Hit

Тайна исчезнувших девушек

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Тайна исчезнувших девушек
Тайна исчезнувших девушек
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 18,21  14,57 
Тайна исчезнувших девушек
Audio
Тайна исчезнувших девушек
Audiobook
Czyta Kalessa
11,39 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Тайна исчезнувших девушек
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Возможно, я расскажу историю, которая многих удивит, а быть может, даже шокирует. Тем не менее, эта история произошла в моей жизни. Я поясню, как она изменила мою жизнь, на случай, если вы сочтете меня, вдруг, сумасшедшей.

А произошла она, при весьма загадочных и странных событиях.

Мы, со всей семьей: я, моя мать и две сестры прибыли в одно из красивых и уютных уголков Англии. Отец наш умер задолго до этого от сердечного приступа.

Эта местность завораживала своей неземной красотой, благодаря расстилающемуся неподалеку, пенистому морю, а также необыкновенными видами, что находились дальше от моря, в глубине этого небольшого городка. Вскользь, я не раз слышала от нашего дяди, маминого брата, который и пригласил нас отдохнуть в эти прекраснейшие места, о якобы темных тайнах одного из островов, что расположились в открытом море, недалеко отсюда. О каких именно островах он говорил и, что там произошло, он, в опьянении, словно опомнившись, трезвел и в ужасе, уставившись в одну точку на стене, замолкал, словно пораженный. Надо заметить, что упоминал он об этих островах, будучи только в сильном опьянении, когда язык его заплетался, а разум, помутненный несколькими стаканами джина или виски, заставлял его говорить, что-то неведомое и жуткое.

Жена его, при этих словах, тут же пыталась его вразумить.

– Что ты несешь, Джон? Ты совсем выжил из ума? Рассказывать подобное своим молоденьким племянницам и своей сестре? Не ровен час, они забудут о том, что в коем веке, приехали навестить своего нерадивого дядьку и тут же, схватив чемоданы, сбегут отсюда. Ты этого хочешь?

Дядя Джон, в это время, поднимал на тетю Луизу, свои большие мутно-серые глаза из-за сросшихся у переносицы густых бровей и, уставившись на неё, подолгу буровил её пристальным взглядом. Было в этом взгляде что-то такое, что даже мне становилось не по себе. Казалось, что тетя Луиза и дядя Джон знали, то, чего никто не знает.

На тот момент, когда мы прибыли к родственникам, мне должно было через месяц исполниться восемнадцать, моей старшей сестре Джине – было девятнадцать и самой младшей из нас, Лили – недавно исполнилось четырнадцать.

Ночью, лежа в кровати и глядя на полную, круглую как диск луну, моя кровать находилась напротив окна, мне почему-то вдруг припомнился первый день нашего приезда сюда.

– Дай-ка, я посмотрю на наших красавиц. Действительно ли, они так хороши, как на фотографиях, – воскликнул дядя Джон, в первый день нашего приезда. Я остановила на маме вопросительный взгляд, заметив, что она, вроде бы никогда не имела привычки, отправлять наши фотографии родственникам. Она всегда считала, что это ни к чему и лучше увидеться лично, чем судить обо всем по каким-то фотографиям.

Так, когда я спросила её об этом, после того как дядя Джон и тетя Луиза препроводили нас в свои комнаты и мы начали распаковывать свои вещи, она, слегка раскрасневшись и потупив взгляд, нехотя, произнесла:

– Сама не знаю, как это получилось, но дядя Джон так настаивал на этом. Даже в шутку заметил, что если я не покажу ему фотографии своих дочерей и то, какими вы сейчас стали, то мы можем и совсем не приезжать. Потом вдруг засмеялся и попросил выслать непременно только новые фотографии, сделанные только что, где бы он мог лучше разглядеть каждую из вас, – пожав, недоуменно плечами, сказала, в тот момент, мама. Я задумалась, казалось бы, ничего странного, дядя Джон, просто, хотел увидеть, как выросли его племянницы, но, почему-то в этот момент у меня в голове засел один странный вопрос: зачем ему это было нужно, если мы и так собирались приехать к нему погостить? Неужели ему так не терпелось увидеть какими мы с сестрами стали? Или было, что-то еще?

Но, вот, что интересно, вдобавок к этому, дядя Джон и тетя Луиза, действительно, вели себя в последующие дни нашего пребывания у них, крайне странно и выражалось это в нескольких вещах.

Каждый раз, как я по какой- либо причине сталкивалась лицом к лицу с дядей Джоном, особенно, когда это происходило случайно и наедине, я приходила в ступор от одного только его взгляда.

Приблизившись ко мне, так, что его большая, косматая голова оказывалась перед моим лицом, а крупные черты лица – особенно выпирающий подбородок и выпуклые, как у рыбы глаза, начинали пристальным и жадным взглядом, пожирать меня, всматриваясь в мое лицо, словно во что-то ценное и удивительное. Меня тут же одолевала робость и я, опустив голову, извиняясь, пыталась скорее уйти. Он же, я чувствовала всем своим существом, все еще смотрел мне в след, впившись в меня устрашающим взглядом.

– Не понимаю, почему он так на меня смотрит? Проскальзывала мысль в моей голове.

Но, чем дольше мы гостили у своих родственников, тем больше происходило странностей вокруг нас.

– О, Боже! Ворвавшись однажды в нашу комнату, воскликнула Джина, быстро заперев за собой дверь и взволнованно прикрыв ладонями свое раскрасневшееся, будто от стыда, лицо. Несмотря на то, что Джина была старше меня на год, она была более эмоциональной и впечатлительной девушкой, чем я, поэтому на некоторые вещи реагировала крайне чувствительно и вспыльчиво.

– Что случилось? Воскликнула я. Мы, вместе с Лили, удивленные происходящим, тут же бросились к Джине. Мама, в это время, вызвалась помогать тете Луизе с обедом на кухне, поэтому её не было рядом с нами.

– Я не знаю, что происходит? Я, просто, в ужасе, – волнительно пробегая быстрым взглядом с меня на Лили, воскликнула старшая сестра.

– Да, скажи же нам, что произошло? Нетерпеливо и настойчиво, произнесла Лили. Брови её вдруг нахмурились, а на лице появилось негодование. Она с выжиданием топнула ногой.

– Наш дядя, дядя Джон, – с вздымающейся тяжело грудью, начала Джин.

– Да, что уже дядя Джон, говори же уже,– настаивала с раздражением, Лили.

– Он.… Только что, в коридоре, когда проходил мимо, вдруг схватил меня за руку, затем притянул к себе за подбородок и сказал странную вещь.

– Какую же? Воскликнули мы с Лили, не сводя с Джин вопросительного взгляда.

– Он сказал, что мое лицо и молодость – это то, что им нужно, и они вскоре смогут разбогатеть, а затем, будто опомнившись, отпустил меня и быстро удалился прочь, будто расстроившись тем, что сказал мне.

– Что все это значит? уставившись в удивлении на Джин, произнесла я.

– Ха- ха-ха; Ха-ха-ха, – вдруг залившись неожиданным хохотом и взявшись за живот, парировала Лили.

– Что здесь непонятного? Вас привезли сюда для того чтобы удачно выдать замуж и получить за это неплохие деньги. Думаю, тетя Луиза и дядя Джон заранее позаботились обо всем, – заключила Лили, остановив на нас с Джин насмешливый взгляд.

– Хорошо, что я пока еще мала для этого и не подхожу под эту категорию,– добавила, вздернув кверху нос, Лили и отвернулась от нас.

– Да, но, почему тогда, наша матушка, не сказала нам об этом раньше. Ведь она всегда делится с нами всем самым сокровенным, и советуется с нами,– расстроено произнесла Джин.

– Нет, здесь, что-то не так, – произнесла я, задумавшись. Ведь, Джин была права, наша матушка всегда советовалась с нами по поводу и без повода. Она вообще была нам настоящим другом.

– Тогда, что? Почему дядя Джон сказал мне такое? Что это все значит?

Уставившись на меня, произнесла Джин.

– Сама не знаю, но только….

– Что, ну только? Перебила меня тут же Джин.

– Меня дядя Джон рассматривал таким же образом, как и тебя, – ответила я.

– И что? Он сказал тебе, тоже, самое, что и мне? И ты молчала?

– Нет, – покачав, отрицательно головой, сказала я. – Мне он ничего не сказал, но смотрел на меня так, словно…

– Словно хочет съесть тебя, да? Вот будет умора, если дядя Джон, по ночам превращается в какого – ни будь вампира или магическим образом, преобразовывается в оборотня, – широко раскрыв глаза и ужасающе подняв на нас руки, словно из её пальцев вот-вот прорежутся когти,– прошипела Лили и снова прыснула смехом.

– Перестань, Лили, – с омерзением передернувшись, закричала Джин.

В это время кто-то постучал в дверь и мы, вздрогнули, застыв на месте, как статуи, а затем, медленно переглянулись друг с другом.

– Входите! Произнесла неуверенно Джин.

Дверь медленно отворилась и на пороге мы увидели тетю Луизу.

Она резко переметнула взгляд с Джин на меня и застыла на месте.

– Что здесь происходит? Вы, словно, чем-то напуганы?

В разговор весело вмешалась Лили. Представляете, тетя Луиза, они тут обсуждают то, что недавно сказал дядя Джон моей старшей сестре – Джин.

Я заметила, как при этих словах, лицо тети Луизы резко побледнело. Она впилась неприязненным и ядовитым взглядом в Лили.

– И что же он сказал? Остановив на Лили свой тяжелый и неожиданно для нас, злой взгляд, произнесла тетя Луиза.

Лили, по-видимому, не ожидала такого поворота событий, поэтому растерявшись, произнесла:

– Ничего особенного, только то, что…

– Ну же? Нервно и нетерпеливо выкрикнула Тетя Луиза.

Лили, от неожиданности в поведении тети Луизы, в ужасе застыла на месте.

Набравшись смелости, дабы прикрыть неприличное и шутливое поведение своей сестры, я произнесла:

–Что-то не так, тетя Луиза? Разве можно доверять шуткам несмышленого подростка?

Лили, в этот момент, обидевшись и отвернувшись от нас, глухо произнесла:

– Никакой я не несмышленый подросток.

Я все еще не сводила, пристального взгляда с тети Луизы и казалось, следила за каждой её мимикой на лице; за каждым жестом её тела, пытаясь понять, почему слова Лили вызвали у женщины такую негативную реакцию. Ведь в них не было ничего особенного.

Заметив то, как я слежу за её реакцией, тетя Луиза, вдруг, резко изменилась в лице и вместо жесткого взгляда, на нем появилась наигранная улыбка и шутливое выражение, что надо заметить, меня удивило еще больше.

 

– Ну, что вы, девочки? Дядя Джон уже не молод, а значит, может сказать, что-то не подумав, а может, он просто хотел развеселить вас. Ведь вы его дорогие племянницы и он любит вас, как никто другой. Ну, да, ладно. Я совсем забыла, зачем поднялась к вам. Обед уже готов, девочки. Спускайтесь вниз, – все еще с натянутой улыбкой на лице произнесла тетя Луиза и, пятясь назад, к двери, вскоре вышла из нашей комнаты, больше не проронив ни слова.

Когда дверь захлопнулась, мы в недоумении, уставились друг на друга.

– Что это с ней? Не удержавшись, воскликнула Джин. Но, прошло три дня и произошло, то, что заставило меня еще больше насторожиться.

Глава 2

Этой ночью выдалась крайне редкая и душная погода для этих мест.

Проснувшись за полночь, я встала с постели из-за того, что голова моя, была чугунной. Меня слегка покачивало и даже тошнило, преодолевая слабость, я направилась к окну.

Открыв настежь створки, я глубоко вдохнула томительный воздух аромата садовых цветов; в жару их запах особенно усиливался. Откуда-то издалека, доносился голос совы; стрекотание сверчков и, такой долгожданный, овеянный морским бризом, воздух. Вдохнув его, я почувствовала, как мне становится лучше. Чтобы окончательно снять с себя все неприятные ощущения, я накинула себе на плечи халат и решила выйти в сад, благо наша с сестрами комната находилась на первом этаже и была ближе к выходу в его владения.

Оказавшись на улице, я почувствовала, как к моим ногам прилегла прохладная и мокрая трава. Что это? остановившись и подняв правую ладонь вверх, к небу, прошептала я. – Роса? Или начинается дождь? Мелкие и редкие капли, падали с неба, не принося никакого неудобства, напротив, они заставили меня ненадолго остановиться и подышать прохладным воздухом.

Неожиданно послышался какой-то странный звук в кустах. Я сделала несколько шагов в сторону можжевельника, что находился напротив окон кухни и гостиной дома, но тут же, в ужасе, застыла на месте.

Надо мной нависла чья-то тень. Обернувшись, я едва не вскрикнула, как крепкая ладонь с силой сжала мне рот, так, что я уже не могла произнести ни звука. Огромные дикие глаза, с недовольством уставились на меня. Сквозь призрачный свет ночных фонарей возле дома я увидела, что в другой руке, напавший на меня, держит угрожающе поднятый вверх молоток, от этого я пришла в еще больший ужас.

– Кто ты и что тебе здесь надо? Злобно, сквозь зубы, процедило ужасающе существо. Точно такой же вопрос стоило задать ему. Судя по виду – это был юноша, лет двадцати – двадцати пяти. Он был высокого роста, широк в плечах и с копной черных, как ворон, волос.

Лицо его было чумазым, поэтому выделялись только огромные светлые глаза, с угрожающе надвинутыми возле переносицы черными бровями.

Придя в себя, я быстро закивала головой, дав ему понять, чтобы он убрал свою грязную, пропахнувшую насквозь сажей, ладонь с моего лица. Что я не закричу.

– Ты точно, будешь молчать? Прошипел он, как змея. – А то смотри, – при этих словах, он еще выше поднял надо мной молоток. Я покачала головой.

– Хорошо, но смотри, если, что…, то я…

Мгновение и незнакомец, на свой страх и риск, медленно и с осторожностью, убрал свою ладонь с моего лица, но, как я заметила, оставался на чайку, чтобы в случае чего, тут же закрыть мне рот.

Мой взгляд, невольно упал на землю, возле ног незнакомца и тут, я заметила какой-то странный серый мешок. Что в нем, было, оставалось только догадываться. Поняв, на что я смотрю, парень тут же недовольно и со злостью закинул себе на плечи мешок.

– Что, думаешь, я вор? Снова уставившись на меня и пристально, буровя меня взглядом, произнес парень. Я, молча, пожала плечами, опасаясь его непредсказуемого поведения.

– Боишься меня? Я не проронила ни слова.

– Ты, что, немая, что ли? Жалко будет, если такая хорошенькая девушка будет страдать таким существенным недостатком, – усмехнувшись, произнес он, обнажив, как ни странно, ряд ровных белых зубов.

– Ты, что и вправду немая? Приблизив ко мне, свое чумазое лицо, с огромными и, только сейчас, я заметила, магнетическими зелеными глазами, в обрамлении длинных черных ресниц.

– Ну и дела, – покачал он, с сожалением, головой.

– Кто ты? Произнесла, я.

– О святые духи! Вскинув, удивленно и нарочито брови, воскликнул он.

– Она, оказывается, и говорить умеет!

– Что, ты здесь делаешь? Уже набравшись смелости, решила я, продолжить допрос.

– Что, осмелела? А не боишься, что я могу тебя вот этим молотком, – при этих словах, он снова приподнял молоток, который, недавно отвел от меня и глаза его при этом, хитро сузились.

– Ты же не ударил меня им с самого начала, значит, у тебя не было такой цели. Его ты решил использовать в качестве защиты? Указав взглядом на молоток в его руке, сказала я.

– Надо же, какое цельное замечание,– парировал он. – Но, одно могу сказать, этот дом, из которого ты только что вышла, гораздо опаснее, чем я, или этот молоток.

– Что? переспросила я, подумав, что ослышалась.

– Нет, ты не ослышалась, – остановив на мне, вдруг тяжелый взгляд, произнес паренек. Заметив, что я не свожу взгляд с мешка на его плече, он сказал:

– Не бойся, я не вор. В этом мешке лежит лишь то, что я заработал собственным трудом. Ваша помощница по дому заплатила мне этим добром.

– И как зовут тебя, «малышка»?

– Я не малышка.

– Хм, она еще и обижается, – сплюнув в сторону, сквозь зубы, произнес он.

– Я не со зла так тебя назвал. Просто, ты мне показалась слишком маленькой, на фоне такого здорового и крепкого, человека, как я.

Я, поморщившись, покачала головой.

– Я что-то не то сказал? Продолжил он.

– Мне, кажется, у тебя большое самомнение, если ты видишь себя только в таком свете,– ответила я.

– Не уж-то передо мной настоящая леди? Нарочито удивленно, произнес он.

Я слегка залилась краской.

– Не беспокойся, я не настолько плох, чтобы приставать к девушкам. Тем не менее, могу я узнать, как твое имя и кто ты? Не унимался незнакомец.

– Так, что у нас с именем? Повторил, снова он. Я ответила не сразу.

– Кэтрин.

– Кэтрин? Я не ослышался? Да, впрочем, знаешь, а оно тебе подходит, – язвительно, произнес он. – Такое же строгое и… Значит, сокращенно – Кэт, Кэтти.

– Так меня зовут, только «близкие», – ответила я.

– Хм и кто же «ваши» близкие? Точнее, с кем ты сюда приехала? Я так понимаю, ты не одна прибыла в этот дом?

– Со своей матушкой и двумя сестрами, – ответила я.

– Ух, ты, так тут, теперь, обитает целый цветник? Ухмыльнувшись, произнес он. – А сколько твоим сестрам лет?

– Зачем тебе это? Недовольно произнесла я, чувствуя, как у меня внутри, начинает нарастать волнение от подобных вопросов.

– Так, просто. Мне-то, что, – ответил незнакомец, незатейливо пожав плечами.

– Вот только у меня есть к тебе еще один, последний вопрос. Я недовольно посмотрела на него, но он, в ответ, даже не одарив меня взглядом, уставился куда-то в одну точку, в глубину ночного сада, где, казалось, сейчас стояла кромешная тьма.

– Скажи, они так же красивы и юны, как ты? От этого вопроса, я снова покраснела.

– Нет, ну, в самом деле, передо мной, настоящая леди, – снова переведя взгляд на меня, усмехнувшись, произнес он.

– В таком случае, я, наверное, должен называть тебя на «Вы»? Что же, исправимся. Вы всегда краснеете, когда вам говорят комплименты? Уже остановив на мне заинтересованный взгляд, произнес он.

Я покачала головой.

– Так, вы, мне не ответили, ваши сестры, так же прекрасны как вы?

– Почему, вас, так интересует это? Спросила я.

– Я отвечу, но все будет зависеть от того, что вы мне скажите. Он поморщился. – Простите мне мою дерзость и, быть может, невоспитанность, но, что, если мы все-таки перейдем на «ты»? А то, этот официальный тон, ну, слишком уж меня тяготит. Да и по возрасту, мы вроде близки, как я думаю, – заключил он.

– Как будет угодно,– пожав плечами, ответила я.

– Что же, так оно будет лучше, – заключил он, довольно, улыбнувшись.

– Так ваши сестры, то есть, твои сестры, насколько я понимаю, так же красивы, как и ты? Сколько им сейчас лет?

Я не сразу ответила.

– Послушай, я задаю этот вопрос лишь только для того, что бы затем ответить на все твои вопросы, – подхватил он.

– Старшей – девятнадцать, а младшей – четырнадцать,– ответила я не сразу.

– Сколько, сейчас, тебе? Не унимался он, о чем-то размышляя.

– Скоро исполнится восемнадцать,– сказала я.

– Хм,– произнес он, вдруг нахмурившись, продолжая о чем-то усиленно размышлять.

– И кто пригласил вас сюда? Наконец, задал он мне следующий вопрос.

– Вообще-то я не должна отвечать на такие вопросы, да еще и …

– Ты хочешь сказать – незнакомцу, который залез к вам в дом? А теперь еще и взял на себя тягостную задачу, спасти вас? Сказал он.

– Что? Снова переспросила я, не понимая, о чем он говорит.

– Нет, ты снова не ослышалась, Кэти, если ты не против, я тоже, так буду звать тебя, мне так удобнее. Я ничего не ответила.

– Ну и дела,– присвистнув, произнес незнакомец. – Кстати, меня, если что, зовут Клиффорд.

– И давно ваш дядя Джон пригласил вас сюда?

– Нет, мы приехали совсем недавно и только на лето.

– Только на лето? Усмехнувшись, произнес он

– Почему, ты, смеешься? Заглянув ему в лицо, задала я вопрос.

– Я сказала, что-то смешное?

– Как раз нет,– уже изменившись резко в лице, произнес он.

– Не понимаю, что происходит? Уже выходя из себя, сказала я.

– Вот это-то и страшно, что вся ваша семья – ты, твои две сестры и матушка, похоже, даже не догадываетесь, о том, что здесь, происходит на самом деле, в особенности – для чего дядя Джон пригласил вас сюда, – заключил он, присвистнув.

Я, все еще, не понимала, о чем говорит Клиффорд.

– Вам нужно немедленно уехать отсюда! Под любым предлогом и как можно, скорее! Выпрямившись во весь рост, с нахмуренными бровями и сосредоточенным лицом, вдруг, произнес он.

– Но, с какой стати? Почему мы должны это сделать? Мы приехали сюда, по большей части, из-за Лили. У нее проблемы с легкими, поэтому дядя Джон пригласил нас сюда. Лечащий врач моей сестры посоветовал ей морской воздух, – на одном выдохе и с волнением, произнесла я.

– Так дядя Джон пригласил вас сюда первым или вы сами напросились из-за больной сестры? Задал вопрос Клиффорд, уставившись, как мумия на меня.

– Ну, знаешь ли, это уже слишком, – воскликнула я, разозлившись.

– Не злись, просто, от того, что ты скажешь, возможно, многое зависит. Как ты говоришь, дядя Джон – ваш родной дядя? Может, это остановит его!

– Остановит? Уставившись, недоуменно на Клиффоода, замерла я.

В этот момент послышался сильный скрип входной двери дома и, незнакомец, словно пораженный, остановил на мне пронзительный взгляд.

– Это – наверное, он! Проклятие ада кромешного, – зло, выругавшись и сплюнув в сторону, прошипел, как змея, парень.

– Будьте осторожны! Предупреди свою семью, но только так, чтобы дядя Джон и его жена ни о чем не догадались. Главное, ни под каким предлогом, не ездите с ним на «острова», потому что, вы можете, не вернуться оттуда! Если даст Бог, еще свидимся, – услышала я, затихающий голос вдали, как незнакомец исчез посреди ночи, словно и не появлялся вовсе.