём из разумных не видел?

– Нет, Вы были в доме один. Посторонних не зафиксировано.

Это хорошо, подумал я. Значит присутствие в доме Каримы осталось незамеченным.

– Искин, есть ли что-нибудь ещё не замеченное мною в доме?

– Была предпринята попытка вскрытия Вашего сейфа разумными Умо Ривом и Рибусом. Так как ранее им был присвоен статус «гость» я выполнил Вашу директиву и не уничтожил данных разумных. Многократные повторные попытки вскрыть сейф с помощью различных технических средств я блокировал.

Я похолодел от страха. Искин так спокойно рассказал о том, что не стал уничтожать моих гостей! Так не пойдёт, надо что-то исправить.

– Искин, – быстро и громко проговорил я, – все разумные, в статусе «гость» не подлежат уничтожению ни при каких условиях. Это тебе понятно?

– Невозможно выполнить введённую Вами директиву, – холодно проговорил искин, – в случае прямой угрозы жизни и здоровью Агала, Куима и Малого я обязан обезвредить нападающих. Это базовая установка, которую нельзя отменить.

Я стал лихорадочно подыскивать выход из этого нелепого положения: – Искин, их ведь не обязательно в буквальном смысле уничтожать? У тебя наверняка есть возможность использовать станер или шокер!

Мой невидимый охранник несколько секунд молчал, но затем выдал: – Ваша директива не изменяет базовую, поэтому имеется возможность её исполнения.

– Вот и отлично, – вздохнул я с огромным облегчением. – А то полезут гости в бар за угощением, а ты их бац и в пепел.

– Искин, раз у нас пошёл такой разговор, какие директивы у тебя ещё остались?

– Контроль всего движимого и недвижимого имущества собственников. Охрана и защита Вашей собственности, а также контроль за работоспособностью всех систем усадьбы.

– Ага, понятно. А дроидами уборщиками или подзарядкой глайдера ты тоже занимаешься?

– Да, это входит в регламент контроля за имуществом, – обозначил свою позицию Искин.

– Ну, тогда поставь на зарядку наш глайдер, а то вдруг мастер Лир внезапно захочет вспомнить своё детство и устроить гонки.

– В данный момент изотопные батареи заполнены на семьдесят три процента, до окончания полной заливки осталось один час двадцать три минуты.

– А вот что ещё я вспомнил, – встрепенулся я, – скажи искин, а я могу посмотреть, что находится в сейфе?

– Да. Открываю сейф, Вы можете пройти к нему.

Я устремился к сейфу. Всё же, что бы там не говорил мастер Лир, мне до мурашек было интересно, что находится в сейфе. Когда я подошёл к нему Искин неожиданно произнёс: – Приложите ладонь руки к сейфовому замку для дальнейшей идентификации.

Только я прикоснулся к панели этого огромного сейфа, как меня довольно чувствительно кольнуло в руку, и я её испуганно отдёрнул.

– Искин, – нервно крикнул я, – меня там что-то укололо!

– Взят образец ДНК. Вы идентифицированы как пользователь, – невозмутимо ответила мне эта железяка.

– Предупреждать надо, – пробурчал я. – Ну что, сейф уже можно открывать?

– Сейф открыт, Малой.

Я с силой потянул на себя тяжёлую бронированную дверцу, но она неожиданно легко и плавно распахнулась. Сам сейф был чуть больше меня в высоту и практически квадратным. Внутри него имелось множество полочек и отдельных отсеков для хранения. Все они были почти полностью забиты. Я решил рассмотреть, что там хранилось, и начал с самых крупных вещей.

Первой находкой оказалась укороченная импульсная винтовка. Она была очень навороченная с целой кучей различных приспособлений. Так, с этим разберёмся чуть позже. Следующим шёл бластер, также незнакомой мне конструкции. На второй полке находилось несколько заблокированных планшетов, некоторые имели терминал. Немного в стороне лежал наручный искин с логотипом империи Галанте. Вот это уже очень интересненько.

 

По подсказке моего домашнего Искина я определил следующую находку. Это был компактный, переносной глушитель нейросетей.

– Малой, – прорезался голос Искина, – данный аппарат запрещён для использования гражданами империи. Для его легального применения необходим очень высокий рейтинг и разрешение службы безопасности. Рекомендую сдать его представителю администрации Империи в нашем регионе, господину Умо Риву.

– Ну, нельзя так нельзя, – пробурчал я, – не больно он мне и нужен.

В отдельном отсеке лежал свёрток с комбезом, который очень странно выглядел. Причём сам комбез был новый в заводской упаковке.

И на самой верхней полочке, закрытой отдельным кодом допуска, находились информационные кристаллы, пластинки с базами знаний и целая россыпь банковских чипов. Я решил позже изучить информацию на этих носителях. Ведь наверняка многие из этих чипов, а может быть и все были заблокированы.

Да, забыл упомянуть о самой крупной и самой неинтересной своей находке. В самом низу сейфа лежали бруски неизвестного мне металла голубоватого цвета. Я взял один из этих брусков в руки, вернее попытался взять, но не смог оторвать его от полки. Видимо, при размере с мой кулак весил брусок достаточно много. Странно. Лучше потом спрошу о этих брусках господина Умо.

Я сложил обратно в сейф все вещи и захлопнул его. Кстати, что-то долго никого нет. Они что, совсем обо мне забыли? Ну если забыли, то напомню о себе. Я выпил стакан воды, а то что-то в горле пересохло, и пешком направился в бар «Одиночка».

В баре царило явное оживление. Обычно в это время тут довольно-таки мало разумных. Видимо у людей был повод собраться здесь в послеобеденное время. Кто, как не бармен лучше всех знает, что случилось. Поэтому я сразу двинулся к нему. Видимо сегодня был день чудес. Жуман ничем не занимался. Он не обслуживал клиентов, не переливал свои напитки из одной тары в другую и даже не протирал бокалы, бесконечно добиваясь их чистоты. Он просто пялился во все глаза на прибывающих людей.

– Э, господин Жуман, – я всё-таки решился прервать его созерцание. – Скажите, а что это у вас сегодня происходит?

– Эх, Малой, – печально и несколько растерянно буркнул бармен, – сейчас меня беспокоят только вопроса: – куда бежать и где скрываться.

Жуман вновь вздохнул, да так, что все салфетки, лежащие перед ним на стойке, вмиг слетели вниз.

– У нас большие неприятности? – осторожно поинтересовался я. Заодно я пытался вспомнить, насколько хорошо охраняется мой дом.

– Ты называешь это просто неприятностями, – живо вскинулся бармен и принялся с яростью протирать свои любимые бокалы. – У нас не неприятности, малыш, у нас катастрофа.

Я начал оглядываться по сторонам, но никаких признаков катастрофы не обнаружил: – А что конкретно-то произошло? – спросил я унывающего мастера тарелок и стаканов.

– Вернулась семьи господина Умо, – продолжил он. – Нет, я ничего не имею против тихой и обаятельной жены нашего шефа, госпожи Лораны, и уж, не дай звёзды, против этих «удивительных» деток Лины и Рона. Но знай, мой юный любитель вкусных напитков, что спокойная жизнь в баре «Одиночка» подошла к концу.

Я совсем запутался в объяснениях нашего славного бармена. И всё же решил осторожно так уточнить, катастрофа уже наступила?

– Господин Жуман, я совершенно не вижу причины для паники, – убеждённо поведал я. – Ну приехала семья господина Умо, так это же хорошо.

– Наверное хорошо, – эхом повторил бармен. При этом всем своим видом он демонстрировал обратное. Жуман оторвался от своих бокалов, пристально на меня посмотрел и наконец уточнил: – Ты понимаешь, Малой, когда детки господина Умо собираются вместе, начинается жуткий кавардак. Они начинают активные игры в войну, берут в «плен» всех работников нашего бара и ведут нас на допрос. А наш добрый хозяин только смеётся и радуется тому, как резвятся его «малыши».

Жуман решился побольше рассказать мне о детских играх.

– Допрос, это ещё ничего, – пояснил он. – Есть вещи гораздо хуже простых «пыток». Например, выслеживание среди нас вражеского агента.

Бармен замолчал и огляделся с подозрением. Видимо, он тоже не раз был пойманным шпионом. Пальцы его стали дёргаться, и он тихо продолжил: – А ещё есть игры в подрывников-минёров. Тут уж каждый сам за себя.

Хотя рассказ доблестного шпиона Жумана заставил меня насторожиться, я всё-таки набрался решимости и решил поздороваться к этим монстрам чудесным детишкам. Но сделать это было весьма непросто. Доступ к своим родным и близким полностью перекрывал господин Умо. Он обнимал их всех по очереди и что-то с чувством рассказывал.

Не доходя до них пары шагов, я остановился и неуверенным голосом произнёс: – Добрый день, госпожа Лорана.

Потом я перевёл свой взгляд на двух ребят, чуть постарше меня, и поздоровался с ними: – Очень приятно с вами познакомится, Лина и Рон.

Умо, с неохотой отстранился от своих близких, повернулся ко мне и на его лице появилась улыбка. – Дорогая, – обратился он к жене, – позволь представить тебе самого замечательного техника и просто прекрасного человека. Малой. Именно он и его старшие друзья предупредили нас о возможном бедствии в Винзуре.

Невысокая, довольно упитанная женщина средних лет с живыми и добрыми глазами улыбнулась мне. Улыбка была так заразительна, что я поневоле начал улыбаться ей в ответ.

– Так вот ты какой, спаситель нашего посёлка, – мягко, нараспев произнесла она. – Настоящий герой. Благодарю тебя, малыш, за то, что мы можем обнимать и целовать нашего живого папу. Вот, Лина, посмотри какой хороший мальчик! Я сразу вижу, что из него вырастет прекрасный муж.

– Вот уж! – фыркнула от возмущения рыженькая девочка и конопушки на её лице стали ярче. – Подумаешь, предупредил он. Так что теперь, его сразу в мужья брать?

Умо и Лорана залились смехом, причём владелец бара смеялся так, что его гогот наверняка было слышно за сотню шагов. Госпожа Лорана посмеивалась звонко, с переливами.

– Ну, Малой, с дочкой ты уже познакомился, – как-то хитро сощурился Умо, – а теперь давай знакомится с моим сыном Роном.

Стоящий напротив меня мальчик был всего на несколько лет меня старше, вёл он себя сдержанно и солидно.

– Добрый день, Малой, – по-взрослому поздоровался он. – Очень приятно познакомится с тобой, надеюсь, мы с тобой подружимся. Я покажу тебе, во что мы тут с сестрой играем. Будем рады принять тебя в свою команду.

В эту секунду за стойкой бара на пол упали бокалы и разбились вдребезги.

– Жуман! Ты чего это сегодня такой неаккуратный? – обернулся на звон разбитых бокалов хозяин бара, – или ты это от радости?

Бармен как-то странно сморщился и ответил хозяину бара: – Да-да господин Умо. Это я от радости такой неуклюжий. Произносил эти фразы бедный бармен, глядя только на детишек Умо. Искренней радости от такой долгожданной встречи я почему-то не почувствовал.

– Я, конечно, тоже очень рад, но всё-таки не стоит от излишка чувств бить посуду, – подвёл итог наш великан.

Потом он повернулся ко мне и сказал уже серьёзно: – Малой, только что узнал. Завтра утром в Винзур приезжают твои старики. Они очень озабочены последними событиями в нашей столице. Да и мне необходимо с ними серьёзно поговорить.

– Хорошо, – задумчиво протянул я, – тогда буду их ждать.

Я присел за крайний столик и решил тщательно обдумать как лучше встретить моих учителей.

– Малой, – неожиданно прозвучало в моей голове. – Не вертись, а то ты так смешно со стороны выглядишь! – голос хихикнул. Я узнал его, это был голос Каримы.

– Солия, – ты меня испугала, – пробормотал я. – Где ты? Я тебя не вижу.

– Ай как невежливо, Малой, напоминать девушке о её возрасте, – моментально ответила она. – Уж лучше называй меня как раньше, Каримой. Кстати, теперь я могу общаться с тобой ментально или ты забыл? И можешь не шептать себе под нос. Просто думай о том, что ты хочешь мне сказать.