Жена монстра

Tekst
12
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Жена монстра
Жена монстра
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 15,45  12,36 
Жена монстра
Audio
Жена монстра
Audiobook
Czyta Римма Макарова
9,28 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Жена монстра
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Ну давай, детка, соглашайся! – бил чрезмерным оптимизмом мне в мозг Джон. – Тебе обязательно понравится. Это будет незабываемо.

– Ну, не знаю, – хмурясь из-за почему-то сильно подрагивающих рук, отчего лак на ногти на ногах ложился вкривь и вкось и приходилось подтирать, ответила я. – Я совсем не любительница сюрпризов и неожиданностей.

Это чистая правда. Искать приключения на свою задницу я как-то с подросткового возраста уже не склонна. Хватит. И тогда чего только не начудила. Благо родителей бедных с ума не свела и до тюрьмы для малолетних не дошло. Вовремя мозги завелись в башке.

– Да брось, малышка! Этот квест – супер! Народ, кто прошел, говорят в один голос, что такого адреналина хапнули – с ума сойти.

– А что там конкретно, можешь сказать, Джо?

– Ну ты что, котенок! – Я поморщилась. Вот странное дело, пока мы общаемся с Джоном лично, глаза в глаза, то все эти его «котята», «детки», «малышки» и прочая сю-сю-сю фигня мне была приятна. А вот так, удаленно, раздражала. Да и вообще, сейчас, когда его не видела, почти все действие его головокружительного обаяния будто испарялось. Но зато когда он был рядом, буквально коленки подгибались.

– Главная суть же во всех этих квестах – все должно быть загадочно и неожиданно, – продолжил убалтывать меня мой новый парень. – Давай-давай-дава-а-а-ай! Я так хочу пройти его с тобой. Чтобы аж кровь закипела. А потом поедем ко мне и ка-а-ак снимем стресс.

– То есть просто от меня самой у тебя кровь не закипает? – Я натолкнулась взглядом на свою соседку по квартире, что недавно вышла из ванной и теперь уселась напротив на стул и устроила целую пантомиму, гласящую «какого черта ты выделываешься?!»

Я закатила в ответ глаза и показала язык. Мой парень – как хочу, так и общаюсь. Что я могу поделать с тем, что меня раздражает и эта манера не звать меня по имени, словно он его не помнит, и то, что секса у нас до сих пор не было. Создавалось впечатление, что Джону он от меня как-то и не сдался. Я знаю, мы, девушки, нелогичные. Пристает парень сразу – озабоченный, неромантичный эгоист. Не пристает совсем – что-то с ним не так и подбешивает.

– Карамелька моя… – Вот, блин, опять! – У меня она кипит, не переставая, с того момента, когда я увидел тебя в том потрясающем зеленом платье в клубе.

– Голубом.

– Что?

– Платье было голубым.

– Да? Наверное, дело в освещении, потому что могу поклясться, что оно было зеленым. Не суть. Так ты согласна?

– Ехать не пойми куда, чтобы тебя сто процентов напугали до полусмерти – это не мой формат веселья. Как насчет пойти выпить и потанцевать? Или, скажем, на концерт? В кино на премьеру.

– Глупости, это же скука смертная!

Так, похоже, я уже его слегка достала. Что поделать, я сама для себя сейчас скучная. Предпочту читать о приключениях или смотреть в кино, а не участвовать. Начудила, хорош.

– Кончай маяться дурью! – прошипела на меня Кэм. – Если ты с ним не пойдешь, пойду я, и потом не плачься.

– Ладно, – смирилась я. – Во сколько ты за мной заедешь?

– Не я, малыш. За тобой приедет такси, мы встретимся уже на месте.

– Ты что, сам в этом участвуешь?

– Нет-нет, просто это одно из условий. Все участники квеста должны прибыть поодиночке. Ну атмосфера, сама понимаешь.

– Понимаю, – вздохнула я. Ни черта я не понимала и не одобряла. С некоторых пор. Но как там учили на уроках семейной психологии? Нужно идти навстречу, пытаться понять увлечения и потребности партнера – без этого настоящих крепких отношений не выстроить. А я хотела уже этих самых отношений. Все мои подруги уже встречались на постоянной основе и даже жили вместе со своими парнями. А у меня в багаже три неудачных, даже скандальных романа, все закончились достаточно болезненно для меня. И все почему? Потому что меня, дуру, вечно тянуло на плохих парней. Вот прямо редких засранцев. В итоге имеем, что имеем. Чуда ни разу не произошло, никто из них не стал по волшебству меняться ради такой замечательной Отэм. Все старались изменить меня. Я решила, что хватит. И, встретив три недели назад Джона, сразу почти вцепилась в него. Дорогой костюм с иголочки, манеры джентльмена, улыбка, как у капитана Америки, видимая невооруженным глазом надпись на высоком аристократичном лбу «я хороший». Ничего общего с моими раздолбаями бывшими. Но вот тебе на. Адреналина ему в жизни не хватает. И это еще в начале наших отношений. Да обычно это период, когда люди друг с друга буквально не слезают. С другой стороны, может, эти самые хорошие парни встречаются совсем по иным правилам? Как раньше, у меня уже было, плохо кончалось. Буду пробовать так.

– Ну что, детка? Ты согласна?

– Да, – ответила, скрыв тяжелый вдох.

– Тогда до завтра, – обрадовался Джон явно не на шутку. – Машина приедет за тобой в восемь.

– Погоди, а форма одежды хоть какая?

– Э-э-эм-м-м… совершенно без разницы, – и связь оборвалась.

– Знаешь, Отэм, ты довыделываешься! – ткнула в меня обвиняюще пальцем Кэм. – Такого мужика подцепила, и пальцем не шевельнув, а еще ломаешься! Да если бы он тогда на меня повелся, я бы только и делала, что в рот ему смотрела и со всем соглашалась по умолчанию. Тачка у него какая! А часы! Ты хоть представляешь, сколько его прикиды стоят? А тело… м-м-м-м.

– И об этом теле ты упомянула только после тачки, часов и тряпок, – фыркнула я.

– И что? На кой нам нищеброды, даже самые смазливые в мире? Мы, женщины, как любые адекватные самки должны выбирать лучшего самца своего вида и кандидата на роль отца будущих детей. А кто в современном мире лучший? Безмозглый красавчик с дырой кармане, но с вечным стояком? Умник с чуткой душой, что будет бренчать на гитарке, сочиняя баллады в твою честь и мечтая о карьере великого рокера? Член банды, от взгляда на которого текут все малолетки, с бабками у него сегодня густо и все к твоим ногам, а завтра он сел на десять лет? Черта с два! – Да уж, очень точно про меня и мои прежние предпочтения. – Нам нужен мужик, который тебя и этих самых детей в состоянии полностью обеспечить. Стабильно. А все остальные типы можно и в любовниках держать.

– Твое виденье будущего и устройства семейной жизни – это нечто, – рассмеялась я, проковыляв с растопыренными пальцами на ногах до кофемашины. – Лично я бы предпочла, чтобы все качества сочетались в одном мужчине.

– Наивная. Так не бывает. Забудь. Так куда он тебя там звал?

* * *

– Офигеть, – проворчала я, оглядывая проплывающие мимо окрестности через окно такси. – Вы уверены, что мы правильно едем?

– Безусловно, мисс, все точно по навигатору, – водитель цедил слова сквозь зубы, будто я его уже достала, хотя я всего-то первый раз спросила. Может, у человека день не задался, мало ли.

Он вообще какой-то странный. Сидел, как деревянный, смотрел исключительно перед собой, еще и очки зачем-то зеркальные напялил. На кой, если на улице и так темнотища. Пока ехали по жилым кварталам, хоть фонари были, а уже минут десять, как какая-то унылая и, по всему выходит, чуть ли не заброшенная промзона. А может, ну его, а, Отэм?

– Мы на месте, – отчеканил таксист и даже не повернулся ко мне. – Дорога оплачена.

– А вы адрес мне не назовете здешний? – опомнилась я, уже выбравшись из машины. – Мало ли, вдруг я захочу вскоре уехать. Ах ты, гад!

Противный водила стартанул с места, целенаправленно проигнорировав мой вопрос и бросая меня посреди темной незнакомой улицы перед громадиной какого-то здания.

– Ну скотина, а! Да я тебе такой отзыв накатаю – будешь завтра работу новую искать! – мстительно, но больше обиженно прокричала исчезающим задним стопарям этого придурка.

Ну и куда мне теперь податься? Достала телефон из рюкзака. Да супер вообще – сеть не ловит. Если устроители этого идиотского квеста ставят своей целью жути нагнать на клиентов, то они ее со мной добились. Аж вся спина вдоль позвоночника взмокла.

– Эй! – позвал из темноты незнакомый звонкий голос.

– А-а! – заорала я, подпрыгивая и хватаясь за сердце. – Кто здесь?

– Это всего лишь я, Саманта. – Навстречу выступила девушка.

В отличие от меня, одетой в спортивный костюм и обутой в кроссовки для удобства, она цокала на высоченных каблуках, сверкая блестками на облегающем вечернем платье. Красивая, насколько удалось рассмотреть, и такая же перепуганная, как и я.

– А ты тоже на квест? – уточнила у нее. Уж больно видок неуместный.

– Да вроде того. Меня мой парень пригласил. Сказал, что будет нечто особенное. Но вот такого я точно не ожидала.

– Ясно, не один мой с прибабахом, – проворчала под нос.

– Ты что! Мой Алек – просто душка! Я о таком только мечтать могла.

Угу, у меня та же песня, что и смущает.

– И что делать будем? – спросила топочущую от страха на месте девушку.

– Стоит, наверное, войти. Я вон там стрелочки видела светящиеся.

Видела, но сама не пошла. Что, Алек, конечно, душка, но инстинкта самосохранения никто не отменял, да, Саманта? И правильно. Он даже у блондинок должен быть, а то вечно их в ужастиках первыми жрут. Долой стереотипы!

– Пойдем, не торчать же снаружи.

Я поежилась от ощущения, будто местная темнота какая-то слишком уж густая и угрожающая.

На стенах действительно нашлись бледно светящиеся стрелки, нарисованные специальной краской. И указывали они на вход в стене мрачного строения.

– Боже, хоть бы ногу не подвернуть, – прохныкала спутница.

Да тут бы шею не сломать! Гадские стрелочки вели нас по пустому коридору, пока не указали на лестницу, освещенную самую малость тусклой лампочкой. Но уходила она вниз.

– Ну пипец, что-то я совсем уже никакого веселья не хочу, – процедила себе под нос.

Темно, страшно, и воняет черт-те чем. Ладно бы только сыростью. Но еще и чем-то кисловатым, заставляющим думать о ржавом железе.

 

– Там голоса впереди, слышишь? – обрадовалась Саманта.

Теперь слышала. Очень похоже, что там впереди кто-то общался на повышенных тонах.

Мы прибавили шагу, уже выяснить поскорее, что за ерунда творится.

Прямоугольник яркого света и отчетливые звуки чьего-то спора обрадовали. Вступив в светлое помещение из темноты, мы были вынуждены щуриться, будучи не в состоянии ничего рассмотреть.

– Если ты думаешь, что я останусь тут хоть на секунду, то ты идиот, Вернон! – кричала женщина явно на взводе.

– Как смеешь ты так говорить с моим мальчиком! – рявкнули опять же женским голосом откуда-то сверху. – Покажи ей ее место, малыш!

Часто заморгав, я с изумлением обнаружила себя в огромном зале, вдоль стен которого на высоте метров четырех располагался балкон, где словно в театральной ложе развалился в кресле какой-то мужик, а рядом толклись несколько разодетых в пух и прах теток.

– Его зовут Ральф, и это мой парень, дрянь!

Внизу со мной и Самантой оказалось еще около десяти девушек. Одна из них, ярко-рыжая, и вопила, заявляя о своих правах собственности.

– Да вы рехнулись? Это мой Саймон! – пропищала маленькая шатенка справа.

– Ну вот все мои девочки и в сборе – можно начинать.

Только сейчас среди всех я разглядела Джона.

– Алек! – взвизгнула Саманта и рванула к нему.

– Ты что себе позволяешь, гадина! Это мой мужчина! – заступила ей дорогу жгучая брюнетка.

А до меня мигом дошло, что все мы тут пришли, судя по всему, к одному мужчине. Хотя какой он мужчина. Похотливый козел и к тому же с головой не дружит. И надо валить отсюда. Решу, что думать по этому поводу, потом.

Развернувшись, я рванула обратно, но перед носом с тяжелым лязгом захлопнулась дверь. Вот ведь дура я! Чуяла же, что не нужно сюда идти! Надо хоть иногда слушать не желавшую отрываться от дивана задницу, Отэм, а не доводы разума.

– Что это значит?! Что происходит?! Немедленно выпустите нас! – галдели все попавшиеся со мной девицы.

– Девочки мои прекрасные, я выбрал вас из сотен и сотен! – перекрыл женский гвалт зычный голос Джона… или кто он там на самом деле. – Сегодня у нас с вами особенный и судьбоносный день. Те из вас, кто сумеет осилить трансформацию, станут моими супругами и вечными спутницами.

Какого черта? Это что секта какая-то?

Поднялся еще больший шум, сверху подбадривали и улюлюкали, девушки впали кто в ярость, кто в панику, я же дергала и ощупывала тяжелую дверь, выискивая шанс улизнуть. Ничего.

– Приступим, мои невесты! – гаркнул псевдо-Джон, и я развернулась, привалилась плечом к железу и принялась шарить в рюкзаке в поисках шокера. При этом не спускала глаз со своего типа парня, который небрежно сдернул с себя дорогую белую рубашку и швырнул ее на пол. И чем пристальнее я смотрела, тем страшнее мне становилось. Потому что знакомый мне облик мужчины мечты словно шел какой-то рябью. Черты непрерывно плыли и менялись, вроде бы, однако, оставаясь все теми же.

В помещении уже стоял откровенный истерический визг. Поддельный Джон вскинул вверх руки, заревел, как гребаный лев, и вот тут начал меняться всерьез. Если раньше он сохранял человеческий облик, то теперь происходила совершенная дичь. Он стал выше ростом, раздался вширь, покрылся шерстью. Руки вытянулись чуть не до пола, обзавелись когтями, а лицо стало жуткой мордой с выступающими огромными клыками.

Раскинув лапищи, будто готовясь всех разом загрести, он двинулся на толпу истошно заверещавших и заметавшихся девушек. Схватил первую, сломив сопротивление, вонзил зубищи в изгиб шеи. Брызнула кровь, его жертва обвисла. Он бросил ее и рванул за следующей. Мои мозги переклинило от увиденного, и я начала долбиться в дверь, не щадя себя, отказываясь смотреть и дальше на весь этот ужас.

Шумный выдох в затылок поведал, что монстр пришел и за мной. Развернувшись, я ткнула в мерзкую морду сбоку шокером, остервенело нажимая на кнопку.

Зверь задергался, отшатываясь и срываясь с рева на визг.

– Тва-а-арь! – орали сверху. – Убей эту шлюху, сынок!

«Сынка» разряд не вырубил. Он выбил из моей руки шокер, одновременно шарахнув об стену спиной, вышибая дух. И тут же я ослепла от боли, когда клыки сомкнулись на моем горле. Звук того, как они рвали мои кожу, мышцы и сухожилия, выдирая изрядный кусок плоти, я не забуду никогда.

В следующее мгновение я очутилась на полу. Зверь отбросил меня с буквально хлещущим фонтаном крови и двинулся дальше. Перед глазами плыло и мельтешило, я зажимала огромную рану рукой, но осознавала, что все, мне конец. Мама, папа, простите.

С грохотом, больше похожим на взрыв, распахнулись двери в эту бойню, и ввалились какие-то люди. Шум и ор стали абсолютно адскими. По помещению стремительно шарили лучи ослепительно ярких фонарей, что-то глухо хлопало, раздавались визг и предсмертные хрипы.

– Уходит-уходит! Мочи его! – рявкал кто-то невидимый.

– Да твою же мать! Прорвался! – отвечали ему.

– Уроды криворукие! Догнать!

– Да бесполезно уже.

– Подчищаем тут и уходим.

Собрав остаток сил, я поползла к дверям, заливая все своей кровью. Неожиданно перед моим лицом появились здоровенные черные ботинки на высоком протекторе и сразу пнули в бок, переворачивая на спину. Кто-то большой, расплывчатый навис надо мной.

– Хоть когда-нибудь вы, дуры безмозглые, закончитесь? – пробулькало у меня в ушах. – Будь в следующей жизни умнее.

Лица говорившего я не могла разглядеть из-за мути в глазах. Но вот то, что он направил мне в лоб небольшой арбалет, рассмотрела.

– Пожалуйста, – пыталась умолять, но разорванное горло выдавало только сип и бульканье.

– Сама виновата, – ответил палач.

– Эй-эй, Гро, тормозни. Я хочу кое-что попробовать!

Глава 2

– Отвали, Кай! – огрызнулся расплывчатый некто надо мной. – Она все равно уже покойница по-любому. Посмотри на рану. Чем-то не угодила, видно, ублюдку, что он ей, считай, целиком горло вырвал.

– Гро-о-о, ну тебе жалко, что ли? Дай попробовать. Я давно уже хотел.

– Да достал ты со своими чокнутыми опытам. В ней и крови уже не осталось, тут без вариантов. Добьем, чтобы не мучилась.

– Да как раз и надо, чтобы с кровью вся суть ушла! – настаивал второй. А мне уже было совсем-совсем безразлично. Вот так он ощущается – переход в лучший мир – да?

– Да делай что хочешь! Но в салон я это взять не позволю. А багажник сам потом отдраивать будешь, ясно?

– О да! Спасибо!

Одна из нависающих фигур исчезла из виду, зато второй спорщик опустился возле меня, и я смогла рассмотреть лицо довольно четко. Вот только мой разум уже отказывался давать оценку и внешности мужчины, и вообще уже почти отчалил из этого жуткого пространства.

– Насчет будет ли больно – не знаю, – сказал мне незнакомец, и в поле моего зрения появился огромный шприц.

Я видела нечто подобное, когда ездила в школе на экскурсию на ферму. Там этой хренью коров кололи. Только этот был не обычный пластиковый, а как будто антикварный. Из стекла и черненого серебра. Дернув костюм на моей груди, незнакомец потыкал пальцами, явно подыскивая нужное местечко.

– Ну, поехали, красавица. Авось мне повезет и ты станешь чем-то… ну хоть безопасным, что ли.

Он тряхнул шприц, и его содержимое вдруг заискрилось, будто внутри были плавучие светящиеся блестки. Я из последних сил попыталась отмахнуться или прикрыться, но он небрежно оттолкнул мою конечность.

– Да уймись ты! Я тебе хоть какой-то шанс даю, – проворчал он и воткнул мне в грудь толстенную иглу.

Я прямо чувствовала, как сталь вошла в мое сердце. Оно затрепыхалось, как птица в агонии, и все. Темнота.

* * *

Трясло и качало нещадно. В спину и бока что-то больно давило. Ноги невозможно было выпрямить – они упирались в какую-то преграду. Темно и душно. Орал рок, бухая басами, но как-то глуховато. Где это я? Опять швырнуло, завизжали тормоза. Вытянув руку, я наткнулась на металл. Похоже, меня запихнули в багажник, полный всякого барахла. Горло!

Схватилась ладонью за шею и тут же отдернула пальцы. На месте раны была какая-то противно липкая нашлепка. Я жива? Судя по всему, да. Горе-водитель заложил очередной вираж с визгом покрышек, и меня опять швырнуло и обо что-то приложило. Точно жива, или не было бы так больно. Что за придурок или гонщик там за рулем? Но как я могу быть жива? Крови было просто море. Моей крови. Она хлестала фонтаном. Я не медик, конечно, но после такого не живут. И эта жуть, в которую обратился типа Джон. Такое разве реально? Может, нас газом, вызывающим галлюцинации, на этом квесте траванули? И я сейчас не лежу в багажнике чокнутого фаната Шумахера, а сижу в уголке под кайфом. Еще раз потрогала место укуса. Это тоже часть моего глюка, да? Какой-то уж очень он достоверный. Даже одежда мокрая и липнет. И под странной гадостью шея зудит адски. Скорее бы тогда отпустило.

Машина, которой, возможно, и нет в реальности, резко затормозила, наградив меня еще парочкой, надеюсь, ненастоящих синяков и шишек. Рок вырубился, двигатель заглушили. Хлопнули дверцы. Надо мной скрипнуло, и в глаза ударил свет.

– Надо же, живая, – узнала я голос того самого персонажа из бреда, что втыкал мне в грудь огромный шприц.

– Зараза, вот так и знал, что весь багажник уделается! – зарычал другой, тот самый, что собирался меня прикончить, чтобы не мучилась. – Кай, ты мне все тут языком вылижешь, ясно?

– Ясно-ясно, братан, не бурчи. Она выжила!

– И что?

Я приоткрыла один глаз – тут же что-то звякнуло, и у моего носа очутилось острие арбалетной стрелы. Или их вроде зовут болтами?

– Рыпнешься – сдохнешь, – оскалился на меня поклонник радикального милосердия.

Теперь я могла его разглядеть. Здоровый, одет в изрядно потертую черную кожаную куртку со множеством карманов. Цвет кожи и резковатые черты лица наводят на мысль о родстве с коренными американцами. На это же намекают темно-карие, зло прищуренные глаза и гладкие темные волосы, стянутые чем-то на затылке.

– Да не целься ты в нее, Гро! Еще выстрелишь случайно, – буквально отпихнул этого любителя тыкать в людей оружием вместо приветствия второй. – Эй, ты как? Сама встанешь, или тебя нести?

Я уже обоими глазами уставилась на парня, что мог быть полной копией первого грубияна, если бы не был насыщенно рыжим. И к тому же он улыбался, скалясь во весь рот, в отличие от своей темной и мрачной версии. И глядел на меня с искренним любопытством и радостью, будто я была подарком, что он нашел под елкой утром Рождества.

– Кто вы? – просипела я.

– Кто вы, где мы, отпустите пожалуйста-а-а, – насмешливо процедил первый, фыркнул презрительно и, развернувшись, куда-то пошел, бросив через плечо: – Отдраишь все, я не шучу, Кай. И эту у себя держи. Мне не нужно, чтобы она шаталась по базе и глаза молодняку мозолила.

– Будет сделано, бро! – продолжая пялиться на меня и довольно улыбаться, ответил рыжий и, не меняя выражения лица, сказал мне: – Дергаться не думай, кошечка. Я и без стрельбы обойдусь – шею мигом сверну. Ты от этого уже не помрешь, но больно будет адски и восстанавливается долго, если не вправить назад.

– За что? Это я жертва. На меня напали. Почему вы мне угрожаете?

– Чего это угрожаю? – поднял невинно ржаво-красные брови мужчина. – Предупреждаю, обращаясь к твоему благоразумию. Вылезай давай.

Он протянул мне руку. Я оперлась на нее и выбралась из багажника, спрашивая себя, почему не паникую. Осмотрелась вокруг. Большой гараж или же ангар, потолки высокие, запах соответствующий. Кроме тачки, в которой доставили меня, еще несколько, в том числе и самая настоящая пожарная машина и большой фургон с логотипом транспортной компании.

– Все это на самом деле, да?

Почему-то именно наличие пожарки развеяло мою надежду, что я пребываю в иллюзии.

– На самом ли деле ты умудрилась повестись на холостого гуя и добровольно явилась на вашу брачную церемонию? Ага, все так и есть.

– Кого? Какую церемонию?

– Идем, по дороге расскажу. Я жрать хочу, что та бродячая псина, – махнул мне следовать за собой рыжий и двинулся в ту же сторону, куда ушел его невежливый брат. Больно они похожи, чтобы не быть родней.

– Да не пойду я ник… – начала я, отступая назад, но он развернулся с поразительной стремительностью. И пикнуть не успела, как оказалась висящей на его плече.

– Это первый и последний раз, когда ты не наказана за непослушание! – заявил он, зашагав в нужном ему направлении, и смачно шлепнул меня по ягодице. – Вот в хорошем вкусе перевертышам не откажешь. Задница что надо.

– Отпусти, у меня же рана откроется! – задрыгалась я.

– Не-а. Я там надежно все запечатал. Зовут тебя как?

– Да с какой ста… Ой! – Мое возмущение оборвал новый увесистый шлепок. – Прекрати! Я на тебя подам в суд за домогательство!

 

– Ну да, подашь, – заржал наглец.

Он толкнул дверь, внося меня в коридор с множеством дверей по обеим сторонам.

– Что за мусор ты опять приволок, Кай? – раздался недовольный женский голос.

– Тебя это не касается, Ли, – огрызнулся рыжий совсем не вежливо.

– Это баба. Серьезно, Кай? Ты достал их уже и сюда таскать! – повысила она громкость.

– Даже если и так, то повторюсь – это не твое сучье дело, Ли.

– Придурок!

– Что тут еще? – узнала я теперь голос мрачного брюнета.

Повертелась, чтобы и увидеть хоть что-то, но опять схлопотала шлепок. И тут же кто-то зарычал.

– Урод похотливый! Гро, с какой стати ты позволил своему братцу притащить на базу гуеву шалаву?!

– А в какой момент у тебя, Ли, появились полномочия требовать отчета у меня? У меня!

– Да я… – мгновенно сбавила обороты скандалистка, и через секунду хлопнула дверь.

– Надеюсь, надолго ты с этой не заиграешься, – сказал тот, кого звали Гро. – Мне тут скубеж каждодневный не нужен.

– У нее нет права пасть разевать, – огрызнулся Кай, отпирая дверь, перед которой остановился.

– Когда это мешало самкам? – фыркнул вслед его братец.

– Так, тут стой, – сгрузил меня с плеча внутри помещения носильщик.

– Девушка твоя?

Комната была бы просторной, если бы не была до предела загромождена всяким барахлом. Больше всего это напоминало какую-то алхимическую лабораторию из фильмов про магию. Колбы, склянки, трубки, стеклянные и железные спирали, спиртовки, перегонные кубы. Вдоль трех стен – сплошные полки от пола до потолка и там тоже куча разной непонятной фигни, вперемешку с весьма потрепанными книгами и толстыми замызганными тетрадями. И только у последней стены притулилась кровать. В углу – некое подобие бокса из прозрачного то ли пластика, то ли стекла, с круглыми небольшими отверстиями, вроде тех, что стоят в некоторых зоомагазинах для котят или щенков. Вот только этот был в разы больше и с очень толстыми стенками.

– Не твое дело, – буркнул рыжий и указал на прозрачный куб: – Твое место здесь.

– Ты рехнулся? Я тебе животное, что ли?

– Не ерепенься, и тогда я позволю тебе вымыться, прежде чем запереть.

– Не пойду туда! – Я начала отступать к двери.

– Не вынуждай тебя наказывать, – скривился он. – Реально не люблю насилия сверх необходимости.

– Да неужели? Тогда как насчет того, чтобы отпустить меня домой? Мне вообще-то в больницу надо. Эта тварь укусила меня и мало ли что могла занести.

– О, поверь, с тем, что он тебе «занес» никакие доктора уже не помогут. Возможно, у меня получится, но за это ты станешь очень покорной девочкой.

– А не охренел ли ты?

– Нет. Ни капли. В клетку!

– Ни за что.

– Вот вы, самки, народ упертый! – вздохнул он, и я моргнуть не успела, как сгреб за волосы на затылке и впихнул внутрь. – Ай, полегче!

О чем он, я и не поняла сразу. Только развернувшись в ярости, вдруг увидела его располосованную кисть, которой он тряс, разбрызгивая кровь. Уставилась на свою руку и заорала, заметив медленно втягивающиеся обратно самые настоящие когти, измазанные красным.

– Это что?!!!

– Это то, из-за чего ты и будешь пока сидеть там.

– Я не понимаю… Что происходит? Такого не бывает!

– Ты теперь жена гуя, так что это обычное дело. Привыкай.