Za darmo

Год тридцать седьмой

Tekst
4
Recenzje
iOSAndroidWindows Phone
Gdzie wysłać link do aplikacji?
Nie zamykaj tego okna, dopóki nie wprowadzisz kodu na urządzeniu mobilnym
Ponów próbęLink został wysłany

Na prośbę właściciela praw autorskich ta książka nie jest dostępna do pobrania jako plik.

Można ją jednak przeczytać w naszych aplikacjach mobilnych (nawet bez połączenia z internetem) oraz online w witrynie LitRes.

Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Я рад, что ты жив, Гриша, – сказал он. – И давайте поговорим про что-нибудь веселое.

Олег оживился.

– Слыхали? – сказал он. – У нас в Пулкове раскрыли банду. Целая организация. Вот сволочи! И все маститые, пузатые… Такая дрянь!

– Поговорили про веселое, – сказал Сашка и выпил. Он был всегда такой – с ним было трудно разговаривать. Но обычно он расходился после пятой-шестой рюмки.

– Арестован Черепанов, – продолжал Олег, – Пересветов, Иванов – директор. Еще человек пять рангом поменьше. И подумать только – ведь известные ученые, в почете… Все им было дано, все – работайте только! Что им, хуже чем при царе, что ли, было? И главное – притаились, тихие. Никто ничего не знал, не подозревал даже.

– Я думаю. Иванов – это же мировое имя, – сказал Григорий.

Олег перестал жевать и задумчиво поглядел на него.

– Нет, – сказал он. – Иванов – это, я думаю, ошибка. Он, по-моему, хороший человек. Я думаю, его выпустят, когда разберутся. Ведь без ошибок нельзя, я понимаю… – Он поглядел на Сашку. Сашка выпил.

– Лес рубят – щепки летят, – сказал Олег. – Ничего не поделаешь. Лучше пусть пострадают несколько невиновных, чем останется какой-нибудь притаившийся гад. Это верно Сталин сказал насчет моста.

– Да, – сказал Григорий. – Здесь зевать не приходится. В Мадриде пятая колонна, стреляют из-за угла, саботируют, шпионят. Говорят, их расстреливают.

– Душить без пощады, – сказал Олег яростно. Он был уже готов. – У нас здесь тоже пятая колонна. И еще страшнее. Потому что тихие и высокосидящие.

Сашка выпил еще рюмку и сказал:

– А как Валечка?

– Ничего, спасибо, – сказал Григорий.

– Рада?

– По-моему, рада. А ты с ней давно не виделся?

– Давно, – сказал Сашка. – Полгода, наверное. Она приходила к нам в клуб танцевать. Был с нею какой-то хмырь, но я к нему пригляделся и не стал его уничтожать. Недотепа. Никаких шансов.

– С-слушай, – сказал Олег. – Р-рскажи что-нибудь, Гришка. Черт, что вы все такие засекреченные?

– А как насчет источников свечения звезд? – осведомился Сашка.

– Что? – сказал Олег.

– Как там со звездами? Почему они, подлые, светят, но не греют?

– Цикл Бете, – сказал Олег и икнул.

– Все ясно, – сказал Григорий. – Вопросов нет. Есть два новых анекдота.

– Трави, – потребовал Сашка.

Григорий стал рассказывать, но у него получилось плохо. Он услыхал эти анекдоты полгода назад в батальоне Линкольна. Их рассказывал один славный парень, даже не парень, а мужик с седой головой, коммунист из Буффало. По-английски эти анекдоты звучали очень хорошо, но по-русски было трудно подобрать подходящие слова. Сашка кривовато усмехался, а Олег икал и говорил вежливо: «Н-ничего… Н-ничего себе…»

Тогда Григорий взял и рассказал, где он услышал эти анекдоты и кто их рассказывал. Это было под Бриуэгой. В каменной лощине горела танкетка, и красный огонь освещал трупы, темными мешками валявшиеся поодаль. Они сидели за огромным валуном, жадно курили, и Григорий все думал: на кой черт меня принесло сюда, на кой черт. В руках у него был карабин с горячим стволом, и было тихо, только трещало и шипело в танкетке, а фашисты только что откатились и теперь готовились к новой атаке. Тут парень из Буффало докурил окурок, выругался по-русски, очень забавно, и рассказал подряд оба анекдота, а когда вокруг отсмеялись – смеялись почти все – вдруг запел очень энергично, но немузыкально:

 
Иф э-боди кисс э-боди,
Вуд э-боди край?
Иф э-боди лав э-боди,
Вуд э-боди дай?
 

После следующей атаки мы снова собрались за этим валуном и пили из фляжек, содранных с убитых мятежников, но парня из Буффало уже не было.

– Эх, – сказал Олег тоскливо. – Сижу тут, как старое дерьмо… Ну кому все это нужно – Дзета Пупис, Бета Лиры… Дерьмо. Я туда хочу!

– Там убивают, – сказал Григорий. Он сказал это просто так, механически. Он не хотел стращать или хвастаться. Ему вдруг стало нехорошо – там убивают, а он здесь сидит уютно и спокойно и пьет коньяк, когда там так нужны люди. Просто люди – руки с винтовкой и ясная душа. Там все были честные, даже анархисты…