Жена на замену: Мой огненный лорд

Tekst
127
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Жена на замену: Мой огненный лорд
Жена на замену: Мой огненный лорд
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 23,22  18,58 
Жена на замену: Мой огненный лорд
Audio
Жена на замену: Мой огненный лорд
Audiobook
Czyta Алла Човжик
13,94 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Жена на замену: Мой огненный лорд
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Катя

Внезапная пощечина заставила отшатнуться. От удивления я приоткрыла рот, не зная, что и сказать. Мужчина напротив смотрел на меня с лютой ненавистью. Прежде никогда и никто не смотрел на меня так, будто я пустое место, да еще и посмевшее… что, кстати, посмевшее? Я отвела взгляд.

Но тут же об этом пожалела.

– Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! – рявкнул незнакомец и обхватил мое горло ладонью. Мне стало трудно дышать. Я хватала ртом воздух, вцепившись пальцами в мужскую руку, и пораженно глядела на незнакомца. Я не понимала, что ему сделала. Я вообще ничего не понимала! – Еще раз вытворишь подобное, и я сделаю с тобой то же самое. Ты меня поняла?

Нет! Я совершенно ничего не понимала! Но ответить все равно не могла – мое горло по-прежнему сдавливали. Мы смотрели друг другу в глаза. В его – ненависть, жгучая. Будь его воля, он бы убил меня здесь и сейчас.

Но он не сделает этого. Почему?..

Хватка ослабла, я глотнула воздух, согнулась и закашлялась. Сознание зацепилось за мягкий ворс ковра, на котором я стояла в туфлях. Туфли – серебристые, с длинными носами. Красивые, но… не мои.

Где я, черт побери?!

– Надеюсь, ты меня услышала, – процедил незнакомец. – Из комнат в мое отсутствие выходить не смей. Не хочу, чтобы ты причинила вред еще кому-то.

Мужчина громко хлопнул дверью и скрылся в темном коридоре, оставив меня одну в безызвестной комнате и в непонятной одежде, с настоящим разбродом чувств.

Что здесь происходит?!

Голова шла кругом. В комнате стояла старая массивная мебель. Нет, не старая, стилизованная под старину, словно я попала в викторианскую Англию: окна с деревянными рамами, вытянутые и укрытые с двух сторон тяжелыми шторами; кровать, по обе стороны которой стояли тумбочки; тяжелый шкаф на ножках, комод с зеркалом – все было резное, из красного дерева. Моя комната выглядела явно не так!

– Это бред, какой-то бред, галлюцинация, – бормотала я и, кинув взгляд на дверь, бросилась на выход.

Я буквально навалилась на неё всем весом и, повернув ручку, оказалась в гостиной, выполненной в том же стиле, что и спальня. Следующая дверь, к счастью, вывела меня в коридор. Тяжело, испуганно дыша, огляделась. Стены были обиты тканевыми обоями. Лампады, прикрытые стеклом, давали холодный мягкий свет. От них не чадило, да и сам огонь был будто бы… иллюзорным?

Кажется, я в каком-то дворце. Если бы жила в Питере, вот даже не удивилась бы! Но!.. Я ведь живу в российской глубинке, а никак не в Северной столице! Кому нужно было устраивать подобное?..

Я бросилась вперед, подхватив подол длинного платья. Иногда казалось, что тело принадлежит тоже не мне: слишком уж странными были ощущения. Но я продолжала бежать вперед, спустилась по лестнице, вышла в холл. На пути мне попадались мужчины в ливреях и женщины в длинных светлых платьях с черными фартуками и чепцах. Все они отшатывались от меня и отводили взгляд, словно от прокаженной.

– Что вы здесь делаете, ваше величество?

Голос – властный, требовательный, уверенный. Он заставил меня вздрогнуть и замереть. На паркетном полу холла отражались блики яркого освещения. Я осторожно обернулась и вновь увидела того мужчину, что запретил мне выходить. Да что с ним не так? Откуда столько злости и ненависти? Он меня явно с кем-то перепутал! Все это дурной сон, не более! Это не может быть реальностью! Я не сделала никому ничего плохого, чтобы со мной так обращались!

Взгляд сам собой зацепился за красную ящерку, застывшую на плече мужчины. Та смотрела менее враждебно, но при этом словно изучала меня, наклонив голову.

– Я приказал тебе сидеть в комнате, – прошептал мужчина, чтобы его услышала лишь я.

– Послушайте, – попыталась оправдаться, – я никому не собираюсь причинять вред…

– Замолчи! – разъяренно ответил мужчина, не повышая голоса. – Не хочу тебя ни видеть, ни слышать. Сейчас же возвращайся к себе.

Отлично поговорили! Что за ненормальный? Мы встретились глазами. Я не выдержала и отвела взор. Он наводил настоящий ужас, подчинял себе, я не могла ему сопротивляться. В голове роилось множество вопросов, но я банально боялась задать их этому незнакомцу. Нужно найти кого-то другого, кто бы не боялся меня и кого не боялась бы я. Но найти такого в стенах дворца, видимо, не смогу, придется искать снаружи. Я взглянула на дверь – парадную, судя по её размерам и позолоте.

Прикусив губу, рассчитала все риски и бросилась к выходу.

– Стой! Куда?..

Я с трудом распахнула тяжелые двери и выскочила на широкую лестницу. Моему взору открылся ухоженный сад, а чувство свободы опьянило. Кинулась вниз, надеясь сбежать отсюда навсегда, но, запутавшись в длинном подоле, полетела на ступеньки. Здесь не было ни перил, за которые можно уцепиться, ни людей рядом. Первый удар пришелся по плечу, затем – бедро.

«Сейчас я буду не только красивой куклой, но и поломанной», – подумала я, а после сильно ушиблась головой и перед глазами померкло.

Дармиир Ро’армант

– Она опять! – воскликнул лорд-правитель, ворвавшись в келью оракула. Старец поднялся с кресла, поправив очки на переносице, и с сочувствием взглянул на великого дракона, последнего представителя своего рода. – Вы обещали мне, что именно она моя Суженая, что от неё я смогу иметь детей. Прошел уже год, святейший, но она так и не забеременела. Её проверяла придворная целительница – с организмом моей жены все в порядке. Значит, она просто не подходит мне. Не вы ли заверяли меня, что именно с ней все получится?

– Терпение, мальчик мой, терпение, – только оракул смел называть императора Эордании «мальчиком». – Для всего нужно время.

– Мой народ ждет наследника. Я последний из Огненных драконов, значит, диких ничто больше не будет сдерживать. – Правитель вздохнул, сложив руки на груди. – Я не хотел жениться на Вирьяне, она была известна своим жестоким нравом еще до нашей свадьбы. Но вы убедили меня, что она – моя последняя надежда. И что из этого вышло?

– Пока рано судить об исходе. – Оракул зажег пару магических светильников, чтобы избавиться от полумрака. – Прошел всего лишь год, все еще может измениться.

– Для меня уже ничего не изменится, – устало произнес мужчина и буквально рухнул в кресло напротив оракула. Он прикрыл глаза и сглотнул. – Я ненавижу её. Ненавижу всей душой. Она жестока, двулична и высокомерна. Она худшая женщина на свете. И моя жена. Она не может быть моей суженой. Вы понимаете, на что обрекли меня, оракул?

– Знаки не могли лгать – они указывали, что именно она твоя Суженая. Я вновь должен просить тебя о терпении. Даже самому прекрасному цветку нужно время, чтобы распуститься.

– Боюсь, если дать ей время, она сожрет всех вокруг. Это не прекрасный цветок – это хищное растение.

– Даже хищное растение способно любить.

– Любить поесть, – едко ответил мужчина. – Оно с легкостью сжирает насекомых и готовится к следующей атаке. С её нынешним статусом для неё насекомые – все жители Эордании. Вы не представляете, что она сделала сегодня.

Оракул поджал губы. Нет, он не знал, но догадывался. Жена правителя действительно была известна своей жестокостью, двуличностью, а также занятиями некромантией, но последнее было лишь слухом. Вирьяна была змеей по натуре. Но знаки, которые увидел и прочел оракул, не могли лгать. Именно она – Суженая Огненного дракона, значит, способна выносить наследника.

– Что я могу сделать для тебя, мальчик мой?

– Прошу вас, ищите. Ищите мою Суженую. Ею не может быть леди Вирьяна.

Оракул вздохнул. Не хотелось ему давать такое обещание, он уже выполнил все, что было в его силах. Но род Огненных драконов не должен прерваться, поэтому старец кивнул. Неуверенно и коротко, но кивнул.

Катя

Голова просто раскалывалась. Мне тяжело было открыть веки, да еще это непрерывное жужжание незнакомых голосов… Мне хотелось попросить, чтобы все замолчали, но сил не было даже на это.

– …все будет хорошо, не сомневайтесь.

Голос женский, молоденький. Вслед за ним еще один, но уже властный, с нотками надменности:

– Я не сомневаюсь. Она моя дочь и имеет крепкое здоровье. Но хотелось бы знать точные сроки, когда она проснется. Я тороплюсь.

Кто «она», интересно? Речь идет явно не обо мне, потому что голос своей мамы я бы узнала. Пришлось открывать глаза – медленно, веки не слушались. Комната двоилась, как и люди возле меня.

– Просыпается! – воскликнула девушка явно облегченно.

– Слава богам! – вторила ей вторая.

Теперь, когда я открыла глаза, смогла оценить окружающую обстановку. Я лежала на мягкой кровати, рядом в кресле сидела стройная женщина в возрасте, с другой стороны стояла худенькая девушка в темной одежде и белом фартуке с перчатками. Её волосы были собраны в простую косу. Я не могла точно сказать, сколько ей лет, но выглядела она молодо. Раскрыв саквояж, стоящий на столе, она достала какой-то железный прибор и присела на кровать.

– Позвольте взглянуть на ваши глаза, леди.

Я послушно расслабилась, поняв, что она доктор; это меня успокоило, несмотря на странную одежду, обстановку и незнакомую женщину в кресле. Может, она её мать и та просто взяла её на прием? Тогда все же остаются вопросы к одежде и обстановке. Но затем доктор меня удивила. Она отложила прибор, которым светила мне в глаза, и поставила ладони на некотором расстоянии от моих висков – я буквально увидела белое свечение, исходившее от её пальцев!

– Леди здорова, – известила она, отстранившись. – Сотрясения нет. Вечером и утром сменю повязку, и уже к завтрашнему обеду не останется никакого намека на ранение.

К-какое ранение?

– Доктор, – обратилась я, – что со мной?

Девушка изумленно взглянула на меня. Что именно её удивило? Неужели то, как я обратилась к ней? Быть может, это всего лишь медсестра, а я уже повысила её в ранге?

 

– Вы не помните, леди? Вы вчера упали с лестницы вследствие слишком быстрой ходьбы. Хорошо, что Император был рядом, смог доставить вас в комнаты безболезненно и тут же вызвал меня. Теперь с вами все будет хорошо.

– Да, теперь все будет хорошо, – повторила женщина в кресле, имени которой я, к сожалению, не знала. На мгновение мне показалось, что она вложила в свои слова какой-то другой смысл. Дальше она обращалась уже к доктору: – Вчера был день рождения моего сына, поэтому в поместье осталось много дел, которые требуют моего безотлагательного присутствия. Прошу простить меня.

– Я понимаю, риама Карме́лла. Прошу доверить заботу о вашей дочери мне.

– Благодарю вас, эсса У́рмари, – с улыбкой ответила женщина, после чего наклонилась ко мне и под видом поцелуя в щеку шепнула: – Не знаю, что ты сделала для того, чтобы выжить, но лучше молчать об этом.

Пока я осмысливала её слова, женщина, названная Кармеллой, выпрямилась и поспешила к выходу. Мы с эссой Урмари остались вдвоем. Девушка собирала свой саквояж.

– Доктор, у меня могут быть галлюцинации? – решилась спросить я.

Меня вновь наградили удивленным взглядом.

– Что за странное слово, которым вы меня называете? Надеюсь, это не оскорбление, хотя от вас, леди, можно ожидать всего, – отозвалась она и громко захлопнула свой саквояж. – Я вас не понимаю совершенно. Что вы имеет в виду?

– Э-э, – я начала сомневаться, что вообще следует задавать вопросы, но все же решилась: – Просто я вижу то, что не должна видеть, как мне кажется.

– И что же вы видите? – спросила эсса Урмари.

– Вас. И ту женщину, которая недавно вышла. И обстановка в комнате странная.

– Вы пытаетесь меня оскорбить? – поджав губы, спросила она. – Обстановка в комнате такая же, как и всегда была. Не испытывайте мое терпение, леди. Я вас не боюсь. Я придворная целительница, меня защитит Император.

Да почему все здесь, кроме Императора (а это, судя по всему, тот странный нервный мужчина), боятся меня? А я боюсь его!

Стоп, Катя! Какой Император? Какое «здесь»? Ты что, начинаешь верить, что все происходящее – реально?

И тут я осознала, что так и есть. Император, целительница, странные обращения. Я и не говорю об одежде и обстановке викторианского стиля! Нет, здесь явно творится что-то странное. Сначала я подумала, что у меня галлюцинации вследствие падения, но теперь даже в этом стала сомневаться. Слишком все реально выглядело. Быть может, я по-прежнему сплю? Тоже маловероятно – сон не повторяется дважды в мельчайших деталях.

Кажется, действительно существует это загадочное «здесь», а вот как я тут очутилась – тайна.

– Я… не пыталась вас напугать, – сбивчиво начала я. – Я лишь пытаюсь сказать, что… – думай, Катя, думай, как выпутаться из ситуации. Придумала! – Я не помню! Совершенно ничего не помню! Даже ту женщину, которая несколько минут назад была здесь, не помню.

Целительница (слово-то какое магическое) смотрела на меня настороженно. Она вновь поднесла руки к моей голове. Я застыла и теперь поняла очевидное: от её ладоней действительно исходил свет с искрящимися белыми частицами. Катя, ну ты и попала! Сейчас, конечно, наука и не до такого дойти может, но кто будет её тратить на тебя? Кто будет устраивать такой дорогой розыгрыш с такими идеальными актерами и спецэффектами? Намного легче поверить в существование потустороннего мира!

Я вновь вздрогнула. Это что же получается, я и правда куда-то попала? С ума сойти!

А может, действительно с ума сошла?

– Я не вижу никаких повреждений, – неуверенно начала целительница, – но допускаю, что в памяти могли быть какие-то кратковременные нарушения вследствие падения. Если это так, то через неделю-две память вернется, когда организм полностью восстановится. Сейчас мне пора. Я приготовлю вам целебный отвар и отправлю с ним служанку.

Она вышла. Отвечать на мои вопросы она не собиралась, хотя накопилось их приличное множество. М-да, меня тут не особо любят. Интересно, почему все началось с того, что меня все знают, а я – нет?

Что я помню?

Я – в красивом красном платье, с макияжем и прической, сделанными сестрой-визажистом, – шла на свидание с Кириллом. Мы собирались не куда-нибудь, а в театр. Театры любила еще с детства, ведь родители бережно прививали к ним любовь. Я снимала квартиру в центре, рядом с университетом, до театра было десять минут ходьбы. Последнее, что помню, – зеленый сигнал светофора и то, как я вышла на дорогу. Дальше – пустота. Если рассуждать логически, можно подумать, что меня сбил автомобиль, но я даже этого не помнила.

Пока размышляла и переосмысливала все, в дверь постучались. Вошла служанка и вкатила тележку с подносом. Комнату наполнил аромат еды. Я повторно убедилась, что это не сон – нельзя во сне так хотеть есть!

– Доброе утро, ваше величество, – поприветствовала меня служанка, старательно пряча взгляд.

Ваше… кто? На мгновение я выпала в осадок от того, как меня нарекли. Быть может, мне послышалось? Наверняка! Не могу же я в самом деле быть какой-нибудь королевой? Тогда я еще больше уверюсь в том, что это шизофрения, а не какой-нибудь другое мир! Нельзя же попасть куда-то, и так удачно?

Служанка поставила на кровать специальный столик, после чего начала выкладывать на него провизию: ароматный чай, булочки и сырную нарезку. Также она положила на край газету «Вестник Эордании».

– Эсса Урмари сказала, что вы временно потеряли память. Я готова ответить на ваши вопросы.

Я задумалась. С одной стороны, сейчас не зазорно спрашивать о любых мелочах; с другой стороны, нужно быть деликатной, ведь не знаю, какие из моих вопросов вызовут недоумение и настороженность.

– Я совершенно ничего не помню, – согласилась я и, сделав первый глоток, потянулась за булочкой. – Даже твоего имени.

– Меня зовут Орма, ваше величество. Я ваша личная служанка… со вчерашнего дня.

На последних словах девушка запнулась. Я же поняла, что, кажется, не ослышалась! Неужели действительно королева? Боги! Но как это произошло? И все еще остается открытым вопрос, почему обо мне все помнят, а я – нет. Может ли быть так, что… я попала в чужое тело, а не перенеслась собственным?

– Ты что-нибудь знаешь о перемещениях между мирами? – нетерпеливо спросила я.

Девушка посмотрела на меня недоуменно. Вот, именно такой реакции я и боялась!

– Ваше величество, как же я могу говорить о том, в чем не смыслю? Хотя понимаю, почему вы начали именно с этого: заголовки в газетах пугают и меня, – поделилась девушка и скосила взгляд на газету.

Теперь и я пристальнее посмотрела на газету и прочитала: «Пойман очередной иномирянин. Они становятся все более опасны».

– Чем же они так опасны? – задумчиво спросила я и посмотрела на служанку.

Та выглядела скованной. Как и те, что вчера попадались мне на пути, когда бежала в холл. Теперь я все больше думала, что действительно попала в чье-то тело… или всегда была здесь, просто забыла, а вся моя предыдущая жизнь – выдуманный сон.

– Я не смыслю в этом, – явно испуганно повторила она, будто боясь наказания. – Если бы знала, ответила бы. А так все говорят: опасны – я и верю.

Я кивнула и обратила свое внимание на статью. Вкус у чая был странным, от него я словно оживала. И тут вспомнила, что это наверняка тот отвар, о котором говорила эсса Урмари. Интересно, что значит «эсса» и «риама»?

«Сегодня в нашу редакцию поступила информация от проверенного источника: раскрыт очередной иномирянин! Каким именно способом, нам не сообщается, но известно, что это уже третий случай за последний год. С чем же это связано? Многие предполагают, что здесь замешаны некроманты. Но какая им от этого польза? Любит наш народ искать крайних среди темных, поэтому наша редакция придерживается иного мнения. Мы считаем, что иномиряне – это предпосылки к великому открытию магов! Быть может, скоро каждый из нас сможет путешествовать между мирами?

Вот что говорит по этому поводу случайный прохожий, встреченный нами на улицах Аэрбелла: «Иномиряне среди нас! Уже не знаешь, кем окажется сегодня твой сосед – тем же добродушным простаком или жестоким убийцей! Вы думаете, я преувеличиваю? Я еще преуменьшаю!»

Наша редакция призывает вас, дорогие читатели, не впадать в панику, но все же быть осторожными».

Кажется, я попала. В чье-то тело. Да не просто в тело, а в тело королевы! Боги, а что теперь делать-то? Мысль о том, что вся моя предыдущая жизнь могла быть сном, показалась бредовой: слишком хорошо я все помнила, до мельчайших деталей. А вот мое иномирское происхождение казалось все более вероятным.

– Вы побледнели, ваше величество, – решилась озвучить Орма. – Позвать эссу Урмари?

– Нет-нет, все в порядке, – ответила я. – А как… как раскрывают этих иномирян?

Дура ты, Катя! Нельзя вот так в лоб спрашивать, но у меня вырвалось. Слишком уж важным был для меня вопрос! Хотя, чего тут спрашивать? Вот после таких вопросов и раскрывают!

– Да кто ж знает? Говорят, что есть специальный отдел в Тайной канцелярии, который лично курирует Император, ваш супруг.

Вот тут я немного выпала в осадок. Мой… кто? Супруг?! Император?!

Отлично! Теперь знаю, что я – замужем, мой муж – монстр, а служанка вроде ничего. Нужно поменьше открывать рот на эту тему, но тогда откуда я узнаю, как вернуться в свой мир?

Зато теперь выяснилось, что я никакая не королева, а императрица!

– Вы вновь побледнели, леди. Может, я все-таки позову эссу Урмари?

Позови сразу Императора, чего мелочиться! Вот только если он лично курирует какой-то отдел, занимающийся отловом иномирян, то лучше с ним вообще не встречаться и держаться от него подальше! А как можно держаться подальше от супруга? Пра-а-авильно, скандалами! Теперь я даже прониклась его идеей запереть меня в комнате и не выпускать. Так мы отделены друг от друга железобетонно! В прямом смысле, опять же. Или из чего тут сделан дворец?

– Нет-нет, Орма. Ты вот мне еще что скажи… что же там делают с иномирянами?

– Да кто ж их знает? Не выходят они оттуда. Если кто вошел в казематы тайной канцелярии, то живым уже не выйдет.

Точно держаться от мужа подальше! Сама запрусь в комнате!

– Та-а-ак, на вопросы по статье мы ответы получили, – продолжила я, отложив газету, но не слишком далеко – в ней я планировала почерпнуть еще информации, желательно об окружающем мире. – Спасибо, Орма.

Девушка вздрогнула. Я взглянула на неё вопросительно.

– Вы прежде никогда ни за что не благодарили.

Важная информация! Мне же теперь придется исполнять роль этой императрицы, с которой мы теперь делим тело, значит, придется как-то делить с ней привычки.

– Прежде я и память не теряла, – холодно отозвалась я, и девушка снова вздрогнула, только теперь от страха. Мысленно попросила у неё прощения, но внешне осталась беспристрастной. Будем играть роль, ибо в казематах тайной канцелярии ой как не хочется оказаться! – Но я согласна быть некоторое время покладистой, пока воспоминания окончательно не вернутся. Вот, кстати, вспомнила, как я вчера поговорила с… супругом, – я запнулась. Непривычно было кого-то так называть. Но мне нужно было убедить служанку, что имею кое-какие воспоминания, чтобы она чего не подумала. – Потом я… желала прогуляться в саду, но из-за несчастной случайности упала с лестницы. Пока это единственные воспоминания.

Орма молчала, опустив голову. Мне стало неловко. Я вспомнила о своем завтраке, о котором успела забыть из-за волнующей статьи, поэтому начала есть. Орма присела на стул в углу комнаты и сделала вид, что её тут вовсе не существует. Поев, я отставила столик и попросила Орму его убрать. Девушка даже обрадовалась моему приказу, подскочила и начала быстро все собирать на тележку, а после поспешно покинула комнату, оставив меня наедине с газетой.

Какой же была императрица, раз её то боятся, то ненавидят? Я взглянула на свои руки. Нет, это определенно не мои руки.

Я поднялась и подошла к напольному зеркалу в деревянной раме. В нем отразилась красивая девушка лет двадцати. Светлые волосы были уложены в сложную прическу, порядком растрепавшуюся за время сна и в данный момент перехваченную бинтами. Я дотронулась до места уплотнения на повязке – боль была на затылке и немного пульсировала. Я начала дальше изучать свою новую внешность: раскосые карие глаза были немного вытянуты, губы достаточно тонкие, нос ровный, будто высеченный из камня, как и высокие скулы. Я дотронулась до лица, чтобы убедиться: мне это не чудится, в зеркале отражаюсь действительно я. С гладкой бледной кожей.

Катя, ты попала! Ты реально попала! Вот только куда? Не в сказку, это точно, а в какой-то психологический триллер. Как будем выбираться?

Я вернулась на кровать и присела, подогнув под себя ноги. Что мы имеем?

 

1. Я попала в другой мир. Причины: не выяснены. Пути отступления: не выяснены.

2. Я замужем. За лордом-правителем. Рассказать мужу о своих проблемах не могу, так как мой муж – деспот и вообще крайне неприятная личность. Пути решения: выяснить, существует ли в этом мире развод.

3. Я не могу никому рассказать о том, что иномирянка, иначе меня будут пытать, а потом я умру в муках в казематах тайной канцелярии. Причины: неясны. Пути отступления: тоже.

Вердикт: придется смириться с этой реальностью, принять происходящее вокруг и по возможности подстроиться, чтобы заниматься поисками путей возвращения домой. План-минимум продуман, но легче не стало – все равно захотелось свернуться калачиком и заплакать. Интересно, как там Кирилл? Обнаружил ли мою пропажу? Или… он сейчас вместе с моими родителями устраивает мои похороны?..

Дверь распахнулась без стука. Я подтянула одеяло, прикрывая им наготу, проступающую через тонкую сорочку, и упрямо посмотрела на вошедшего. На этот раз я не дам себя в обиду!