Берсерк забытого клана. Лаборанты Чёрного Приора

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Берсерк забытого клана. Лаборанты Чёрного Приора
Берсерк забытого клана. Лаборанты черного приора
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 18,86  15,09 
Берсерк забытого клана. Лаборанты черного приора
Audio
Берсерк забытого клана. Лаборанты черного приора
Audiobook
Czyta Сергей Ларионов
9,88 
Szczegóły
Берсерк забытого клана. Лаборанты Чёрного Приора
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Интермедия первая. Вместо пролога о физической культуре

Сивый и Барри отнеслись крайне ответственно к решению задач по техническому обеспечению спортивного зала.

Посему, превосходные результаты совместных работ с Сигизмундом, связанных с изготовлением положенного инвентаря и сопутствующих силовых агрегатов со станками, превзошли все мыслимые и немыслимые ожидания.

И вот, после внесения очередного и последнего штриха в новое детище, преподавательский состав по физической подготовке замер в центре спортивного зала с довольными и восхищёнными лицами.

Сегодня их ожидает нескончаемая вереница детишек с родителями, пришедшими на ознакомительную экскурсию в Школу Берсерка.

Однако, тень лёгкого непонимания, относящаяся к некоторым конструкциям спортивного назначения, не исчезла у господ ватажников.

– Послушай-ка, Барри, – Остапий недоверчиво глянул на один из станков, и харизматично потеребил свою маковку. – Чего хош мне говори, да как не объясняй, а я, э-ть, ну ни в какую не сподоблюсь скумекать о пользовании некоторых ахрегатов! Для чего оные надобны? И да простят меня Светлые Силы, – он оторвал руку от шевелюры и обвёл зал взглядом с соответствующим выражением ярого скептика.

Оба друга оторвались от изучения окружения и переглянулись. При этом, Барри подбадривающе похлопал по плечу своего мелкого товарища.

– Послухай меня, Сивый, – Борислав создал на лице выражение глубокомыслия, на которое только способен. – В душеньке-то своей, дык, енто-то я согласный с опасениями твойными, – он продолжил диалог в рассудительной тональности. – Я, да поди ж ты и сам-то, не единожды бывали у палача в казематах гостьюшками нежданными, у того, нашего-то, который в Ставрополе лихих людишек четвертует, да обезглавливает, – продолжил здоровяк уже чуть наставительнее. – А ты, поминай-ка, смотрел ведь на те страшные пыточные струменты? А ну, вот скажи мне, как есть на духу!

Сивый задумался и в очередной раз запустил пятерню в шевелюру, а спустя пару мгновений мелкий друг содрогнулся и уставился на Борислава с выражением полным ужаса от нахлынувших воспоминаний.

Затем озадаченный товарищ перевёл внимание на спортивные агрегаты, предназначенные для наращивания мышечной массы, как гласит пояснение в бумагах от благодетеля. Посмотрел, вздрогнул, жутко поёжился и вновь сконцентрировался на своём друге.

– Угу, смотрел, – он честно признался.

– Во-от, то-то и оно! – Бари воздел вверх указательный палец. – Те ахрегаты, палаческие, в аккурат сварганены для страданий телесных! А у нашего благодетеля… – он прервался на театральную паузу и принял на себя выразительный образ мудрейшего старца Волхва, это как минимум.

– Э-мм… – Остапий попытался дать очевидный ответ.

Однако, Борислав тут же остановил его реплику немудрёным жестом руки и отрицательно повёл головой.

– Пра-ви-ль-но! – протянул Барри по слогам. – Для правильно развития тела, для егойной закалки, значится, и для крепкости силы духу Юннатов! – завершил он мысль с выражением Победоносца.

Сивому ничего другого не осталось, кроме как покивать в ответ другу, ибо с фактами, изложенными в комментариях к наброскам их благодетеля, никак невозможно поспорить.

– Вот, Сивый, смотри-ка сюды! – продолжил Борислав, пребывая на гребне успеха своего искусства убеждения. – Это спортивный станок для усиления спинной мышцы, значится…

С этими словами он подошёл к упомянутому агрегату и указал Сивому место на специальной лавке, в изголовье которой установлена стойка с целым комплексом шарниров, и перекладиной для хвата руками. Руки, кстати, фиксируются кожаными ремнями в случае необходимости, и препятствуют их соскальзыванию.

– Сивый, давай-ка сюды, – здоровяк призвал друга со строгим лицом, громогласно говорящем о неприемлемости проявления и тени упорства и неповиновения.

– Усаживайся здеся. Тут положения все-все регулируемыя, – продолжил Борислав в наставительной манере, а заодно и примеряя к себе преподавательский образ, который скоро придётся использовать и довольно-таки часто. – Сча, Остапий, мы всё тут настроим, – добавил он с непререкаемой уверенностью в интонации.

В дополнение к сказанному здоровяк подчеркнул свой непоколебимый образ одной сплошной нахмуренной бровью. Почему одной? А всё просто, ведь его густые заросли над глазами срослись меж собой, и в аккурат над переносицей.

Остапию ничего другого не осталось, кроме как безропотно смириться и приступить к выполнению указания своего крупногабаритного друга.

Сивый сел на указанное место и поднял руки вверх, потянувшись к специальной перекладине над своей головой.

А ещё, помимо системы прижима и фиксации ног, позади силового станка продуманы и кронштейны, и суровая пеньковая верёвка, проходящая в каскаде роликовых роликовых блоков к специальному грузу. И, естественно, с крайне важной конструкционной особенностью, дающей возможность усиления или убавления веса. С регулировкой нагрузки то бишь. Как же без этого-то!

– Э-ээ, Барри, что-то не дотягиваюсь я, – промямлил Остапий, констатируя факт своего маленького роста и отвлекая здоровяка от изучения инструкции к агрегату. – Можа… Можа ну её, а? – добавил он с оттенком мольбы в интонации. – Вишь, я до перекладинки малёха не дотягиваюся?

– Не сумневайся ты, – басовито среагировал Борислав. – Сейчас я маненько убавлю тут, да и прибавлю вот здеся, а потом замотаю руки твои к перекладине, как в инструкции говорено, – он подбадривающе хлопнул друга по коленке, и выразил всем своим видом твёрдую веру в успех.

Затем здоровяк исполнил все вышеперечисленные манипуляции с агрегатом и довольно кивнул, откровенно гордясь достигнутым результатом.

За его действиями неотрывно следил его мелкий друг. И не то чтобы с нескрываемым опасением, а конкретно выражая откровенное нежелание участвовать в опасном, по его мнению, эксперименте.

Однако, никакие инсинуации Остапия не привели к ожидаемому результату. Борислав остался непреклонен в своём решении о практической апробации сложного спортивного агрегата.

И вот, по результату всех проделанных работ, отважный испытатель стал полностью готов к выполнению ответственной миссии.

А тот факт, что Остапий чуточку переживает? Хе-х! Это совсем ничего не значит, ведь они как-то умудрились справиться с аналогичной ситуацией в испытаниях Адского Слалома.

– Остапий, давай подтягивай, я сча загогулину выну и… – здоровяк дёрнул удерживающий шплинт и Остапия вытянуло в канат, руками вверх.

– О-ох! – Сивый выпучил глаза.

В этот момент что-то пошло не совсем так, как задумал их благодетель.

То ли крепление бёдер подкачало, то ли ещё какая оказия, связанная с недостаточной крепостью удерживающих жгутов, но ноги испытателя сорвались.

Блам-мс!

Груз сзади станка бахнулся об станину, наполнив стены зала лязгом металла и эхом. Лямки на запястьях тоже поддались возникшей нагрузке сразу после того, как Сивого сдёрнуло с лавки.

Произошло это действо с такой силой и резкостью, что испытатель исполнил сложнейший акробатический пируэт, и ушёл в полёт с переворотом, интенсивно махая руками и дрыгая ногами.

Далее, пройдя первый этап с отрывом и взлётом, отважный герой столкнулся с канатом и кольцами…

– Барри-и-и! – раздался истошный крик отчаяния естествоиспытателя.

Нога Сивого зацепилась, неудачно попав в кольцо, в результате чего кардинально изменила вектор полёта бывшего ватажника направив его прямёхонько к брусьям.

Тут Остапий врезался более основательно, ровно центром своего тела. Неестественно согнувшись, он выполнил захватывающий кувырок и его ноги встретились со второй жердью брусьев.

– Держися! – выкрикнул Борислав и ринулся спасать друга, растопырив руки с целью поимки кувыркающегося первопроходца.

Однако и тут всё пошло не так и Здоровяк споткнулся об трамплинчик, идущий комплектом к гимнастическому козлу, начавшему предсказуемо заваливаться от встречи с мощным телом Борислава.

Тем временем, Сивый успешно прошёл испытание круговертью с брусьями, или с турникетом, после чего шандарахнулся на упавшего Барри, а сверху господ накрыл гимнастический козёл.

Оборвавшийся канат с кольцами уже ниспадал на эту груду, когда двери спортивного зала открылись, и на пороге появилась экскурсия будущих учеников, замершая в изумлении от представшей картины.

– А это, Господа и Дамы, тоже наша гордость – центр по физической подготовке и его уважаемые преподаватели, – договорил Высочество Иван заученные слова экскурсовода, отмечая изменения выражений лиц у гостей.

Годунов младший медленно развернулся от обалдевших детишек с родителями, вставших на входе в компании Графини Потёмкиной, потихонечку забывая все заученные фразы.

– Доброго здравечка! – из живописной кучи на полу раздался благоговейный бас Борислава, моментально среагировавшего на гостей и вовремя вспомнившего о своей роли.

– Проходите, гостьюшки дорогия, знакомьтеся с залом и его богатейшей комплектацией спортивными тренажёрами! – к приветствию подключился Остапий, неожиданно вспомнив и мудрёное название опасных станков с агрегатами.

Однако, восхищённые выражения не поторопились занять доминирующие места на лицах родителей и их чад, будущих учеников Школы Берсерка.

– У нас тут мно-о-го чего интересного имеется! – к оправдательной речи подключился ещё один уважаемый преподаватель по физической подготовке Борислав и улыбнулся, стараясь изо-всех стать олицетворением счастья, жизнерадостности и приветливости. – Лесенки, да и вона, обручи для тренировки гибкостей торсу, – здоровяк встал из куча-малы и помог Сивому выбраться из-под каната с козлом, проявив заботу о своём мелком товарище.

Они оба встали перед гостями, старательно изображая улыбки и радость. Причём, отыгрывая свои роли настолько вдохновенно, что им начали верить.

 

Сугубо положительный настрой и отчаянная маскировка ушибов Остапием, принесли хорошие и верные всходы.

Экскурсанты стали потихонечку успокаиваться и последствия инцидента свелись практически на нет. Так. Каких-то там парочка тревожных взглядов проявились на лицах родителей деточек, и на том всё закончилось.

Графиня Потёмкина, Полина Николаевна, и Господин Ив-Год, возглавляющие Факультет Экономики и Основы Благородного Этикета, остались довольны дуэтом незадачливых физкультурников, что незамедлительно отразилось на их общем настрое.

– Что ж, уважаемые гости, родители и дети, – слово взяла Графиня Потёмкина, чем ещё сильнее облегчила положение Борислава с Остапием. – Более подробное ознакомление со всеми новшествами этого наиважнейшего предмета, – тут Полина Николаевна мило улыбнулась гостям, совершенно в несвойственной для себя манере, как подобает железной бизнес-леди, – произойдёт в процессе обучения, – она быстренько завершила ознакомительный показ спортивного зала. – А сейчас, Господа и Дамы, прошу Вас, пройдёмте к жемчужине нашей школы, к Лаборатории Геометрических Рун!

На такой торжественной ноте экскурсия покинула новую вотчину бывших ватажников.

Однако, покидая пенаты по физической подготовке, Полина Николаевна бросила-таки Сивому с Барри свой коронный взгляд, полный строгости и неприкрытого упрёка.

– Э-эх, Барри-Барри, – Остапий расстроенно махнул наотмашь рукой. – Ну вот на кой, а? Ну на кой ты затеял треклятущее спытание-то! Теперича перед Барином будем отам… атм… Ть-фу, ты! От-ма-зы-ва-ть-ся! Как наш благодетель порой объясняется…

Глава 1. Сон. Алайсига. Краеугольный Камень

Нехитрым методом трёхдневного раунда открытых дверей в Школе Берсерка, организованных мной для будущих учеников и родителей, мы проверили себя на прочность и выдержку в качестве будущих преподавателей. М-да уж.

Потратили невообразимую кучу нервных клеток со всеми возможными окончаниями. Один только отлов ребятишек чего стоит.

Некоторые индивидуумы, наделённые врождёнными выдающимися способностями разведчиков, так разбрелись и позаныкались по нашему Замковому Комплексу, что пришлось призвать к помощи Вжика и Шарика.

А некоторых, из особо одарённых и любознательных чад, мы даже из подвалов выковыривали и с чердаков снимали. Кстати, офигенных с точки зрения инженерного воплощения, и огромных по площадям, что я быстренько отметил в своей натруженной головушке. А зачем? А вот пригодится!

Потом, детишки все сплошь передрались, чем ни капельки меня не удивили. Я, к примеру, когда-то тоже так знакомиться любил с будущими закадычными друзьями.

А чего? Увиделись впервые, подрались по-бырому, обязательно расквасили друг дружке носы, и оп-паньки – вот и нет никакого взаимного недопонимания с неприязнью. Эта такая бесхитростная метода завязывания дружбы – просто-таки супер-классная какая, и совершенно безотказная.

Где мои старые друзья сейчас, чем там в моём покинутом мире занимаются? Э-эх, жаль, конечно, но этого я никогда не узнаю.

Да и ладно, ведь у меня теперь есть новые верные друзья, вместе с новыми заботами и важными делами, коими можно и нужно качественно забить свою буйную головушку.

Как, собственно, и необходимость срочного решения проблем с труднейшими задачами, на первый взгляд кажущимися абсолютно неразрешимыми. Ну и способными запросто сотворить лишнюю дырку в скворечнике, проклевав её прямо изнутри для более качественного проветривания распалившихся мыслей, так сказать. М-да-с!

Сейчас я спокойно занимаюсь утренним моционом и привожу себя в порядок после мимолётного сна. Хм-м, а мимолётного ли?

Память услужливо открыла дверку в тот самый тёмный закоулочек, который посеял в мои мысли зёрна сомнения. А логическим результатом этой прогулки по потаённым закромам своей памяти стали всплывшие строки…

 
И жизни путь войдёт в очередной виток.
Утраченная сила вдруг вернётся, и больше не уйдёт.
 
 
Вот и итог того, кто ничего не ждёт,
А смело следует вперёд.
 
 
Как волнорез против течения,
Начхав на трудности и чьи-то мнения…
 

– Откуда это всплыло в моей голове? – проворчал я. – Стоп-стоп-стоп! А-а, ну-у понятно откуда! Сон всё-таки меня посетил, и ещё какой.

Я отложил в сторону предметы личной гигиены и ополоснул лицо прохладной водой из специального кувшина, как повсеместно заведено в этом параллельном мире, и особенно модно в Замках и Дворцах Вельмож Верхнего Ляпина. Глянул на своё грустное отражение в зеркале и воспоминания вторглись в мой разум.

Ёшь твою меть! Так ведь Демонесса Алайси навещала меня то ли наяву, то ли в бреду, а может и просто во сне.

Однако, уж больно странен тот сон, несмотря на то, что я не сразу вспомнил о нём. Посему, я срочным образом подобрался, как следует сконцентрировался и изо-всех сил напряг свою память…

Итак, открывшийся поток воспоминаний всколыхнул моё сознание…

… Я резко вскочил на кровати и уселся, скрестив ноги по-турецки.

Усиленно потёр глаза кулаками и постарался приноровиться к лунному освещению. Постепенно очертания мебели и детали интерьера проявились для моего более-менее нормального визуального восприятия, и я встретился взглядом с неожиданным визитёром. А точнее – с визитёршей в лице Богини-Демона Алайсиги.

– И как поживает наш подопечный? – крылатая Демонесса хитро прищурилась и испытующе взглянула на меня.

Я не сразу сориентировался в смысле прозвучавшего вопроса попросту не поняв, какого подопечного она имеет ввиду.

Ну а Вжик, о котором, как оказывается и зашла речь, напротив, уже прекрасно узнал в гостье старую знакомую из своего детства.

Неистово завиляв своим мощным хвостом заканчивающимся острейшим наконечником, мой легендарный и загадочный Небесный Страж изобразил великую радость от встречи.

– Ого, Феликс Игоревич, Милорд, Черный Приор Ришелье, – Демонесса продолжила диалог. – Ну надо же? – наигранно протянула она, подходя к каминной полке, где я самолично установил свой алтарик, дабы не нарушать традицию издавна заведённую Чукчей. – Х-мм, какой красивый у тебя Идол имеется, – Алайси улыбнулась и прервалась, приготовившись услышать и от меня хоть каких-нибудь ответных реплик.

А я пока ещё в себя прихожу и молчу, что считается вполне естественной реакцией на любое неожиданное событие в жизни каждого человека. А её визит по праву относится к неожиданному сюрпризу.

– Знаешь, Феликс, а ты стал гораздо ближе ко мне в своей новой Ипостаси Двуликого, – крылатая барышня с когтистыми птичьими лапами вместо ног опять мне искренне улыбнулась.

При этом Демонесса чуть-чуть склонила голову набок, войдя в красочный образ хитрющей интриганки. А я уже достаточно успокоился и отогнал состояние подступившего ступора, пусть и лёгкого.

– Ночки Вам, – я сдержанно поприветствовал гостью, пусть и с большим опозданием. – Идол, э-ээ… – тут я запнулся и немножко подрастерялся с пояснением о статуэтке, выструганной друзьями из железнодорожной шпалы.

А если говорить ещё точнее, то я тупо замешкался с продолжением оглашения выбранного прообраза к воплощенному в дереве идолу.

Да-да, я небезосновательно подозреваю её в том, что Демонесса возьмёт, да и разобидится из-за столь харизматического исполнения добродушными ваятелями Тёмной Богини. Х-м? Ещё и с титьками-то до самого пояса.

И какие, в таком случае, могут возникнуть последствия для меня, если принимать во внимание её острые когти? Н-да…

– И чегошеньки ты так задумался, Чёрный, а? – она пришла-таки мне на выручку, продолжив диалог в доброжелательной форме и теребя меж ушей довольного Вжика. – Будто-бы я не знаю при каких обстоятельствах твои друзья сделали сию поделку, – продолжила она обескураживать меня знаниями. – Это же в честь твоей Зелёной покровительницы! – Алайси остановилась.

– Фу-ух, – облегчённо выдохнул я. – А я-то думал! По-нагородил себе всякого в голове. Мол – подумаете ещё, что это вам такое сварганили, – я примерил к себе образ безмятежного собеседника. – Как там жизнь в кулуарах Божественной Богемы, кипит?

– Ты так спрашиваешь, что даже можно подумать будто ты сам постоянно там бываешь, – она ответила с нескрываемым чувством юмора. – Но, ты давай-ка, не расслабляйся, а выслушай кое-что важное, – она враз изменилась в лице, чем и меня привела в соответствующее состояние. – Феликс, ты же всерьёз не считал, что якобы я появилась тут для праздного разглагольствования о погоде, и совместного занятия ностальгическими воспоминаниями? Вот и славно! – Демонесса сама и ответила на прозвучавший вопрос, не позволив мне вставить соответствующую реплику с убедительным отнекиванием.

– Сейчас перед Вами, уважаемая Алайсига, буквально находится стабильный очаг всей серьёзности! – самозабвенно выдал я, всё-таки сумев воспользоваться возникшей паузой. – Слушаю Вас, Алайсига! И, конечно, с абсолютнейшей внимательностью! – я демонстративно нахмурился, сконцентрировался и приготовился внимать.

Демонесса степенно кивнула, удовлетворившись моим непререкаемым заявлением, погладила Вжика, прошлась по спальне с божественной грацией, и села с края кровати.

В этот момент Шарик не удержался и вышел из-под своего Полога Невидимости, явно приревновав своего крылатого дружка-сотоварища. Я совершенно не представляю себе какой-то иной причины для его появления перед Демонессой.

Я сурово зыркнул на хвостатого совершенно на стесняя себя в критикующем выражении, а Демонесса иначе взглянула на Волчару, с целым букетом разнообразных эмоций. В основном восхищённо-уважительных, как мне видится.

Алайсига округлила глаза, оценивающе рассматривая моё новое демоническое чудовище, то бишь Шарика.

Чудовищу гостья не очень понравилась, хотя и имеет очевидное сходство с Вжиком. Например, такое, как крылышки. Волк-Демон, хранитель порталов оскалился, чем снискал истинное восхищение в глазах Демонессы.

– Каков красавец, чувствуется наследие породы, единственной в своём демоническом роде, как и Небесный Страж! – крылатая гостья высказала своё первое впечатление, когда Волк вновь продемонстрировал ей свои здоровенные клыки. – Редчайший образчик – Демон Хранитель Магических Порталов, – продолжила она в том же духе с толикой уважения и восхищения. – Феликс, я искренне надеюсь, что ты уже полностью пользуешься его возможностями, – дошла речь и до моих отношений с клыкастым. – А?

Я слегка озадачился из-за внезапно возникшей мысли о далеко не единственном даре Шарика, связанном с открытием безопасных порталов сквозь Магический Разлом Великих Хребтов.

Однако, другие прелести его магических умений сейчас для меня совсем не приоритетный из вопросов.

– Ага, шастаем туда-сюда по порталам, будто по своим собственным улочкам-закоулочкам, – я не задумываясь дал ей правдивый ответ. – Уважаемая Аайсига, – продолжил я, но уже добавив малую долю вкрадчивости в тон, – а что за серьёзная тема привела вас в гости ко мне? – я предпринял осторожную попутку вернуть вектор общения в первоначальное направление.

Демонесса моментально прекратила сеанс с восхищениями моими питомцами и изменила настроение на сугубо деловое.

Мои Демонические питомцы словно почувствовали смену в наших с ней настроениях и благоразумно спрятались под своими Пологами Невидимости.

– Я знаю, Феликс о зреющем в твоей головушке плане, связанном с посещением Берегов Чёрных костей, – заговорила крылатая женщина-птица, поразив меня своими познаниями относительно моего ближайшего будущего.

– Есть правота в твоём утверждении, – специально поддакнул я пернатой гостье, не отнекиваясь и откровенно радуясь о наступлении серьёзной части нашего ночного диалога. – Та-а-к, – протянул я. – А-а-а, в чём дело, может есть какие-то камни преткновения на моём пути, о которых я не подразумеваю, но должен? – я продолжил развивать столь интригующее вступление Демонессы своим предсказуемым наводящим вопросом.

Подавшись вперёд, я выпрямил спину, что говорит оппоненту о концентрации внимания, но продолжил сидеть по-турецки. Просто положение очень удобное при нахождении в кровати, впрочем, как и на любой другой ровной поверхности.

– Камни-и-и… Х-мм? – выражение лица Алайсиги посетила характерная тень изумления. – А может ты имеешь ввиду какой-то определённый камень, а, Феликс? – она адресовала мне испытующий взгляд.

Я отрицательно мотнул головой.

– Ничего такого, – я подтвердил случайное упоминание о камнях.

– Странно, мне показалось что ты обрёл новую ступень в прорицательстве, более высокую, – выразилась она с нескрываемым недоверием в интонации. – Ну хорошо, пропустим этот вопрос. Тогда, Приор Чёрного Братства, тебе будет полезным одно махонькое предупрежденице, – её выражение, как и вся вербальная составляющая образа, приняли оттенок крайней степени серьёзности. – Будь бдителен при преодолении Великих Маньяянкалмских Топей, особенно в той части, что касается Чёрной Зыби, прямой дорожки к Ларцу Рюрика Мирного, – она приблизила своё лицо к моему. – Не касайся руками Краеугольного Камня Души Владыки Захребетья! – прошипела она чёткое предостережение, сродни оглашению смертельной угрозы.

 

Она почти напугала меня своей харизмой при оглашении. Н-да, на поверочку вырисовывается ещё один сюрпризец квеста сокровищ Мирного-Немирного Рюрика, его души, как и всего остального прочего, подобного.

– Благодарю тебя, уважаемая Алайсига, за своевременную подсказку, – я поспешил поблагодарить Демонессу. – Надеюсь, меня минет сия чаша, полная страшных страстей, – я попытался придать себе оптимистический настрой, но вышло не очень удачно, что отразилось на выражении моей ночной собеседницы, или попечительницы, или хранительницы. – Может подскажешь тогда горемычному, что это за оказия такая, чересчур опасная, грозит бедолаге, осмелившемуся коснуться этого Краеугольного Камня, и как её избежать, а, уважаемая Алайсига? – задал я свой тревожный вопрос, столь же правомерный, насколько и важный в свете предстоящей вылазки в самое сердце Маньяянкалмских болот.

– Не стоит благодарить, мой Чёрный Собрат, – собеседница многозначительно улыбнулась, словно я её заблудший или непутёвый ребятёночек. – Да-да, Феликс, в этакой ипостаси ты моим собратом являешься, – Алайсига снова напомнила мне об очевидном факте.

– Я уж давненько свыкся с этим, дорогая моя коллега, – я не кривя душой поддержал её высказывание согласием, и тоже слегка улыбнулся в ответ, но только лишь краешками губ. – И всё-таки, как мне оградить себя от несчастья соприкосновения с Краеугольным Камнем Души владыки? – проявил я настойчивость, возвращаясь к актуальной сути вопроса. – Да и других своих спутников уберечь от этакой напасти? Ведь я точно не в одиночку туда направлюсь-то, в центр топей! – я придал тональности вопроса немного больше настойчивости, по сравнению с обычным.

Демонесса понимающе кивнула, однако повременила с оглаской нужного мне совета, нарочно выдерживая паузу перед ответом, как мне кажется. Интригу закручивает что ли, и нафигища ей эта игра понадобилась, от скуки, или как? Ладно, посмотрим, каким боком общение завернётся.

– Совет и мудрость Волхва Йохана хорошо помнишь, – ответ начался вопросом на вопрос.

– Помню, конечно же, – кивнул я. – Заметь, Алайсига, я даже не гадаю о происхождении твоей непомерной просвещённости в моих делах, э-ээ, житейских, если можно так выразиться.

– Так вот и внимательно следуй полученному знанию с мудрости Волхва, когда станешь прокладывать путь-дороженьку себе и друзьям-сотоварищи сквозь Чёрную Зыбь, – прозвучал незамысловатый совет, совсем без какой-либо конкретики в деталях. – Кстати, я посоветую тебе взять с собой самых отчаянных из новобранцев Школы Берсерка, – русло течения нашего продуктивного разговора неожиданно претерпело радикальные изменения.

– В смысле? – я не наиграно удивился.

– В прямом! – Демонесса так резко взмахнула своими крыльями, что чуть не сдула меня с места в изголовье кровати, это образно выражаясь, а может и нет. – У тебя же теперь есть самые отъявленные непоседы, в коих ты уже и сам угадал будущих авторитетных учеников. Не так ли, а? – крылатая девушка хитро скосила глаза, сев немного вполоборота и смотря на меня.

– Есть, конечно же, – я не стал упорствовать. – Как же обойтись без таких индивидуумов в жизни, да и в учебных заведениях?! – тут я искренне улыбнулся.

Собственно, сама затронутая тема с сорванцами уже давненько занесена мной в список приоритетных, как и первый педсовет о будущих зачислениях ребят в списки счастливых студентов.

Некоторых из конкретных сорвиголов я уже твёрдо решил зачислять в школу. М-да, а ещё я очень прекрасно помню собственное поведение в детстве, вместе с методикой укрощения себя боевыми дедами.

– Так вот и возьмите их с собой, – собеседница по-простецки пожала плечами и слегка хлопнула крыльями за спиной. – Сплтятся ребятки, да и многое интересное ты узнаешь, лучше поймёшь, кто чего стоит, и чего от кого ожидать… М-м-м, а чего это я тебе такие простые истины излагаю, будто ты сам прописного не понимаешь? П-фф! – она деланно фыркнула. – Глупости прям! А ещё, многоуважаемый наш Черный Приор, я тоже буду присутствовать в твоей Школе Берсерка, в качестве Лабораннта, как и Серый Демон Семаргл. И в походец с Вами отправлюсь… Постараюсь предстать перед твоими друзьями завтра, в человеческой ипостаси…

 
И жизни путь войдёт в очередной виток.
Утраченная сила вдруг вернётся, и больше не уйдёт.
 
 
Вот и итог того, кто ничего не ждёт,
А смело следует вперёд.
 
 
Как волнорез против течения,
Начхав на трудности и чьи-то мнения…
 

Тут я резко очнулся, выйдя из состояния скрупулёзного прокручивания прошедших событий ночи. Вот тебе и главная новость, Феликс Игоревич, Микаэль Ришелье.

Н-да-а уж… В полку демонов прибавление намечается, а к худому, аль к доброму – только время покажет!

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?