Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома

Tekst
12
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома
Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 18,09  14,47 
Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома
Audio
Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома
Audiobook
Czyta Сергей Ларионов
8,61 
Szczegóły
Берсерк забытого клана. Тернии Великого Разлома
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог о страшных известиях…

Чукча, зараза усатая и магическая, на мой зов не объявился. Ума не приложу, чем его фамильярство так занято, что на конкретный призыв хозяина не реагирует. Не подействовали ни заверения о убавлении количества лап, ни увещевания о завязанных на узел усах.

Да и ну его! Приползё… Блин! Прителепортируется или материализуется, когда ему самому приспичит.

Ну-у, а пока что… Н-да!

А пока что, я принимаю запоздалые водные процедуры и проматываю в памяти наиболее важные моменты общения с великородными папашами. Князьями, попутно являющимися главами самых мощных и несокрушимых кланов Империи Руссии. Во, как замысловато я завернул с характеристикой недавних высокопоставленных делегатов…

М-м-м… Слегка отвлёкся. Итак, какие выводы можно сделать из достаточно продолжительного общения с родителями девчат? Да, собственно, очень простые!

И где, кстати, мочалка? А-а-а! Вот же она! Понастроят, понимаешь ли, ванных комнат… Млин! А где вешалка для принадлежностей?

Я протянул руку к краю новомодного умывальника, воспроизведённого Калигулой с моих слов. Взял обалденную вещь, висевшую прямо на нём, сотворённую из натуральных волокон какого-то там растения, и занялся помывочными процедурами.

Хм-м… А вот раковина у Элементаля вышла приличной, но очень смелой. Это практически так же, как смастрячить эту раковину по образу и подобию, почерпнутому из рассказов о обитателях морских пучин допалеозойского периода Земли, и скорректированному бурной фантазией магического мастера. Да и раковин в то время ещё небыло, к слову. Моллюски или амёбы с инфузориями, вроде как, одни обитали… Или я опять что-то путаю… Не суть.

Итак… Я правильно разыграл свою партию по первоначальному оглашению придуманной легенды с похищением высочества и девчат.

Перво-наперво, я напустил тумана таинственности. Поведал о своём бессилии в противостоянии неким коварным злоумышленникам, что вероломно воспользовались древними свитками порталов для изъятия монаршего сына.

Затем я самоотверженно и правдоподобно отстоял свою полную непричастность к этому делу, и напомнил о кровожадном волке-полудемоне, что хранит магические переходы…

Потом я презентовал камень памяти, чудом переданный мне своей невестой Полиной Николаевной. Следуя сюжету невероятной истории, моя суженная изловчилась и сумела-таки передать трепетное послание мне, своему избраннику на пост мужа.

В видео-послании демонстрировались сплочённость и самоотверженность Марфы Шуйской с Роксаной Демидовой в совместном преодолении трудностей, выпавших на долю Ивана Петровича Годунова. Антураж с саркофагом в главной роли помог, дополнив сюжет как нельзя лучше.

Папаши задумались и проявили предсказуемое сочувствие к горемыкам, оказавшимся чёрт знает где. А я дал им слово вернуться в земли Захребетья и всех найти, ну и спасти. Ведь мой отпуск прервался самым пренеприятным образом, и я, будучи отважным разведчиком в стане врагов, просто обязан продолжить нелёгкую службу.

Естественно, что к моим разведывательным поручениям от Верховного Протектората и Армии Магов-вольников прибавился пунктик по спасению суженной, это в первую очередь, а заодно и монаршего сына с девушками.

А как следствие своей виртуозной проработки преддверия легендироания – я получил всевозможные заверения о поддержке со стороны глав Великих Кланов.

Клан Гор и Ллойд окажут мне всяческое содействие, коли нужда в таковом замаячит на горизонте тремя парусами надежды на спасение высочества с девочками. И даже Клан Роммель, возглавляемый Голицыным Фёдором Фёдоровичем встанет с ними по одну сторону… Или плечами к плечам…

Надеюсь, что и Трубецкие уймут свои аппетиты по отношению к оружейным мануфактурам Потёмкиных, точнее – олигархи-барыги бизнеса государственного масштаба приступят к возврату на место цен на необходимые артефакты.

«А когда я разыщу ваших дочерей и Полину с его высочеством, тогда мы и вернёмся к разговору по заключению союза, альянса или коалиции – на выбор!» – подвёл я итог переговоров с властными вельможами, и мы распрощались.

Просто гордость за себя распирает грудь, а вот шампуня пока нет.

Ну это легко будет поправить, придумав натуральный ароматизатор для жидкого мыла. Его, жидкое мыло, можно из того самого щёлока выделывать, торговать которым мне теперь разрешено. Но это так – попутные мелочи по продолжению дела со своим обогащением к пенсии.

Докупавшись в ванной, я неспешно оделся и проконтролировал своё отражение в зеркале. Другое дело! Чисто выбрит, опрятен, волосы чисты и причёсаны намекая на необходимость постричься. Но это позже. Зима же на дворе…

Сейчас мне предстоит разобраться с методом возвращения в Захребетье, вместе с высочеством, девчонками, Сэрами Рафаэлями, будущими баронессами, Братаном с собачками и артефактом. Вжичара сам меня найдёт, а про волчару-полудемона, охранника переходов, я стараюсь вовсе не думать.

Оставлять саркофаг с Державой и останками Рюрика, на поверку не очень Мирного, в вотчине Артура, в Ставрополе, – идея хорошая, но бесперспективная. А вдруг мне его открыть приспичит. Ведь все секреты сводятся к моим Стихийницам, несущим нелёгкую службу в Одиноком Бастионе, скрывающим под своими стенами знаменитую Спираль Вечности. Посему, пускай этот древнейший артефакт будет ближе к моим магическим отмычкам.

Один факт во всей этой истории с нечаянным отпуском в Ставрополь меня настораживает и печалит. Это зарождение непонятных взаимоотношений Полины с Иваном. По уму если, то надо набить морду высочеству и высказать веские аргументы к разрыву отношений с графиней-изменницей. Однако!

Однако, я понятия не имею, как действовать в этом случае, соблюдая правила общения и аристократические устои высокосветского населения Руссии. Да и не ловил я их за вольностями на прогулках по саду Артура. Да и статус Ивана высок до непозволительности.

Н-да уж… Вдруг меня четвертуют или посадят на острую оглоблю за конкретные мужские разборки с высочеством? Кто их знает, этих аристократов с их манерами! Но делать что-то нужно, и это – аксиома по определению.

А самое интересное то, что меня абсолютно перестало волновать моё влипание в ситуацию с интригами власть имущих. И это на фоне того, что я никак не планировал ввязываться в конфликты этакого рода, а мечтал жить в своё удовольствие, пожиная плоды знаний о своём покинутом мире.

Это сколько же роялей можно откопать, если уделить внимание всем тем мелочам, которые я имел в современном и технически развитом обществе? Да уйму! Но…

Но судьба придерживается совершенно иных законов. Наверное, это правильно и никак не исправить.

Ладно. Харе голову рушить массами неразрешённых вопросов. Мне пора выходить к людям и доносить выдержки из сырого плана общего исчезновения.

Спустившись на первый этаж дома антиквара, я миновал торговый зал лавки и проследовал родным коридором до комнаты общих собраний. Вполне логично, что все основные действующие лица соберутся именно там. Чай можно попить, перекусить и вообще.

Войдя, я окинул помещение испытующим взглядом и удостоверился в правильности своих логических измышлений. Все заговорщики собрались вместе и ждут от меня исчерпывающих пояснений о наипервейших этапах плана действий.

– Феликс, может быть чайку, после баньки? – проявила заботу наша амазонка Скарлет, совершенно искренне, что не свойственно этой строптивой сестричке Полины.

– Угу… После принятия ванной, это если сказать точнее, – я поправил её с подчёркнутым дружелюбием. – Не откажусь, – я обратил внимание на нехитрые сооружения из колбасы и хлеба, уложенные в изящную плетёную тарелку. – О-о! Скарлет – ты делаешь успехи в приготовлении бутеров! Толщина кусочков уже близится к нормальной, почти совершенной! – я проявил внимание к заботливой девушке, смотрящей на меня парой глаз Полины Николаевны – прямо копия сестрёнки.

– Благодарю, – она улыбнулась словно скромница-студентка при первом поцелуе и занялась наполнением чашки для меня.

– Что дальше, Феликс Игоревич? – высочество Иван задал тот самый вопрос, который вертится у всех в голове.

– Дальше – всё по нашей легенде, – я создал выражение мудреца, или вождя революционеров перед штурмом Зимнего вместе со взятием французской Бастилии. – Артур, скажите, а у вас в закромах остался хоть один из легендарных портальных свитков, способный вернуть нас на прежнее место. В Малахитовый Город, если быть точнее, – я счёл правильным перейти сразу к делу.

– Э-мм… – хозяин дома прикрыл глаза и коснулся пальцем виска.

– Пока Князь Шереметьев виртуально перелопачивает свои тайники, я оглашу для вас, господа и дамы, несколько общих вводных, а по возможности, я дам и краткие пояснения к ним, – продолжил я, не дожидаясь результатов умственных изысканий антиквара. – Кстати, Сэр Рафаэль, это и ваших закромов касается… М-м… Да, нам понадобятся ваши молотые зубы с костями, – я вспомнил и про белый порошок. – Нет, не конкретно из ваших зубов и костей, – я среагировал на замешательство тёмного магистра. – А из костей демонов-гарпий, вперемешку с дроблёными зубами злыдней окаянных, – мне удалось развеять смятение Рафаэля и заставить его облегчённо выдохнуть.

Марфа с Роксанкой поначалу округлили глаза, но сразу вернули им привычные очертания. Они точно поняли о какой белёсой субстанции я завёл речь. Наверное, их в Академии Боевых Рун знакомили со столь своеобразным магическим ингредиентом.

Рафаэль моментально достал заветный мешочек и деловито взвесил его на руке.

– Должно хватить на ещё один переход, а может и на два, – он огласил результат проверки. – Но, Феликс, позволь спросить – а зачем нам возвращаться в Малахитовый Город Запертых Душ? В последний раз там Серая Мгла буйство устраивала. Куда безопаснее выбрать Северный Замок, ведь там и дружина из боевых магов… Смотритель Сэр Моисей, Сэр Соломон… Защита – что надо…

 

– Да хотя-бы и для того, чтобы вернуть саркофаг Рюрика Мирного на своё прежнее место, – я перебил поток его веских доводов по выбору места перемещения. – Или в Северном Замке люди обрадуются столь опасному артефакту, за которым ведётся непрерывная охота со всех сторон? Я, например, считаю, что история вокруг наследия Сквайров Бейли возникла именно на этой почве. Или вы позабыли про происки некоего барона, пресловутого Вальтера Шеффилда, его милости и благородия, со своим приспешником виконтом Фаустом Макнамарой? – я сделал многозначительную паузу в изложении. – Нет уж! – грубовато резанул я. – Пусть стоит себе под дубом среди скал в недосягаемости. Яки оно и было, – тут я поставил ударение на «о», намеренно портя произношение.

– А что с нашей легендой? – высочество Иван благоразумно перевёл разговор с нервной темы, грозящей перерасти в эмоциональный брифинг на повышенных тонах.

– А что с легендой? – развёл я руками. – Всё очень просто! У меня наметились позитивные взаимоотношения с некими вельможами Верхнего Ляпина. Я там слыву деловым человеком и уже заочно знаком с Маркизом Авраамом Роттердамом! На минуточку, с целым префектом, его сиятельством. Также, я заслужил покровительство Шевалье Розенберга своими щедрыми вложениями золотом в рост. Это его милость – первый советник главы города, а заодно и глава Земского Приказа. Естественно, что вы будете моими помощниками, деловыми партнёрами, или боевыми магами-вольниками из моей команды. И да, ваше высочество, – я пристально взглянул в глаза Годунова младшего. – О своём истинном статусе наследника монарха – вам придётся на время забыть. На крайний случай – я вас всех назначу промоутерами! – ляпнул я и широко улыбнулся от такого оригинального решения.

Я чуть-чуть не расхохотался, представляя в уме абсурдную картину, в которой я наряжу княжон и высочество в чебуреки с пельменями, а потом и заставлю их рекламировать свои заведения общепита.

– А что это за чин такой – промоутер? – забеспокоился Иван.

– Это пока не важно, так как может и не понадобиться. Остановимся на боевых магах-вольниках, – уклонился я от детальной расшифровки. – Кстати, вот с боевыми возможностями девушек я частично знаком. Однажды мы вместе с ними состязались с кровожадным демоном-вепрем на дне рождения. А вы, или ты, Иван Петрович, какой стихии отдали предпочтение… Эм-м, в смысле магических знаний и умений?

Все сосредоточили взоры на высочестве, ожидая от Годунова младшего высочайшего откровения на важнейшую из тем этого параллельного или перпендикулярного из возможных миров.

А сам звезда ожидаемого ответа почему-то стушевался, однако быстро взял себя в руки.

– Мне импонирует магия жизни! – ораторствовал Годунов и горделиво вскинул голову. – Особенно, когда речь идёт о неодушевлённых проявлениях этого загадочного направления в рунных вязях! – добавил он и все прониклись таким ответом.

Я совершенно не понял, какой боевой смысл вложен в это краткое и исчерпывающее объяснение.

Пришлось тут же напрячь свою память и припомнить, как орудовала Марфа плетью Демона, что я вручил ей в честь дня рождения. Потом я воссоздал образ Элеоноры Врангель, занимающуюся врачеванием по пути в местную армию, и Серафиму Саровскую не забыл… Вроде ничего так, хотя у них, вроде, другие магические направления. Да и Василиса кустарником прорастила негодяев в родной деревушке.

В итоге своей безудержной мыслительной деятельности мне захотелось слегка поострить…

– Мощно! – уверенно заявил я, хмуря брови и воссоздавая героический профиль Александра Македонского или Юлия Цезаря со старинной монеты, стараясь изо всех сил не засмеяться, конечно же. – А если что, то вы, ваше высочество, быстренько шиповник посадите, и все злоумышленники обколются вусмерть! – довершил я, уже ничуть не скрывая юмористического настроения.

Вначале на меня молча смотрели, однако позитивный настрой возымел правильное действие.

Вся компания заулыбалась, включая отважного ростителя колючек, а спустя мгновение комнату наполнил задорный смех.

– Ну, хоть какая-то разрядка! – я поддержал правильное толкование своего высказывания.

– Кажется, у меня есть нужный вам свиток! – изрёк Артур, воздав вверх указательный палец. – Погодите минуточку, – добавил антиквар и поднявшись со своего места вышел из общей комнаты.

– Как-будто кто-то собирается отсюда уходить, – недоуменно пожала плечами Полина. – П-фф! Уж точно дождёмся.

А буквально через минуту из соседней комнаты послышался звук рухнувшей мебели, типа серванта, и раздалось отчётливое ругательство. Затем всё стихло и в комнату вошли сразу двое.

Это довольный Артур, держащий в руках заветный рулончик древнего пергамента, и Тимоха, который потрясает образцом местной прессы….

«Что-то стряслось!» – именно это проорало мне моё сердце. Ну или душа… Ну… Или то, чем наградила меня Зелёненькая Фурия на качельках…

Глава 1. Аccende intus stupam tuam, iaculis in lacus! Что означает: «полощите личные простыни в своём пруду!»

Видок у бывшего ватажника беспризорников, а ныне бригадира подручных строителей в моих правобережных владениях, совершенно не блещет счастливыми нотками. Напротив – он очень расстроен и близок к панике.

То, что мой мелкий товарищ в курсе событий секретной истории с молодым монархом и княжнами – я нисколько не сомневаюсь, и не удивляюсь этому факту. У него ведь складываются некие дружеские взаимоотношения с Наденькой Бестужевой-Татищевой, а она всё про всех знает.

– Тимка, перестань хватать воздух, словно рыба, выброшенная на берег! Давай, выдохни, соберись и скажи, что случилось, – я проявил внимание к мелкому другу.

– Фу-у-х! – Тимоха последовал моему совету. – Вот, баре, поглядите-ка, что делается на белом свете! – выдал он, не скрывая тревожных ноток в голосе.

Мелкий протянул мне местную газету, а я перенаправил её Годунову.

Просто я всё ещё испытываю затруднения при чтении из-за старого алфавита, изобилующего лишними буквами.

Высочество пробежался взглядом по заголовкам, вчитался в текст и изменился в лице. Иван впал в ступор, уставившись в пространство перед собой и стал белым обелиском. Что-то явно произошло.

Печатный глашатай местных новостей выпал из его рук, но до пола долететь не успел, будучи подхваченным Полиной Николаевной.

Одиозная графиня без особого труда отыскала нужную статью и углубилась в чтение. Однако, её реакция превзошла мои ожидания, явив полную противоположность реакции монаршего сына. Потёмкина обозлилась.

Я же, как и все остальные, предпочёл выдержать короткую паузу, перед прояснением сути прочитанных новостей…

– Кто из вас заговорит первым? – спросил я абсолютно серьёзно. – Поль, давай лучше ты, – мне пришлось сделать срочное уточнение, беря во внимание не совсем адекватное состояние Ивана Годунова. – Итак? – я скрестил руки на груди и, закинув ногу на ногу, откинулся на спинку стула.

Полина сжала прекрасные губки в тонкую полоску олицетворения гнева, став той самой стервочкой, какую я помню по паровозным приключениям. Взгляд её сделался колким, а Скарлет кивнула своим мыслям. Наверное, амазонка из Захребетья провела некую параллель меж собой и графиней, обнаружив схожесть личностных черт двух характеров, проявляющихся в реакции на что-то, из ряда вон выходящее.

– Я зачитаю короткую выдержку, – решительно заявила графиня Потёмкина.

– Будь столь любезна. Но сдерживай свои негативные эмоции, не трать нервные клетки, ибо они имеют свойство не восстанавливаться, – я постарался ненавязчиво предостеречь ненаглядную от выплеска замысловатых эпитетов и некорректных комментариев.

– «В Имперской резиденции Новгорода совершено неслыханное злодеяние!» – Полина приступила к чтению. – «Великий Государь, Царь и Великий Князь всея Руссии и иных многих государств и земель, восточных и западных, и северных, отчич и дедич, и наследник, и Обладатель, Пётр Иванович Годунов, стал жертвою иродов окаянных, вместе с матушкой нашей, Марией Генриеттой. С тяжёлыми ранениями они отправлены в неизвестном направлении верными подданными…» – графиня оторвалась от газеты. – Надо думать, что их спрятали, как и Ивана?.. – она глянула на меня с выражением глубокой надежды.

– И это… абсолютно не означает, что они могут погибнуть, – задумчиво пробормотал я, поддерживая ненаглядную. – Скорее всего, друзья мои, их активно лечат лучшие рунные лекари империи. А место будут скрывать. Я так мыслю. Поэтому, ваше высочество, – я обратился к Годунову младшему. – Нет надобности впадать в отчаяние, а нужно придерживаться моего плана и перебраться за Великие Хребты. Там мы и решим, как будем действовать. Тем более, что в данное время начнётся разделение сил на приверженцев и оппозиционеров действующего монаршего Рода, если таковое уже не идёт полным ходом. И не факт, что вторые будут преобладать над первыми по численности. Я правильно излагаю, или что-то не верно? – этот вопрос я адресовал Артуру.

Антиквар снял пенсне и достал из внутреннего кармана белоснежную салфетку, украшенную фамильным вензелем. Князь Шереметьев неспешно протёр стёкла зрительного прибора и вновь водрузил пенсне на переносицу.

Взгляд умудрённого жизнью человека прошёлся по лицам присутствующих в общей комнате, задерживаясь на каждом на непродолжительное время. Буквально, на короткий миг, за который успевал произойти немой диалог. Силён Архимаг… Ох, силён.

– Господа! – изрёк мудрый Артур из клана Двенадцати Хранителей Цитадели, Повелитель зала с дверями и Хранителей Времени. – Как вы думаете, а куда… М-мм, нет… Я перефразирую точнее, – он снял пенсне и медленно убрал его в кармашек безупречной жилетки.

– Не тяните, уважаемый Артур, – Иван Годунов подал голос выйдя из ступора.

Взгляд хозяина антикварной лавки города Ставрополя наполнился нотками самодовольства, а его язык жестов и положение тела придали горделивость собой.

– Какое из мест в Великой Руссии наиболее вероятно для нахождения Императорской Четы? – задал он вопрос, не требующий от нас никаких ответов. – Правильно! – Артур воздел вверх указательный палец. – Это единственное место, где пострадавшим обеспечат наилучшую защиту. Это то самое место, в котором есть доступ к самым секретным Рунным Вязям лечения… Место – где квалификация персонала находится на самом недосягаемо…

– Академия! – воскликнула Роксана и вскочила со стула.

– Академия Боевых Рун Руссии! – Дополнила Марфа Шуйская и захлопала в ладоши. – Магистр Рун Жизни, Софья Павловна, самая… Самая… – тут запал у княжны иссяк и она опечалилась. – И что нам это даст?

– Вот и я об этом же думаю, – я посмотрел на просиявшего лицом Ивана, задумчиво отбивая пальцами по столу какой-то ритм. – Иван? Артур – договаривайте, что нам даст это великое откровение? – я обратился к антиквару, не отводя своего взгляда от Годунова младшего.

– Я желаю увидеться с Их Величествами! – безапелляционно заявил Иван и встал.

Высочество сфокусировался на неведомой точке в пространстве перед собой. Годунов Младший, право-наследник престола Великой Империи, поправил складки на одежде чёткими, безукоризненно резкими движениями, заложенными в крови великого аристократа на генетическом уровне.

Я неосознанно восхитился этим молодым человеком и понял для себя одно – мне до его уровня никогда не дотянуться. Да чего уж…

– Мне необходимо ваше содействие в этом нелёгком деле! – Иван обратился ко всем сразу. – Друзья мои, верноподданные государя, могу ли я рассчитывать на Вас?

От такого пафосного обращения, отдающего… Нет… Орущего о эпичности момента, все поднялись со своих мест. Даже те кто уже стоял выпрямились ещё сильнее.

Естественно, что я последовал их примеру, хотя и немного затормозил…

Я встал со стула позже всех, так как охренел, словно мне задали логарифмическое уравнение с плавающими неизвестными, помноженное на матричную систему высших математических вузов, и озадачили применением результата к квантовой механике.

– Нет смысла заверять вас в преданности, Ваше Высочество, – заговорил я с безупречным спокойствием праведника перед исповедью. – От себя скажу лишь то, о чём вы не привыкли слышать в своей великосветской жизни, – тут я резко поменялся в лице и сел, полностью воссоздав свою прежнюю позу – нога на ноге, руки скрещены на груди, а тело расслаблено и спина удобно облокочена на спинку. – Мне фиолетово, кто ты там на этом свете – праведник или грешник, монарх или чучело безродное. Я вижу в тебе лишь парня, обычного человека, попавшего в неприятную историю и просящего о помощи. Твои регалии, и упоминание меня в качестве своего плебея – такая себе мотивация, отдающая принуждением. Давай – баш на баш! Ты относишься ко мне и к моим друзьям как к людям, а мы отвечаем тебе той же самой монетой, не не афишируя перед посторонними наших людских отношений, – я сделал паузу, но не посмотрел на присутствующих, а лишь разомкнул руки. – Ты никак не упоминаешь нас с нашими подвигами и приключениями. Не превозносишь и не обещаешь великих благ и наград… «Аccende intus stupam tuam, iaculis in lacus!» Что означает – полощите личные простыни в своём пруду! Или, бережно храните свои секреты, не забывая о долгах. Это применимо к нашей истории. М-да, секреты и долги… Но! Но, когда придёт время, ты, Иван, поможешь каждому из нас согласно своим возможностям, и даже, сверх этого. И, даже, вот этому взлохмаченному пацанёнку, которого ты, будучи высочеством, вздёрнул бы за его прегрешения перед Империей, как ватажника и малолетнего разбойника… Он просто друг, требующий защ…

 

– Не надо! – Тимоха насупился. – Я не беззащитный. Я… Да я… Я, вообще, смелый и бесстрашный, и зимой топор лизал… в лютый мороз! – заявил мелкий друган. – Правда, тама ето… – он стушевался и опустил глаза, чуть ли не шаркая ножкой. – Бабоньки меня у печки оттаивали с топором ентовым, чёртовым, и с языком на нём… Бранились потом, и супа горячего не давали, потому, как больновато было.

Оратор замолчал, а я разразился грохотом хохота…

– а-а-а… ха-хаха…

– Вот уморил засранец!

– Н-ну Тимка…

– Отважный ты наш!

И такие фразы с дружественными эпитетами посыпались водопадом из уст каждого, перемешиваясь с какофонией смеха, перестающего в шквал всеобщего хохота.

Данный сеанс разрядки, спровоцированный поведением мелкого ватажника беспризорников Ставрополя, вернул всё вокруги своя. Нахохотавшись вдоволь, Иван Годунов опустил глаза на некоторое время, а когда поднял их снова взгляд его изменился. Повеяло теплой благодарностью… Ну… Или камень свалился с его груди. Это-то меня и порадовало.

Рафаэль, кстати, как представитель тёмной стороны великой магии Империи Руссии, вообще оцепенел поначалу.

Потом он часто-часто заморгал, словно ему шибанули в глазки горстью песка. Затем он слегка поклонился, непонятно кому, отведя роль благодетеля пространству перед собой, запертому в дальнем углу общего зальчика.

И только после выполнения этого непонятного ритуала Варлод присоединился к всеобщему веселью.

Чем голова забита у тёмного? Да архидемон его знает!.. Не вижу смысла ум ломать.

– Хорошо! – слово взял мудрый Артур, хлопая ладонями по коленям, и тем призывая всех к вниманию. – Давайте вернёмся к делам насущным. Каков план на данном этапе? Эмм-м… Точнее, что нам понадобится для проникновения на территорию Академии? – он устремил взор на меня, как на атамана казаков перед приступом крепости.

– Да, Феликс? – враз посерьёзнел и Годунов. – Сдаётся мне, что охрану усилили, а возможно…

– Тимоха? – я обратился к мелкому. – Чем сейчас дышат студенты вышеупомянутого заведения? Мой план требует уточнений, – я поднял открытую ладонь, предотвращая чреду предсказуемых вопросов.

Тимка потеребил затылок, словно там находился интерфейс его главного компьютера под названием мозг, и отыскал нужный архив с файлами. Это если судить по выражению откровенного озарения.

Однако, веселье моментально схлынуло с лица мелкого бригадира, и он сделался чересчур взрослым… Ну-у… Или попытался таковым сделаться. Хотя, это ему почти удалось, несмотря на молодость. Потрепала-таки жизнь пацанёнка.

– Феликс, баре, а там чёй-то странноватое, – Тимоха пожал плечами.

– Продолжай, – я подбодрил докладчика.

– Занятия в Академии той… Дык ето, отменили вроде, – он повторил свой жест плечами, добавив смущения, и развёл руки встороны. – Студенты великородныя, всё у Гроха с Ксандрой в таверне отираются. Коктейли всяческие процведывают, да и мусолят каникулы, что нежданно выпали на долю ихнюю, – он выдал именно ту порцию информации, на которую я и рассчитывал.

– Спасибо, Тимка, достаточно! – я победно вздёрнул подбородок. – Вы оказались абсолютно правы, Артур! Чета монархов находится на территории Академии Боевых Рун Руссии, – я отдал должное правоте своего старшего товарища.

Действительно! Неожиданный роспуск студентов на зимние каникулы – это и есть тот самый форс-мажор, вызванный появлением спасённых для лечения.

– Кто, из не пропавших с высочеством, в хороших отношениях с Магистром Софьей Павловной? – я посмотрел на Роксанку с Марфой и чуть-чуть мотнул головой, олицетворяя отрицание их кандидатур.

Девушки сразу поняли, что их персоны не подходят для переговоров с директрисой академической больнички и успокоились. Правда, тень расстройства посетила-таки их лица, но этот эмоциональный прорыв они вытерпели достойно.

– Э-мм, Феликс, – Артур привлёк моё внимание. – Вообще-то, это ты сейчас не пропал с Иваном Петровичем, – он выдал всем очевидное, а я смутился от гениальности и простоты решения вопроса. – И тебе, по слухам, Софья Павловна обязана спасением от Архи-Демона…

– Сорян господа! – я кивнул сам себе. – Совсем из-под купола вылетело, что меня не похитили. Первый вопрос снимается с повестки….

– А какой будет второй? – в глазах Годунова вспыхнули огоньки азарта.

– Да, Феликс, да…

– Чш-ш-шь! Не перебивайте Рюрика!

Все остальные заговорщики подобрались и придвинулись ко мне ближе, готовясь впитывать наиважнейшие детали грандиозного плана посещения самой охраняемой территории в Империи Руссии.

– Оружие и маскировка! – расплывчато заявил я, сотворив выражение гения тактики и подготовки спецопераций, да и разведки, в частности. – Оружие для проформы и скрытого ношения, а для маскировки нам понадобится шмотьё наших бабонек!

Заговорщики уставились на меня в полнейшем недоумении.

– И не надо задавать мне глупых вопросов, коли нет желания получить массу глупых ответов! – я жёстко предостерёг друзей от правомерно возникшего желания прояснения замысла с одеждой. – Занимайтесь подготовкой и добычей типоразмеров, согласно количеству участников предстоящего мероприятия! – тут мне пришлось виртуально сосчитать присутствующих.

Получалось… Марфа с Роксанкой, плюс Рафаэль и Скарлет – четверо. Артур – это независимая персона под вопросом, но пусть будет пять. Годунов – шесть. Полина и Тимоха – это ещё двое, ну и я. Вроде всё… Естественно Гриня – он десятый, как без него.

– Десять, как минимум! – я прояснил количество для заинтересованных. – Подключите Василису и Деда Ермака для добычи необходимого реквизита. Они смогут разобраться с бабоньками не привлекая излишнего внимания. – Я буду занят некоторое время, – выдал я с масляным выражением, что не ускользнуло от будущей невесты.

– Чем? – в глазах Полины промелькнули искорки зарождающейся ревности.

Ого! Я даже удивился! Получается то, что я не стал для неё отработанным материалом! Хотя… Я могу быть и вторым, например, вариантом… Однако эту мысль я стоически отметаю.

– Пойду на задний двор и сяду под грушу, – я затеял юмористический сеанс.

– Не поняла? – суженная отразила словами общее настроение.

– Буду ждать созревания того яблока, что мне на голову бахнется, – я продолжил игру, будучи совершенно серьёзным.

Тут все замерли, ожидая продолжения. Не стану расстраивать господ.

Я поднялся, снял с вешалки первую попавшуюся тёплую накидку, соответственно и накинул её на положенное место – на плечи.

– Когда плод упадёт мне на темя – я получу заветное просветление… Решу все теоремы, и открою закон всемирного тяготения…

С этими словами я вышел из общего зала и направился к выходу, ведущему на задний двор вотчины антиквара.

Мне предстоит встреча с ещё одним лицом, которому я всецело доверяю. Да и само общение должно принести мне массу блаженства и невообразимого удовольствия…