Тот, кто живет в колодце

Tekst
143
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Тот, кто живет в колодце
Тот, кто живет в колодце
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 19,11  15,29 
Тот, кто живет в колодце
Audio
Тот, кто живет в колодце
Audiobook
Czyta Екатерина Бранд
11,20 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Вообще-то даже два, – с заметной гордостью подтвердил Роб и тут же уточнил: – Но второй, скорее, бизнес-отель в Мадриде, там до моря очень далеко. И, конечно, они не принадлежат лично мне, а моему отцу. Но я участвую в управлении ими. Так что устроить тебя туда смогу.

– И кем я могу работать без опыта, образования и языка? – тут же нахмурилась Юля.

– Будешь сидеть на ресепшен и помогать русским туристам, у нас их много. Конечно, хотя бы базовый разговорный испанский нужно будет освоить, на что у тебя только три месяца, и документами придется заняться сразу после Нового года. У тебя есть загранпаспорт?

– Нет, откуда… Я никогда не была за границей.

– Значит, начнешь с его получения. Отель открывается в апреле, но, по сути, сезон начинается только со второй половины мая, так что как раз месяц сможешь осваиваться и обучаться в процессе, к тебе приставят наставника. Заодно и язык прокачаешь, в среде, говорят, это делается очень быстро.

– Но… колледж, – растерялась Юля. – Я, наверное, не смогу… Да и язык, документы, а времени так мало…

Она закусила губу, заставив себя замолчать. Перед ней ведь открывается обалденная перспектива, второго такого шанса может и не быть… Но близость гипотетического отъезда и необходимость столько всего успеть перед ним пугали. Да и что делать с колледжем? А как же мама? Кто будет помогать с Семкой, когда у бабушки с дедушкой не будет времени, желания или возможности это делать?

И вообще, вот так вдруг взять и уехать через три месяца? По приглашению мужчины, которого она знает полдня? Безумие. Одно дело – мечтать о жизни и работе у моря, где всегда солнце и тепло, а другое дело – вот так сорваться туда. Страшно. Поэтому мозг начал цепляться за все возможные возражения и помехи.

– Насколько я знаю, с колледжем можно договориться о досрочном завершении или, наоборот, переносе на осень, – спокойно пожал плечами Роб. – Язык… Ну, тут потребуются хороший наставник и много желания. Тебе ж не нужно на уровне профессионального переводчика его освоить. Так, общие повседневные фразы и специфический лексикон для работы в гостинице. В прочих случаях всегда можно объясниться на смеси испанского и английского, да и русские у нас в отеле работают, помогут.

– Это очень неожиданно… Можно немного подумать? Посоветоваться? Узнать, как что надо будет делать?

– Конечно, до конца новогодних каникул можешь думать, все равно ничего невозможно делать. Но как только решишься, дай знать, я зарезервирую за тобой место. Денег платить будем меньше, чем обычному сотруднику на аналогичной должности, но у тебя будет полный пансион, так что где спать и что есть, искать не придется. Все, что заработаешь за сезон, твое. А если пойдет и понравится, на следующий сезон сможешь поехать уже как полноценный сотрудник, а потом возможно и продвижение по карьерной лестнице.

Чем больше он говорил, тем сильнее кружилась голова и отчаяннее билось сердце. Фантазия уже рисовала, как будет здорово, а рациональная часть никак не могла поверить в происходящее и искала подвох. Испуганная домашняя девочка, которой Юля всегда была, уже собиралась зарыдать и забиться в истерике, умоляя не ввязываться в эту авантюру, но что-то новое, появившееся недавно, велело не быть дурой и хвататься за возможность, пока она есть. Вероятно, то была новая взрослая Юля, которая понимала, что все равно придется как-то устраиваться в жизни.

– Страшно? – с улыбкой поинтересовался Роб.

– Скорее, странно, – попыталась она обмануть хотя бы его. – Вот так вот просто… Пойти на ужин, чтобы рассказать о городе, а получить предложение о работе…

– Но в жизни именно так все и происходит. Случайные встречи, вовремя озвученные желания, неожиданные предложения. Удача – половина успеха в любом деле. Но вторая половина – это смелость и упорство. Я тебе предлагаю возможность, но, чтобы все срослось, придется поработать. Легко не будет, имей в виду. Так что подумай, но сильно с ответом не затягивай.

Юля обещала, что думать будет быстро.

* * *

О работе гостиниц они говорили еще долго. Роб делился собственным опытом и рассказывал забавные истории, над которыми Юля смеялась от души. И хотя ее слегка коробили высокомерное отношение к персоналу, которое демонстрировал новый знакомый, и его частые замечания на тему невысокого качества обслуживания, она предпочла списать это на профессиональную деформацию и привычку к заведениям более высокого класса. В целом к концу ужина она пришла к выводу, что Роб очень милый и веселый. Она еще не раз ловила себя на том, что мысленно сравнивает его с Владом, против воли отдавая предпочтение второму, но только злилась на себя за это и заставляла вспоминать, с каким холодным равнодушием тот отказался от романтических отношений с ней.

Когда они вышли из здания, в котором находился ресторан, Юля почти забыла о том, что не хотела ехать с Робом обратно. Пьяным тот не выглядел, а ей совершенно не хотелось обижать его. Они почти дошли до парковки, когда Роб вдруг вспомнил, что оставил на столе очки.

– Черт, вечно я про них забываю! Ты иди, садись, я сейчас…

Он сунул ей в руку ключ и махнул в сторону припаркованных машин, а сам повернул и стремительно зашагал обратно. Юля не успела и слова сказать, не то что увязаться следом.

Парковка тонула в темноте: почему-то здесь не стояло ни одного фонаря. Расположенная между прогулочной зоной набережной и дорогой, она находилась на задворках двух зданий, и была очень пустынной и закрытой. Сейчас на ней не наблюдалось вообще никакой жизни, хотя машин стояло немало. Вероятно, некоторые жители близлежащих домов оставляли тут свой личный транспорт на ночь.

Юля торопливо направилась к внедорожнику, крутя в руках врученный ей ключ. Насколько она помнила, нажимать на нем ничего не требовалось, только подойти с ним к машине, та разблокирует двери сама. К груди Юля прижимала подаренный букет и мысленно убеждала себя, что так торопится только для того, чтобы не дать цветам замерзнуть.

До машины Роба оставалось всего несколько шагов, когда внезапное шевеление в темноте заставило Юлю притормозить и тревожно повернуть голову в сторону.

Там, между машинами, кто-то стоял. Мужчина или женщина – Юля не смогла разобрать. На незнакомце было надето что-то объемное, скрывающее очертания фигуры, а лицо пряталось под надвинутым на него капюшоном.

Сердце екнуло, хотя неизвестный просто стоял, не делая попыток подойти. Вероятно, он кого-то ждал, но смущало, что невидимое лицо было обращено к Юле.

Впрочем, она и сама сейчас пялилась на незнакомца, среагировав на движение и инстинктивно почувствовав в нем потенциальную опасность. Может быть, он тоже среагировал на нее, вот и смотрит от скуки?

Отвернувшись, Юля продолжила свой путь, то и дело искоса поглядывая на фигуру в темноте. И она могла поклясться, что та провожала ее внимательным взглядом, хотя лица по-прежнему не было видно. Юле стало не по себе, поэтому она заторопилась и едва не поскользнулась, но устояла.

Она как раз добралась до машины, когда ее слуха коснулся едва слышный шепот. Он даже не был похож на реальный звук, скорее на щекотку где-то внутри уха, но все равно заставил остановиться и окаменеть. Обернуться, чтобы проверить, смотрит ли на нее еще незнакомец, не было никакой возможности: тело не слушалось. Шепот забирался в уши с той же неотвратимостью, с какой в них заливается вода при погружении.

Юля крепче прижала к груди букет и сильнее стиснула в руке ключ от машины, словно проверяя, способна ли хотя бы на это. Смогла. Спину неприятно холодило, словно прямо за ней стояло что-то мертвое, источающее этот могильный холод, но обернуться у Юли так и не получилось. Вместо этого она стремительно шагнула вперед, дернула на себя дверцу машины и забралась внутрь.

В салоне сразу вспыхнул приветливый свет, разгоняя тьму, но при этом делая невозможным посмотреть сквозь стекла на незнакомца: здесь ли он еще? Не пошел ли за ней к машине?

Пока Юля соображала, как заблокировать двери, одна из них распахнулась, заставляя ее вскрикнуть.

– Ты чего? – удивился Роб, садясь на место водителя. – Это всего лишь я.

– Ничего, – выдохнула Юля, протягивая ему ключ. – Просто этот тип меня напугал.

– Какой тип? – не понял Роб. Он уже завел двигатель и тронулся с места.

– Который стоит там, между машинами. Пялился на меня, пока я шла. Ты его не видел?

– Нет, там никого не было. Наверное, он ушел.

Юля едва не свернула себе шею, пытаясь увидеть место, где стоял человек, когда они проезжали мимо, но у нее не вышло: Роб даже по парковке ехал довольно быстро, она так и не смогла разглядеть что-нибудь в темноте, поэтому просто тихо согласилась:

– Наверное.

Глава 5

27 декабря 2016 года

И снова она шла через ночной лес, мучительно медленно продираясь сквозь сплетенные ветви деревьев, а те цеплялись за ее одежду. Ноги словно притягивало к земле, приходилось прикладывать серьезные усилия, чтобы оторвать от поверхности босую стопу и сделать шаг. Как это часто бывает в снах, тело казалось слишком тяжелым, неповоротливым, чужим. Зато снег, лежащий поверх высохших и частично сгнивших листьев, не холодил, а мелкие ветки и камушки не царапали нежную кожу. Ощущений вообще не было никаких.

Кроме страха.

Юля не видела мужчину в черном балахоне и надвинутом на лицо капюшоне, напугавшего ее в прошлый раз, но чувствовала, что он где-то рядом. Наблюдает. Выслеживает. Готовится к нападению. Она знала это так отчетливо, как можно знать что-то только во сне.

Минуя голые деревья, Юля задавалась вопросом – куда идет? Она ищет таинственного опасного незнакомца или бежит от него? Время от времени ей казалось, что она видит его краем глаза, что он стоит в стороне, совсем рядом, но стоило повернуться – тень между деревьями растворялась.

Как и в прошлый раз, видела Юля хорошо, несмотря на ночную темень и полное отсутствие луны и звезд на небе. И темный силуэт колодца, появившийся впереди, заметила еще издалека.

 

Заметила и остановилась как вкопанная, почувствовав, что сердце сорвалось с привычного места, упало вниз и ушло в пятки, совсем как в поговорке. Почему-то колодец пугал куда больше, чем незнакомец в бесформенных одеждах.

Ладони сжались в кулаки, ногти впились в кожу – и это она уже почувствовала, повернулась, чтобы побежать прочь, и наконец проснулась, сбрасывая с себя очередной мучительный кошмар.

Даже осознание того, что она на самом деле дома, в собственной постели и в полной безопасности, не заставило бешено колотящееся сердце уняться. Сна не было ни в одном глазу, и Юля села на постели, подтягивая колени к груди и обнимая их руками.

Неужели все-таки снова начинается? Или она просто сочиняет на ровном месте? Увидела странного человека на парковке, испугалась, вот кошмары и вернулись. И никакие они не предвестники новой беды, а всего лишь последствия старых психологических травм…

Впрочем, нет. Сон с безликим мужчиной – Юля почему-то всегда считала неизвестного именно мужчиной – приснился ей до инцидента на парковке. Может быть, ей и человек тот померещился из-за кошмара, ведь Роб никого не видел…

Да нет, не сумасшедшая же она, чтобы ловить глюки! На парковке кто-то был, и этот кто-то по какой-то причине очень похож на пугающий образ из снов, начавших сниться ей еще в сентябре.

Упавшие на лицо волосы неприятно щекотали кожу, и руки сами собой потянулись к ним, чтобы забрать назад. В комнате было достаточно светло: городские огни ночью не гасли, а шторы на окне висели не очень плотные, поэтому очертания предметов Юля видела достаточно хорошо.

И коридор тоже. Она никогда не закрывала на ночь дверь, и сейчас ей показалось, что мимо дверного проема кто-то прошел из кухни в сторону комнаты, в которой спали мама с братом.

С одной стороны, в этом не было ничего такого: кроме нее, в квартире находятся еще двое, кто-то тоже мог проснуться и пойти в туалет, а потом на кухню – попить. Но с другой – Юля не слышала, чтобы перед этим на кухне кто-то что-то делал. А она обязательно услышала бы, потому что не спала.

По спине моментально побежали встревоженные мурашки. Мозг услужливо подсунул воспоминание о той ночи, когда Юля слышала тихое, но навязчивое «кап-кап-кап», а потом мельком видела темный силуэт на фоне кухонного окна.

Стоило вспомнить об этом, как тихое «кап-кап-кап» послышалось снова, заставляя похолодеть внутри.

Вставать, идти и проверять до жути не хотелось, но Юля понимала, что просто лечь, повернуться к выходу из комнаты спиной и накрыться одеялом – тоже не вариант. До утра звук капающей воды сведет ее с ума. А так, может быть, это действительно просто мама вставала и кран не закрутила до конца…

В следующее мгновение Юля осознала себя уже стоящей у порога комнаты, но не решающейся этот порог переступить. Звук капающей воды не исчез, но теперь пугал не он: она отчетливо слышала чье-то дыхание рядом. Словно кто-то стоял в коридоре прямо за поворотом и тихонько сопел, ждал, когда Юля сделает шаг вперед, чтобы…

Чтобы что? Напасть? Зачем для этого ждать? Но и маме или брату нет резона просто стоять в коридоре и дышать. Так кто же там и чего он – она или оно – ждет?

Сил гадать, оставаясь в неведении, не было никаких, поэтому Юля решительно шагнула вперед, переступая порог и одновременно поворачиваясь в сторону, откуда слышалось дыхание, но тут же остолбенела.

Привычного коридора за порогом не оказалось. Вместо него Юля очутилась все в том же лесу, что снился ей уже дважды за последние два дня, прямо перед старым, слегка покосившимся колодцем. Звук капающей воды, отражаясь от стен, шел из его глубины.

– Что, блин, происходит? – выдохнула Юля, просто чтобы услышать собственный голос в оглушающей ночной тишине леса.

Как она здесь оказалась? Где оно – это «здесь»? Или она просто все еще спит? Бывает же, что просыпаешься от кошмара, тут же засыпаешь снова, но тебе все равно снится, как ты только что проснулся от кошмара…

Юля снова оглянулась по сторонам, потом попыталась осмотреть себя, понять, одета ли все еще в ночную рубашку. Холода она не чувствовала и снег ногами – тоже. Значит, это все-таки сон? Но почему она не может проснуться? Почему этот лес не отпускает ее?

Звук падающих в воду капель стих, и вместо него в глубине колодца что-то плеснулось. Затаив дыхание, Юля шагнула ближе, наклонилась и заглянула внутрь, но ничего не смогла рассмотреть: темные стены колодца убегали далеко вниз и растворялись в темноте. Ни поверхности воды, ни тем более дна не было видно. Только черная пустота, в которую она вдруг начала проваливаться.

Притаившаяся внизу темнота стремительно приближалась, Юля ощутила падение, хотя и не поняла, почему вдруг потеряла все точки опоры. Страх и отчаяние успели захлестнуть ее, прежде чем все прекратилось так же внезапно, как и началось: бездна отодвинулась, а Юля снова оказалась около колодца. Стояла, упираясь руками в бревенчатый край, и, слегка наклоняясь вперед, смотрела вниз.

Но кое-что изменилось. Юля сначала почувствовала прикосновение и только потом увидела руку землисто-серого цвета с потемневшими длинными ногтями, сжимающую ее плечо. Секунду спустя такая же рука сжала и второе плечо, а сзади раздалось то ли тихое рычание, то ли громкое хриплое дыхание. Спине стало очень холодно, совсем как на парковке, волоски на шее встали дыбом. Из горла вырвался сдавленный крик, Юля дернулась, пытаясь вырваться и убежать, но вместо этого снова проснулась.

Теперь разницу между сном и реальностью она ощутила очень ясно. С глаз словно спала мутная пелена, все вокруг обрело четкость и краски, появились тысячи мелких деталей, которые мозг во сне ленился воспроизвести. Звуки стали объемнее, вернулось ощущение тела, которого во сне не было вовсе. Да, теперь Юля точно знала, что проснулась.

Однако это не принесло облегчения, напротив, ужас ее многократно увеличился. Да, она определенно больше не спала, но она все еще находилась в лесу. Рядом со старым колодцем.

В неверном свете звезд и луны достаточно хорошо было видно только небольшую поляну, посреди которой они с колодцем и торчали. Землю покрывал тонкий слой снега, он отражал тусклый холодный свет и делал картинку контрастнее, но там, где начинались деревья, все сливалось, превращаясь в глухую темную стену. Из звуков Юля слышала только собственные сердцебиение и тяжелое дыхание, да шуршание ветра в кронах деревьев.

– Что?.. Как?.. – сипло пробормотала она, топчась на месте и тревожно крутясь вокруг собственной оси.

Изо рта вырвалось облачко пара, Юля осознала, что ощущает холод лицом и голыми пальцами рук, но в остальном ей достаточно тепло и комфортно. Она осмотрела себя и для верности ощупала, убеждаясь в том, что полностью одета и обута, как обычно. Даже шапку не забыла.

Но когда она оделась? Как тут оказалась? И где она, в конце-то концов?!

Паника захлестнула с такой силой, что в ушах зазвенело и стало тяжело дышать. Юля сжала голову ладонями, прикрывая глаза и в отчаянии шепча себе под нос, что все это ненастоящее, что этого просто не может быть, но реальность от этого не изменилась. Отчаянно хотелось проснуться еще раз, но, увы, Юля слишком хорошо осознавала сейчас, что уже не спит.

– Надо выбираться отсюда, – велела она себе, когда первая волна ужаса откатилась и позволила мозгам слегка зашевелиться.

Но стоило сделать шаг в сторону леса, как Юля тут же испуганно замерла, прислушиваясь: показалось, что где-то там под весом чьей-то ноги сломалась веточка и захрустел снег, но точно определить направление и понять, где притаился невидимый враг, не удалось.

Да и в какую сторону идти? Откуда она пришла? Если вообще пришла, а не просто появилась прямо на этом месте.

– Карта… – поняла Юля и принялась судорожно рыться по карманам. – Мне нужна карта…

Смартфон нашелся в заднем кармане джинсов. Нащупав его, она облегченно выдохнула и принялась тыкать дрожащими пальцами в экран.

– Карта… открыть… мое местоположение… – шептала Юля, просто чтобы слышать собственный голос: он успокаивал. – Что? Как я здесь оказалась?

Точка, означающая ее местонахождение, появилась за пределами Шелково, поблизости не было ничего, кроме леса и дороги, но Юля все равно не смогла понять, в какой стороне та находится, а приложение путалось в показаниях, постоянно переворачивая карту.

Почувствовав, как на глаза наворачиваются слезы от осознания собственной беспомощности, Юля снова остервенело затыкала пальцем в экран, вызывая теперь уже другое приложение – телефон.

Гудки в динамике звучали, казалось, целую вечность, но наконец их сменило сонное: «Алло…»

– Влад? Влад, помоги мне, пожалуйста! – затараторила Юля в трубку. – Пожалуйста, приезжай скорее и забери меня…

– Юля? Что случилось? Где ты? – с каждым словом в его голосе становилось больше тревоги и меньше сонливости.

– Не знаю… Я где-то в лесу, за городом…

– Как ты там оказалась?

– Я не знаю! Я просто очнулась рядом с каким-то колодцем… Пожалуйста, приезжай за мной скорее!

От волнения и страха Юля совсем забыла, что водитель Влада все еще на больничном. У нее просто сработал появившийся в последние месяцы рефлекс: случилась какая-то непонятная страшная хрень – звони Владу и зови на помощь, он все решит.

Не разочаровал он и в этот раз, уверенно пообещав:

– Хорошо, мы сейчас приедем. Сможешь скинуть свои координаты?

Юле потребовалась почти целая минута, чтобы вспомнить, как это делается, но она справилась и тут же отчиталась:

– Есть, отправила!

– Отлично, теперь оставайся на месте и жди нас, мы скоро будем, – повторил Влад с нажимом и тут же добавил чуть мягче: – Все будет хорошо, Юль, не бойся. Мы скоро заберем тебя. Оставайся на месте.

– Хорошо, – пробормотала она тихо в ответ, но в трубке уже снова звучали гудки.

Юля взглянула на смартфон, чтобы убедиться в наличии достаточного заряда батарейки. Индикатор обещал, что той хватит еще надолго, и это немного успокаивало. А вот время на часах заставило испуганно задохнуться: три часа двадцать минут. Почему всегда три часа ночи? Какое-то заговоренное время. Ирка перед смертью звонила в четвертом часу. И после смерти тоже…

Где-то в лесу вновь что-то затрещало и захрустело, заставляя Юлю резко обернуться и до боли вглядеться в темноту между деревьями. Она даже включила фонарик, но тут же выключила, потому что он сделал только хуже: осветив несколько ближайших деревьев, остальное погрузил в еще большую тьму.

Оставайся на месте, мы сейчас приедем… Проще сказать, чем сделать: «сейчас» наступит не через минуту и даже не через пять. Владу сюда добираться по меньшей мере двадцать, а у нее каждое мгновение в этом жутком лесу рядом с не менее жутким колодцем растягивается на целую вечность! И кажется, что темнота за деревьями шевелится, дышит, смотрит на нее…

В колодце снова что-то плеснулось, заставляя Юлю обернуться еще раз. Она снова ненадолго включила фонарик, чтобы лучше рассмотреть отброшенную в сторону доску, служившую, вероятно, крышкой, и сам колодец. Из его глубины снова раздался какой-то звук, но на этот раз он не был похож на плеск воды, скорее на шорох и… скрежет когтей по камню.

Юля выключила свет и затаила дыхание, прислушиваясь. Вот снова этот звук! И следом – то ли тихое рычание, то ли громкое хриплое дыхание, как во сне. И опять скрежет.

– Вот черт, – испуганно пискнула Юля, непроизвольно пятясь назад и неотрывно глядя на колодец.

Звуки сложились в ее голове в жуткую картинку: кто-то – или, скорее, что-то лезло из глубины, вероятно, услышав ее или учуяв запах. С каждым мгновением звуки становились все громче, отчетливее, ближе…

В конце концов Юля не выдержала и бросилась бежать, не разбирая дороги. Главное – прочь! Подальше от проклятого колодца и того, кто в нем живет.

27 декабря 2016 года, 03.40

Влад был зол, крайне зол на самого себя за то, что не выяснил у Юли, с кем она собралась на свидание, когда та упомянула его. Да, если смотреть на ситуацию разумно и объективно, то лезть к ней с расспросами у него не было ни причин, ни оснований. Она взрослая самостоятельная девушка, которой он не сват и не брат. И что еще важнее: она не его девушка, поэтому с кем она проводит время – не его дело. Он всего лишь сосед, наниматель, в лучшем случае – друг.

Хотя вот как старший друг он как раз мог бы поинтересоваться, куда и с кем она идет, откуда возник этот мужчина и кто он. А заодно следовало проконтролировать, что она благополучно вернулась домой. Тогда, возможно, не пришлось бы снова просыпаться посреди ночи от ее тревожного звонка и ехать в какой-то лес, чтобы забрать ее, каждую секунду боясь, что с ней случится беда, пока они едут. Юля, конечно, девушка взрослая и самостоятельная, но парней, на взгляд Влада, выбирать совершенно не умеет. В последний раз, например, она умудрилась влюбиться в наркоторговца. Может быть, в этот раз ей вообще попался маньяк? Например, тот самый, что убивает по мотивам городских легенд. Не зря же она упомянула колодец…

 

Таким образом Влад накручивал себя всю дорогу, пока Кристина везла их к точке на карте, которую скинула Юля. Даже ничего не видя, Влад чувствовал, что она серьезно превышает скорость, но ни слова ей не сказал: сейчас было не до соблюдения правил дорожного движения. С тех пор, как оказался в машине, Влад несколько раз набирал Юлин номер, но она ни разу не ответила. Гудки шли, но потом обрывались. Что-то определенно случилось, и сердце в груди покрывалось коркой льда, когда он начинал перебирать варианты.

Оставалось надеяться, что капитан Соболев соберется так же быстро, как это сделали они, и тоже не станет соблюдать скоростной режим. Раньше них, конечно, не приедет, но его помощь определенно понадобится.

Влад позвонил ему сразу, как только сбросил вызов Юли. Сестра, разбуженная первым разговором, едва успела поинтересоваться, что случилось. Влад коротко ответил, что Юле нужна их помощь, но не стал тратить время на подробности. Все детали она узнала из его разговора по громкой связи с недовольным сонным полицейским: Влад объяснял ему причину своего внезапного ночного звонка, одновременно нащупывая первую попавшуюся под руку одежду и натягивая ее на себя.

– Я тут при чем? – буркнул в трубку Соболев. – Ее кто-то похитил? Увез в лес насильно?

– Я не знаю…

– Тогда чего ты мне трезвонишь? Я не твой охранник, чтобы мчаться посреди ночи с тобой не пойми куда.

– Дело в том, что мой охранник все еще на больничном, – теряя терпение, пояснил Влад. – Со мной только сестра, которая меня, возможно, довезет, но едва ли сможет что-то сделать, если Юля попала в беду. Сам я, как ты понимаешь, мало на что гожусь. Ты нам нужен.

В трубке послышался тяжелый вздох, и прежде чем Соболев успел возразить, Влад торопливо добавил:

– Юля упомянула колодец. Колодец в лесу – понимаешь?

И это, вероятно, решило дело.

– Кидай координаты, сейчас буду.

Координаты, конечно, пересылала Кристина, уже успевшая частично собраться.

– Твой друг нас все-таки немного опередил, – сообщила она, когда Влад почувствовал, как машина сбрасывает скорость и съезжает на обочину.

В сложившейся ситуации это стало настоящим облегчением. Влад не хотел бы оказаться перед выбором: сидеть и ждать силового подкрепления, чтобы не рисковать сестрой, или сразу пойти в лес, чтобы успеть помочь Юле, до которой у него так и не получилось дозвониться.

Он отстегнул ремень безопасности еще во время движения и торопливо распахнул дверь, едва машина полностью остановилась. С сестрой он ехал на месте переднего пассажира, поэтому не боялся оказаться на проезжей части и угодить под колеса припозднившегося водителя. Однако не учел того, что выйдет на обочину на окраине леса: поверхность земли здесь резко накренялась. Впрочем, Владу удалось удержать равновесие.

Послышались еще два хлопка дверей, и раздался постепенно приближающийся голос Соболева:

– В кои-то веки я вас обогнал. Похоже, нам туда.

Влад, конечно, не увидел, куда полицейский указал. Он вообще слабо представлял, в каком направлении двигаться дальше, поэтому позвал Кристину, чтобы та повела его. Но сестра, подойдя к нему, тихо предложила:

– Лучше останься в машине, не ходи с нами.

– Почему?

– Тут лес, тропинка узкая, неровная, деревья и ветки повсюду – тебе будет трудно пройти. Или глаз себе выколешь, или будешь нас тормозить.

– Да лучше вам обоим тут остаться, – заявил Соболев. – Сам я найду вашу Юлю и приведу. Только под ногами будете путаться.

И судя по шороху шагов и треску веток, он устремился вперед, не дожидаясь решения Влада.

– Останься, пожалуйста, – Кристина вложила ему в руки ключ от машины. – Закройся изнутри и жди нас здесь.

И потом тоже просто ушла, вероятно, торопясь догнать Соболева, а Влад остался у машины один, испытывая легкое раздражение и крайнюю досаду. Уж лучше бы тогда действительно осталась, ведь бегать по ночному лесу в поисках Юли – не ее забота, а его ответственность.

Влад не сдержался и стукнул кулаком по корпусу автомобиля. Проклятая слепота! Чертовы беспомощность и непригодность… Каждый раз они напоминали о себе в критических ситуациях, воскрешая почти унявшуюся злость и уснувшее отчаяние, с которыми он просыпался каждый день еще год назад.

Гнев вспыхнул и погас, оставив лишь горькое послевкусие. Влад научился принимать свое состояние и действовать в соответствии с ним. И сейчас ему действительно было лучше сесть в машину, заблокировать двери и просто ждать, не добавляя никому проблем и не отвлекая на себя внимание, требовавшееся Юле.

Он действительно собирался так и поступить, но неясный шорох за спиной, со стороны невидимого для него леса, заставил обернуться и прислушаться. Прежде чем подозрительный звук повторился, Влад вновь увидел перед собой размытый силуэт.

Это началось уже здесь, в Шелково. Впервые какое-то движение в темноте перед глазами он заметил в полуразрушенной усадьбе Грибово, где якобы обитал призрак. Потом он точно так же «видел» на местном кладбище того, кого называют Ночным Смотрителем. Сначала он надеялся, что это первые предвестники возвращающегося зрения, но в прошлом месяце догадался, что у него появилась возможность «видеть» то, чего не видят все остальные. Потоки энергии или энергетический след – он не знал, как это правильно назвать. Знал только, что это важно и, скорее всего, связано с появившимся «даром» рисовать вслепую пророческие картинки.

Силуэт шевельнулся и стал удаляться: нечто возвращалось в лес.

– Стой, подожди… – пробормотал Влад, делая неуверенный шаг вперед. – Не уходи… Кто ты?

Ему, конечно, не ответили, что было, в общем-то, неплохо. Смотритель вот ответил, предсказав смерть семнадцатого марта…

Влад очень торопился, когда собирался, и все равно надеялся, что Кристина будет его поводырем, поэтому оставил трость дома. Идти куда-то – особенно в незнакомый лес – без трости и сопровождения было чистым безумием, но он не смог заставить себя остановиться. В прошлый раз призрак Настасьи привел его к портрету, и это помогло решить проблему. Быть может, сейчас его тоже ведут в какое-то важное место?

Помня о ветках, способных выколоть и без того бесполезные глаза, вытягивая руки вперед, чтобы нащупывать и обходить деревья, Влад старался держать их так, чтобы они заодно защищали лицо. Ноги переставлял очень аккуратно, чтобы не зацепиться ни за что, а потому продвигался медленно, но пока ему удавалось не отстать от призрачного силуэта.

27 декабря 2016 года, 03.45

Ночной лес нервировал Соболева больше, чем он ожидал, входя в него. Попытки напомнить себе, что это не какая-нибудь глухая тайга вдали от цивилизации, а просто небольшой островок деревьев, до которого пока не добрались руки живущих рядом людей, не помогали. В ночной темноте и давящей на уши тишине казалось, что никакой цивилизации рядом нет и в помине. Только деревья, кусты и те, кто живут среди них. Вряд ли, конечно, тут могли водиться какие-то серьезные хищники, но пистолет Соболев на всякий случай достал, хоть тот и мешал: оставалась только одна свободная рука. Это заставляло делать выбор между фонарем и смартфоном, указывающим направление. Соболев выбрал фонарь, решив, что направление и так запомнил.

Сначала он шел быстро и уверенно, чтобы поскорее добраться до обозначенной на карте точки. И девчонка там, наверное, с ума от страха сходит, и на колодец очень уж хочется взглянуть, если он там действительно есть. Соболев допускал, что Влад приплел его только для того, чтобы обеспечить себе силовое прикрытие, но не проверить не мог.

Постепенно его шаги замедлялись, он все чаще останавливался, прислушивался, обводил замершие деревья лучом фонаря, разгоняя притаившиеся вокруг тени. Ему постоянно казалось, что кто-то идет рядом. Не догоняет сзади – с неугомонного Федорова сталось бы, – а именно идет параллельным курсом, прячась в темноте и наблюдая за ним.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?