Хулиган

Tekst
156
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Хулиган
Хулиган
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 20,04  16,03 
Хулиган
Audio
Хулиган
Audiobook
Czyta Дарья Вишневая, Павел Дорофеев
12,31 
Szczegóły
Хулиган
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

POV. Катерина

Москва

– До сих пор не верится, что я получила это место!

– Кэт, еще раз поздравляю! За тебя! – чокнувшись с моей бутылкой минералки, Маринка залпом опустошила имбирный шот.

Я невольно поморщилась, глядя на то, с каким рвением бывшая однокурсница расправилась с очередным алкогольным коктейлем.

Мы успели занять места у барной стойки, комфортно разместившись на высоких стульях подальше от диджейской установки. Правда, разговор не клеился, потому что подруга постоянно отвлекалась, высматривая кого-то в толпе танцующих.

– А я продолжу киснуть в аспирантуре… – театрально вздохнув, она зарылась носом в «Тиндер», выключаясь из беседы.

Пока Марина налаживала личную жизнь, я пыталась проникнуться всеобщей расслабленной атмосферой, тем более Кислицына все уши прожужжала про это новое популярное место. Взгляд скользил по мрачному, заполненному людьми помещению, отмечая обилие всех оттенков черного.

Недаром клуб назывался «Черная дыра».

Здесь царила практически кромешная темнота и идеально чистые звуки электронной музыки. Размером зал напоминал просторную старую библиотеку, а стены украшали стилизованные под старину картины в громоздких деревянных рамах.

Потянувшись за минералкой, я скосила взгляд на цены в меню: одна бутылка шампанского здесь стоила дороже, чем весь мой сегодняшний наряд, и это с учетом воскресной акции.

Еще одно красивое, дорогое и чересчур пафосное место, как и сотни других в Москве. Я подавила усталый вздох, вновь обращая внимание на подругу: Марина улыбалась, что-то читая в телефоне и время от времени покусывая губу.

Зря я вообще согласилась составить ей компанию. Пережила ведь без вечеринок студенчество, а сейчас поезд ушел – в двадцать три года поздновато начинать. К тому же с завтрашнего дня придется еще тщательнее следить за репутацией.

Сожалея о потраченном вечере, я чувствовала себя неуютно, то и дело оттягивая подол синтетического платья, который упрямо полз вверх. Подруга была так поглощена перепиской с очередным кабальеро, что напрочь забыла о моем существовании.

Я помахала ладонью перед ее лицом:

– Наверное, я пойду…

– Кэт, ну ты чего?! – Маринка пригладила выбившуюся прядь из копны русых волос, собранных в высокий хвост, нехотя оторвавшись от айфона.

Она положила мобильник на барную стойку экраном вниз, сосредоточившись на моем лице.

– Представляешь, парень, с которым я уже неделю переписывалась, сегодня здесь! – бывшая однокурсница загадочно улыбнулась.

– Ну, тогда мне сам Бог велел ехать, – я цеплялась за любую возможность поскорее смыться.

– А я его уже отшила! – Кислицына хихикнула, покосившись в сторону долговязого парня, дрыгавшегося на танцполе. – Нарисовал себе кубики в фотошопе, а прыщи замазал. Нужно таких фантазеров наказывать на законодательном уровне! – словно невзначай моя спутница выставила в проход длинные загорелые ноги в туфлях на шпильках.

– Но тебе ведь нравилось с ним общаться?! – я попыталась возразить, перехватив обиженный взгляд ее несостоявшегося ухажера.

– Слишком мелкая рыбешка! – на красивом лице подруги промелькнуло хищное выражение. – Я уже третий раз в этом клубе и мечтаю хоть одним глазком взглянуть на акулу.

– Что еще за акула?! – я зевнула, покосившись на часы. Обычно в это время я уже спала сном младенца и сейчас откровенно скучала по своему уютному раскладному дивану. Как ни крути, но клубы – не моя стихия.

– Алихан Измайлов, владелец «Черной дыры»! Неужели ни разу не слышала?! – Играючи разделавшись с очередным имбирным шотом, Маринка с нескрываемым энтузиазмом продолжила: – Его еще называют Казановой тусовочной Москвы! Вот бы проверить, что именно прилагается к титулу… – ресницы бывшей однокурсницы мечтательно затрепетали.

– Насколько я помню, у Казановы был целый букет венерических заболеваний, – не смогла сдержать язвительный смешок.

– Зануда ты, Кэт… – подруга закатила глаза.

Несмотря на привлекательную внешность и легкомысленный характер, Кислицына, как и я, закончила универ с красным дипломом и сейчас работала над кандидатской, однако пару раз в год в девушку словно бес вселялся. Обычно такие метаморфозы происходили, когда она оказывалась в свободном плавании. К моему несчастью, не так давно подруга рассталась с бойфрендом.

– Интересно, правду ли говорят про тайную комнату… – Маринка наклонилась ближе, скользнув подушечкой пальца в ложбинку своего соблазнительного декольте.

– Что еще за тайная комната? Как в «Гарри Поттере»?! – я вяло рассмеялась, снова взглянув на часы.

– Почти. Только вместо «Алохоморы» – заклинания для взрослых. Кэт, ты вообще с этой планеты?! Неужели ничего не слышала про секретную комнату, куда, по слухам, Измайлов с друзьями утаскивает самых горячих девочек?! Да об этом трубят во всех телеграм-каналах!

– Э-э…

– А еще поговаривают, у него в роду были колдуны. И если долго смотреть Алихану в глаза… – Маринка захихикала в ладошку, словно собиралась поведать мне нечто неприличное.

Что за чушь?! Казановы, тайные комнаты, колдуны… У меня завтра первый рабочий день, а я трачу время, выслушивая пьяные фантазии Кислицыной!

– Ох, ладно! Мечтать не вредно, – внезапно сникла Маринка. – Измайлов недосягаемый. Он никогда не посмотрит на таких, как мы… – и подруга сделала знак бармену, нервно приглаживая взмокшие прядки.

Я поморщилась.

– Да этому Измайлову до нас, как «Роскосмосу» до Илона Маска! – я решительно выпрямилась, ощущая нарастающую боль в висках. – Марин, прости, я в туалет. А оттуда вызову такси.

– Кэт, ну еще полчасика! Или ты бросишь боевую подругу одну в тылу врага? Сама знаешь, как опасно девушке в клубе в одиночестве… Мало ли.

– Кислицына! – я наградила нахалку самым уничтожающим взглядом, на который только была способна.

– Катюш, пожа-алуйста! Тебя ведь сюда больше не затащишь! – она перехватила мое запястье и так отчаянно захлопала ресницами, что того и гляди взлетит.

Какой бы невыносимой иногда ни была Маринка, она не раз прикрывала меня, если приходилось прогуливать пары из-за работы. Я начала работать, когда училась в институте. В колледже при нашем вузе не хватало преподавателей, и мне, студентке пятого курса, предложили в течение года проводить там семинары.

– Схожу до уборной и присоединюсь к тебе на танцполе…

– Ур-р-ра! – бывшая однокурсница бросилась мне на шею.

* * *

Выдавив каплю прозрачного блеска, я аккуратно размазала его по губам, еще раз посмотрев на массивную хрустальную люстру, свисавшую с потолка. Я не привыкла к такой роскоши. Там, где прошла большая часть моей жизни до сих пор висели ковры на стенах.

Хорошо, что в туалете кроме меня не было никого. Однако с первой секунды, как только закрыла дверь, появилось странное ощущение, будто за мной наблюдают. Я резко обернулась, снова осмотрелась по сторонам.

Все-таки показалось.

Шумно выдохнув, подалась вперед, пытаясь разглядеть что-то в натертом до блеска зеркале. Вот дура. Понятно же, что никого тут нет… Маринка задурила голову всякой чушью.

Я смотрела и едва узнавала себя: черное платье «для особых случаев» младшей сестры не подошло мне по росту и постоянно собиралось на бедрах, а ее выходные туфли оказались на размер меньше, из-за чего приходилось поджимать пальцы. Все вместе составляло печальное зрелище.

«Ты рожей не вышла, не позорься!», «Зубри лучше, таким, как ты, иначе не пробиться…» – раздался язвительный голос матери в голове. И я зубрила, с детства отгораживаясь от остального мира.

Пришлось рано уяснить, что если сама о себе не позабочусь, никто не позаботится. Время от времени даже училась за двоих, приторговывая курсовыми. Надо же было как-то платить за квартиру и сводить концы с концами. Я готова была пойти на все, лишь бы больше не жить с матерью под одной крышей…

Упершись руками в края раковины, я еще раз внимательно осмотрела свой внешний вид. Увы, новый блеск с умопомрачительным персиковым запахом, подаренный сестрой, нисколько не сгладил общее убогое зрелище.

Нахмурившись, решительно стерла влажные перламутровые мазки губ. Сегодня первый и последний раз, когда я, поддавшись на уговоры Маринки, пошла в этот пафосный клуб!

– Ноги моей больше здесь не будет… – пробурчала с досадой.

Дверь звонко хлопнула. Компания из трех разодетых девиц моментально заполнила небольшое слабо подсвеченное помещение.

– Кажется, сегодня какие-то проблемы с фейс-контролем, – ткнула в меня пальцем платиновая блондинка, едва держась на ногах.

– Точно! Всех пускают, без разбора! – подхватила ее спутница, омерзительно хихикая.

Я лишь покачала головой.

Стоило вспомнить Гарри Поттера, и на тебе – фантастически твари подоспели! Зато теперь я знала, где они обитают, и не собиралась обращать внимание на колкости невменяемых девиц.

Только они, к сожалению, не спешили оставить меня в покое.

– Сигаретки не найдется?!

– Не курю, – я попыталась протиснуться к выходу, как вдруг ощутила на своем плече чужую ладонь.

– Сфотографируй нас! – раздалось приказным тоном.

– Простите, но…

– Эй, чучело, ты что, глухая?! – подружки тут же окружили меня, отрезая путь к выходу.

Твою мышь…

POV. Алихан

Я вздохнул, ожидая кровавой расправы. Багира и ее девочки обожали устраивать мордобой в женском туалете. Больные извращенки.

Посетительницы не догадывались, что зеркало с обратной стороны было абсолютно прозрачно. Иногда мы с Максом наблюдали настоящее реалити-шоу. Сегодняшний вечер тоже сулил впечатляющее зрелище.

Багира толкнула перепуганную девчонку к кабинкам и, оскалившись белоснежными, как фаянс, винирами, пьяно пошатываясь, двинулась на нее. Тем временем карманные собачонки вооружились телефонами, снимая «уморительное» зрелище для своего закрытого телеграм-канала.

 

Я поднес рацию ко рту, сухо скомандовав:

– Дим, первый этаж, восточное крыло. Зайди в женский. Передай Багировой, что я жду их в ложе. Поторопись.

Не прошло и десяти секунд, как дверь туалета отлетела к стене. Двухметровый амбал недобро зыркнул на замерших баб и холодно отчеканил мою просьбу.

Спустя мгновение три стервы забыли о своей добыче, выметаясь из помещения, а я подошел ближе, сосредоточившись на перепуганной брюнетке с блестящими, как у героинь аниме, глазами.

Нелепое платье, безвкусные туфли, полное отсутствие макияжа. Белая ворона среди размалеванных куриц. Какого черта эту деревенщину занесло в самый крутой клуб города?! Очередная глупышка, приехавшая покорять Златоглавую.

– А она не резиновая, – процедил, на автомате проверяя резиновое изделие номер два в кармане пиджака.

Сам не знаю, зачем вмешался. Просто пожалел. Наверняка бедолага завалила экзамены и теперь цеплялась за любую возможность задержаться в Москве. Вот и решила зайти с козырей, вырядившись в несуразное платье, подчеркивающее каждый изгиб грациозного тела.

Двоечница-школьница. Молодая кровь.

Я отвернулся, побрякивая массивным корпусом «Rolex» на руке. Пора. Еще час назад должен был появиться на этом долбанном приеме. Знал – отец ждет. Чертов гений! А я его единственный провальный проект. Нужно продержаться всего один вечер. Таков наш уговор. К несчастью, я привык держать свое слово.

Мобила завибрировала в кармане:

– Алик, ты где?! Я предупредил всех, что ты…

– Выезжаю, – равнодушно бросил, намеренно не позволив бате договорить.

– Поторопись, сынок. Здесь даже ректор твоего университета. Вадим Сергеевич очень рад, что с завтрашнего дня ты выходишь из академа! – нервное покашливание заполнило затянувшуюся паузу.

В нашей «пыточной» было так тихо, что я вздрогнул от хруста собственных кулаков. Батя всегда знал, на какие нотки давить.

Помог нам с Максом с документами на клуб, взяв с меня обещание получить долбанный диплом хотя бы спортфака самого задротного универа. Для потомственного ученого и популяризатора науки это было делом принципа.

– Мчу, – наконец тихо отозвался я и расслышал неприкрытый вздох облегчения.

Я отключился, разворачиваясь к двери, как вдруг услышал сбивчивый голос, доносящийся сквозь тонкое фальшь-зеркало женского туалета:

– Да, Натусь, я в какой-то дыре. Кажется, в черной. Точно, клуб называется «Черная дыра»! – опираясь одной рукой о раковину, другой девушка сжимала доисторический смартфон.

Я замер, всматриваясь в бледное задумчивое лицо с блестящими зрачками-бусинами.

– Кто?! А, ты о нем… – она поморщилась. – Да плевать мне на этого Измайлова с высокой колокольни! Очередной мажор с интеллектом картофелины! – брюнетка вздохнула. – Казанова?! Ха-ха! Нет, этот король триппера меня не интересует. Скоро приеду. Дождись меня, Натусь…

Я хмуро свел брови, глядя вслед удалявшейся девице.

Король триппера?

Какого хрена?!

POV. Катерина

– «Оргазм» или «Секс на пляже»?

Низкий голос у самого уха застал меня врасплох. Я повернулась, увидев перед собой широкую мужскую грудь. Проделав взглядом путь по смуглому щетинистому подбородку вверх, угодила в ловушку немигающих глаз цвета неспокойного Каспия – черных, как сама мгла, и светившихся мрачным превосходством.

Луч прожектора озарил высокую поджарую фигуру. Рядом со мной стоял дьявольски привлекательный парень, одетый в черный брючный костюм, черную сорочку с расстегнутой верхней пуговицей и начищенные до блеска туфли. Тоже, разумеется, черные.

Незнакомец молчал, окутывая меня аурой служителя преисподней. Он провел подушечкой пальца по губе, продемонстрировав витиеватую татуировку, уползающую под манжету рубашки.

Несколько блестящих прядей спадали парню на лоб, придавая его облику легкий налет хулиганства. А орлиный нос и густые темные брови гармоничного дополняли портрет самодовольного нахала.

По правде говоря, ноги у меня до сих пор дрожали из-за отвратительной сцены в туалете. Эти девицы явно были под чем-то. Одному Богу известно, чем бы все закончилось, если бы охранник их не спугнул.

– Ну так что?! – незнакомец улыбнулся, многообещающе и распутно, и повторил вопрос: – «Оргазм» или «Секс на пляже»?

Он нависал надо мной, словно глыба, а я пристально смотрела парню в глаза. Зачем? Не знаю. Было в нем что-то одновременно и красивое, и жуткое. В этот миг я поняла, что зло, как это ни странно, может принимать самые райские образы.

Я нервно потянула подол своего убогого платья, на контрасте с его шикарным костюмом оно больше смахивало на половую тряпку. Без пяти минут преподаватель ВУЗа, я вдруг почувствовала себя смущенной школьницей, отвечающей перед всем классом, что такое многочлен.

Пауза затянулась.

– Ты немая, что ли?! – квадратная челюсть, заросшая щетиной, дрогнула.

– Простите, – натянуто улыбнулась я, демонстративно отворачиваясь.

Дальше все произошло в считанные секунды. Парень навалился на меня, вжимая в барную стойку.

– Куда собралась?! Я еще с тобой не закончил, – он положил беспощадно тяжелые ладони на мои бедра. – Может, все-таки подружимся? – спросил еще тише, вкрадчивее, словно Асмодей.

Меня затрясло от отвращения.

Я пихнула придурка локтем, но он лишь сильнее прижался, встретив мое сопротивление зловещим утробным смехом. Всем своим видом я старалась привлечь внимание бармена, но тот и бровью не повел, склонившись над своими склянками. К счастью, повернув голову, я заприметила Маринку.

– Отвали! Там моя подруга! – я начала лягаться.

– Хочешь узнать, какая у меня суперсила? – равнодушно прошептал этот дьявол, прижимая губы к моей мочке и пальцами прикасаясь к коже у меня за ухом. – Не отказывайся от оргазма, глупышка…

Он придвинулся еще ближе, так, что показалось – между нашими телами не осталось больше пространства. Я шумно глотнула воздуха, мне становилось нечем дышать.

– Пошел прочь! – чудом удалось вывернуться из захвата.

Последнее, что удалось разглядеть – лукавую полуулыбку Чеширского кота, на долю секунды зависшую в воздухе. А затем подонок растворился в толпе.

– Да что за псих?! – выкрикнула я в сердцах.

– Эй, ты чего ругаешься? – подоспевшая Маринка удивленно вскинула бровь.

– Этот парень… Так прижимался… – я брезгливо поморщилась. – Крайне неприятный тип.

– Кать, ну ты даешь! Мы же в клубе. Тут все друг к другу прижимаются. Это нормально! – подруга рассмеялась.

– Девушки, за счет заведения! – бармен, который еще пару минут назад никак не реагировал на мой зрительный призыв о помощи, протянул два высоких запотевших стакана, украшенных фруктами на горке из розового льда.

– Ух ты! – обрадовалась подруга, принимая презент.

– Марин, погоди… Не пей!

Но было поздно – Кислицына уже пригубила напиток.

– А что это за коктейли?! – я перегнулась через барную стойку, стараясь привлечь внимание бармена.

– Два «Оргазма», – парень в фирменной кепке с логотипом клуба подмигнул мне. – Готовим по специальному рецепту – долго еще ножки подгибаться будут…

Меня как током дернуло.

– Ух ты, вот это «Оргазм»! – Маринка облизнулась. – Кэт, пробуй скорее!

– Что-то не хочется… – я опасливо покосилась на коктейль, озираясь по сторонам.

* * *

– Да где его носит?! – я в очередной раз обновила приложение «Яндекс.Такси», сверля взглядом маленькую красную точку на карте.

Кислицына встретила старого знакомого, решив еще ненадолго задержаться, а я поспешила смыться из этой пафосной клоаки. До сих пор не покидало ощущение, будто за мной наблюдают. Цирк, да и только! И зачем накануне такого важного дня я поперлась в клуб?

– Подбросить?! – сиплый голос за спиной пробрал до сухожилий.

Я вздрогнула и резко развернулась. Опять эти глаза. Черные, как бездна, затягивающая в свои глубины. Мурашки прошлись по телу от одного только взгляда. Назойливый парень из клуба бесцеремонно дернул меня за локоть.

– Куда ты меня тащишь?!

– К своему электросамокату, куда же еще.

– Отвали-и… – прошипела я, впиваясь ногтями в его мощную руку.

– Не волнуйся так, глупенькая. Я не трепло. Умею держать язык за зубами. Порадуешь парнишку?! Истосковался по женской ласке…

Он говорил, лениво растягивая слова. При этом на лице негодяя не было места надежде или жалости. Такие, как он, творят зло, а затем преспокойно отряхиваются, продолжая двигаться своей дорогой.

– Хорошая попытка. Засчитано. Можешь сдаваться, – парень резко застыл, отчего я пошатнулась, еле устояв на неудобных каблуках.

– Какая еще попытка?! – пробурчала растерянно.

– Сделать вид, что не знаешь меня. Браво.

– Но я… правда понятия не имею… – я прищурилась, изо всех сил всматриваясь придурку в лицо.

Может, это какой-то известный актер или певец, или, на худой конец, тик-токер?! Сейчас каждая собака мнит себя звездой. Но нет, я определенно видела его впервые.

– Так как тебя зовут?!

– Вася Булочкин, – он понизил голос, словно доверил мне большую тайну.

– Как-как?! – я опешила.

Никто из знакомых с такой фамилией на ум не приходил.

– Булочкин Василий. В преступных кругах больше известен как «Булочка с корицей».

Некоторое время мы смотрели друг другу в глаза.

Кать, ну и дура же ты. Он же издевается!

Вдруг парень сделал шаг ко мне и навис, словно коршун над мышонком. Вокруг было темно, но эта темнота – ничто по сравнению с черными воронками его блестящих глаз. «Черная дыра» – почему-то вспомнилось название клуба.

– Оставь м-меня в покое! – я попятилась, почувствовав вибрацию телефона в сумке. Наверняка такси подъехало, осталось только изловчиться и добежать до парковки.

– В смысле?

Урод подался вперед своим мощным телом, будто я сморозила какую-то несусветную чушь. Ощутила его дыхание возле уха. Тяжелое. Прерывистое. Обернувшись, отыскала взглядом равнодушные лица охранников.

– ПОМОГИТЕ-Е-Е! – закричала я им, стараясь заглушить музыку, доносившуюся из распахнутых дверей.

Они не отреагировали. Да они вообще никак не реагировали, что какой-то обдолбанный тип утягивал меня все дальше в закоулок.

Вот тут мне действительно стало жутко. Искренне надеялась, что этому маньяку не видно, как дрожат мои ноги. Дыхание застряло в груди, осев в легких.

Боже, как же все это нелепо!

– Хорошая девочка. Я тебя не обижу, – он еще крепче сжал мой локоть. – Подвезу до дома, и разойдемся. Отказы не принимаю. Тем более, все девочки знают – мне отказывать нельзя. – Подонок подмигнул, явно наслаждаясь ситуацией.

– Я никуда с тобой не поеду…

– Да расслабься, у меня Гелик. Просто покатаемся. Ключ от «Гелендвагена» подходит и к сердцу женщины. Слышала эту народную мудрость? – он удерживал мою руку, словно стальными тисками, утягивая все дальше в темноту. – А зачем еще бабы ходят в клуб? Думаешь, я не знаю?! За последние месяцы чего только не насмотрелся. Так что радуйся – ты мне понравилась! Все оргазмы сегодня за счет заведения… – негодяй дьявольски прищурился. – Да я про коктейль! А ты о чем подумала, глупышка?!

Какая я ему глупышка?!

– …Или хочешь секс на пляже?! Сейчас быстро организуем … Ой, в смысле напиток! Ты такого точно не пробовала.

– Вася, или как там тебя, последний раз повторяю: я никуда не поеду! – Я набрала полные легкие воздуха: – ПОМОГИТЕ!

Парень вдруг ослабил захват, позволяя мне вырваться, но, по всей видимости, сделал это для того, чтобы окончательно выбить почву из-под моих ног.

– Это мой клуб. И моя охрана. Чего не ясно?! – это было как удар в солнечное сплетение.

Я испытала шок. Переходящий в панику.

Второй раз за вечер.

Потом пришло моментальное осознание того, что мне никто не поможет. Уверена, еще и записи с камер исчезнут сегодня же.

Я начала лихорадочно соображать, как спасти свою многострадальную задницу.

– Кажется, мы действительно друг друга неправильно поняли, – вкрадчиво заговорил незнакомец.

Он приблизился ко мне, уверенным жестом вкладывая мою руку в свою крупную ладонь. Пальцами свободной руки словно невзначай погладил выпирающую венку на моем запястье – доведенное до автоматизма действие профессионального пикапера.

Я поежилась, из последних сил выдерживая его распутный взгляд. Ненавидела таких зарвавшихся самодовольных типов.

Да кем он себя возомнил?!

Я не вчера родилась и прекрасно понимала, что может произойти, если я «по собственному желанию» сяду в его машину. А если он действительно хозяин этой дыры…

– Я подвезу тебя, – он надавил подушечкой большого пальца на центр моей ладони. – И разойдемся, как в море корабли, – он посмотрел на часы. – Меня уже заждались в другом месте, – прошептал глубоким слегка сиплым голосом, не отводя внимательных карих глаз.

 

На ум внезапно пришло, что я до сих пор не выложила из сумки подаренный Надеждой Павловной томик Пушкина. Ну что ж, Александр Сергеевич, выручайте…

Вывернувшись, я со всего размаха заехала сумкой по смазливой наглой роже и побежала.

– Охренеть! Ты что творишь?! – взревел парень, схватившись за пострадавшую часть лица. – Что же это делается, люди добрые?! Покалечили прямо на рабочем месте!

Вот псих!

К счастью, такси все еще дожидалось меня на клубной парковке. Залетев в салон, я вжалась в заднее сидение автомобиля, молясь, чтобы он не преградил нам путь…

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?