Забытые тени (Альфа-7)

Tekst
62
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Забытые тени (Альфа-7)
Забытые тени
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 20,45  16,36 
Забытые тени
Audio
Забытые тени
Audiobook
Czyta Игорь Ященко
12,88 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Забытые тени (Альфа-7)
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

На пути к Лабиринту

Больничное дело в Раве значительно отличается от земного. Начать с того, что больниц как таковых здесь нет. Если пациентов нельзя держать дома их размещают, где попало и как попало, зачастую в совершенно не подходящих для этого местах. Лечат тоже, как придётся и чем придётся. Кто победнее, травками да заговорами шарлатанов спасается; кто побогаче, оплачивает работу лекарей с профильными навыками и богатыми наборами разнообразных лекарств. Самые знатные личности способны позволить себе почтенных врачевателей с раскидистыми ветвями профильных умений и препаратами, что создаются алхимиками-фармацевтами из самых редких и дорогих ингредиентов. Некоторые из таких спецов умеют возвращать утерянные органы и конечности, продлевать жизнь и даже биологический возраст откатывать. Не во всех случаях и до определённых пределов, разумеется. Но столь элитные услуги не всякому приличному аристократу доступны.

Ведомство палаческих дел прошлой ночью столкнулось с проблемой оказания помощи немалой группе пострадавших. Причём готов поспорить, что подобное случалось и раньше, потому что, по меркам Равы, с задачей имперцы справились прекрасно.

Несмотря на то, что Хит Эр Зоппий, опасаясь карьерного краха, устроил ту ещё самодеятельность, наглым образом скрываясь от начальства, его призывы о помощи были услышаны, приказы исполнили быстро и безукоризненно. К башне крысоловов оперативно стянулось множество людей: рядовые и начальственные сотрудники палаческого ведомства; какие-то непонятные шишки из имперской канцелярии; лекари «разного калибра»; военизированные священники из имперских храмовников; многочисленные отряды конной стражи и прочие-прочие личности.

Район, прилегающий к башне, превратился в подобие разорённого муравейника. Одни повозки прибывали непрерывным потоком, другие наоборот, пробивались через толчею в обратном направлении, увозя изнурённых узников, чьё состояние наскоро стабилизировали врачеватели. Различные специалисты-поисковики по несколько раз осматривали каждую пядь земли, каждый чахлый кустик, каждый камень кладки башни и брусчатки замощённого дворика. Они даже невыносимую вонь какими-то непонятными навыками сумели почти полностью заглушить, дабы не мешала проведению тщательного обыска. Какие-то рабочие со знанием дела взламывали мостовую в нескольких местах, а также с дивной скоростью рыли ямы возле пожарного водоёма. Не уверен на все сто, но, похоже, они пытались отыскать предполагаемый ход, по которому улизнул хамоватый мастер-мечник.

Я бы мог им помочь, пройдясь по подземелью или просветив его с поверхности Проницательным взором. Но зачем демонстрировать уникальный навык перед всей столицей? Достаточно того, что засветил его перед дознавателем. К тому же мне было не до этого, я опасался оставлять Камая без присмотра.

Последний идзумо Кроу выглядел плохо. Очень плохо. Как, впрочем, почти все освобождённые узники. Лишь некоторые из них походили на людей, а не на обтянутые грязной кожей скелеты. На таких «счастливчиках» просматривались остатки «мяса», и в причёсках проглядывало что-то именно от причёсок. То есть их спутанные космы не выглядели шевелюрами вытащенного из болота мертвеца, как у прочих. Похоже, им просто повезло оказаться в подземелье позже основной массы бедолаг. У тюремщиков, судя по всему, любимчиков не было, справедливо морили голодом всех одинаково. Не удивлюсь, если расчётливо поддерживали своих жертв на критической стадии, но умирать не позволяли. Очень удобно, если требуется подавить волю пленников или затруднить побег.

Не очень-то побегаешь, когда на ногах кожа да кости.

Помочь Камаю я ничем не мог, так что, по сути, просто его охранял. Бестолковое поведение. Сильно сомневаюсь, что Рухват или его люди попытаются в такой ситуации что-либо предпринять. Да и что им даст смерть идзумо ничтожного клана? Выгода не просматривается, зато просматриваются немалые риски.

Однако сознание отказывалось принимать аргументы логики. К тому же я до последнего надеялся, что Камай очнётся и хоть что-нибудь сообщит. Увы, не дождался. Похоже, на слова, произнесённые в клетке, идзумо потратил все силы без остатка.

Спасибо Хиту, иногда этот прохиндей ведёт себя по-человечески: почти бесхитростно и без чрезмерного словоблудия. После моей просьбы лекаря к Камаю привели без проволочек, благодаря чему он получил помощь в числе первых. Свои навыки я на нём применять опасался, несмотря на то, что прилично развил тройку медицинских, и лишь четвёртый, Регенерацию, не довёл до запредельно-высокого ранга, на котором возможно раздавать подобия бафов, ускоряющих лечение повреждений. Но это и к лучшему, ведь вряд ли его можно использовать на кошмарно-истощённом пациенте. По себе знаю, что помимо энергии ускоренное восстановление жадно потребляет материальные ресурсы организма. В случае если их нет или почти нет, умение способно отобрать последнюю соломинку, на которой удерживается жизнь.

Некоторых высокопоставленных узников удалось оперативно опознать, после чего их почти сразу забрали родные или слуги. Остальных отвезли в Имперский квартал, где разместили в темнице над самым настоящим пыточным подвалом. Да-да, лучше места не нашли, или даже искать не стали.

Впрочем, придираться к мрачному выбору не стоило. Если отринуть свойственный таким местам негатив, темница смотрелась прилично. Что-то вроде унылого общежития с решётчатыми дверьми. Явно не для содержания самых нищих простолюдинов предназначена. Изучив скудную обстановку, я даже порадовался, что выбрали именно этот вариант. Злоумышленникам здесь красными коврами дорогу не устлали. Даже просто попасть в квартал, миновав множество патрулей и кольцо усиленной стражи – неординарная задача. А чтобы добраться до коридора с казематами, где разместили освобождённых узников, требуется преодолеть три поста, через которые даже идеальному невидимке сложно пробраться. Плюс здесь хватало палачей и дознавателей с их помощниками, и, как правило, люди они серьёзные и недоверчивые.

Хотелось остаться возле Камая, но, какой здесь от меня толк? К тому же полностью забывать про учёбу нельзя. Я не так уж сильно оторвался от Дорса, чтобы рисковать обзавестись штрафными баллами за прогулы. Разумеется, можно отпроситься, благо причина уважительная имеется. Но зачем?

У меня каждый день на счету. Да что там день – час.

Или даже минута.

Впрочем, оставлять Камая одного не стал. Нашёл Бяку, напомнил ему о кое-каких эликсирах, поиском которых озадачил некоторое время назад. Затем привёл приятеля в темницу, где представил охране на внешнем посту, объявив его своим представителем. Мол, если что-то изменится, сразу ему сообщать. После этого приказал ему неотрывно следить за обстановкой и в случае чего, немедленно мчаться ко мне с донесением или послать кого-нибудь.

Покончив с делами, с почти чистым сердцем отправился в Стальной Замок.

* * *

Благодаря кое-каким храмовым бонусам потребность во сне у меня микроскопическая, но после этой непростой ночи уверенно заявить о себе такое не могу. Вроде не сказать, что чрезмерно напрягался (если не считать скоротечную схватку с людьми и тварью). Однако очень хотелось вздремнуть часок-другой. На очередной занудной лекции мастера Гнория то и дело едва не отключался.

Он не человек, он живое снотворное (причём снотворное чертовски эффективное). Под бормотание этого преподавателя все без исключения носами клюют, но сегодня я это делал куда активнее, чем прочие ученики.

К счастью, именно в этот день нам полагался приличный перерыв между занятиями для самостоятельной работы в библиотеке или на тренировочных площадках. Развивать в это время свой ПОРЯДОК тоже не возбраняется. Именно последним я и занялся в своей любимой увитой зеленью беседке. Сносил параметры и тут же снова их поднимал, чуть ли не слёзы пуская, горько сожалея о прорве затрачиваемых на «разработку замка» ресурсов. Ну и подрёмывал время от времени.

Кстати, всё больше и больше убеждаюсь, что Кхеллагр не ошибался. «Ржавый замок» действительно разрабатывается. Поначалу разница не ощущалась, но день ото дня процесс набирал обороты, и у меня пусть не быстро, но начали появляться возможности увеличить параметры там и сям на единичку-другую. Прогресс, мягко говоря, неспешный, но это всё равно прогресс, а не жёсткое стояние на месте с моральными терзаниями.

Стоит почаще уединяться в этой беседке. Я, в принципе, и так стараюсь каждую свободную минуту ПОРЯДКУ отводить, но надо стараться лучше.

Тут меня и нашла Кими. Я рассказал девушке о вчерашних событиях, чем сильно ухудшил её настроение. Очень уж ей хотелось в той драке поучаствовать. Единственное, чему она почему-то обрадовалась, так это тому, что Пенса не нашли и, разумеется, не прикончили.

Впрочем, если подумать, причина для радости у неё имеется.

Мечтает прикончить негодяя самолично.

Я не удержался, и сообщил ей то, о чём поначалу рассказывать не собирался:

– Кими, это очень хорошо, что тебя там не было. Ты не видела этого поддельного старика. Да и слуга его не из простых громил. Оба очень серьёзные бойцы.

– Чак, я уже не раз встречала серьёзных бойцов. И я жива, а вот они не все пережили встречу со мной. Я, между прочим, лучший молодой талант Кри. В клане это определили, когда мне исполнилось девять лет, и потому заранее начали собирать трофеи для вступительного взноса.

– Вот как? Теперь понятно, откуда ты столько добра принесла. Повезло, что оно врагам клана не досталось.

– С родными мне повезло больше. Некоторые умели далеко заглядывать наперёд. Семья наша небогатая, и такое решение много о чём должно тебе говорить.

– Да я и без пояснений понимаю, что ты талантливая. Это ведь очевидно. Но поверь, с Рухватом даже тебе ловить нечего. Я знаю твои возможности, и я видел его в деле. Нам очень повезёт, если за полгода доберёмся до уровня, на котором вдвоём сможем против такого бойца хотя бы пять минут продержаться. И это при условии, что за эти месяцы сольём на себя тонну трофеев.

 

– Я бы справилась, – упрямо стояла на своём Кими.

– Да что ты говоришь? А с некрохимерой ты бы тоже справилась?

На этот раз Кими решила вспомнить, что скромность девушек украшает:

– Чак, ты сам прекрасно знаешь, что в одиночку с некрохимерой при наших возможностях не справиться. Мы должны стать гораздо сильнее. Гораздо. И полгода для этого никак не хватит. Да и целого года тоже. Нам потребуется очень много времени и трофеев.

В ответ я не удержался от снисходительной усмешки:

– Ты удивишься, но я справился. Там, под башней, они держали такую тварь. И, цитируя тебя: я жив, а она нет. В принципе, она и до меня живой не была, ну да ты поняла, о чём речь.

– Чак, что ты такое несёшь?! Какая некрохимера? После победы над Тёмным картелем их никто не может делать.

– А я тебе говорю, что некрохимера в том подземелье была. Ты что, мне не веришь?

– Чак, та вонь от бочек, про которую ты сейчас рассказывал, наверное, голову дурманит, и потом всякое мерещится. Такое часто случается с курильщиками итиса. В том подземелье случайно ничего не дымило?

Вздохнув, я погрузился в ПОРЯДОК, быстро нашёл нужный лог и процитировал:

– «Тёмное ядро ничтожной некрохимеры уничтожено. Извлечение тёмного ядра невозможно. Предполагаемая стадия некрохимеризма: первая. Костяная печать владельца разрушена. Владелец тёмного ядра не установлен».

Глаза Кими округлились:

– Это что: тебе вот так ПОРЯДОК пишет?!

– Он и тебе так может всё расписывать, если доведёшь настройку до ума, как я объяснял. Но ладно, сейчас не о том разговор. Ещё раз повторить, или ты уже всё поняла? Ну так кто тут дурной травы накурился? ПОРЯДОК или я? Монстров с одинаковыми названиями не существует, значит, это действительно была некрохимера.

– Чак, я верю тебе. Должна верить. Но вот голова принимать такое отказывается. Да и буквально же не сказано, что ты некрохимеру убил. Сказано про какое-то ядро.

– Кими, ну сколько можно повторять: это была некрохимера. Успокоить её было непросто. Она угомонилась только после того, как я расковырял её тушу и добрался до этого самого ядра. Похоже, это не просто уязвимость, это, как бы, основа твари. То, что даёт ей подобие жизни. Повреди её, и всё, это победа.

– Может она как-то сохранилась под городом со старых времён?.. – с сомнением протянула девушка и тут же покачала головой: – Да нет, бред. Полный бред. Прятаться под столицей столько веков невозможно.

– А кто тебе сказал, что она несколько веков там пряталась? Да и на прятки это не похоже. Те, кто держали Камая, как-то этой тварью управляли. Может недавно её привели, или даже создали прямо там, под башней.

Кими покачала головой:

– Те древние секреты давно забыты. Но ладно, предположим, не все забыты, или одна тварь сохранилась, и кто-то сумел найти способ её использовать. Ты хочешь сказать, что в одиночку справился с главным оружием Тёмного картеля?

– Если ты не заметила, эту некрохимеру ПОРЯДОК назвал ничтожной. Так что мне повезло не нарваться на сильную разновидность. Но даже такой хватило бы, не будь у меня одного интересного навыка. Без него не представляю, как бы выкручивался…

Кими было призадумалась, и тут же встрепенулась:

– Постой, но ведь во всех легендах говорится, что невозможно убить химеру картеля и при этом выжить самому. Все, кто оказываются поблизости в момент её смерти, мгновенно превращаются в зародышей некрохимер или что-то вроде этого. Да и рядом с неубитой лучше не находиться. Ужасная участь, это даже хуже смерти, это потеря души. Но ты выжил, значит, это было что-то другое.

– Кими, я в этом не разбираюсь. Да никто не разбирается в том, что происходило много веков назад. Что-то забыли, что-то переврали. Нельзя принимать легенды буквально. Если хочешь, ладно, пускай это будет что-то другое. Просто называется так же, выглядит страшно, и… Кстати, да, Кими, когда тварь подохла, меня чуть наизнанку не вывернуло. Что-то вроде сильной ментальной атаки прошло. Мне было так хреново, что поначалу пошевелиться не мог. Даже ПОРЯДОК это отметил. Вот, смотри, – я снова принялся цитировать лог окончания боя, только выбрал другой фрагмент: «Нанесён урон тёмному ядру. Тёмное ядро потеряло целостность. Опасность: высвобождение силы тёмного ядра. Вы атакованы волной чистой силы тёмного ядра. Волна чистой силы тёмного ядра отражена частично. Против вас предпринята попытка некротического изнурения. Попытка некротического изнурения отражена частично. Против вас предпринята попытка истощения души. Попытка истощения души отражена частично». Видишь? По мне чем-то невидимым врезало, но я это как-то частично отразил.

– У тебя в тот момент был активирован какой-то защитный навык? – спросила Кими.

– В том-то и дело, что нет. Возможно, урон у ничтожной некрохимеры слишком небольшой, и моих параметров хватило, чтобы выстоять.

– Если так, нам надо поднимать их ещё выше, – мрачно заявила Кими.

– Вот-вот, я тебе о том же говорю.

– Я всё помню, можешь не напоминать. Я не потому сказала. Вот смотри, эта химера была ничтожной. А что если мы наткнёмся на сильную? С нашим везением раз одну встретили, значит, ещё повстречаем. Душу потерять, это очень страшно. Страшнее не придумаешь. Чак, надо что-то делать, кому-то об этом рассказать.

– И что ты делать собралась? К храмовникам сходить, что ли?

– А чем тебе храмовники не нравятся?

– Кими, они что-то вроде пережитка тех времён, когда некрохимеры и прочие картельные дела были не просто реальностью, а опасностью для государства. С тех пор много времени прошло, теперь это всего лишь служба против нелегалов-некромантов. Причём служба скорее парадная, потому что реально в этом направлении работают палачи и стража, священников вызывают лишь в самых сложных случаях, а случается такое редко. Если вообще случается. Так что, в наше время шевелиться храмовникам вообще не надо, они, можно сказать, устаревший пережиток. Думаю, всерьёз, как изначально, работать они разучились, поэтому некрохимеры это уже не их уровень.

– Ну тогда расскажи палачам.

– Зачем рассказывать, если там дознаватели каждую песчинку по десять раз проверили. Уж не сомневайся, такую тушу они точно не пропустили. Хит Эр Зоппий как только глянул на тварь, так сразу за храмовниками и послал. Хоть служба у них сейчас скорее парадная, чем реальная, всё равно считается, что именно у этих церковников собраны лучшие спецы против самой нехорошей некромантии. И по его поведению понятно, что он принял её не за простое умертвие. Эта гадина весила пару тонн и выглядела так, что смотреть страшно.

– Сколько?! – охнула Кими. – Две тонны? И как ты с такой огромной дрался? Чем?

– Неважно. Главное, поверь в то, что твоим мечам там делать нечего. Не тот противник.

Кими упрямо покачала головой:

– Ты плохо знаешь мои мечи. Кстати, что ты собрался делать с этим Хит Эр Зоппием?

– Ты о чём?

– О том, что этот хитрый южанин использует тебя, как ему вздумается. Безо всякого уважения. Он даже общается с тобой, как с равным. А ты, между прочим, из древнейшей семьи, не выскочка-приживала с юга. И ещё он часто совершает глупости, в которые тебя втягивает. На этот раз повезло, но если и дальше станет так себя вести, добром это не кончится.

– И что ты предлагаешь, Кими? Убить его?

– Ну… в принципе, неплохой вариант.

– И что я за это получу? Проблемы от палаческого ведомства?

– Ты покажешь всем, что с твоим родом шутки шутить нельзя.

– Кими, в моём роду всего один человек остался. Это я сам. Считай, почти ребёнок. В одиночку, без имени известного, без союзников, без покровителей. Зато врагов столько, что полный перечень пару часов чтения занимает. С моим кланом никто считаться не станет. Да и с твоим тоже. Уж извини, но смирись. Так что не вижу смысла с Хитом разбираться. Если подумать, он далеко не самый худший вариант. Лучше уж иметь дело с ним. Хотя бы понятно, чего от такого можно ожидать. Да и в некоторых делах его можно использовать втёмную, при всех хитростях он недалёкий человек.

– Ну ладно Чак, как скажешь, это твоё решение. Но если снова поедешь куда-то с этим хитрым тессэрийцем, я должна поехать с вами. Даже если забыть про некрохимеру, признай, что ты везде умеешь находить огромные неприятности. А мой долг помогать разбираться с ними.

– Вообще-то вассалы без приказа не обязаны неотлучно бегать за проблемными сюзеренами.

– Да, не обязаны, – неохотно признала Кими, но тут же непреклонно добавила: – Но не в нашем случае. Куда ты, туда и я. Разве забыл? У нас, как бы, договор.

– Но договор не строгий.

– Нет, Чак, как раз строгий, иначе в нём смысла нет. Лабиринт, так понимаю, отменяется?

– С чего ты взяла? – удивился я.

Тут уже удивилась Кими:

– Но ты ведь хочешь поговорить с Камаем. Или я что-то неправильно поняла?

– Хочу, конечно. Но ты бы его видела… Там не до разговоров.

– Что, совсем плох? – с сочувствием спросила девушка.

– Да уж ничего хорошего. Уверен, что нормально пообщаться с ним сегодня или завтра не получится. Лекарь сказал, что собирается держать его в сонном состоянии до следующей недели. И это минимум. Кормят спящего какими-то бульонами и отварами через трубку. Шансов пообщаться в ближайшее время немного. Так что я сегодня на всякий случай проверю, как он там, в казематах этих. И сразу после полуночи рванём в Скрытый город. Я узнавал, в такую рань иногда открывают двери, и завтра как раз подходящий день. Какие-то особые условия, при которых ночь относительно светлая и обычно не очень опасная. Так что сегодня тренируемся до упора и работаем с параметрами. Вечером вдвоём поедем в Имперский квартал.

– Это хорошо, что ты, наконец, послушался, и начал меня везде брать, – одобрила Кими.

Я улыбнулся и покачал головой:

– Причина не в этом. Просто ученики привыкли в Лабиринт утром и днём заходить. Одну тебя к полуночи здесь не отпустят, и вряд ли согласятся охрану выделить для единственной ученицы. Сама знаешь, как у нас всё строго. Придётся ехать вместе, сразу после занятий. Так что прости за то, что поспать не получится.

* * *

В темнице меня ждал двойной сюрприз. Нет, я, конечно, догадывался, что встречу там Бяку, но не угадал с местом, где он меня будет ожидать. Однако куда сильнее удивило не то, что он обнаружился за всеми постами, а то, что рядом с ним окажутся Шатао и Кьян.

Я даже не сразу глазам поверил.

Когда я направлялся к великому мастеру, эту неподражаемую парочку мне выделил имперский чиновник. Тогда они служили в дорожной страже, и, сопроводив меня, решили устроить себе увольнение, или, говоря откровенно, дезертирство. Хотя не факт, что выразился правильно, потому что не знаю точно, как называется в здешней системе охраны самовольное расставание с такой работой. Впоследствии Шатао и Кьян встретились мне ещё раз в ближайшей к жилищу Тао деревеньке, чем слегка удивили. Я ведь тогда не знал, что со старой службой они распрощались.

Сейчас удивили не слегка.

Весьма не слегка.

Да откуда они здесь взялись?!

– Здравствуйте молодой господин!

– Здоровья вам!

– Много.

– Побольше.

– Как ваши дела?

– Видим, вы нашли себе молодую госпожу.

– Красивая.

– Очень красивая.

– Волосы чистые и гладкие.

– Причёсываться умеет.

– С длинными ногами.

– Очень длинными.

– И ровными.

– Жаль, грудь не сильно выпирает.

– Получается, небольшая она.

– Но нам всё равно нравится.

– И бёдра красивые очень.

– С такими рожать проще.

– И дети здоровыми получаются.

– Значит и наследник у вас будет здоровым.

– И мы…

– Бяка! – перебил я Шатао и Кьяна, готовых безостановочно устраивать весьма своеобразный «монолог для двоих». – Откуда ты этих говорунов притащил?

Удивлённо на меня уставившись, приятель покачал головой:

– Ге… Чак, ну чем ты слушаешь? Помнишь, как мы однажды случайно встретились в тёмном переулке? Это когда ты перебил тех нищих людей в чёрной одежде? Кстати, она у них хоть и нормальная на вид, но хорошие деньги за неё никто не дал. Я тогда тебе сразу сказал, что у меня помощники есть. Вот они и помогают, когда добра много унести надо. Оба очень глупые, но я и глупее видал. Справляюсь.

– Я помню про помощников. Я не это спрашиваю. Я спрашиваю: откуда ты их взял?

– Ну так оттуда и взял. Я, когда след твой нашёл, не сразу понял, в какую сторону надо идти. По следу не всегда получается без ошибок определять. Да и следа того чуть-чуть было. Там получалось два варианта: в столицу, или на восток, к великому мастеру. Я сначала на восток пошёл, и там вот на них и наткнулся. Эти бездельники рассказали мне о тебе. Ну я и подумал, что они могут пригодиться. Со мной им лучше, чем бродяжничать. И после учёбы ты сможешь взять их на службу. Сильные и глупые, сразу понятно, что из них добрые слуги получатся.

 

– Я разве говорил, что мне нужны слуги?

– Сейчас не нужны, потом нужны будут. Ты благородный господин, тебе без слуг жить неприлично. А им платить не надо, они за еду на всё готовы. Выгодные.

Поймав важную мысль, я прищурился:

– А с чего это ты, дружище, решил, что следы мои или к столице приведут, или к великому мастеру? Откуда ты вообще про великого мастера узнал?

Глаза Бяки на секунду забегали, как у мелкого жулика, пойманного с поличным, после чего стали предельно-честными.

– Да чего там узнавать? У тебя на столе вечно книги нараспашку, вот я краем глаза и прочитал совершенно случайно, что ты мастером этим интересуешься. Нет, не подумай, я не собирался твои секреты узнавать. Просто ты сам заставлял меня читать при любой возможности, чтобы научиться. Вот я и читал всё, что видел. Это было… как его… Случайное стечение обстоятельств, вот что это было.

– А про то, что я в столицу собираюсь, ты тоже при помощи случайного стечения обстоятельств узнал?

– Ну да, именно так всё и было. Если ты хотел это скрыть, зачем записи на столе нараспашку держал и книги искал про эту вашу благородную школу? Ну чего ты так на меня уставился? Моё дело читать, так что не смотри на меня так. Сам заставлял читать, вот сам и виноват, я тут вообще ни при чём.

Нехорошо глядя в честнейшие глаза Бяки, я сокрушённо покачал головой:

– Ладно… потом это обсудим. Хотя, что с тобой обсуждать… Неисправимый… Докладывай давай: что с Камаем?

– Ты не волнуйся, никто его не украл. Я отсюда только один раз уходил, за твоими эликсирами. Но оставил этих болванов здесь, вместо себя. Так что мы тут строго следим, и мимо нас никак ничего не украдёшь.

Я снова покачал головой. Да уж, Бяка воистину неисправим. Чуть что, сразу на тему криминального отчуждения имущества переключается.

– Вообще-то я насчёт его самочувствия интересуюсь. В себя не приходил?

Бяка состроил изумлённую гримасу:

– Чак, тебе надо зелье для улучшения памяти выпить. Ты всё забываешь. Да как же ему в себя прийти, если лекарь его специально сонным держит. Сказал, три дня будет через трубку кормить, а там посмотрит. Не спрашивай, на что он смотреть собрался, просто говорю, как услышал. И ещё он говорил, что не только в голоде дело. И не в жажде. Камаю ещё и мозги как-то ковыряли. Наверное, хотели про тебя что-то выяснить, а он этого не хотел.

Да уж, всё, как я уже слышал. Теперь можно смело идти в Лабиринт, без меня Камай точно не поднимется.

– И ещё тебя тут спрашивал мерзкий южанин.

– Что за южанин?

– Ну… такой, весь нехороший. У него вместо лица хитрое-прехитрое седалище. Знаю я таких людей, у них трудно воровать.

– Хит Эр Зоппий, что ли?

– Да, он. Просил тебя сразу к нему идти, как только появишься.

– Ладно, придётся сходить, – сказал я, и почти развернувшись, вдруг поймал ещё одну мысль, скребущуюся на периферии сознания: – Бяка, а как ты возле третьего поста очутился. Кто тебя пустил так далеко от входа?

– А кто меня остановит? – удивился приятель.

– Так на посту и остановят. Здесь вообще-то закрытая зона, кого зря не пускают.

– Так я же не кто зря, у меня пергамент есть особый, чтобы ходить везде.

Подивившись тому, что Бяке выписали столь серьёзный документ, я вновь начал разворачиваться, и снова замер, указывая на говорливую парочку:

– А этих великих интеллектуалов кто пропустил?

– Так у них тоже особые пергаменты есть, – спокойно ответил Бяка.

Строго охраняемый имперский объект и вдруг пергаменты-пропуски для каких-то непонятных дезертиров, заявившихся с восточной окраины Равы… Тут уж до меня окончательно дошло, что дело нечисто.

– А ну показывайте свои пергаменты. Живо!

– Конечно, молодой господин.

– Как скажите.

– Вот мой пергамент.

– А вот мой.

– Красивый пергамент.

– Отличная телячья кожа.

– С печатью.

– Печать красивая очень.

– Выглядит, как настоящая.

– Даже лучше настоящей.

– Чтооооо?! – чуть не подпрыгнул я. – Бяка, ты сделал этим бестолочам фальшивые пропуска?! Да что ты творишь, упырь лесной?! Совсем страх потерял?!

Воровато озираясь на пост тюремной охраны, Бяка приглушённо ответил:

– Тише ты, тише! Чего разорался?! Вот зачем так нервничать из-за какой-то ерунды? Подумаешь, чуть-чуть пергамента для полезного дела отмотал. Никто его здесь не считает. Оно моё, всё нормально.

– Бяка, да тебя убить мало! Я, между прочим, ручался, что с тобой проблем не будет!

– Так со мной и нет проблем. И хватит уже голос повышать. Я, между прочим, нашёл эликсиры, которые ты просил. Очень даже недорого достались. Считай бесплатно. Но извини, больше у этого барыги я ничего покупать не смогу, так и знай.

– Ты что, чёрный рынок тоже обокрал?! Как и своих начальников?! Ах ты упырь ненасытный!

– Ну что за предрассудки? И почему сразу обокрал? Немножко пергамента и немножко чернил взял для важных дел. Бумаги тоже немного взял, а то они совсем её не считают, куда попало расходуют. Нельзя так моим добром разбрасываться, обнаглели в край. Не обеднеют, не переживай за них.

– Ага, это ты на допросе рассказывать будешь, вон там, – я указал себе под ноги. – Устроил под боком императора преступно-диверсионную группу с поддельными документами…

– Ну какой тут может быть допрос? Всё нормально, пергаменты и вправду лучше настоящих. Ну чего так смотришь на меня, будто я что-то украл? Не было ничего такого. Не веришь, что ли? Если я что-то где-то бесплатно взял, не надо сразу кричать и обвинять. Раз я это взял, значит, оно моё. Всё честно. И вообще, ты же хотел куда-то идти? Вот и иди давай, не надо тут стоять. Говорю же: никто здесь мимо нас ничего не украдёт, не волнуйся. Кстати, до меня дошли слухи, что ты искал хорошие карты города и не мог найти. Ну так что, тебе эти карты ещё нужны? Я тут недавно совершенно случайно нашёл самые лучшие. Двадцать две хватит, или надо больше?