Hit

Я переиграю тебя

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Я переиграю тебя
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Я так хочу тебя, Кара, – исступлённо шепчет Егор во время поцелуя, а я жмусь к нему и поражаюсь двум вещам.

Первая – как он умудряется болтать, пока его язык практически достигает моих гланд? Вторая – как он может быть таким ненасытным?

Мы занимались сексом вчера вечером, потом посреди ночи и с самого утра. После трёх раундов за последние сутки я физически не в состоянии снова возбудиться, как бы меня ни привлекал Егор. Про него того же сказать не могу. Аппетит у моего парня сумасшедший.

Вероятно, ещё несколько секунд поцелуя, и он затащил бы меня обратно к себе домой, но громкая череда гудков клаксона за спиной сообщает, что мне нужно поторопиться. Однако я не в состоянии выбраться из цепких мужских объятий и оторвать губы от губ Егора. Реально не могу. Он намертво прижался к моему рту, просовывая язык глубоко и напористо, при этом удерживает рукой мой затылок, чтобы я не могла отодвинуться.

Не то чтобы мне хотелось это сделать. Нет. Я обожаю целоваться с Егором. Он в этом мастер. Как и во многом другом, что касается нашей интимной жизни. Но увы, сейчас мне в самом деле нужно от него отлипнуть и сесть в эту чёртову машину. Я жуть как опаздываю и уверена, что до невозможности бешу Андрея. Он уже минут двадцать терпеливо ожидает меня в автомобиле.

– Егор… Мне пора идти, – неразборчиво бубню я, параллельно сталкиваясь с мужским языком. – Если ты сейчас же меня не отпустишь, то Андрей отрежет тебе руки и, возможно, что-нибудь ещё.

– Я не боюсь твоего сторожевого пса. Пусть попробует. Возможно, сам останется без какой-нибудь части тела, – выдаёт Егор и вновь запечатывает поцелуем мой рот.

Его вечная уверенность в себе и храбрость восхищают и в то же время забавляют меня. Егор пусть и крупный парень, высокий и сильный, да ещё и умеет неплохо драться, но устоять в бою против моего телохранителя у него нет ни единого шанса. Даже если у Егора в руках будет оружие.

Андрей – профессиональный убийца. Его с детства обучали быть защитником одного из представителей Золотой десятки. И этим представителем стала я – взбалмошная, непослушная и вечно попадающая в приключения девчонка. Вот Андрей «нарадоваться» не мог, когда пятнадцать лет назад ему приказали оберегать столь придурковатый объект. Я и в шесть лет была неконтролируемой особой, а с годами всё стало только хуже. Но ничего. Андрей привык и приспособился. А также сумел найти ко мне подход. Он давно уже знает меня как свои пять пальцев, а я люблю этого вечно серьёзного мужичка как родного отца. Даже когда он бесит меня, как сейчас, пока снова оглушает улицу громкими продолжительными гудками клаксона.

– Всё! Егор, отпусти. Он сейчас весь район на уши поставит, а затем уложит на лопатки каждого, кто придёт к нему возмущаться, – упираю руки в грудь парня и прикладываю силы, чтобы отстраниться от него.

– Ладно-ладно. Беги. Но очень надеюсь, что сегодня вечером ты сумеешь вырваться из дома и приедешь в «Линс».

– Я же сказала, что приеду.

– Точно?

– Разве я могу пропустить столь важное выступление вашей группы?

– Нет, но я же знаю, что сегодня не менее важный вечер для твоей семьи.

– Вот именно: для моей семьи. Для меня же их идиотский званый ужин ничего не значит.

– Но он много значит для твоей сестры.

– Я пробуду с ней пару часов, а потом сбегу. Арина меня поймёт. Она как никто другой знает моё отношение к грандиозным планам нашего брата на её счёт. Долго смотреть на всё это сватовство я не собираюсь, – с раздражением произношу я, в очередной раз закипая от мысли, что в мире, в котором я родилась, у женщины нет права самой выбирать себе спутника для жизни. За неё этот выбор делает глава семьи. В нашем с Ариной случае – наш старший брат Влад.

– Уже придумала, как сбежишь? – спрашивает Егор с улыбкой.

– Есть идейка, но я расскажу тебе о ней потом, в клубе. Сейчас убегаю, – быстро чмокаю парня на прощание и, заработав в ответ шлепок по заднице, бегу к чёрному, тонированному внедорожнику.

– Прошу, давай только обойдёмся без причитаний, – захлопнув дверь и встретившись с Андреем взглядами, с лёту прошу я.

– Я когда-нибудь сам тебя прибью, Кара, – цедит бука и, дождавшись, когда я пристегнусь, резко трогается с места. – Если меня не уволят раньше из-за вечных нарушений приказов.

– Я тебя умоляю. Никто тебя не уволит. А если и уволит, то я уйду с тобой. Забыл, что ли? Мы же с тобой как сиамские близнецы. Куда я, туда и ты. Это работает и в обратную сторону, – с задорной улыбкой проговариваю я, однако Андрей не разделяет моего настроения.

– Тебе всё весело, да? Влад мне весь телефон оборвал своими звонками. Ты же, как всегда, ему не отвечаешь. Ты хоть представляешь, в каком он гневе сейчас?

– Скажи мне, когда Влад не в гневе, – закатываю глаза, представляя недовольную мину своего старшего брата.

– Но в этот раз я его прекрасно понимаю. Тебя же по-человечески попросили приехать вовремя и как следует подготовиться к вечеру. И что в итоге? Гости начнут появляться в вашем доме всего через полтора часа, а ты выглядишь как бродячая собака.

– Эй! Ты совсем обалдел? – бросаю укоризненный взгляд на напряжённый профиль Андрея. – Никакая я не собака, – открываю панель над лобовым стеклом и смотрю на себя в зеркало, чтобы убедиться, что на лице нет никакой грязи. – Нормально я выгляжу.

Да, лицо немного помятое, так как мы с Егором провалялись в постели почти весь день. Волосы завязаны в неопрятный пучок на макушке, а губы опухли и покраснели от продолжительных поцелуев, но в целом у меня бывал видок и хуже.

– Нормально для уровня твоего дружка-музыканта. Но ненормально для твоего статуса и элиты общества, перед которыми тебе сегодня нужно блистать во всей красе.

Комментарий Андрея вновь вынуждает меня разозлиться. Я захлопываю зеркало и сжимаю руки в кулаки.

– Мне абсолютно плевать, что обо мне подумают все эти надменные людишки. Они и так обо мне невысокого мнения, поэтому нисколько не удивятся, если я явлюсь на вечер в образе бродячей собаки.

– Кара, прекрати! И, чёрт бы тебя побрал, хотя бы сегодня выруби свой идиотский характер и сделай то, что от тебя просят, – зло чеканит Андрей, а после тяжело вздыхает и смягчает тон голоса: – Разве так сложно всего один вечер потерпеть и мило поулыбаться гостям?

– Ненавижу лицемерие.

– Но им насквозь пропитан наш мир.

– И что? Советуешь и мне стать такой, как все они?

– Нет. Ты такой никогда не станешь, но сделай своей семье одолжение и хотя бы сегодня веди себя прилично. Потерпи немного ради Арины. Ты же знаешь, как она волнуется перед встречей с Титовым. Неужели ты хочешь добавить своей сестре ещё один повод для стресса? – Андрей на миг переводит на меня цепкий взгляд, а затем возвращает своё внимание на дорогу, так и не дождавшись от меня ответа.

Хотя ему и не нужен никакой ответ. Он знает, что моя сестра для меня самое важное в жизни. Естественно, я не хочу напрягать её ещё сильнее. Уверена, она и так сейчас заведена до предела, пока наводит марафет для вечера.

– Чёрт, – тихо бурчу я и краем глаза замечаю слабую улыбку Андрея.

Говорю же: он знает, на какие точки надавить, чтобы добиться от меня хоть немного послушания.

Остаток пути мы проводим в молчании. Андрей нарушает тишину, только когда здоровается с охранниками у главных ворот нашего поместья. Мы въезжаем во двор, я прощаюсь с Андреем и морально готовлюсь ко встрече с Владом. Однако, вот же счастье: мой братец не встречает меня в парадном холле дома с намерением отчитать за опоздание. Я сталкиваюсь только со суетящейся и снующей туда-сюда прислугой. Это позволяет мне быстро прошмыгнуть на второй этаж и помчаться в спальню к Арине.

– Кара, наконец-то! – увидев меня в отражении зеркала, сестра вскакивает со стула. Оббегает визажиста и набрасывается на меня с объятиями. – Я уже начала думать, что ты не придёшь.

Отчётливо слышу, как голос Ари дрожит. Как, впрочем, и всё её тело. Она у меня очень эмоциональная, нежная и ранимая. Пусть внешне мы с ней как две капли воды, по характеру полные противоположности.

– Что за ерунда? Как я могла пропустить момент, когда ты наконец познакомишься со своим драгоценным суженым? – не сумев скрыть ехидство в голосе, спрашиваю я.

– Прекрати говорить о нём в таком тоне. Ты же его совсем не знаешь, – сестра выпускает меня из объятий и неодобрительно хмурится.

– Хочу напомнить, что ты тоже его не знаешь.

– Да, это так. Но у нас ещё будет время познакомиться с ним. Свадьба же не на следующей неделе, а неизвестно когда. Да и нет гарантий, что она будет. Я же могу ему не понравиться, – нервно произносит Ари и прикусывает нижнюю губу.

– Дурочка, что ли? Как ты можешь не понравиться? Ты только посмотри на себя, – поворачиваю её лицом к зеркалу и вижу до смеха нелепую картину.

Роскошная красавица с искусным макияжем в элегантном, бирюзовом платье в пол и я – девчонка в ярко-салатовой майке, потёртых джинсовых шортах и кедах. На фоне волос Ари, уложенных в изящную вечернюю причёску, мой хаос на голове кажется убогим и неопрятным. Про цвет вообще молчу. У нас с сестрой он, по сути, одинаковый – каштановый с рыжеватым отливом, однако мои волосы кажутся блеклыми в сравнении с блестящей копной Арины. Но это неудивительно. Сестра ухаживает за волосами, как за самым сокровенным, что есть у неё в жизни. И спускает кучу денег на разные уходовые процедуры и профессиональную косметику. Я же всем этим не занимаюсь.

– Ты прекрасна, Ари. Любой мужчина будет готов отдать все свои сбережения, лишь бы ты обратила на него своё внимание. И Титов в том числе.

– Думаешь?

– Не думаю, а стопроцентно уверена. Ты же самая завидная невеста в Золотой десятке, да и вообще на всём острове. Все хотят тебя. Жаль лишь, что ты сама не можешь выбрать себе мужа.

 

– А мне не жаль. Титов идеальный кандидат для меня. К тому же невероятно привлекательный.

– А тебе-то откуда знать? В последний раз он был на Морене, когда мы ещё были подростками. Я даже не помню, как он выглядит.

– Зато я помню. Такой красавчик, – мечтательно вздыхает Ари.

– За годы он мог измениться.

– О да-а, он изменился. С возрастом стал лишь краше. Я прошерстила интернет и нашла кучу его фотографий. Хочешь покажу?

– Ой, нет. Спасибо. Смотреть на него желания нет. Вот приедет, тогда и полюбуюсь твоим писаным красавцем, – снова произношу с ехидством, но в этот раз Ари не замечает этого. Уж слишком сильно её поглотили мысли о женихе.

– Наверняка в жизни он ещё красивее. А также очень интересный, – с придыханием заявляет Арина, и я изгибаю бровь.

– Интересный? С чего вдруг такая уверенность?

– Ну как же? Разве может человек, который так много странствовал, быть неинтересным? Я жду не дождусь, когда он мне расскажет о своих многолетних путешествиях.

Я усмехаюсь, качая головой. Ари так восторжена из-за предстоящей встречи с Титовым, что мне аж завидно становится. Хотелось бы и мне пребывать в столь воодушевлённом настроении. Однако во мне нет и тени того ликования, что переполняет мою сестру. Наоборот, с момента, как Влад сообщил о скором возвращении Дмитрия на Морен, а после добавил, что Ари должна будет заключить с ним брак для укрепления их деловых отношений и продолжения Золотого рода, во мне засело нехорошее предчувствие.

Не верю я, что этот годами странствующий кадр и наверняка искушённый женским вниманием кобель сумеет сделать мою сестру счастливой. Не верю, хоть убейте. И кажется, мои последние мысли вот-вот осуществятся. Я понимаю это сразу же, как дверь спальни открывается и в комнату входит главный диктатор моей жизни.

Арина с визажистом мигом собираются и расправляют плечи. В их глазах загорается почтение с весомой долей страха. О да… Именно так на всех обычно и действует появление Владислава Гордеева – главы дома Гордеевых, члена Совета Золотой десятки, криминального авторитета, держащего под своим контролем девятнадцать из пятидесяти районов нашего острова, и успешного предпринимателя, теневой бизнес которого процветает в десять раз лучше легального.

Для меня же мой старший брат – редкостная заноза в заднице. Он вечно пытается контролировать мою жизнь и заставляет плясать под его дудку. Как же это бесит!

– Неужели мир перевернулся, и ты всё-таки явилась? – неодобрительно цедит Влад, осматривая меня цепким взглядом. И то, что он видит, ему явно приходится не по нраву.

Ещё бы! Он-то уже при всём параде: солидный смокинг, галстук-бабочка, чёрные волосы аккуратно уложены, морда побрита. Красавчик. Не то что я. Да только мне плевать. Тушеваться и оправдываться перед ним я не собираюсь.

– Как видишь, явилась. Улыбнись и скажи «спасибо», – вздёрнув нос, отвечаю я.

Он сильно сжимает челюсть, зелёные глаза мечут молнии. Он явно вместо благодарностей хочет вывалить на меня смачную порцию ругательств, однако понимает, что в очередной раз ссориться со мной уже не осталось времени.

– Иди в душ и смой с себя всю грязь, которой нахваталась от своего непутёвого музыканта, а ты, – не дождавшись от меня ответа, Влад переводит взгляд на визажиста. – Сделай из неё что-то стоящее и хоть немного напоминающее леди, чтобы всем нам не было стыдно за неё.

Визажист покорно кивает, а я норовлю огрызнуться, да только Ари сильно сжимает мою руку, безмолвно умоляя промолчать.

И я скриплю зубами, но молчу, чтоб меня. Ради неё и её спокойствия. Молчу, кусаю себе щёку изнутри и закипаю как чайник, начиная в полной мере понимать, насколько сложный вечер меня ждёт сегодня.

Глава 2

– Вау! – восклицает Ден, наш второй брат, когда замечает нас с Ари, спускающихся по лестнице. – Такие красотки, аж больно смотреть.

Арина предсказуемо заливается румянцем, я же то и дело откидываю крупные волны волос за спину и дёргаю подол платья, боясь наступить на него каблуком, чтобы не скатиться по лестнице кубарем.

Туфли – это не моё. Ношу их о-о-очень редко, поэтому так и не научилась на них нормально ходить. Новичок, который пытается удержать равновесие на ходулях, выглядит куда грациозней, чем я на высоченных шпильках.

– Мелкая, ты потрясающе выглядишь, – сковав Ари в объятиях, произносит Ден. – Все мужики сегодня попадают от твоей неземной красоты.

– Отпусти, Денис. Не дай бог, платье помнёшь, – мило ворчит Арина, вырываясь из рук брата. – И мне не нужно, чтобы все падали. Мне хватит и одного.

– Не волнуйся, Титов первым ляжет у твоих ног. А если не ляжет, то я помогу ему это сделать, – с усмешкой заявляет Ден, хотя он способен на нечто подобное. – Ух… А от твоего вида, засранка, попадают не только мужики, но и все женщины, – оценив неспешным взглядом моё длинное чёрное платье без лямок и с глубоким вырезом на бедре, брат щёлкает меня по носу.

Он всегда так делает в общении со мной, за что всегда получает кулаком в плечо.

– С чего вдруг им падать?

– От разочарования, разумеется. Многие леди ждут не дождутся снова посплетничать о твоём ужасном прикиде. Представляешь, как они обломаются сегодня? – смеётся Ден, ослепляя своей белоснежной улыбкой.

Пусть Денис и любит Ари немного больше, чем меня, он всё равно является моим самым любимым братом. Он не такой, как Влад. Гораздо темпераментнее, импульсивнее, веселее и разгульней. А ещё он не пытается командовать нами с Ари и не лезет в нашу жизнь. Ден – заядлый тусовщик и бабник. Я обожаю брата за его лёгкость и одновременно злюсь. Опять-таки потому, что ему можно творить любую дичь, можно покидать остров когда угодно и куда угодно, и можно самому выбирать себе жену и время, когда он захочет жениться.

Мне же вечно приходится воевать с Владом, чтобы заслужить хоть немного свободы и отсрочить момент нежеланного замужества. И всё из-за того, что я родилась женщиной, а не мужчиной. Ну что за несправедливость? Ненавижу!

– Готова, мелкая? – продолжая лучезарно улыбаться, Ден обращается к Арине.

Она тихо выдыхает, явно пытаясь справиться с волнением, и молчаливо кивает в ответ. В знак поддержки Денис приобнимает Ари за талию, а я подхожу к ней с другой стороны, и мы втроём направляемся в главный зал, где будет проходить званый вечер.

Ничего нового я здесь не вижу. Роскошная атмосфера, мягкий свет, струящийся из хрустальных ламп. Много круглых сервированных столов, изысканные деликатесы, вино и шампанское, цветочные композиции, созданные в спокойных кремовых тонах. Пианист восседает у фортепиано, готовый в любой момент начать играть какое-нибудь классическое музыкальное произведение, а моя старшая сестра Лиза даёт наставления официантам, которые наносят последние штрихи для встречи гостей.

– А вот и вы! – заметив нас, радуется Лиза.

Сестра выглядит роскошно. Пока она идёт своей грациозной походкой в нашу сторону, я любуюсь ею и в очередной раз отмечаю, что она совсем непохожа на свой возраст.

Лизе тридцать три года. Она самая старшая из пяти детей и мать троих сорванцов. Однако внешне практически походит на нашу с Ари ровесницу. Её кожа сияет, насыщенно рыжие волосы блестят и струятся до талии, а фигурка – просто загляденье. Любая модель обзавидовалась бы.

Как жалко, что эта роскошная красотка досталась в жёны одному из самых мерзких мужчин среди семей Золотой десятки. Причём муж Лизы как внешне неприятный тип, так и по характеру. Не знаю, как она ещё не повесилась от совместной жизни с ним. Про секс с этим тощим гоблином даже думать страшно. Сразу тошнота накатывает.

– Прекрасно выглядите, девочки. Даже ты, Кара, – не без удивления произносит Лиза, срывая с моих губ усмешку.

– Разве у меня был выбор? Влад бы меня на куски порвал, приди я в зал в джинсах и майке.

– В предыдущие разы тебя такая участь не пугала.

– В предыдущие разы подобные вечера не были важны для Арины.

– Как прекрасно осознавать, что хотя бы ради одного члена семьи ты готова вести себя нормально, – позади раздаётся строгий голос Влада, и мы все оборачиваемся.

На лице брата нет и тени восторга или же одобрения при виде моего наряда. Он лишь слабо хмыкает, оглядывая меня, а затем обращается к Арине.

– Мне звонил человек Титова. Он сказал, что рейс Дмитрия задержали из-за погодных условий, поэтому он прибудет на вечер с опозданием.

– Ничего страшного, – тут же отвечает Ари, а я недовольно поджимаю губы. Всего на миг, дабы не проявить перед всеми своего нежелания торчать на этом вечере дольше, чем я планировала. Однако для Дена моя реакция не проходит незаметно. Как только Влад с Лизой отправляются к главному входу встречать гостей, брат подходит ко мне, закидывает свою тяжёлую руку на мои плечи и спрашивает:

– И куда сегодня ты планируешь слинять?

– Не понимаю, о чём ты говоришь?

– Да ладно тебе. Мне-то можешь не врать. Я знаю тебя, как облупленную. Как, впрочем, и Влад. Думаешь, он уже не приказал всей охране не выпускать тебя за территорию поместья?

– Скажи мне то, чего я не знаю, – поднимаю на брата насмешливый взгляд.

– О-о, так у тебя уже заготовлен план побега?

– Глупый вопрос. Разумеется. Но, честно говоря, я не понимаю, зачем вообще я тут сдалась Владу, если Титова будет волновать только Ари?

– Не знаю. Но он серьёзно намерен продержать тебя тут до самого конца.

– Тогда его ждёт конкретный облом.

– Ох, Кара. Я чувствую, в этот раз ты нарвёшься на проблемы, – нервно произносит Арина, касаясь моей руки. – Может, всё-таки передумаешь и не будешь злить сегодня Влада?

Мы с Деном переглядываемся, а затем одновременно издаём смешок, и Ари осознаёт, что ляпнула глупость. Злить своего старшего братца, можно сказать, смысл моей жизни. Ну а что? Нужно же хоть как-то веселиться, раз многие другие развлечения мне недоступны.

Как только Титов явится на вечер и Ари успокоится, я тут же начну реализовывать свой план побега. Я обещала Егору приехать на выступление его группы задолго до того, как Влад сообщил об этом званом вечере, и я не привыкла забирать свои обещания обратно. Особенно в столь важный для Егора вечер, как сегодня. Впервые парни будут играть на сцене в престижном клубе, а не в том маленьком, убогом баре, в котором они больше года выступают по выходным за гроши.

Я безумно рада за Егора и ребят. Они очень талантливые и заслуживают гораздо большего, чем имеют сейчас. За несколько месяцев наших отношений с Егором я неоднократно предлагала ему помощь – как финансовую, так и в плане связей, чтобы суметь быстрее продвинуть их группу на новый уровень. Однако он всегда категорически отказывался, заявляя, что они сами всего добьются. Пусть это потребует гораздо больше времени и сил, но зато без помощи богатенькой девочки из влиятельной семьи.

И я обожаю его за это. Он первый парень, который познакомился со мной не ради выгоды или денег, а просто потому, что я ему понравилась. Как девушка и как человек. Это бесценно.

Всего спустя час торжественный зал заполняют гости, среди которых нет ни одного человека, принадлежащего второму или третьему уровню. В нашем доме собрался только первый, как любят говорить, высший сорт всего населения острова. К нему относятся представители Бронзовых, Серебряных и Золотых семей. Проще говоря: успешные бизнесмены, политики, магнаты, филантропы, знаменитости, выдающиеся учёные, востребованные врачи и гении, которые создали себе имя и заработали огромное состояние на разработке той или иной инновации.

Из простых людей тут только охрана, пианист, фотографы и прислуга, отчего мне с каждой секундой становится всё труднее держать себя в руках и мило улыбаться очередной подошедшей к нам с Ари надменной леди или нудному толстосуму, который мажет по нам сальным взглядом.

И если Арина к подобному вниманию уже давно привыкла, то я – нисколько. И не хочу привыкать. Именно поэтому я и ненавижу краситься, делать причёски и выряжаться во все эти элегантные наряды. В таком виде я становлюсь приметной и привлекательной для мужчин, от которых я всей душой хочу держаться подальше. И чтобы суметь сохранять дистанцию от них сегодня, я в своём любимом репертуаре отрезвляю каждого, кто предпринимает попытку пофлиртовать со мной. Хватает выдать всего несколько похабных фразочек, и джентльмены приходят в ужас и ретируются.

От реакции последнего мужика я вообще едва сдерживаю смех. После того как я в красках рассказала, как безрезультатно борюсь с хламидиозом, его лицо так вытянулось, что можно помереть со смеху.

– Когда Влад услышит новые мерзкие слухи о тебе, он вскипит от гнева, – с трудом сдерживая смех, произносит Арина.

– Красота, – улыбаюсь от всей души и делаю глоток шампанского.

– Ты никогда не угомонишься, да?

– Угомонюсь, разумеется. Но лишь тогда, когда съеду из этого дома, выйдя замуж за того, кого выберу сама, а не Влад.

 

– Очень надеюсь, что тебе удастся этого добиться. Хотя если ты продолжишь пугать всех мужчин на острове выдуманными венерическими болезнями, то до конца жизни останешься в старых девах.

– Это ли не рай?

– И до конца жизни будешь воевать с Владом, – добавляет Ари.

– Ну и ладно. Лучше воевать со своим братом, в борьбе с которым я уже научилась добиваться своего, чем попасть в плен к новому диктатору.

– Брак – это не плен, Кара.

– Брак по взаимной любви – нет, а по принуждению – да, да и ещё раз да. И я никогда не изменю своё мнение, – категорично отрезаю и замечаю, как в глазах Арины поселяется грусть с толикой страха.

Чёрт! Я должна успокаивать и поддерживать её, а не обострять волнение своими неуместными высказываниями.

– Не слушай меня, Ари. Я несу чепуху. С твоим браком всё будет иначе.

– Думаешь?

Нет. Не думаю. Но ей об этом знать не стоит.

– Конечно. Ты заслуживаешь самого лучшего. И если Титов это «лучшее» не сумеет тебе организовать, то мы всем семейством накажем его. Я с Денисом будем первыми, кто врежет ему.

– Дурочка. Тебе лишь бы подраться.

Факт. Я люблю драться. Но только на тренировках с Деном. В жизни я ни с кем в драку пока ещё не вступала. И с вечным присутствием Андрея под боком, не думаю, что у меня появится нужда защищаться самой.

– За тебя я готова даже убить, – на полном серьёзе произношу я.

– И об этом я знаю, Кара. Чувствую, нужно будет в самом начале предупредить Дмитрия, что его жизнь в опасности.

Смеюсь, сжимая прохладные ладони Ари.

– Так и сделай. Тогда счастливый брак будет тебе гарантирован, – с улыбкой произношу я, радуясь, что сестра заметно успокаивается. А когда наш разговор прерывают две университетские подруги Ари, она и вовсе расслабляется, ввязываясь в дружеский разговор.

Слава богу! Я пусть и не люблю этих заносчивых девиц, однако сейчас их присутствие благоприятно действует на сестру. Девушки отвешивают Арине комплименты и начинают восторженно расспрашивать её о предстоящей встрече с женихом. Первые пятнадцать минут я безучастно слушаю их беседу, а после отхожу от них, чтобы немного прогуляться по залу и взять ещё один бокал шампанского.

– Неужели это ты, Каролина? Тебя сегодня не узнать. Шикарно выглядишь.

Я плавно оборачиваюсь и встречаюсь с тёмным взглядом Олега Лебединского.

Высокий, молодой, симпатичный, со стильной стрижкой, ухмылочкой победителя мира и огромной кучей нулей на банковских счетах. Прямо мечта всех девушек… Была бы, если бы не одно смачное «НО».

Олег такой же редкостный блядун, как и мой брат Ден. Не зря же они лучшие друзья с самого детства.

– Привет, Олег. И сразу же пока. Можешь двигаться дальше. Со мной тебе сегодня ничего не светит, – с ходу пресекаю его попытку подкатить и делаю небольшой глоток шампанского.

– Какая ты резвая. С чего ты вообще решила, что я подошёл к тебе с целью завершить этот вечер в более укромном месте?

– Ты никогда не подходишь к девушкам с другой целью.

– Всё-то ты знаешь. Однако хочу напомнить, что ты не простая девушка, а младшая сестра моего лучшего друга.

– Именно поэтому тебе хочется меня трахнуть в разы больше, чем кого бы то ни было.

Олег начинает смеяться, при этом пристально смотрит мне в глаза своими тёмными наглыми глазами.

– Я обожаю твою прямолинейность. Вот бы все девушки говорили в лоб всё, что думают. Это чертовски возбуждает, знаешь ли.

– Не знаю и знать не хочу. Неинтересно.

– Равнодушие тоже возбуждает.

– Лебединский, тебя возбуждает всё, что с сиськами и дышит. Хотя не уверена, что второй нюанс имеет для тебя значение.

– Ты слишком плохого мнения обо мне.

– Если бы, – усмехаюсь, а затем слежу за тем, как Олег переводит хитрый взгляд на Арину, стоящую с подругами в десятке метров от нас. И это мне совсем не нравится. Неужто решил к ней подкатить, раз со мной не вышло? Если это так, то только через мой труп.

Хочу уже пустить в ход угрозы, чтобы этот Казанова не вздумал заглядываться на мою сестру, особенно в столь важный для неё вечер, однако меня отвлекает вибрация смартфона.

Егор.

– Даже не думай об этом, иначе ворвусь в твой дом и задушу тебя во сне, понял? – тихо шиплю я Олегу, а тот опять начинает смеяться, но, к счастью, переводит взгляд с Арины на мимо проходящую леди, игриво посматривающую на него. Отлично.

Олег может хоть всех женщин Морена оттрахать, но моя сестра для него табу. Полагаю, Денис в этом плане со мной солидарен.

Я отхожу от Лебединского к окну, где нет людей, и наконец отвечаю на вызов, сообщая Егору, что всё ещё пребываю на вечере и пока не знаю, когда смогу уехать, ведь чёртов Титов до сих пор не приехал. И когда явится – неизвестно.

– Выступление начнётся через час. Ты ведь понимаешь, что я не смогу его отсрочить надолго? Максимум минут на десять.

– Я понимаю, Егор. Я успею. Обязательно.

– Очень надеюсь, но если вдруг у тебя не получится приехать, то ничего страшного. Рома сказал, что попросит друга заснять выступление на телефон.

– Нет, я посмотрю ваш дебют в «Линсе» вживую. Я же обещала приехать, значит, сделаю это во что бы то ни стало, – уверенно повторяю я, а когда заканчиваю вызов, протяжно выдыхаю.

И как я успею добраться до «Линса» вовремя? Чтобы быть там к началу концерта, я должна прямо сейчас покинуть приём. Но я не могу этого сделать, оставив Арину без поддержки.

– Что-то случилось? – озадаченный голос Ари вынуждает меня обернуться.

– Нет, всё в порядке.

– Не ври мне. Я же вижу, что ты вся как на иголках. Тебя ждёт Егор, да?

– Да, но я успею приехать на его выступление. Побегу сразу же, как приедет Титов.

– Тебе не нужно ждать его вместе со мной, Кара. Неизвестно когда он приедет.

– Что значит не нужно? Ради чего я тогда вообще так вырядилась и пришла сюда? Я хочу поддержать тебя.

– И ты уже очень поддержала меня сегодня. Нужды торчать со мной рядом нет. Я не маленькая. К тому же здесь Ден, Лиза и мои подруги. Они не позволят мне начать паниковать в самый важный момент.

– Нет, я не могу уехать.

– Ещё как можешь, – она берёт мои ладони и сжимает их. – И сделаешь это немедленно. Беги к Егору и передай ему мои поздравления. Если бы я могла, то обязательно поехала посмотреть на его выступление вместе с тобой.

– Ты уверена? – переспрашиваю я, чувствуя себя неудобно перед сестрой.

– Конечно. Потому что твоя нервозность начинает меня напрягать. Я же чувствую тебя, как саму себя. Так что видеть тебя здесь больше не желаю. Беги, пока Влад занят беседой с Агатовым. Сейчас как никогда лучший момент уйти незамеченной, – Ари расплывается в озорной улыбке, и я крепко обнимаю её в знак благодарности.

– Спасибо тебе большое. Ты самая лучшая сестра на свете.

– Ты тоже, – произносит она, а затем, вздохнув, мечтательно добавляет: – Надеюсь, и я смогу так же влюбиться в Титова, как ты влюблена в Егора.

– Да уж… Я тоже надеюсь, – отвечаю я, хотя сомневаюсь, что влюбляться в такого человека, как Дмитрий Титов, – разумное желание. Это грозит разбитым сердцем. Особенно такой ранимой и нежной девушке, как Арина.