Ведьма

Tekst
17
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ведьма
Ведьма
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 9,31  7,45 
Ведьма
Audio
Ведьма
Audiobook
Czyta Евгения Гордеева
7,08 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Через сколько времени стал способен почувствовать под собой холодные каменные полы, Артем не знал. Просто перекатился на спину, укладывая ее на себя.

– Ты что-то говорил про постель? Или решил ограничиться быстрым перепихом в прихожей? – ее слегка севший голос опять прокатывался по его коже, лаской и оживляющей водой.

– Не надейся так легко отделаться. Это только начало… Мы идем наверх.

– Что за дурацкий обычай строить спальни наверху! – проворчала гостья.

– Если хочешь, я построю для тебя дом со спальнями, где скажешь, при условии, что буду иметь тебя там когда захочу.

Его ведьма рассмеялась хриплым смехом, посылая сквозь его грудь вибрации странного удовольствия. Ему хотелось слышать ее смех чаще.

– Хорошая попытка, Ирбис.

– Тебе не кажется несправедливым, что ты знаешь, кто я и где живу, а я не знаю даже твоего имени?

– Нисколько. Тебя ведь все знают. Разве тебя раньше интересовали на самом деле имена девок, которых ты трахал, или ты у каждой прописку проверял?

Ирбис хмыкнул. Она права. Но ее имя он хочет знать и узнает. В этот момент зазвонил телефон в ее куртке. Она выскользнула из его рук, и быстро достав гаджет, ответила.

– Да. Все нормально. Просто работа. Ты нормально себя чувствуешь? Лекарство принимал? – она явно говорила с мужчиной, и голос звучал совсем по-другому, с нежностью и заботой. Отчего-то внутри заскребла ревность, что к нему она так не обращалась. – Да, все у меня в порядке. Не жди, ложись. Буду утром. Пока. Целую тебя, родной.

Глухая ярость нарастала с каждым словом девушки. Его дикая кошка не свободна. Надо же, какое ценное открытие. Только ему на это наплевать. Она нужна ему, и он подвинет со своего пути любого.

– Что, муженек беспокоится? Он у тебя домосед? – ехидно скривился Артем.

– Еще раз коснешься этой темы, и я уйду прямо сейчас.

– Ты пугаешь меня, кошечка? – навис он над девушкой.

– Обрисовываю перспективу, – повторила она его собственные слова. – Твоя охрана меня не остановит.

– А как же твой байк?

– Могу себе позволить сделать тебе такой подарок, – зеленые глаза злобно прищурились.

– Кошечка, я могу купить тебе сотню байков гораздо круче этого. Хочешь, по одному за каждую следующую ночь, что ты мне подаришь?

– Браво, Ирбис. Ты не сдаешься, да? – небрежно хохотнула она. – Еще одна хорошая попытка. Я не поведусь на это.

– А на что поведешься? – перешел мужчина на нарочито деловой тон. – На бриллианты? Или просто на реальную сумму, что может сделать жизнь легче и приятней?

Гостья опять рассмеялась, вызывая смешанное чувство удовольствия и раздражения.

– Не интересно. Тебе нечего мне предложить. Мы будем болтать или пойдем наверх? Ночь не бесконечна.

Раздраженно хмыкнув, Ирбис вдруг подхватил девушку на руки и, перепрыгивая через две ступеньки, понес наверх. Швырнув на огромную кровать, он снял с себя наконец одежду и накрыл ее собой. Ему хотелось терзать эту умопомрачительную плоть под ним беспощадными ласками, доказывая, что он лучшее, что с ней могло случиться в этой жизни. Но упрямая дикая кошка постоянно перехватывала у него инициативу, заставляя забывать собственное имя от наслаждения, мучая, пытая, изводя его, заставляя подчиняться своей воле. Каждый раз, лежа обессиленным и задыхающимся после оргазма, он злился на нее, говоря себе, что никому не позволял вести себя так. Но едва стоило ей опять всего лишь скользнуть по его коже своим ртом или руками, и он опять готов был умирать и плавиться, позволяя ей все, чувствуя себя беспомощной кошачьей игрушкой под прищуром этих зеленых глаз.

Утро пришло слишком быстро. Выйдя из душа, она подошла к кровати, но больше не легла.

– Мне пора. Что, позвонишь своим бойцам, чтобы выпустили меня, или мне с боем прорываться?

– Я сам тебя провожу.

Ирбис, подавляя раздражение, натянул штаны на голое тело. Ни хрена он не хотел ее провожать. Наоборот, желал заснуть, прижимая девушку к себе, и проснувшись, ощутить рядом. И заняться опять сексом. Но, однако, сейчас Артем наблюдал, как она, обнаженная, спустилась с лестницы и собирала свою разбросанную одежду, постепенно пряча от него желанную плоть. Мелькнула реально какая-то малодушно-жалкая мысль: «Если забудет что-то важное, то вернется?» Застегнув куртку, зеленоглазая ведьма обернулась.

– Я готова, – сухо сказала она.

– Ты знаешь, детка, вид того, как ты одеваешься, заводит не на шутку, – спрятав свои идиотские мысли, спошлил Артем. – Так хочется содрать с тебя эти тряпки и вернуть в постель. Интересно, твой муж хоть знает, как ему повезло иметь тебя, когда он захочет? Или у него не стоит уже?

Раздражение прорывалось наружу едкой горечью, которую не сглотнуть так запросто.

На кого он злится? На нее – за то, что так легко уходит, или на себя – из-за того, что так сильно хочется не отпустить? Какого хрена происходит? У него только что был, пожалуй, самый классный секс, и самое время помахать этой дикой кошке ручкой и идти досыпать в теплую постель, а он стоит тут, говорит ей гадости и бесится из-за того, что она уходит, возвращается туда, где ее ждет другой мужик.

Неожиданно девушка в ярости обернулась к нему.

– Пошел ты, Ирбис! Причины, почему я трахаюсь с такими, как ты, тебя не касаются! Я сказала тебе, чтобы ты не касался этой темы! Видимо, ты именно такой, как и говорят: тебе глубоко плевать на чувства и желания других. Холодный и бессердечный ублюдок!

– Бессердечный – это точно. А вот по поводу холодного… Это ведь тебе судить, но еще полчаса назад мы оба пылали не на шутку. Впору было простыни тушить.

– Плевать. Хорошо, что мы больше не увидимся.

– Не будь так уверена! Вдруг соскучишься и сама приедешь?

– Долго ждать придется!

– А я терпеливый. Подожду.

Злобно сузив свои кошачьи глаза, она сверлила его взглядом. Ну почему его все в ней заводит? Даже то, как трепещут в гневе ее ноздри? Ирбис почувствовал как опять твердеет с небывалой скоростью. Твою ж мать, да у него так быстро не вставал, даже когда он подростком был. Его тело реагирует на эту ведьму со скоростью света.

– Задержишься еще хоть на секунду, и не уйдешь отсюда до завтра, – угрожающе прорычал он, прерывая поединок их взглядов. – Даже если мне придется тебя приковать к постели. Это мы пока не пробовали.

Ее глаза скользнули по его обнаженному торсу к явно напряженному паху и вернулись обратно с расширенными от возбуждения зрачками.

– Да, детка, я опять хочу тебя, – усмехнулся Артем. – Может, еще один раунд?

Скрипнув зубами и отвернувшись, она быстро пошла к двери. Ирбис, пройдя через двор, сам открыл ей ворота, отодвинув от пульта вытянувшихся охранников. И потом, встав в воротах, долго смотрел вслед уезжающему байку.

Глава 3

Конечно, Ирбис не собирался отказываться от возможности отыскать свою дикую кошку, но делал это теперь деликатней. Хотя ему очень хотелось плюнуть на их договоренность и опять открыто поднять весь город на уши, тыкая повсюду ее фоткой. Может, тогда она опять появится? Только он сомневался, что в этом случае встреча приведет к тому результату, какой ему хотелось бы получить. Теперь, когда Артем знал, что у нее есть муж, ну или постоянный любовник, ему казалось, что она пришла к нему, чтобы избежать огласки. Это значило, что тот мужчина важен для нее и терять его она не хотела. Было бы совсем погано на душе от мысли, что спать с собой он ведьму зеленоглазую вынудил, если бы не ее отзывчивость и обжигающе острая реакция на каждое его прикосновение. Но, очевидно, что из-за наличия кого-то в ее жизни продолжать с ним она не собиралась. Именно поэтому и от любых подарков отказалась. Ведь пришлось бы объяснять их появление. Но как тогда она мотивировала свое отсутствие? Что это за работа у нее такая, которая позволяет не ночевать дома? Сама мысль, что она ложится каждую ночь в постель с этим своим мужем, когда он, как полный мудак, спит один, бесила до невозможности. Нет, он не сидел в тереме как красна девица, выходил в свет и даже был на нескольких приемах. Желающих продолжить вечер в более интимной обстановке хватало, но Артем не чувствовал отклика в собственном теле ни к одной из этих женщин. Однако стоило ему только вернуться домой и посмотреть на ту самую стену, у которой его ведьма стояла с раздвинутыми ногами, встречая его натиск, он становился твердым как, мать его, долбаный алмаз. Ага, самый твердый гребаный минерал в мире. И это был полный отстой.

Прошел месяц после их последней встречи, и Артем опять постепенно погружался в депрессняк. Ложиться каждый вечер одному в ту постель, что еще совсем недавно буквально дымилась от их страсти, было просто невыносимо. Он подолгу лежал, вспоминая каждый ее всхлип, каждое прикосновение, каждую судорогу тела в момент оргазма. Видимо, он все же совершил большую глупость, занявшись с ней сексом у себя дома. Ведь теперь желание снова увидеть ее на собственных простынях стало просто навязчивой идеей. И еще была ревность. Уходя, она сказала: «С такими, как ты». Сколько было «таких», кого она поимела и ушла, даже не оглядываясь? Мысль о том, насколько часто его кошечка выходит «прогуляться» так, как с ним, не давала ему покоя. Картины того, как она с легкостью подцепляет в баре какого-нибудь смазливого ублюдка и так же, как с ним, трахается в гостинице, чтобы уйти утром, выводила его из себя, заставляя срывать зло на окружающих. Осознание, что он был для нее одним из многих, не из ряда вон, не эксклюзивен, выворачивала наизнанку. Ирбис и сам не заметил, как стал посещать спортклуб не раз в неделю, как раньше, а почти каждый день, стремясь в жестких спаррингах спустить пар. Иначе рисковал забить до полусмерти любого, кто мог подвернуться под горячую руку. Хотя желающие встать с ним на ринге появлялись все реже.

На столе завибрировал сотовый.

– Да! – рявкнул Ирбис.

– Да не рычи ты так, – услышал он голос Руса. – Сразу хочется трубку бросить. А я к тебе с новостями.

 

– Говори.

– Сейчас по телеку показывали «Ярмарку тщеславия» , ну ты знаешь, в Питере проходит, там все самое-самое: ну, айфоны в брюликах, золотые унитазы, жеребцы по миллиону баксов и эксклюзивные тачки…

– Да знаю я. Мне приглашение присылали. Что, хочешь сантехнику в клубе сменить на золотую? – съязвил Артем.

– Да нет. Просто там один из главных устроителей этого гадства – Колька Шар. Ты его должен помнить по лихим девяностым…

– Да помню я. Бывшая шестерка слоновская, – презрительно поморщился Артем.

Он вообще не слишком любил упоминания о тех самых «лихих», хотя иногда и накрывала ностальгия по тому вечному ощущению хождения по краю. Уж тогда адреналин не выбывал из его крови и понятия «скука» не существовало.

– Так вот, Ирбис, он там интервью давал, весь важный такой, растолстел, холеный – бизнесмен, мля…

– Рус, ты испытываешь мое терпение, – перебил раздраженно Аристов.

– А? А, ну да. Так вот могу побожиться, что за его спиной маячила твоя пропажа. Она, конечно, одета по-другому, вся такая гламурная леди. Платье «от кутюр» и блестяшки. Но я точно видел – это она!

– Ты уверен? – Артем моментально подобрался, ощущая, как внутри стремительно стала скручиваться жесткая пружина нетерпения.

– Да такую сложно с кем-нибудь перепутать. Глазищи, как у кошки, зеленые, и все время в толпе шарит ими. Так что облом тебе, Ирбис, но эта девочка с Шаром.

– Как будто меня это остановит, – презрительно фыркнул мужчина.

– Слушай, я все понимаю, но стоит ли бодаться из-за бабы? Ты вокруг глянь – любая к твоим услугам.

Что-то сегодня старый друг его на редкость бесит, несмотря на то, что принес благую весть.

– Рус, не лезь не в свое дело. Мне не нужна другая, я ее хочу. А я всегда получаю, что хочу.

– Ладно, смотри сам. Но вдруг у них с Шаром там серьезно. Ну там любовь, семья…

– Мне насрать!!! – рыкнул Ирбис и кинул телефон в стену.

Шар, значит. И чем же этот урод лучше, чем он, а кошечка? Ну что же, ты попалась. Теперь тебе не сбежать и не спрятаться. Предвкушение забурлило внутри, наполняя желанием немедленно действовать.

– Олечка, – буквально промурлыкал Ирбис, – забронируйте мне билет на самолет на ближайший рейс до Питера.

***

– Мужик, может, ты остынешь, подумаешь? – не унимался Рус, провожавший его в аэропорту. – Не стоит так срываться. Может, справки навести? Я, конечно, всегда с тобой и за любой кипиш, но стоит ли оно того?

– Не нужны мне справки. Мне она нужна, – мыслями Артем вообще уже был не здесь.

– Мля, ты не Ирбис, ты баран прям, прости господи! – в сердцах приложил его Рус. – Я тебя не узнаю просто. Ты же никогда ни на кого не западал.

– Значит, старею.

– А если она сама не захочет?

– Захочет. Я могу быть весьма убедительным.

– Ладно, как хочешь, но я все равно позвоню в Питер, попробую прощупать почву. И будь на связи!

Самолет сел в Пулково поздно вечером. Артем включил телефон, и тут же пришло сообщение от Руса. Он пытался дозвониться ему раз десять и оставил голосовое сообщение:

«Ирбис, на Шара вчера было покушение. Он цел, но кого-то ранили точно. Подробностей не знаю», – друг говорил быстро, отрывисто и по делу.

Сердце мужчины ухнуло в желудок, сжимая его судорогой плохого предчувствия. Решив не ждать до завтра, он набрал номер Шара.

– О, какие люди, Ирбис! – донесся с того конца пьяный голос Шара. – Все-таки решил принять мое приглашение? Это просто честь для меня. Рад, очень рад.

– Нужно увидеться прямо сейчас, – беспокойство раздирало Артема на части.

– Ну, я сейчас не совсем готов к серьезным разговорам. Но тебе ведь нельзя отказывать, Ирбис. Я в клубе «Красный самолет». Или ты хочешь, чтобы я к тебе в отель подтянулся?

Голос у Шара был недовольный явно из-за того, что обламывалась гулянка. Однако он прекрасно помнил, каким психом мог быть Ирбис, если не получал желаемого.

– Нет, я сам подъеду, – бросил нежданный гость, отключаясь.

Ирбис поднимался в VIP-зону, чувствуя, как сердце скачет в горле, как у мальчишки-подростка перед первым свиданием. В какой момент это стало таким важным для него? Между ним и его дикой кошкой всего две безумные ночи, он, черт возьми, даже имени ее не знает! Она для него чужая, отвязный трах. И при этом все нутро сейчас будто тлеющими углями пересыпано от беспокойства за нее. Он точно стареет, это уже, мать его, установленный факт.

Шар сидел, развалившись, на диванчике, и рядом с ним расположилась эффектная блондинка, которая немедленно впилась в Артема цепким взглядом, стоило ему только появиться. Быстро обшарив все глазами, он не увидел свою зеленоглазую ведьму. Разочарование и злость нахлынули на Ирбиса. Этот ублюдок Шар еще и изменял его кошечке? Каким надо быть уродом, чтобы, имея такую женщину, как она, ходить налево с какими-то тупыми куклами? Хотя это разве не на руку ему самому? Значит, ни о какой любви до гроба речь не идет. Шар что-то шепнул спутнице, и она, последний раз сверкнув на Артема глазами, стала сканировать остальной зал. И чем-то ее взгляд неуловимо напомнил взгляд его дикой кошки.

– Ирбис, как я рад тебя видеть! Мля, ты все такой же! – завел свою песню Шар. – Как тебе удается поддерживать себя в такой форме? Ни грамма жира!

– Регулярным изнурительным сексом, – огрызнулся Артем. – Шар, мы же не телки, чтобы рецептами диет делиться! Я по делу.

Мужчина по дороге сюда долго думал, как себя вести и как начать разговор. Но, увидев рядом с Шаром другую красавицу, а не свою кошечку, он решил не ходить кругами:

– Мне нужна женщина. Высокая, короткие светлые волосы, зеленые глаза, белая кожа, потрясное тело. Она была рядом с тобой на интервью на открытии этого твоего бардака для толстосумов.

Шар замер и неуверенно глянул в сторону своей пассии. Та впилась в Ирбиса цепким, недобрым взглядом. Что, ревнуешь, детка? Да только ему было плевать.

– Э-э-э, понимаешь ли, Ирбис, – Шар прятал глаза и мямлил, продолжая коситься на подружку. – Ну, ее нет сейчас здесь.

– Это я вижу. Где она?

Шаровская новая зазноба вся подобралась, как будто готовилась к прыжку, и не спускала глаз с Ирбиса. Он точно почувствовал угрозу с ее стороны. Его тело реагировало на такое безошибочно, на уровне интуиции, вымуштрованной годами несладкой жизни.

– Я не могу сказать тебе.

– Не играй со мной в эти игры. Мне нельзя отказывать, ты же знаешь, я очень расстраиваюсь, – вкрадчиво сказал Ирбис, давая понять, что отказа действительно не потерпит.

Шар метнул последний взгляд на девушку и поднялся. Тут же подорвалась и она, и еще двое тельников за соседним столиком.

– Э-э, Мариночка, мне нужно в туалет, мальчики проводят меня. Ты посиди тут.

– Николай Петрович, надеюсь, вы хорошо помните условия контракта, – с нажимом произнесла она, прожигая Кольку взглядом.

– Да все я помню, – отмахнулся Шар, выходя из-за стола и давая взглядом Ирбису знак идти за ним.

Раздраженный всей этой глупой конспирацией, Артем пошел за Шаром. Вместо туалета тот повел его в одну из приватных комнат.

– Ты меня на свидание решил пригласить? Так я женщин предпочитаю, – съязвил Ирбис.

Получил свое прозвище мелкий и подвижный Колька за телосложение. Он всегда был полноват, и из-за коротких ног казалось, что он не ходит, а катается. И надо сказать, что хорошая сытая жизнь последних спокойных лет еще больше усилила его сходство с шариком.

– Иди ты, со своими шутками. Мне нужно поговорить, чтобы нас не слушали. Зачем тебе Алена?

Алена. Вот как ее зовут. Удовлетворение прокатилось по телу Ирбиса. Але-е-ена-а-а!

– Разве я тебе отчитываться должен? – угрожающе навис на Колькой Артем. – Ты-то, я вижу, без нее не скучаешь.

– Все немного не так, как кажется, – стушевался Шар.

– Что не так? – начинал злиться Ирбис. – Ты не трахаешься с другой, пока ее рядом нет? Не испытывай мое терпение. Просто скажи, где она, и иди развлекайся дальше.

– Алена не моя девушка, и Марина тоже, – заговорщицким шепотом сообщил Шар.

– Нет? Тогда кто они тебе? – Артему почему-то захотелось облегченно вздохнуть, и злость его отхлынула. Но лишь частично.

– Ну, видишь ли, мне тут предложили новую услугу – сопровождение… Короче, эти девушки на самом деле высококлассные телохранители. Понимаешь, они идеальное прикрытие: никто и не догадается, что красивая куколка рядом с тобой – твой телохранитель. А мне в последнее время угрозы поступали, вот я и решил попробовать. Но по условиям контракта я не должен никому ничего рассказывать, иначе все прикрытие к чертям.

На полминуты Артем завис, переваривая новость.

– Я правильно понимаю, что Алена – твой телохранитель? – уточнил он.

– Да, была.

От этого «была» Артема будто кто в живот пнул.

– Почему была? Что, характерами не сошлись? – он должен надеяться на лучшее. Ведь так?

– Да нет, – маленькие глазки Шара заметались по стенам, будто в поисках пути к бегству. – Просто вчера в меня стреляли. В общем, никогда бы не подумал, что так выйдет, и самому как-то паршиво, что меня девка от пули прикрыла.

– Где она?! – Ирбис едва сдержался, чтобы не удавить Кольку на месте.

– Ты чего орешь! – Шар в ужасе шарахнулся от него. – В больницу увезли. Шум поднимать не стали, может навредить мероприятию, да и признаваться на всю страну, что вместо меня девка пулю поймала, как-то не комильфо. Я хотел навестить, но там из ее агентства подсуетились, и мне сказали, что это лишнее, вон Маринку на замену прислали. Так что где она сейчас, я не знаю. Я, конечно, премию ей выплатить собираюсь и все такое…

– Ее фамилия и координаты агентства, – отрезал Ирбис.

Шар дрожащими руками ковырялся в бумажнике.

– Кравцова. Вот их визитка. Контора называется «Черная пантера». Только, Ирбис, они там такие загадочные, и в контракте основное условие – неразглашение, ну и никаких сексуальных домогательств. Так что ты не пали меня. И к Маринке с вопросами тоже не лезь, все равно ничего не скажет, они там друг за друга горой. И, Ирбис… ты это… ведь не собираешься сделать ей что-то плохое? Просто она мне жизнь спасла.

– Не парься, – Артем кивнул и покинул комнату.

Глава 4

Ровно через час Ирбис уже знал, что Алена Кравцова была доставлена с огнестрелом в область плеча вчера в 13.45 в первую городскую. Вечером того же дня, она выписалась, несмотря на возражения врачей, и уехала в сопровождении еще двух женщин в неизвестном направлении. Гнев, не находящий выхода, кипел внутри него. Ну почему она каждый раз уходит, как вода между пальцев? Что, нельзя было, получив пулю в плечо, поваляться в больнице хоть пару дней? Куда, к чертям, понесло эту несносную бабу?

Хотя теперь у него был адрес агентства «Черная пантера», а значит, найти кошечку – это только вопрос времени. И как только найдет, больше не отпустит. Артема аж переклинивало от знания, что она рискует собой, защищая богатых мужиков и при этом изображая девочку из эскорта. Что у нее за муж такой, что позволяет собственной жене так подставляться? При мысли о том, что покушение на Шара могло закончиться гибелью его Алены, леденящий ужас сковывал внутренности. Нет! Больше он такого не потерпит! Он даст ей столько денег, сколько нужно. В сотню, в тысячу раз больше, чем нужно, но рисковать собой больше не позволит. И пусть только посмеет отказаться. Тогда он затолкает эти бабки в глотку ее долбаному мужу, раз они ему так нужны, и заберет свою ведьму насильно. Он хочет, чтобы единственный риск, который был в ее жизни – это риск умереть от наслаждения в его руках. А муж этот… Что ж, придется разобраться с этим мужем. Артем хочет эту женщину для себя, в единоличное пользование. Ну, по крайней мере, пока ему не надоест.

Проведя почти всю ночь без сна, он еще до завтрака позвонил в «Черную пантеру» и назначил встречу с хозяйкой фирмы, Орефьевой Вероникой Андреевной.

Войдя в офис, он столкнулся с несколькими девушками модельной внешности. Но выражение их настороженных, внимательных глаз очень отличало последних от обычных легкомысленных красоток, общаться с которыми он привык. Встречать его вышла сама хозяйка. Яркая женщина лет сорока пяти, высокая, с подтянутой фигурой и цепким взглядом, она явно в свое время разбила немало мужских сердец, а, учитывая профессию, костей сломала еще больше, очевидно .

– Добрый день, Артем Викторович. Для нас честь видеть вас в нашем скромном агентстве. Могу я узнать, кто вам порекомендовал нас? – Ирбис сразу почувствовал, что его пытаются прощупать. Милая улыбка хозяйки агентства не могла скрыть явную настороженность. Наверное, Марина уже донесла о его вчерашней встрече с Шаром.

– Друзья, – ответил он, улыбаясь максимально обольстительно.

 

– Ну что же, пройдемте в мой кабинет и поговорим о том, что вас сюда привело. Кофе?

– Нет! – как только двери закрылись, Артем перешел к делу: – Я не собираюсь юлить тут и расшаркиваться в попытке произвести на вас благоприятное впечатление. Я пришел сюда с конкретной целью и намерен получить абсолютно конкретный результат. Мне нужны все данные на Алену Кравцову.

– Могу я узнать причину вашего интереса? – Вероника Андреевна заметно напряглась, и тогда стало еще отчетливей заметно, что под костюмом деловой женщины прячется сильное и тренированное тело.

– Нет, не можете. Могу только сказать, что это сугубо личное и к работе не имеет отношения, но я готов заплатить за эту информацию любую сумму, – Ирбис впился взглядом в глаза женщины. – И я думаю, излишне напоминать, что отказов я не терплю.

– Да, я наслышана о вашей манере вести дела, – женщина поднялась из-за стола, гордо распрямляя спину, доброжелательность окончательно исчезла с ее лица. – Однако отношения с девушками в агентстве строятся в первую очередь на доверии, и я не продам никого из них ни за какие деньги.

– Если вы так будете вести дела, то не преуспеете, – Ирбис прищурился, стараясь скрыть накатившую ярость. – Бизнес – это прежде всего компромиссы.

– Ну что же, не преуспею, значит, так тому и быть. Но продавать этих девчонок, как шлюх, я не буду сама и другим не позволю.

Сейчас Вероника Андреевна больше всего напоминала тигрицу, защищающую своих детей. Теперь поднялся и Артем, и они стояли друг напротив друга, скрестив взгляды, как клинки. И женщина, несмотря на разницу в комплекции и росте, нисколько не терялась перед ним и не собиралась идти на попятную.

– Думаю, с вашей стороны глупо отказывать мне в такой мелочи. Вы ведь знаете, что я могу устроить вам кучу неприятностей. Могу просто раздавить и не заметить. Я всегда получаю, что мне нужно. Стоит ли рисковать всем из-за малюсенькой услуги?

– Прошу вас уйти, – лицо этой тигрицы окаменело. Казалось, еще секунда – и она прыгнет и вцепится ему в горло.

– Не пожалейте о своем решении.

Артем в ярости покинул офис агентства. Хуже всего было еще и от того, что он опустился до угроз женщине. Причем, судя по всему, очень хорошей женщине. Ну что же, будем играть в другие игры. Можно ведь поступить проще – позвонить знакомым полицейским чинам, что многим ему обязаны, и потребовать сведения на его кошечку. Не хотелось бы привлекать лишнего внимания, ну что же поделать. А в агентстве пусть шмон устроят с выемкой документов и всех личных дел работников. И да, гадко с бабами воевать , но ему нужен результат и быстро. Хотя если это дойдет до его ведьмы, а это обязательно дойдет, она сто процентов захочет на обед его яйца. Как только Артем вспомнил о том, как раздувались свирепо ноздри на ее охренительном лице в последнюю их встречу, то почувствовал такое возбуждение, как будто его по этим самым яйцам пнули. Заскрипев зубами, он подумал, что если и дальше так пойдет, то его стоматолог скоро озолотится.

Он обедал в любимом ресторане, когда пришел вызов с незнакомого номера.

– Артем Викторович, это Вероника Андреевна, – голос женщины был холодным, как ночь в Арктике.

– Что, решили уступить? Умное решение.

Артем постарался, чтобы его голос звучал ровно, без единой нотки злорадства. Незачем дразнить женщину.

– Нет, хотела бы с вами еще раз поговорить. Попытаться цивилизованно объяснить причину моего отказа.

– Тогда не интересно. Я через два часа улетаю, – жестко отрезал Аристов.

– И все же я настаиваю. Это не займет много времени.

Ладно, возможно, хоть какой-то толк да будет.

– Подъезжайте. Жду вас в холле отеля.

Женщина появилась минут через сорок и с решительным видом направилась к нему через весь холл. Усевшись напротив, внимательно посмотрела в глаза, словно хотела что-то отыскать там.

– Ну так что? Вы, Вероника Андреевна, намерены дать мне нужную информацию, или мне искать по другим каналам? – мужчина понимал, что давил, но раздражение уже плохо поддавалось контролю.

– Прежде всего я опять хотела бы поинтересоваться причиной такого внимания с вашей стороны именно к этой девушке, – не дрогнув, начала хозяйка агенства.

– Причины сугубо личные. Никакого вреда я ей причинять не намерен. Наоборот, готов всячески изменить ее жизнь к лучшему, избавить от необходимости рисковать собой и здоровьем ради средств к существованию. Я готов дать ей все, в чем она может нуждаться, и даже гораздо, гораздо больше.

– То есть я правильно понимаю, что вы испытываете к Алене чисто мужской интерес и хотите сделать ее своей содержанкой, пока не наиграетесь? – взгляд Вероники Андреевны стал жестким.

– Я бы не говорил так грубо и не заглядывал так далеко. Но принцип верен.

– Тогда я думаю, что даже если у вас и будут все ее данные, ничего у вас не выйдет.

– Это почему же?

– Сама Алена никогда на это не пойдет. НИКОГДА!

– Почему вы так уверены? Нельзя говорить «никогда».

– Давайте я вам расскажу одну страшную сказочку, а вы подумаете.

– С детства сказок не люблю, но раз такое дело, послушаю, – Артем удобно откинулся на диване.

Владелица «Черной пантеры» опустила глаза и вздохнула.

– Надеюсь, Алена меня простит за это.

Так вот, много лет назад в одной глухой деревушке, в живописном месте жила девочка Алена красоты неземной. Родители ее умерли, и жила она с бабкой. Жили бедно, как и все в то время в деревнях. Но бабушка любила Алену, и были они счастливы. И было у них все прекрасно, пока господа новые русские не полюбили дачки себе строить в красивых местах на природе. Вот один такой резвый купил несколько соседних участков и отгрохал себе дачку аккурат рядом с домиком Алены и ее бабки. А было тогда Алене всего шестнадцать лет. Заметил наш новый русский красивую девочку да и запал на нее. Влюбился до беспамятства.

Стал ухаживать, цветы дарить и подарками осыпать. Много ли надо деревенской девчонке в шестнадцать лет? А однажды, напившись, изнасиловал девочку, да так ему понравилось, что он Алену и забрал в свои хоромы. Думал поиграть и бросить.

Да только казус вышел. Чем дольше находилась рядом девушка, тем сильней он влюблялся, и вместо того чтобы наиграться, он все больше с ума от нее сходил. Семью свою бросил. Ревновал так, что терял человеческий облик, стал руки распускать, утверждая свои права. Бабка, увидев избитую до полусмерти внучку, умерла от инфаркта. Вот новый русский и забрал девушку в город, думал, если она все время на глазах у него будет, то сможет он справиться со своей одержимостью.

Вскоре она забеременела. Аборт делать ни за что не согласилась. А его больной мозг отказывался делить ее даже с будущим ребенком. Бил он ее и беременную, поэтому ребенок родился недоношенным и инвалидом. Алена взбунтовалась, не пожелав оставить его в роддоме. Но из-за того, что она все время ребенку стала уделять, у ее мучителя ревность расцвела новым цветом. И если раньше он ее просто бил, то теперь прямо истязать начал. Запер в четырех стенах, не давал ни копейки, выходить позволял только в своем присутствии, да и каждая прогулка заканчивалась вспышкой его ревности, стоило ей лишь глаза поднять. Он просто одержим был идеей, что она должна принадлежать ему не только телом, но каждой своей мыслью.

У девушки не было ни родных, ни профессии, ни средств, чтобы уйти от него, да и угрожал он ей каждый раз смертью, если попытается убежать. Вот Алена и терпела. Была практически его рабыней. Но она терпела до тех пор, пока он не попытался поднять руку на ребенка. И вот тогда она и оказалась в реабилитационном центре для жертв домашнего насилия со сломанными ребрами и запястьем, без копейки денег, с ребенком-инвалидом и с преследующим ее, обезумевшим от ревности мужем, которому она в плечо нож всадила, сына защищая. Там я ее и встретила.

Тогда Алена мне и сказала, что больше никогда ни один мужчина в ее жизни не будет ничего за нее решать, заставлять ее или содержать. С тех пор прошло тринадцать лет. Максима мы смогли совместными усилиями вылечить, и теперь он почти совершенно здоровый мальчишка, ничем не отличается от своих сверстников. А у нее не было, насколько я знаю, не только постоянных отношений, но даже ни одного короткого романа, хотя поверьте, желающих была масса и замуж не один раз звали, я сама свидетель. Ни одному мужику она не позволила войти в свою жизнь даже ненадолго. За эти годы она стала настоящим профессионалом и гордится своей независимостью. Единственный мужчина в ее жизни – это сын. Она живет и работает ради него.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?