Hit

Когда связь крепка

Tekst
13
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ГЛАВА ВТОРАЯ

Эприл побежала вверх по лестнице, а Райли, следуя за ней, размышляла, правильно ли она поступает. Но отступать было поздно: она чувствовала, насколько взволнована Эприл в предвкушении «сюрприза».

Ещё ей показалось, что девочка немного нервничает.

«Не меньше меня», – поняла Райли, но передумать она уже не могла.

Они вошли в спальню Райли.

Взгляд, брошенный на лицо дочери, сказал Райли, что не стоит ничего объяснять. Тогда она просто подошла к шкафу, на полке которого стоял новый небольшой чёрный сейф, ввела код, а затем достала из сейфа кое-что и положила на кровать.

Эприл выпучила глаза.

– Пистолет! – воскликнула она. – Он…

– Твой? – закончила её мысль Райли. – Ну, юридически он всё ещё мой. По законам Вирджинии запрещено иметь пистолет до восемнадцати лет. Но до того времени ты можешь поучиться на этом. Мы будем заниматься этим потихоньку и не спеша, но как только ты научишься им владеть – он твой.

От удивления у Эприл челюсть отпала.

– Ты этого хочешь? – спросила Райли.

Эприл, казалось, не знает, что сказать.

«Неужели я ошиблась?» – терялась в догадках Райли. Может быть, Эприл на самом деле ещё не готова к этому?

– Ты вроде говорила, что хочешь стать агентом ФБР…

Эприл горячо закивала.

– Так вот я и подумала, что было бы неплохо начать обучать тебя владению оружием. Разве нет?

– Да, о, конечно, да! – наконец выпалила Эприл. – Это просто чудесно. Очень, очень круто! Спасибо, мама! Я просто немного потрясена. Я этого совсем не ожидала!

– Как и я, – призналась Райли. – Правда, я не вовсе собиралась делать ничего подобного на данной стадии. Владение оружием – большая ответственность, с которой могут справиться не все взрослые.

Райли достала пистолет из чехла и показала Эприл.

– Это Ruger SR22 – полуавтоматический пистолет двадцать второго калибра.

– Двадцать второго? – переспросила Эприл.

– Поверь мне, это не игрушка. Я пока не хочу, чтобы ты тренировалась с пистолетом большего калибра. Мелкокалиберное оружие не менее опасно, чем любое другое, а иногда и более. Больше всего людей было убито из оружия именно этого калибра. Обращайся с ним внимательно и с уважением. Ты будешь брать его только для тренировок, остальное время он будет храниться в моём шкафу в сейфе, открыть который можно с помощью шифра. Пока шифр буду знать только я.

– Конечно, – сказала Эприл. – Я бы сама не хотела, чтобы он где-то валялся.

Райли добавила:

– И лучше не рассказывай об этом Джилли.

– А Габриэлле?

Сложный вопрос. Что касается Джилли, то был всего лишь вопрос возраста. Девочка могла начать завидовать и захотеть себе тоже пистолет, о чём не могло быть и речи. Что же насчёт Габриэллы, Райли подозревала, что мысль о том, что Эприл учится стрелять, могла не на шутку её встревожить.

– Я сама скажу ей, – решила Райли. – Спустя какое-то время.

Она достала пустой магазин и сказала:

– Ты всегда должна точно знать, заряжен твой пистолет или нет.

Она дала незаряженный пистолет Эприл, чьи руки слегка дрожали.

Райли чуть было не пошутила: «Прости, розовых у них не было».

Но она оборвала себя: о таком нельзя шутить.

Эприл сказала:

– Но что я буду с ним делать? Где? Когда?

– Прямо сейчас, – ответила Райли. – Пойдём.

Райли положила пистолет обратно в чехол и стала спускаться с ним по лестнице. К счастью, Габриэлла убиралась на кухне, а Джилли сидела в гостиной, так что им не пришлось придумывать отговорок.

Эприл предупредила Габриэллу, что они с мамой пошли немного прогуляться, а потом зашла в гостиную и сказала то же самое Джилли. Девочка была настолько погружена в происходящее по телевизору, что просто кивнула.

Райли с Эприл сели в машину и подъехали к магазину «Оружие Смита», в котором пистолет и был куплен пару дней назад. Когда они вошли внутрь, то в глаза им бросилось оружие всевозможных видов и размеров, висевшее на стенах или лежащее в стеклянных витринах.

Их приветствовал Брик Смит, владелец магазина. То был крупный, бородатый мужчина в рубашке в клетку и с широкой доброй улыбкой.

– Здравствуйте, мисс Пейдж, – приветствовал он. – Рад видеть вас снова. Что привело вас ко мне сегодня?

– Это моя дочь, Эприл. Мы зашли опробовать Ругер, который я купила у вас на днях.

Брик Смит разулыбался. Райли вспомнила, как привела сюда своего парня Блейна, чтобы купить ему оружие для самообороны. Брик в тот раз был крайне поражён тому, что женщина покупает оружие для мужчины, впрочем, его удивление растворилось, когда он узнал, что Райли – агент ФБР.

А сейчас он вообще ни капли не удивился.

«Он начинает привыкать ко мне, – подумала Райли. – Это хорошо. Это немногим удаётся».

– Ну-ну, – сказал он, глядя на Эприл. – А вы не говорили, что покупаете пистолет для вашей малышки.

От его слов Райли поморщилась.

«…вашей малышки».

Интересно, Эприл это обидело?

Райли бросила взгляд на дочь и увидела, что та до сих пор слегка ошарашена.

Кажется, сейчас она и впрямь ощущает себя малышкой.

Брик Смит провёл Райли и Эприл в на удивление просторный тир за магазином, где предоставил их самим себе.

– Начнём с самого начала, – сказала Райли, указывая на длинный список, висящий на стене. – Прочти эти правила. Говори, если возникнут вопросы.

Райли стала наблюдать, как Эприл читает правила, которые, разумеется, касались всех вопросов безопасности, включая и то, что никогда нельзя направлять пистолет в каком бы то ни было направлении кроме как в сторону мишеней. Эприл читала серьёзно и внимательно, а Райли вдруг испытала дежавю. Она вспомнила, как привела сюда Блейна, чтобы купить ему оружие и немного научить им пользоваться.

Воспоминание слегка отдавало горечью.

Они завтракали у него дома после своей первой проведённой вместе ночи, когда Блейн нехотя сказал ей: «Я думаю, что мне нужно купить оружие, чтобы защищать себя и дом».

Конечно, Райли понимала, почему. С тех пор как он познакомился с ней, его собственная жизнь была в опасности, а в итоге всё повернулось так, что пистолет понадобился ему буквально спустя несколько дней после покупки, для защиты не только себя, но и всей семьи Райли от опасного сбежавшего преступника, Шейна Хэтчера. Блейн чуть не убил этого человека.

Сейчас Райли ощущала свою вину за тот ужасный инцидент.

«Неужели никто рядом со мной не может чувствовать себя в безопасности? – думала она. – Неужели всем, кого я знаю, из-за меня нужны пистолеты?»

Эприл дочитала правила и вместе с Райли отправилась в одну из пустых будок, где надела защитные наушники и очки. Райли достала пистолет из кобуры и положила его перед Эприл.

Девочка испуганно посмотрела на него.

«Это хорошо, – подумала Райли. – Она должна его бояться».

Эприл сказала:

– Он не такой, как тот, что ты купила Блейну.

– Ты права, – подтвердила Райли. – Ему мы взяли Смит и Вессон 686, револьвер 38-ого калибра – гораздо более мощное оружие. Но у него были иные потребности. Он лишь хотел иметь средство для самозащиты. Он не думал о том, чтобы идти работать в правоохранительные органы, как ты.

Райли подняла пистолет и показала его Эприл.

– Между револьвером и полуавтоматическим оружием есть несколько существенных отличий. У полуавтоматов масса достоинств, но есть и несколько недостатков: периодические осечки, двойная подача патрона, прихват или неотражение гильзы. Я не хотела, чтобы Блейну пришлось разбираться в этом, особенно в экстренной ситуации. Но что касается тебя – что ж, ты спокойно можешь начать обучение с них, ведь твоей жизни не угрожает опасность.

Райли начала показывать Эприл следующие шаги: как помещать патроны в магазин, как устанавливать магазин в пистолет и как его разряжать.

Показывая, Райли объясняла:

– Теперь этот пистолет может использоваться в режимах как однократного, так и двукратного действия. Однократное действие – это когда ты отводишь курок, прежде чем нажать на спуск. Тогда пистолет автоматически взводит курок снова и снова. Ты можешь быстро сделать несколько выстрелов, пока не опустошишь магазин. В этом заключается самое большое преимущество полуавтоматического оружия.

Коснувшись спускового крючка, Райли продолжала:

– Двукратное действие – это когда ты используешь только спусковой крючок. Когда начинаешь отводить его, курок взводится, а когда заканчиваешь, пистолет стреляет. Если хочешь выстрелить ещё раз, делаешь всё заново. Это требует больше усилий – нагрузка на палец от трех с половиной до пяти килограмм, и стрельба происходит медленней. И именно с этого мы и начнём.

Она нажала на кнопку, чтобы мишень переместилась на шесть с половиной метров, а затем показала Эприл правильную позицию и положение рук для стрельбы и объяснила как нужно целиться.

Райли сказала:

– Сейчас твой пистолет не заряжен. Попробуй пострелять вхолостую.

Как и с Блейном, Райли объяснила Эприл, как дышать – медленно вдыхать, прицеливаясь, а затем медленно выдыхать, отводя спусковой крючок, чтобы в момент выстрела тело оставалось неподвижным.

Эприл внимательно прицелилась в силуэт на мишени, затем несколько раз отвела спусковой крючок. После чего, слушая указания Райли, она зарядила пистолет, снова заняла позицию и сделала один выстрел.

Выстрелив, Эприл вскрикнула:

– Я попала?

Райли показала на мишень.

– Ну, ты попала в мишень. И для первой попытки это совсем неплохо. Как ощущения?

 

Эприл нервно хихикнула.

– Довольно неожиданно. Я думала, будет сильнее…

– Отдача?

– Да. И он не такой громкий, как я думала.

Райли кивнула.

– Это ещё один плюс 22 калибра. У тебя не появится вздрагивания или других плохих привычек. Когда ты постепенно дорастёшь до крупного оружия, ты будешь готова иметь дело с его мощью. Ну, теперь добей магазин.

Пока Эприл медленно достреливала девять оставшихся пуль, Райли заметила в её лице перемену. Лицо девочки приобрело решительное, жестокое выражение, которое Райли уже приходилось видеть. Но когда же это было?

«Только раз», – поняла она.

Её захлестнуло воспоминание...

Райли выследила монстра по имени Петерсон на берегу. Он держал Эприл в заложницах, связал её руки и ноги и приставил к голове пистолет. Когда пистолет Петерсона дал осечку, Райли бросилась на него, сбила с ног и стала бороться с ним прямо в реке, пока он не погрузил её голову под воду так, что она едва не утонула.

Её лицо на мгновение поднялось из воды и она увидела то, что никогда не сможет забыть…

Со всё ещё связанными запястьями и лодыжками, Эприл удалось встать и поднять ружьё, выроненное Петерсоном.

Эприл ударила Петерсона по голове прикладом…

Драка закончилась уже через несколько мгновений, когда Райли ударила Петерсона камнем по голове.

Но она никогда не простит себе, что из-за неё Эприл оказалась в такой опасности.

И теперь Эприл стреляет в мишень с тем же выражением жестокости на лице.

«Она так похожа на меня», – вдруг поняла Райли.

Она не сомневалась, что если Эприл вложит сердце и душу, то сможет стать таким же хорошим агентом ФБР, как и она сама, а может быть и лучше.

Но хорошо это или плохо?

Райли не знала, что ей чувствовать – вину или гордость.

Но в течение их получасовой тренировки Эприл начала стрелять всё уверенней и всё точнее попадала в цель. К тому времени, когда они вышли из тира и отправились домой, Райли определённо испытывала гордость за дочь.

Эприл была возбуждённой и болтливой, задавая всевозможные вопросы про тренировки, которые их ждали. Райли старалась отвечать как можно подробней, не показывая своей нерешительности в отношении будущего, к которому так стремилась Эприл.

Когда они приблизились к дому, Эприл воскликнула:

– Смотри, кто приехал!

Райли тяжело вздохнула, увидев дорогущий БМВ, припаркованный перед её домом. Она знала, кому он принадлежит: человеку, которого она совершенно не хотела сейчас видеть.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Припарковав свой скромный автомобиль за БМВ, Райли поняла, что в доме дела наверняка идут очень скверно. Когда она выключила мотор, Эприл взяла чехол с пистолетом и стала вылезать из машины.

– Оставь-ка лучше его пока здесь, – сказала Райли.

Ей совершенно не хотелось объяснять появление оружия нежеланному гостю.

– Думаю, ты права, – согласилась Эприл и сунула пистолет под переднее сиденье.

– И не забудь, что не надо рассказывать об этом Джилли, – напомнила Райли.

– Не забуду, – пообещала Эприл. – Но она, скорей всего, уже поняла, что ты мне что-то подарила, и теперь сидит гадает, что. Ну да в воскресенье ты ей тоже подаришь подарок, так что она обо всём забудет.

«Подарок?» – недоумевала Райли.

Тут она вспомнила: в воскресенье у Джилли день рождения!

Райли почувствовала, как у неё запылали щёки.

Она чуть не забыла, что Габриэлла планирует семейную вечеринку на воскресенье.

А у неё до сих пор нет подарка для Джилли.

«Не забудь!» – строго сказала она себе.

Райли и Эприл закрыли машину и пошли к дому. И впрямь, хозяин роскошной машины и по совместительству бывший муж Райли сидел в гостиной.

Джилли сидела в кресле напротив него, каменное выражение её лица говорило о том, что она нисколько не рада видеть его здесь.

– Райан, что ты здесь делаешь? – спросила Райли.

Райан повернулся к ней со своей очаровательной улыбкой, которая слишком часто заставляла её забыть своё намерение выставить его.

«Он слишком красив, чёрт побери», – подумала Райли.

Она знала, что он тратил много денег на поддержание своего внешнего вида и почти не вылезал из спортзала.

– Эй, разве так приветствуют членов семьи? Я ведь до сих пор член семьи, разве не так?

Никто ничего не ответил.

Напряжение висело в воздухе, и лицо Райана разочаровано вытянулось.

Интересно, какой встречи он ждал?

Он никак не давал о себе знать почти три месяца. До этого они сделали попытку воссоединиться – он почти два месяца прожил с ними, но так и не смог въехать окончательно. Тот большой и красивый дом, в котором они жили до развода с Райли и Эприл, так и остался за ним.

Девочки были рады тому, что он жил с ними – пока он не потерял интерес к семейной жизни и не сбежал от них снова.

Разбив сердца обеим дочерям.

И теперь он сидит здесь, в её гостиной, свалившись как снег на голову.

Молчание так и продолжало висеть в комнате, пока, наконец, Джилли не скрестила на груди руки и не спросила, нахмурившись, Райли с Эприл:

– А вы-то куда уезжали?

Райли сглотнула.

Ей ужасно не хотелось лгать Джилли, но сейчас был явно не подходящий момент рассказывать ей о пистолете Эприл.

К счастью, Эприл сказала:

– Ездили по делам.

Райан повернулся к Эприл.

– Привет, милая, – сказал он. – Разве ты не хочешь меня обнять?

Эприл не могла смотреть ему в глаза. Она продолжала стоять, переминаясь с ноги на ногу.

Наконец, она произнесла сдавленным голосом:

– Привет, пап.

Готовая разрыдаться, Эприл повернулась и побежала наверх в свою комнату.

У Райана отпала челюсть.

– Да в чём вообще дело?! – воскликнул он.

Райли села на диван, стараясь придумать, как бы лучше всего выйти из ситуации.

Она снова спросила:

– Что ты здесь делаешь, Райан?

Райан пожал плечами.

– Мы с Джилли болтали о её учёбе – по крайней мере, я пытался разговорить её на эту тему. У неё плохие отметки? Поэтому она не хочет мне рассказывать?

– У меня нормальные отметки, – буркнула Джилли.

– Так расскажи мне как в школе, почему ты не хочешь этого сделать? – спросил Райан.

– В школе всё нормально, мистер Пейдж, – отрезала Джилли.

Райли поморщилась, а Райан посмотрел на неё с оскорблённым видом.

Джилли начала называть Райана папой незадолго до того, как он ушёл.

А до того времени она звала его Райаном. Райли была уверена, что Джилли никогда раньше не называла его мистером Пейдж. Девочка очень ясно обозначила своё отношение.

Джилли встала с кресла и холодно сказала:

– Если вы не против, я займусь домашней работой.

– Тебе нужна помощь? – спросил Райан.

Джилли проигнорировала его вопрос и взбежала по лестнице.

Райан ошарашенно посмотрел на Райли.

– Что здесь творится? – искренне недоумевал он. – Почему девочки так злятся на меня?

Райли горько вздохнула. Иногда её бывший муж вёл себя так по-детски, будто был так же молод, как когда они только начинали жить вместе.

– Райан, а чего ты, чёрт возьми, ожидал? – спросила она таким терпеливым тоном, каким только могла. – Когда ты стал жить с нами, девочки были так рады, что ты рядом. Особенно Джилли. Райан, у этой бедняжки отец – алкоголик, который её всё время бил. Она чуть не стала проституткой, лишь бы сбежать от него – а ведь ей ещё нет тринадцати лет! Такой отец, как ты, так много значил для неё. Разве ты не понимаешь, какой раздавленной она себя чувствовала, когда ты пошёл на попятную?

Райан уставился на неё с озадаченным выражением лица, как будто не имел понятия, о чём она говорит.

Но Райли слишком хорошо помнила, что Райан сказал ей по телефону: «Мне нужно больше места. Я ещё не готов к семейной жизни».

И в тот момент он не больно-то беспокоился о Джилли.

«Райли, взять Джилли было твоим решением. Я восхищаюсь тобой за это. Но я никогда на это не подписывался. Чужой проблемный подросток – это для меня чересчур. Это несправедливо».

А теперь он сидит тут и притворяется обиженным за то, что Джилли больше не называет его папой!

Здесь есть с чего разозлиться.

Райли не удивлялась тому, что обе её дочери поспешили убраться в свои комнаты. Она от всей души желала бы сделать то же. Но, к сожалению, кто-то должен был быть взрослым в этой ситуации. И поскольку Райан на это не способен, ответственность ложится на Райли.

Прежде, чем она успела придумать, что сказать ему, Райан встал с кресла и сел рядом с ней на диван. Он потянулся к ней, но Райли оттолкнула его.

– Райан, что ты делаешь?!

– А как по-твоему? – томным голосом поинтересовался Райан.

Ярость Райли росла с каждой секундой.

– Даже не думай, – предостерегла его она. – Сколько девушек у тебя было с тех пор, как ты ушёл от нас?

– Девушек? – переспросил Райан, по-видимому, ошарашенный самим вопросом.

– Ты меня понял. Или ты забыл? Одна из них по ошибке позвонила сюда, когда ты ещё жил с нами. Пьяная. Ты сказал, что её зовут Лина. Но я готова поспорить, что Лина была не последней. Так сколько их ещё было? Ты вообще знаешь? Можешь вспомнить их имена?

Райан ничего не ответил. Теперь он выглядел виноватым.

До Райли начал доходить смысл происходящего. Всё это уже происходило раньше, глупо было ожидать, что это не случится снова.

Райан расстался с очередной пассией и ещё не нашёл новой, а потому решил, что в данных обстоятельствах и Райли сойдёт на эту роль.

Он вообще не думал о девочках, даже о собственной дочери. Они были для него лишь предлогом, чтобы встретиться с Райли.

Райли стиснула зубы и сказала:

– Тебе лучше уйти.

– Почему? Что за срочность? Ты же ни с кем не встречаешь, правда?

– Собственно говоря, встречаюсь.

Теперь Райан был искренне ошарашен, будто не мог и представить, что Райли могла заинтересоваться кем-либо, кроме него самого.

Он выдохнул:

– Боже мой. Только не говори, что это опять тот кашевар!

Райли застонала, не в силах сдерживать ярость.

– Ты прекрасно знаешь, что Блейн – отличный повар. И что он владеет прекрасным рестораном, а его дочь – лучшая подруга Эприл. Он замечательно ведёт себя с девочками, чего никак нельзя сказать о тебе. И да, я встречаюсь с ним, и у нас очень серьёзные отношения. Так что я правда очень хочу, чтобы ты ушёл, прямо сейчас!

Райан уставился на неё на мгновение.

Наконец, он произнёс с горечью:

– Нам было хорошо вместе.

Она ничего не ответила.

Райан встал с дивана и пошёл в сторону двери.

– Скажи мне, если передумаешь, – сказал он, прежде чем выйти из дома.

Райли хотелось бросить ему: «Не обольщайся», но она сдержалась. Она сидела молча, пока не услышала, как машина Райана отъезжает, и только тогда ей стало легче дышать.

Райли продолжала сидеть в тишине, обдумывая, что только что произошло.

Джилли назвала его мистером Пейдж.

Это было жестоко, но она не могла отрицать, что Райан это заслужил.

Тем не менее, она гадала, что сказать Джилли об этой жестокости.

«Тяжело быть матерью», – подумала она.

Она собиралась было позвать Джилли из комнаты поговорить об этом, когда у неё зазвонил телефон. Звонила Джен Ростон – молодая девушка-агент, с которой они вместе работали над последними делами.

Когда Райли сняла трубку, она услышала напряжённый голос Джен:

– Привет, Райли. Я просто хотела позвонить и…

Повисло молчание. Чего же хотела Джен?

– Слушай, я просто хотела поблагодарить тебя и Билла за… ну ты понимаешь… когда я…

Райли уже открыла рот, чтобы сказать: «Не надо. Не по телефону».

К счастью, Джен не закончила мысль, но Райли отлично поняла, за что её хочет поблагодарить агент.

Во время последнего расследования Джен самовольно отлучилась практически на целый день. Райли убедила Билла, что они должны прикрыть напарницу – в конце концов, и Джен прикрывала Райли в подобной ситуации.

Но проступок Джен был вызван требованием женщины, которая была её приёмной матерью – а также лидером преступной группировки. Джен пришлось переступить рамки закона, чтобы решить поставленную «Тётушкой Корой» задачу.

 

Райли не знала точно, в чём она заключалась. Она не стала спрашивать.

Джен сдавленным голосом произнесла:

– Райли, я много думала об этом. Может быть, мне стоит вернуть значок? То, что случилось тогда, может случиться снова. И в следующий раз всё может быть ещё хуже. В любом случае, я уверена, что ещё не конец.

Райли чувствовала, что Джен говорит ей не всю правду.

«Тётушка Кора снова давит на неё», – поняла Райли.

Удивляться этому не приходилось. Если хватка Тётушки Коры достаточно сильна, Джен могла быть для неё ценным источником информации из ФБР.

Но следует ли Джен уйти из агентства?

Она быстро ответила сама себе: «Нет!»

В конце концов, у неё самой были подобные отношения с преступником – умнейшим бежавшим преступником Шейном Хэтчером. Всё закончилось тем, что Блейн выстрелил в Хэтчера, едва не убив его, а Райли арестовала. Хэтчер снова очутился в тюрьме Синг-Синг и с тех самых пор ещё не произнёс никому ни слова.

Джен знала об отношениях Райли с Хэтчером больше, чем кто бы то ни был, кроме, разве что, самого Хэтчера. Этой информацией Джен могла разрушить карьеру Райли, но она молчала – из преданности Райли. И теперь пришла пора для Райли продемонстрировать Джен ответную преданность.

– Джен, помнишь, что я тебе сказала, когда ты впервые заговорила со мной об этом?

Джен молчала.

– Я сказала тебе, что мы справимся с этим. Ты и я, вместе. Ты не можешь сдаться. Ты слишком талантлива. Ты меня слышишь?

Джен снова ничего не ответила.

Тут Райли услышала сигнал вызова по второй линии, говорящий о том, что кто-то ещё пытается дозвониться до неё.

«Игнорируй», – сказала она себе.

Но сигнал раздался снова. Чутьё подсказало Райли, что это нечто важное. Она вздохнула и сказала Джен:

– Слушай, мне кто-то звонит. Не отключайся, ладно? Я быстро.

– Хорошо, – сказала Джен.

Райли переключилась на новый звонок и услышала грубый голос шефа своей команды в ОПА, Брента Мередита:

– Агент Пейдж, у вас новое дело. Серийный убийца на Среднем Западе. Я хочу видеть вас у себя в офисе.

– Когда? – спросила Райли.

– Сейчас, – прорычал Мередит. – А лучше ещё быстрей.

По его тону Райли поняла, что это на самом деле нечто важное.

– Я готова, – сказала Райли. – Кто ещё в моей команде?

– Вам решать, – сказал Мередит. – Вы с агентами Джеффрисом и Ростон неплохо поработали над делом Песочного человека. Берите обоих, если хотите. И быстро сюда.

Без лишних слов Мередит закончил звонок.

Райли вернулась на линию к Джен.

– Джен, возвращать значок – не вариант. Особенно сейчас. Ты нужна мне на деле. Встречаемся в кабинете Брента Мередита. И поторапливайся.

Не став дожидаться ответа, Райли повесила трубку. Набирая номер своего партнёра, Билла Джеффриса, она подумала: «Может быть, очередное расследование – как раз то, что сейчас нужно Джен».

Райли надеялась, что так.

А прямо сейчас все чувства её обострились – знакомое ощущение, говорящее о том, что ей не терпится узнать, каким будет её новое дело.