Невинная для древнего, или Танец на краю тьмы

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Невинная для древнего, или Танец на краю тьмы
Невинная для древнего, или Танец на краю тьмы
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 11,14  8,91 
Невинная для древнего, или Танец на краю тьмы
Audio
Невинная для древнего, или Танец на краю тьмы
Audiobook
Czyta Римма Макарова
7,41 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Невинная для древнего, или Танец на краю тьмы
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Галина Валентиновна Чередий

* * *

Глава 1

Девушка сидела за чашкой остывающего кофе, уставившись невидящим взглядом на улицу через огромное окно кафе. Снаружи в разных направлениях торопливо сновали люди с пакетами в руках. Через три дня Новый год, и у всех, естественно, масса неотложных дел, которые следует завершить по давней традиции до важной даты. Кто-то улыбался, кто-то хмурился, целовались влюбленные, налетали друг на друга слишком невнимательные и торопливые прохожие. Всем им было куда и к кому спешить. Ну, по крайней мере, именно так это на первый взгляд и выглядело.

Александра опустила глаза на ноутбук. Статья никак не шла, но это и неудивительно. После вчерашнего недосыпа мозг отказывался работать. Она знала, что давно нужно было заканчивать отношения с Борисом, но постоянно оттягивала этот момент. Они были вместе почти год, и ей все казалось, что если она проявит еще чуть-чуть терпения, то сможет заставить себя воспринимать их всерьез. Нет, ни на какое чудо, способное перевернуть ее мир, она уже слишком давно не надеялась. Просто… Вдруг что-то срастется по-настоящему, так, чтобы не совсем через силу и бесконечное уныние, будет хотя бы как у всех. Ведь пора уже перестать выжидать внезапного озарения, не девочка небось. Приятельницы уже весь мозг вынесли причитаниями, какой Боря чудный, надежный, постоянный и любит ее, и отец из него выйдет хороший, и вообще… Короче, предел мечтаний для желающей создать семью двадцатисемилетней женщины. Вот только проблема в том, что сама она ничего этого не хотела. А чего хотела? Да кто же знает?!

И вот, предчувствуя, что в канун Нового года Борис осмелится сделать ей предложение, она решила-таки порвать с ним, пока не поздно. Но, видимо, все же опоздала, причем сильно. Поэтому вчерашняя ночь стала настоящим кошмаром. Борис поступил как любой среднестатистический мужчина в подобной ситуации: напился вдрызг и стал звонить ей, то умоляя вернуться, то осыпая оскорблениями и проклятиями, то крича навзрыд о том, что не может без нее. Когда она выключила телефон, он приехал на такси и стал ломиться в квартиру, вопя на весь подъезд, какая она бессердечная сука и испорченная развратная дрянь. Это было бесконечно унизительно и мучительно для обоих. Соседи вызвали полицию, и его забрали. Александра съездила в участок и дала взятку полицейским, чтобы его выпустили и не сообщали на работу, да и как бы она могла этого не сделать, после того, что их к тому времени связывало. Вызвала такси, попросила доставить его домой. Сама спряталась в кабинете и наблюдала в окно, пока вдрызг пьяного и раздавленного Бориса грузили в машину. Сегодня, придя на работу, она чувствовала себя совершенно разбитой. На душе было гадко и бесконечно бесцветно. Разочарование – вот как это зовется, но разве ей не давно знакомо и привычно до мелочей это чувство?

Девушка опять посмотрела в ноут, мыслей не было.

– Лекси… Лекси! – раздался смутно знакомый неуверенно радостный голос. – Лекси, неужели это ты?

Александра порывисто обернулась. Сколько же лет прошло с тех пор, как ее называли так? Взгляд уперся в компанию молодых мужчин и женщин, очень дорого и модно одетых, уже выходивших из кафе. От них отделился высокий длинноволосый парень и прямо-таки побежал в ее сторону.

– Лёшик, – одними губами прошептала пораженная девушка.

Блондин на пару секунд замер, словно не веря своим глазам, и буквально сорвал ее со стула и закружил, как почти не имеющего веса ребенка, подбрасывая в воздух и не обращая внимания на то, что окружающие едва уворачивались от столкновений. Выплеснув переизбыток внезапной радости, он все же поставил ее на ноги и обнял, прижимая к себе так, что ребра чуть не треснули.

– Лёшик, ты убьешь меня, – сдавленно пискнула Александра.

– Лекси, родненькая, сколько же мы не виделись? – игнорируя ее жалобы, продолжил тисканья он. – Восемь лет?

– Девять, Лёшик, – поправила она и изогнулась в его захвате, всматриваясь в лицо. – Ты все такой же раздолбай, нисколько не изменился.

Молодой мужчина отстранился, вглядываясь в нее.

– Ты знаешь, я уже слишком стар, чтобы меняться так быстро, – широко улыбнулся, показывая небольшие клыки. – Зато ты стала просто потрясающей. Я всегда видел, что ты удивительно красива. Но раньше ты была почти ребенком, долбаным коконом, в котором скрывалась офигенная бабочка, а сейчас… просто завораживаешь. – Он потянул носом и породистые ноздри дрогнули. – Только пахнешь по-прежнему. Даже лучше.

Никого не стесняясь, он снова понюхал у ее виска и еще раз чуть ниже, ближе к мочке уха.

– Ну да, польсти мне. Я это люблю, – нервно хохотнула она, отстраняясь окончательно. – Думаешь, не знаю, как я выгляжу после бессонной ночи и десяти чашек кофе?

– О, Лекси, ты меня интригуешь. Твой нынешний любовник такой ненасытный, что спать совсем не получается? – Лёшик хитро подмигнул, сверкнув кроваво-красным камешком в мочке уха, но от нее не скрылся болезненный отблеск за этим поддразниванием.

– Нет, Лёшик. Пока он был моим любовником, я как раз прекрасно высыпалась. Сон испортился после того, как мы расстались, – покачала головой Александра, опуская глаза, и тут же поторопилась сменить тему: – Ты-то как сам? Какими судьбами к нам в город? Я вроде слышала, что ты в основном по Европам.

– То, что ты обо мне вообще сочла нужным что-то слышать, уже радость для меня, – парень пытливо всмотрелся ей в лицо, но за эти годы она стала профи в науке ускользания от таких вещей. – У меня же открытие клуба тридцать первого числа. «Полночный каприз», слышала?

Из компании, ожидающей Лёшика, раздался недовольный женский голос, окликающий его.

– Конечно слышала. Я ведь репортер светской хроники. Только владелец в прессе другой озвучен. Ты, как всегда, безумно востребован, прямо нарасхват, – девушка кивнула в сторону ожидающих.

– Да, я, к огромному сожалению, сейчас тороплюсь, – насупился он, и взглянул будто извиняясь, – и до тридцать первого у меня в самом деле ни минуты свободного времени.

Александра отступила на шаг, торопясь создать между ними прежнюю отстраненность.

– Что же, приятно было с тобой повидаться.

– Лекси, погоди. Мы же не можем так просто разойтись. Ты ничего не рассказала мне. Как ты жила все эти годы? – Взгляд Лёшика заметался между ожидающей его компанией и нею. – Лекси, а ты где Новый год встречаешь?

– Да пока не определилась, – пожала плечами красавица.

«Пожалуйста, не выдумывай ничего, что осложнит эту случайную встречу», – взмолилась внутренне она, но ее мольбы не были услышаны.

– Так давай ты ко мне в клуб придешь. Пообщаемся нормально, выпьем, зажжем, как раньше. Ну, пожалуйста, Лекси! – пресек он ее уже почти прорвавшиеся возражения. – Я так безумно рад тебя видеть! Ты и представить себе, наверное, не можешь, – и Лёшик достал из внутреннего кармана два пригласительных и визитку. – Кстати, вечеринка костюмированная. Лекси, приходи! Умоля-я-я-яю-ю-ю-ю!

– Я постараюсь, – промямлила она, не в силах, как и прежде, сопротивляться его уговорам. – Только где я тебе костюм достану? До тридцать первого три дня!

– Да наплевать на костюм. Очень постарайся. Но если не сможешь, позвони мне хотя бы, не хочу опять потеряться, – и парень обнял и поцеловал Александру в щеку. – Все, я убежал. Жду тебя, очень-очень, – он шел спиной вперед, посылая воздушные поцелуи. Александра же стояла и тревожно улыбалась. Как же давно она в последний раз его видела.

* * *

Девять лет назад

– Сашик, ну ты куда? – протяжно канючила Лёлька, вцепляясь в локоть подруги и честно глядя чуть осоловевшими от алкоголя глазами. – Ну веселье только начинается. Да плюнь ты на него и разотри. Он же с ней обжимается специально, чтобы тебя позлить. Ее целует, а с тебя глаз не сводит. Ну, давай, мы тебе сейчас кого-нибудь найдем, и ты тоже будешь целоваться, а он пусть от злости лопнет.

Подруга попыталась затащить девушку обратно в помещение, но Александра была настроена решительно.

– Лёлик, ну на фига мне все эти трудности, чтобы я из-за одного кобеля на сене лобызалась с незнакомым парнем, – фыркнула она. – Пойду я, развлекайтесь! Все равно настроения нет, да и на занятия завтра рано.

– Сашик, но как ты одна добираться-то будешь, – подруга явно разрывалась между чувством долга и желанием продолжить оттяг. – Поздно уже очень. И говорят, что тут банда молодых вампов объявилась, беспредельничают.

– Да автобусная остановка рядом совсем, и автобусы еще должны ходить, – беспечно отмахнулась девушка. – Так что не переживай, нормально доберусь. Забей на всё, веселись.

Девчонка застегнула свою короткую курточку и шагнула из шума и духоты клуба. На улице было довольно свежо, и ветерок бесцеремонно шарил под мини-юбкой. Каблучки звонко стучали по тротуару. Вот и остановка.

Оглянулась. Вроде все тихо. Вздохнула и уставилась вдаль, в ожидании транспорта, заодно наблюдая, как подтягиваются еще припозднившиеся прохожие. Наконец появился автобус. Двери открылись, и все стали садиться. В последний момент в салон ввалились шесть высоких крепких парней в черной коже и хищно оглядели остальных пассажиров. Вампы – сразу поняла Александра. Пользуясь тем, что они вошли через переднюю дверь девушка отошла на заднюю площадку, стараясь затеряться среди людей. Парни вели себя шумно и вызывающе, громко ржали и отпускали нелестные комментарии об окружающих, покорно опускавших взгляды и старавшихся избежать и намека на конфликт с опасными попутчиками. Так проехали несколько остановок.

На очередной вошел еще один высокий и широкоплечий парень в модных драных джинсах и косухе. Длинные светлые волосы были собраны в хвост, достигавший середины спины. В правом ухе – серьга в форме сверкающей ярко-красной капли, и камешек – точно не дешевая блестяшка. Лицо Александра не могла толком рассмотреть, только поражала осанка и уверенный, на грани откровенной наглости взгляд, когда он посмотрел на остальных вампов. Если ей не показалось, то они слегка склонили головы и опустили нахальные зенки под ним. Незаметно рассматривая его, девушка невольно задавалась вопросом: что он делал здесь, в общественном транспорте для простых смертных? Ведь даже слепому стало бы очевидно, что смотрелся он тут, вопреки демократичному стилю одежды, нелепо. Не его уровень. Такие на автобусах не ездят. Чтобы разглядеть, это не нужно обладать великим умом и особой наблюдательностью. Парень сел в середине салона и, кажется, перестал обращать на окружающих внимание. Как-то неожиданно на следующих двух остановках вышли все пассажиры и три вампа. Александра осталась в салоне одна с четырьмя оставшимися кровососами. Тот, с красной серьгой, по-прежнему смотрел прямо перед собой, игнорируя весь белый свет. А троица впереди вдруг вперила в нее свои жуткие глаза и стала о чем-то переговариваться, и внутри у нее почему-то похолодело. Хорошо, что ехать осталось всего три остановки. Вдруг вампы поднялись и через пару секунд уже стояли, окружая девушку. Вжавшись спиной в поручень, она старалась не смотреть на опасных типов, будто это могло волшебным образом испарить проблему. Первый шагнул к ней вплотную и втянул воздух у ее лица.

 

– Девственница, – прошипел он. – Как интересно.

Двое остальных также подтянулись ближе и принюхались, вызвав у нее желание прикрыться, будто она оказалась без одежды, или завизжать, откровенно паникуя.

– Такая красивая, так вкусно пахнешь и не ребенок. Сколько тебе лет? – спросил первый, поднимая ее подбородок. Александра дернула головой, пытаясь освободиться из захвата его пальцев.

– Отвали от меня, вамп, – собрав всю смелость, огрызнулась девушка, – ты не имеешь права трогать меня без согласия.

Вампир опустил голову к самой шее Александры и лизнул ее кожу, и невозможно было скрыть, как ее передернуло.

– Я спросил, сколько тебе лет, – угрозы в голосе добавилось. – Разве ты меня не расслышала, сладкая девочка?

– А я сказала – отвали от меня, и вроде вампы на слух тоже не жалуются. – Сердце колотилось в горле, но, собрав всю смелость, она смотрела прямо ему в глаза. – Ты. Не. Имеешь. Права. Прикасаться, – повторила четко, как для умственно отсталого.

Вамп оскалился, изображая улыбку.

– А ты боишься. И правильно делаешь, сладкая девочка. Обожаю девственниц. Жаль, что они так редко встречаются. Девушки стали такие распущенные, – гадко улыбаясь, практически проворковал он, но тут же отдал безусловный приказ: – Ты пойдешь с нами.

– Обломайся. Никуда я с тобой не пойду. Ты не посмеешь вытащить меня отсюда. Здесь камеры.

От звука откровенно глумливого смеха у Александры зашевелились волосы на затылке.

– Больше нет, храбрый мышонок. Мы велели водителю их отключить. Поэтому ты сейчас по-хорошему выйдешь с нами. Мы аккуратно с тобой развлечемся, и, поверь, тебе понравится. Думаю, ты всю оставшуюся жизнь будешь вспоминать мою голову между своих бедер. Я умею делать счастливыми маленьких сладких девочек. А утром ты пойдешь домой.

– А если не пойду по-хорошему? – От каждой фразы вампа в желудке девушки поднималась волна отвратительной горечи, грозящей выплеснутся прямо на его ботинки.

– Тогда, сладкая вкусная мышка, мы все равно вытащим тебя отсюда, но твое сопротивление разбудит нашу темную сторону. И ты никуда не пойдешь утром, потому что когда мы удовлетворимся, ходить уже не сможешь, – он приблизил свое лицо к ее уху и прошипел: – Мы разорвем тебя. Везде. Кровь, льющаяся отовсюду, так заводит. Так что давай, сопротивляйся. Для нас это будет безумно приятно, а вот сохранишь ли после этого разум ты, я сомневаюсь.

Мозг бедняжки лихорадочно работал в поисках спасения. Похоже, она влипла, и на этот раз выхода не было. Помочь ей некому. Так что, сдаться этим кровососам и позволить им сделать со своим телом все, что им угодно, в надежде, что они сдержат слово и не станут издеваться над ней? Жесткий комок подкатил к горлу. Господи, ну почему она не переспала с Пашкой? По крайней мере, они встречались почти год, и он давно на этом настаивал. Еще бы, капитан футбольной команды и первый красавчик. О нем вздыхали все девчонки, а он ходил за ней все это время, как бычок на веревочке.

В итоге, две недели назад он поставил вопрос, так сказать, ребром. Или они занимаются сексом, или он уходит. Александра встала с постели, где они обжимались, застегнула блузку и открыла дверь, указывая на выход. Вот зачем она это сделала? Дура гордая. Сейчас было бы не так обидно. Наверное. Нет же, она уперлась. В итоге Пашка в клубе целуется взасос с Иркой, которая быстренько перед ним ноги раздвинула, а она стоит здесь, и ее сейчас поимеют три здоровых вампа. Обида и злость подступили к горлу, грозясь пролиться бессильными слезами. Как же ей страшно сейчас.

– Так что ты решила, сладкий мышонок? – Как будто любой вариант ее ответа будет ими учтен.

– Ты так все красочно описывал, что у меня прямо аппетит разыгрался, Клим, – раздался низкий тягучий голос из-за спины угрожавшего ей вампира. Тот резко отступил, и перепуганная девушка увидела того самого, с красной серьгой. Он стоял и, склонив голову на одно плечо в какой-то почти звериной манере, внимательно осматривал ее с головы до ног. – Да, ты красавица, – констатировал он. – Думаю, я заберу тебя сегодня себе.

– Ты не можешь взять ее, Алексей, без согласия, – прошипел тот самый, кто ее пугал, не смея, однако, поднять головы.

– А ты с дружками, как я понимаю, уже получил ее согласие на групповушку? – насмешливо ухмыльнулся блондин.

Прессовавший только что Александру вампир еще ниже опустил голову, не в силах почему-то солгать. А тот, кого назвали Алексеем, насмешливо посмотрел на нее.

– Довольно экстремальный способ расстаться с девственностью, ты не находишь, малышка? – и протянул ей руку: – Может, все же предпочтешь им троим меня одного? Я старше и опытнее, поверь, ты не прогадаешь, – в его глазах искрился смех, а чувственный рот скривился в усмешке.

И почему-то он не вызывал у нее приступа холодного ужаса. И к тому же один вамп все же лучше, чем трое.

– Пожалуй, я выберу тебя, – сказала она и вложила свою откровенно трясущуюся руку в его широкую ладонь. Вамп резко потянул ее к себе, прижимая к большому и сильному телу. Сзади раздалось раздраженное шипение. Алексей увлек девушку чуть дальше от исходящих злобой собратьев и притиснул к перегородке. Наклонил голову и стал нежно целовать шею, там, где бешено колотился пульс, но онемевшая от страха, свернувшего в узел все нутро, Александра почти ничего не чувствовала, кроме влажности этих касаний. Не отрываясь от своего занятия, захватчик промурлыкал:

– Ум-м. Ты действительно безумно сладкая и пахнешь просто крышесносно, – затем в самое ухо: – Где тебе сходить?

– На следующей, – одними губами произнесла его ошалевшая жертва далеко не сразу.

Вамп едва заметно кивнул и продолжил ее целовать и тискать. Будучи плотно прижатой к его телу, девушка абсолютно четко почувствовала его растущую эрекцию, тем более что он совершенно бесстыже терся ею о живот окаменевшей девушки.

Когда наконец открылась дверь на остановке, Александре показалось, что она уже задыхается от этого обилия соблазняющих ее тело рук, губ, языка, твердых мышц и плоти. Нет, конечно, Пашка тоже не был мелким слабаком, и часто, пытаясь ее соблазнить, изображал из себя опытного любовника, лаская весьма откровенно. Но до этого вампа ему было… ну, как до Эвереста. Каждое его малейшее движение будило в Александре незнакомые и приятные ощущения. Она даже не подозревала, что ее тело так может реагировать. Не то чтобы прям голова оторвалась, но, если отбросить страх на грани истерики, было очень приятно.

Как только дверь открылась, вамп подхватил свою добычу на руки, словно она была не тяжелее книжки, умещающейся под мышкой, и вынес из автобуса. В то же мгновение девушка оказалась прижата спиной к толстому стеклу остановки. Причем этот самый Алексей под шокированный взвизг задрал ее ноги себе на талию, заставляя обхватить, а обе свои руки наглым образом засунул под мини-юбку и сжал ягодицы. Александра дернулась от такого хамства, а он прошептал:

– Тихо, малышка. Не дергайся. На нас смотрят. Ты же не хочешь, чтобы они вернулись в другой раз и проверили, осталась ты девственницей или нет. – Замычав нечто невнятное, Александра притихла. – Клим запал на тебя. Так что веди себя естественно и целуй меня вдохновенно, – в тихом шепоте явно слышалась откровенная насмешка.

Его губы прижались ко рту девушки, и это ни разу не было невинно. Откровенная провокация, уговаривающие толчки дерзкого языка, бесстыдное постанывание и трение. Вскоре автобус скрылся из виду. Наконец парень отлепился от тяжело дышавшей Александры. Сам же он был совершенно спокоен. Если бы она только что не чувствовала между своих ног его каменную твердость, то ни за что бы не поверила в то, что вамп не просто так мимо прогуливался, а лапал и обсасывал ее губы самым бесстыдным образом.

– Спасибо за помощь, – отдышавшись, сказала девушка, ловя равновесия на нетвердых ногах. – И пошла я домой.

– Эй, подожди, – шагнул к ней Алексей. – А как же благодарность герою за спасение?

– Ах, ну да, я забыла. Вампы благотворительностью не занимаются, – напомнила она сама себе, держа, однако, дистанцию.

– Точно, – щелкнул он пальцами и криво ухмыльнулся. – Хорошо, что ты такая сообразительная.

– Так что, мне раздеться, или даже без этого обойдемся? Сделаем все по-быстрому?

Конечно, она язвила и думала только о том, чтобы пуститься наутек.

– Хорошая мысль, – покивал вамп, жутко ее беся. – Только раздеваться будешь не здесь и не сегодня. Судя по тому, что я увидел, ну и нащупал, у тебя очень даже годное тело. Мне нужна натурщица.

Годное тело? Натурщица? С полминуты ушло у девушки на обработку входящей информации.

– Ты что, хочешь рисовать меня голой?! Да ты офигел вообще! – возмутилась Александра.

– Странная ты девушка. Значит, перепихнуться со мной по-быстрому на остановке в качестве благодарности ты была готова, а позировать обнаженной тебе понятия не позволяют? – почти совсем искренне удивился Алексей. – Я тебя даже пальцем трогать не собираюсь.

– Я же не всерьез про секс! – проболталась об очевидном девушка. – Я должна тебе поверить? Ты только что лапал меня, как взбесившийся… ну я не знаю кто.

– Во-первых, для Клима и его гиен все должно было выглядеть правдоподобно.

Похоже, тут над ней откровенно насмехаются!

– О, ну да. Ты был ужасно правдоподобен. Я уже мысленно попрощалась со своей девственностью.

– Вот еще глупости. Я просто внимательно изучал будущую натуру. И с девственницами я вовсе не сплю. Овчинка выделки не стоит. Много с вами возни. Уговоры, сопли, слюни, в романтику играй, а удовольствия никакого. Люблю опытных женщин – их учить ничему не надо и потом никаких глупых ожиданий.

Не найдя, что на такое ответить, и скрывая смущение и возмущение от его откровенных слов, Александра просто презрительно фыркнула. Алексей протянул ей визитку.

– Так что, мы договорились?

– А если нет? – прищурилась она настороженно.

– Ты знаешь, мне кажется, что Климушку ты всерьез зацепила. Думаю, он вернется проверить тебя. И даже не уверен, что он стал бы со своими гиенами делиться. Просто оставил бы тебя себе, как игрушку, пока совсем бы не сломалась. Хотя, может, ты бы этого и хотела?

– Скотина ты, вамп, – топнула ногой девушка.

– Алексей.

– Шантажируешь?

– Предупреждаю.

– И чем же ты мне поможешь, Алексей?

– Если ты станешь приходить ко мне, я буду оставлять на тебе свой запах, и Клим не рискнет приблизиться к тебе. А там, глядишь, и успокоится, болезный.

– А ты что, такой крутой? Ты у них кто, типа альфа-самец?

Вамп нахмурился, судя по всему, она уже стала его откровенно раздражать.

– Это все тебя волновать не должно. Я предлагаю условия. Захочешь – позвонишь.

Сунув ей в руку визитку и махнув рукой, он скрылся в темноте.

– Тоже мне герой. А проводить? – крикнула в никуда девушка.

Алексей появился за спиной так неожиданно, что Александра прямо подпрыгнула.

– А ты не боишься, что я узнаю, где ты живешь? – спросил он преувеличенно вкрадчиво, так что и дурак понял бы – нарочно пугает.

– Как будто если захочешь и так не найдешь по запаху.

– Ой, не много ли чести, чтобы я в поисках тебя тут, как пес, все вынюхивал? Не путай меня с Климом или своими слюнявыми поклонниками. Это ему по приколу за всякими малолетками гоняться. Ко мне женщины и сами приходят, покоя не дают.

– Ну так зачем вернулся? Шел бы себе и дальше, а то у тебя там уже очередь под дверью, наверное, из этих дур недалеких, – разозлилась почему-то не слишком благодарная спасенная.

 

– Слушай ты… иди уже… домой, – рявкнул на нее вамп. – И давай, быстро шевели ногами, у меня еще дел полно.

Александра, почуяв что откровенно нарывается, незамедлительно припустила в сторону дома, а Алексей шел в двух шагах позади. Когда достигли подъезда, он обогнал ее и оттеснил плечом. Открыл дверь и, войдя, втянул воздух, принюхиваясь. Скривился от обычной в таких местах вони.

– Ну и гадюшник! Все, давай топай! – И, резко развернувшись, опять исчез в темноте.