Не он

Tekst
Z serii: Инсайдер #3
335
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Не он
Не он
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 22,66  18,13 
Не он
Audio
Не он
Audiobook
Czyta Михаил Золкин, Юлия Маркина
11,33 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Я? Ты уверена? – недоверчиво переспрашивает Эль. – А как же все твои слова о его огромной любви ко мне?

– Так и есть. Я не сомневаюсь, что Кристофер тебя искренне любит, но, возможно, вы оба устали… И… – Тэм делает глубокий вдох. – Элли, ты подозревала, что у Криса кто-то появился на стороне.

– А ты как считаешь? – сглотнув горький комок, с тяжелым сердцем уточняет Эль.

– Неважно, как я считаю, Элли. Я не только семейный психолог, но и твой друг. Ты сейчас в смятении, но поверь, я еще больше. Крис будет в ярости, если узнает, что я тебе рассказала, но это мой долг и как специалиста, и как человека, которому не все равно.

– Значит, ты думаешь, что это правда… – делает необнадеживающий вывод Эль.

Черт! Час от часу не легче. Но если все так, как обрисовала Тэмзин, то, возможно, Эль нашла триггер, запустивший в ее жизнь хаос и разруху.

– Конечно, он все отрицал и был категорически против развода. Поговори с Келли. Только наедине. Может быть, она знает больше, – советует Саммерс.

– Почему наедине? – Эль находит в себе силы задать резонный вопрос.

– А ты сама не понимаешь? Загляни в свой телефон. Он ограничивает твое общение с внешним миром, объясняя это беспокойством о твоем душевном равновесии.

– Но ты так не думаешь?

– Я ни разу не навещала тебя в его отсутствие, Элинор. И Келли тоже. Это немного странно, – Саммерс выдает еще один подозрительный факт.

– Ты меня пугаешь, Тэм, – признается Эль, невольно оглядываясь на приоткрытую дверь. Черт подери, да что тут вообще творится?

– Просто будь начеку, Элли. И если тебе понадобится моя помощь, любая помощь, сразу звони. Хорошо?

– Да, – нервно кивает Элинор, продолжая коситься на дверь – Я тебя услышала. Спасибо, Тэм. Я позвоню.

Она резко сбрасывает вызов, заметив сначала тень на стене, а потом возникшего в проеме мужа.

Похолодев от подступившего страха, инстинктивно делает шаг назад и, споткнувшись, падает задницей на кушетку. «Предупрежден – значит вооружен» – так, кажется, говорят? Как бы не так. Трясущиеся поджилки и периодические обмороки – вот все ее оружие.

– Полчаса прошло, Эль, а ты все еще в пижаме и халате.

Прислонившись к стене, Кристофер небрежно засовывает руки в карманы хлопковых брюк. Правильные, четкие черты лица излучают крайнюю степень недовольства, хотя сама поза выглядит абсолютно расслабленной. Тэм заверила, что Кристофер не распускал руки. Значит, физически ей ничего не угрожает, но, черт, откуда Саммерс знать наверняка, что происходило за закрытыми дверями этого дома?

– Я… Дай мне еще пять минут, – выдавливает из себя Эль и даже умудряется натянуто улыбнуться. – Я спущусь, Крис. Извини, что заставила ждать.

– Все нормально. – Его губы расходятся в чувственной улыбке, демонстрируя красивые ровные зубы. – Ожидание порой лучше любой прелюдии. Как думаешь, Эль?

– Полностью согласна с тобой, – быстро отвечает Эль.

– Всегда бы так. – Склонив голову набок, Крис игриво подмигивает жене и, оторвавшись от стены, поворачивается к двери. Элинор облегченно выдыхает, но, как оказалось, она рано обрадовалась. – Кстати, кто звонил? – не оглядываясь, спрашивает Кристофер.

– Тэм. Она волнуется, – не растерявшись, наигранно беспечно выдает полуправду Элинор. Сердце падает в пятки, когда муж оборачивается, окидывая ее внимательным взглядом.

– Тебе сейчас лучше сосредоточиться на нашей семье, Эль, – произносит он. От непреклонного тона мужа, прозвучавшего, как предупреждение, у нее мороз бежит по коже.

– Я понимаю, – кивает Эль, решив временно занять позицию соглашающегося болванчика. – Семья прежде всего.

– Мне нужно кое-что сделать по работе в кабинете, – продолжает Крис, со скепсисом скользнув взглядом по ее лицу. – Откроешь дверь курьеру. Наш обед должен прибыть через десять минут.

– Тому курьеру, с которым мне не стоит болтать? – чтобы немного сбавить градус напряжения, с лукавой улыбкой уточняет Эль.

– Любому, Эль. В последнее время ты слишком много внимания уделяешь обслуживающему персоналу, – раздраженно заявляет Крис.

У Эль едва челюсть от удивления не отваливается. Если это такая шутка, то она совсем не смешная. Он что, забыл, кем сам являлся на момент их знакомства?

– Увидимся в гостиной, Эль.

– Да, увидимся. – Элинор озадаченно кивает, устремив тяжелый взгляд в удаляющуюся спину мужа.

Глава 7

Десяти минут оказалось достаточно, чтобы наспех расчесать волосы и натянуть на себя вульгарное платье. Узнав, кто именно его выбирал, она с чистой совестью может заявить, что у ее Кристофера отвратительный вкус.

Удивительно, как быстро меняются планы и приоритеты. Еще вчера она хотела поразить мужа, соблазнить и устроить незабываемый вечер. Торжественно войти в следующее десятилетие их брака, начать с чистого холста, чтобы заполнить его яркими штрихами. Нарисовать счастье…

Сегодня Элинор осознала, насколько это было глупым решением.

Ей понадобятся не цветные краски и карандаши, а ластик и черная акварель. Разбавить немного серым… Под цвет его глаз и неба, что льет проливным дождем на грязную землю.

Вероятно, счастье покинуло их брак очень давно.

Вероятно, все, что Элинор Хант считала счастьем, было придумано ею же.

«Что ты сегодня рисуешь, художница?»

Я рисую осень, ответила бы она сейчас.

К горлу подступает желчь и комок из непролитых слез.

Пришло время открыть глаза и увидеть истинную реальность. Без ретуши и дорисовок. Без радужных цветов, написанных маслом на холсте. Пришло время увидеть свою жизнь с пыльно-серыми оттенками страха и сожженных иллюзий, нырнуть с разбега в кипящую ртуть.

Хочет она того или нет, но ей вновь предстоит оказаться с мужем тет-а-тет в тех же декорациях, что и накануне. Столкнуться лицом к лицу с пережитым кошмаром.

Вранье!

Не пережитым. И не факт, что ей удастся его пережить.

Взглянув на овальный стол, сервированный на двоих, Элинор инстинктивно обнимает себя за плечи. Ощущения дежавю и надвигающегося хаоса сильны и неотвратимы. Она чувствует себя слишком раздетой для нового раунда. Ей было бы гораздо комфортнее в пижаме и халате. А еще в тапочках, а не в неудобных туфлях на высоченных шпильках.

Но, похоже, в этом доме никому не интересны ее желания.

Звонок видеофона сигнализирует о прибытии курьера, и, цокая каблуками, Эль спешит к входной двери. Нажав кнопку разблокировки замка на центральных воротах, она отходит к окну. Дожидаясь, пока доставщик еды доедет до дома, неотрывно смотрит, как струи дождя стекают по запотевшему стеклу. Погода под стать ее настроению. Серое небо, затянутое грозовыми тучами, ветер, наклоняющий деревья в саду, и промозглый ливень.

А кажется, что еще вчера все было иначе… Небо выше, солнце ярче, и никакой серости и тумана. Невозможно сосчитать, сколько раз они наслаждались завораживающими пейзажами, в изобилии окружающими этот уединенный необыкновенный особняк на холме.

Эль никогда не забудет момент, когда в первый раз увидела из окна автомобиля огромный красивый дом, отливающий серебром и сталью в лучах солнечного света. Футуристический дизайн, по форме напоминающий огромный кристалл, сплошное панорамное остекление, создающее эффект единства внутреннего и внешнего пространства и отсутствия стен, ощущение парения и свободы. Холодный и прозрачный снаружи и такой теплый внутри. Это было абсолютное попадание, чистый восторг, восхищение до головокружения. Вопросы, где муж нашел средства на покупку этого архитектурного шедевра, появились позже. Но даже если бы Эль знала наперед, что Кристоферу придется работать с утра до ночи, чтобы оплачивать кредит и услуги по содержанию дома, она бы не нашла в себе силы отказаться. Если бы кто-то сегодня спросил ее: «Где ты живешь, Элинор?», она бы ответила абсолютно искренне и не кривя душой: «На облаках».

Элинор так и чувствовала себя, поднимаясь в редкие свободные минуты на обустроенную террасу на крыше, где было так легко представить себя птицей. Расправить крылья, упиваясь ощущением полета и бесконечности простирающегося вокруг пространства.

Что из этого было лишь вымыслом, а что правдой?

Она не оборачивается, услышав звук открывающейся двери. Немного зябко. Хочется закутаться в плед и присесть возле растопленного камина. Обнять своих детей и почитать «Волшебника из страны Оз». Эль делала это каждый вечер. Малышам нравились яркие картинки и ее голос. Она еще ни разу не дошла даже до середины книги. Милли всегда засыпала первой после пары страниц, а Джонас держался чуть дольше. Ему было жутко любопытно добраться до момента с волшебником, и он искренне переживал за дровосека и его сердце.

«Без мозгов и смелости прожить можно, а как без сердца?» – рассудительно размышлял трехлетний малыш.

«Без дома тоже нельзя прожить, Джонни, – с улыбкой отвечала Элинор, целуя сына в пухлую щечку. – И капелька мозгов и немного смелости никому не помешают».

Конечно, Джонас возражал и иногда даже спорил, а потом сонливость оказывалась сильнее желания узнать, получили ли герои сказки все то, зачем шли к загадочному волшебнику.

Наверное, ее дети видели волшебные сказочные сны, пока она, Элинор Хант, видела свои…

Разве возможно испытывать сильную, разрывающую сердце тоску по тому, чего никогда не было? Почему ее боль так беспощадно реальна?

Курьер тем временем делает несколько осторожных шагов и останавливается. Бедняга наверняка вымок до нитки, пока бежал от машины до крыльца.

– Добрый день, миссис Хант. Где можно оставить заказ?

Эль застывает, услышав родные, выученные наизусть интонации. Ей просто показалось, успокаивает она себя, наученная горьким опытом последних суток. Это невозможно, или болезнь прогрессирует дальше и перешла в стадию слуховых галлюцинаций.

– На стол поставьте, пожалуйста. – Зажмурившись, она упирается лбом в холодное стекло. Вдох-выдох. Сейчас отпустит. Это ненастоящее, всего лишь вероломная игра подсознания.

 

Сзади раздается шорох, а потом снова шаги. Совсем близко. Сердце несется вскачь, ускоряя ток крови по венам.

– С вами все в порядке? – спрашивает все тот же голос. Ее метод самолечения не сработал. Она безнадежна. – Элинор?

– Ты просто гребаный курьер, – оборачиваясь, яростно бросает Эль в знакомое до боли лицо.

Мир разбивается на тысячи осколков, взрывается в ее висках немыслимой резью.

– Боже… – Пошатнувшись, она подается вперед и хватается за мужские плечи, жадно всматриваясь в отпечатанные в памяти черты. – Это ты. Ты, – ее шепот дрожит, пока мир вокруг нее продолжает раскачиваться, как во время землетрясения.

В голубых глазах доставщика мелькает недоумение.

– Я, – кивает он, расплываясь в растерянной улыбке. А Эль не может отвести взгляда от ямочек на изученных до миллиметра щеках. – Не понял только, почему я вдруг стал гребаным курьером.

– Что происходит? – выдыхает Элинор, ощупывая трясущимися пальцами мужское лицо. – Крис, боже…

– Он здесь? – осторожно убирая прохладные женские руки, немного нервно спрашивает Кристофер.

Да, это он. Ошибка исключена. Ее Кристофер. Прямо перед ней. Промокшая дешевая футболка облепила крепкие плечи, полинявшие грязно-серые джинсы сидят как влитые. Он выглядит почти так же, как в первые месяцы их знакомства. Лишняя только нелепая кепка с логотипом ресторана.

– Он здесь, Элли? – настойчиво повторяет Крис.

– Кто? – улыбаясь сквозь слезы, уточняет Эль.

Ей хочется рассмеяться от внезапно охватившего ее облегчения. Она не свихнулась. Не спятила. Крис пришел за ней, он нашел способ, как обойти ублюдка, решившего поиграть в семейную жизнь с чужой женой. Он защитит, спасет. Он обязательно что-нибудь придумает!

– Если твой муж дома, то мне лучше побыстрее убраться, – бросив тревожный взгляд на лестницу и понизив тон, с опаской объясняет Кристофер. Эль пораженно застывает. Что он такое несет? Для ролевых игр сейчас точно не время. – Я видел его машину на парковке, – совершенно серьезно добавляет Крис.

В голове Эль раздается треск, словно ей только что со всей силы вдарили по лицу.

– Его машину? – Она задыхается, чувствуя, как пол снова начинает ускользать из-под ног. – Его машину? – повышая голос, переспрашивает Элинор.

– Черт, детка, ты такая странная. Черный «Ягуар» принадлежит твоему мужу?

– Что он с тобой сделал?

– Вообще-то твой муж сделал заказ. – Пожав плечами, Крис снова с опаской косится на лестницу. – И, судя по тому, как ты выглядишь, у него на тебя большие планы, – окинув ее ревнивым взглядом, приходит к определенному выводу.

– Нет никаких планов! – восклицает Эль, в отчаянном порыве цепляясь за мокрую мужскую футболку. – Как ты мог подумать, что я могу с ним…

– Такое платье надевают только с одной целью, – перебивает ее Крис, – чтобы кто-то снял его. И речь явно не обо мне. Ты говорила, что у вас давно нет никаких отношений. – С обидой и укором он смотрит в затянутые зеленоватым туманом глаза. – Тогда какого черта, Элли?

– Он тебя шантажирует? – Эль беспомощно хлопает ресницами, глядя как Крис со злостью снимает с головы бейсболку и небрежным жестом проводит пальцами по каштановым коротко подстриженным волосам. Это она, уже будучи миссис Элинор Хант, посоветовала Кристоферу именно эту прическу.

– Мы уходим. Прямо сейчас, – принимает решение Эль. Кто-то из них должен прекратить этот абсурд и начать действовать. – Пойдем в полицию, и ты подтвердишь, что этот человек не мой муж. Это же легко доказать.

– Элли, говори тише, – в любимых глазах проскальзывает испуг. – Вы еще не развелись. Мы не можем просто взять и уйти, пока ты не решишь вопрос со своим мужем.

– Прекрати! – В сердцах женщина ударяет его по груди. – Он опасен. Медлить нельзя. – Схватив мужчину за руку, Эль тянет его в сторону двери. – Мы уходим, пусть полицейские разбираются с этим психом.

– Подожди. – Не двинувшись с места, Крис уверенно отстраняет от себя Элинор, с тревогой рассматривая ее лицо. – Ты явно не в себе. Тебя чем-то накачали?

– Да. Мне дали какие-то таблетки, – судорожно кивает Эль. – Они все заодно. Келли, Тэм. Заодно с этим маньяком. Я… Боже, я же почти поверила. Как он заставил тебя? Что ему нужно от нас? Где Джонас и Милли?

– Элинор, Элли, успокойся! – Кристофер встряхивает ее за плечи. – Не кричи. Я не понимаю, о чем ты говоришь!

– Уже поболтали? – вопрос, заданный зловещим ледяным тоном, зависает в воздухе.

Обернувшись, Эль инстинктивно отскакивает от настоящего мужа и с ужасом смотрит на фальшивого, неторопливо спускающегося по лестнице. Он весь в черном, словно дьявол, явившийся за их душами.

– Все успели обсудить?

– Я просто доставил заказ, мистер Хант, – пятясь к двери, оправдывается Крис. Эль переводит на него потрясенный взгляд.

– Мистер Хант? – кричит она. – Какой он к черту мистер Хант? Почему ты его боишься, Крис?

– Вашей жене, кажется, нездоровится, – игнорируя женские вопли, он обращается к тому, кто занял его место. – Может, стоит вызвать врача?

Врача? Ей? Крис действительно это сказал?

– Я не понимаю… Не понимаю. Это какой-то абсурд, – вжавшись лопатками в окно, отчаянно бормочет Эль.

– Эль, знаешь, что меня больше всего бесит в людях? – небрежно интересуется «муж», спустившись с последней ступени. Элинор мотает головой, автоматически обращая на него потерянный взгляд. Ни один нерв не выдает даже мизерной тени напряжения на самоуверенном лице. – Это их наглость и уверенность, что они умнее и хитрее других.

– Извините, но я, наверное, пойду. У меня еще заказы…

– Стоять! – резко приказывает непробиваемый сукин сын, и даже в этот момент он не позволяет эмоциям вырваться наружу. – И молчать.

Крис действительно затыкается и застывает на месте.

Вальяжной ленивой походкой мужчина подходит ближе. От него исходит энергия тотального контроля и сдерживаемой злой силы. И чем меньше остается пространства между ними, тем быстрее начинает работать измученный разум Элинор.

– Это он? – остановившись напротив оцепеневшего курьера, спрашивает хладнокровный психопат, с пренебрежением рассматривая соперника. – Я угадал? Его лицо ты выбрала для своих бурных фантазий?

– Я не понимаю… – Боже, сколько раз за сегодня она произнесла эту фразу?

– Я понимаю, – холодно улыбнувшись, заверяет он. – Скажи, детка, ты каждого уборщика, с которым трахаешься, пока я работаю, чтобы содержать тебя и этот дом, представляешь своим мужем?

– Эй, мистер, не надо так разговаривать со своей женой, – доставщик снова обретает голос.

В полной прострации Эль смотрит перед собой, пытаясь собрать воедино фрагменты происходящего фарса.

– В том-то и беда, Дик, – сквозь туман она слышит насмешливый голос. – Моя жена считает, что ее мужем являешься ты, а я просто развлекаюсь, заняв твое место. Чем выше социальный статус, тем экстравагантнее забавы. Весело, правда?

– Я просто доставил заказ, – поникшим тоном отвечает ему собеседник.

– Сколько раз ты просто доставлял заказ в мое отсутствие, Дик? – с ледяным спокойствием уточняет «муж», бесшумно надвигаясь на оппонента.

– Я не считал, мистер Хант. Это моя работа, – напряженно отзывается курьер, трусливо отступая к выходу.

– Трахать мою жену не входит в твои обязанности, или я ошибаюсь?

– Вы ошибаетесь, сэр, – теперь в голосе неудачливого соперника звучит откровенный страх.

– Вряд ли, – невозмутимо отзывается «мистер Хант». – Видишь ли, Дик, есть кое-что, чего ты не знаешь.

– Что именно? – настороженный интерес в голосе курьера заставляет Эль очнуться и снова взглянуть в лицо, изученное, как свое собственное.

Красивое мужское лицо с правильными чертами, пляшущими чертями в голубых глазах и обаятельной улыбкой, способной соблазнить любую женщину, вне зависимости от ее возраста. Именно это лицо запечатлелось в каждом значимом воспоминании жизни Элинор Хант.

И это не лицо ее мужа.

Как так вышло, черт подери?

Что с тобой случилось, Элинор Хант?

Кто ты такая, мать твою?

– Я никогда не ошибаюсь, а значит, ты мне нагло врешь, Дик, – невозмутимый тон говорящего никак не вяжется с тем, что происходит дальше.

Эль не успевает даже испугаться. Ее реакции заторможены усиленной работой мозга. Одно мгновение, и цивилизованные разборки двух самцов превращаются в кулачный уличный бой. Молниеносное движение нападающего, глухой звук удара, сдавленный стон… «Дика» отбрасывает в сторону, но он умудряется удержаться на ногах.

– Ты меня ударил, ублюдок, – держась за разбитый нос, хрипит «Дик». Он выглядит одинаково удивленным и обозленным.

– Хочешь возразить? – вкрадчиво интересуется мистер Хант, делая шаг вперед. Грациозно, словно танцор, а не потенциальный убийца с разбитыми костяшками на правой руке.

Эль мелко дрожит, в ужасе наблюдая за обоими.

Это нереально! Всего лишь сон, очередной дерьмовый сон, убеждает она себя, но только этот метод ни хрена не работает, как и техника дыхания.

– Пошел на хер, псих, – сплевывая сгусток крови, огрызается Дик и тут же валится на пол от прямого удара кулаком в лицо. Раздается отвратительный хруст сломанной переносицы и болезненный вопль.

– Ты испачкал пол в моем чистом доме, Дик, – нараспев произносит Хант, с пугающе спокойным выражением лица склоняясь над стонущим от боли мужчиной. – А я ненавижу, когда в доме не прибрано. Правда, милая? – От его хлесткого взгляда, брошенного на неверную жену, у нее леденеет кровь и трясутся поджилки.

– Это перебор, мистер Хант. Вы явно вышли за рамки, – кривит окровавленные губы Дик. Господи, да он самоубийца!

– Пожалуйста, замолчи! – взмолилась Эль, оторвавшись наконец от окна.

– Пошел он, детка. Больной неудачник, не способный удовлетворить собственную жену.

– Это ты зря, Дик, – мрачно ухмыляется Хант.

– Крис, он в шоке. Не трогай его!

– Поздно, родная, он меня разозлил. – Маньячная улыбка изгибает чувственные губы, пугая Эль до полуобморочного состояния.

– Ну давай, мудак. Кайфани, как кайфовал я, пока Элли отсасывала… блядь, сука, – рычит Дик, получив удар начищенным носком ботинка по ребрам. Поняв, что дело дрянь, он пытается отползти подальше.

– Куда собрался, Дик? Мы только начали кайфовать, – смеется Хант и, наклонившись, одной рукой хватает курьера за глотку, а второй бьет в челюсть.

– Хватит, не надо! Ты убьешь его! – кричит Элинор, подбежав к мужу, методично избивающему вероятного любовника. Вцепившись в атласную ткань иссиня-черной рубашки, она тщетно пытается оттащить его от поверженного соперника. – Не трогай его! Прекрати! Я вызову полицию, если ты не остановишься.

– Вызывай, Эль. Им будет любопытно снова заехать к нам на огонек, – сдавливая горло Дика, невозмутимо ухмыляется Кристофер. Лицо курьера приобретает багровый оттенок, в заплывших глазах появляется пустое отрешенное выражение. – И что мы им скажем? А, Эль?

– Прошу, остановись! – надрывно всхлипывает Элинор, и черный страшный взгляд мужа фокусируется на ней. Она отшатывается в панике и, споткнувшись, падает на пол, больно ударившись задницей.

– Подумай над своими показаниями, пока этот идиот еще дышит.

– Крис… – беззвучно выдыхает Эль, обезумев от ужаса.

– Что ты скажешь полицейским, Эль? – повысив голос, требует он ответа. Элинор вздрагивает, глотая молчаливые слезы. – Что настоящий муж избил фальшивого? Или ты не определилась еще, кто сегодня будет твоим мужем?

– Ты, Крис.

Пересилив панический ступор, она подползает к мужчинам на коленях, стараясь не смотреть на бордовые брызги, но чувствует каждую каплю кожей, ощущает металлический привкус, вдыхает солоноватый запах. Не отрывая взгляда от хладнокровно-спокойного лица Кристофера, она кладет свою трясущуюся ледяную ладонь поверх окровавленной руки, цепко держащей жизнь проигравшего.

– Ты – мой муж, – произносят ее губы. К горлу подступает тошнота, но Эль удается сдержать ее порывы и выдавить из себя улыбку.

– Уверена? – снисходительно уточняет Крис.

Боковым зрением Элинор замечает, что его хватка немного ослабевает. Дик начинает дышать… «Боже, помоги нам всем», – мысленно обращается Эль к единственному, кто способен сейчас услышать ее молитвы.

– Да, ты мой муж, – хрипло подтверждает Эль, второй ладонью дотрагиваясь до щеки Кристофера. – Самый важный человек в моей жизни.

Он не отвечает, удерживая ее взгляд в черной ядовитой бездне. Его брови слегка сдвигаются, словно он раздумывает над словами Элинор, оценивая их искренность. Секунда, вторая, третья… Время мучительно тянется, и так же медленно глаза Кристофера Ханта покидает тьма, оставляя после себя серебристый мерцающий пепел. Эль позволяет себе моргнуть, сдерживая вдох облегчения.

 

– Спасибо за вчерашний ужин и сегодняшний обед, Эль, – бесцветным голосом произносит Крис.

Разомкнув пальцы на горле Дика, он неспешно встает в полный рост.

– Убери это дерьмо из нашего дома, – распоряжается Хант, глядя на нее сверху вниз. – Если брезгуешь, я сделаю это сам, но боюсь, пострадает еще пара костей в его никчемном теле.

– Я сама, – сипло отзывается Элинор, переводя взор на обезображенное оплывшее лицо Дика. – Сама.

– Я буду в спальне, Эль, – удовлетворенно кивнув, сообщает Крис. – Не заставляй меня ждать, – добавляет непринужденным тоном и, развернувшись, идет к лестнице такой же самоуверенной походкой, как и появился.

Дождавшись, пока муж исчезнет из виду, Элинор выдыхает и, закрыв ладонями лицо, отчаянно всхлипывает. Собственные пальцы пахнут кровью. Чужой кровью.

– Он больной. Твой муж – настоящий шизик, – хрипит Дик, пытаясь подняться с пола. Стирая рукой обильно стекающую из носа и разбитых губ кровь, он наконец встает на ноги.

– Мы оба больные, – бормочет Эль, опуская ладонь на колени. – Я думала, что он – это ты. У тебя лицо моего мужа. – Запрокинув голову, она смотрит на Дика сквозь туман слез.

– Я не он, Элинор. Но ты иногда и правда меня называла его именем, – кривясь от боли, презрительно бросает доставщик еды из ресторана, с которым, по всей видимости, ее что-то связывало. И это явно не невинный флирт. – Вы парочка гребаных извращенцев.

– Наверное, так и есть, – отрешенно соглашается Эль, расфокусированным взглядом уставившись на кровавые пятна на белом мраморном полу, а перед глазами на стоп-кадре застыло озеро кипящей ртути, увиденное в светлеющих глазах мужа.

Если присмотреться, то можно различить микроскопическое крупицы серебряной пыли, поднимающиеся от поверхности воды.

– Словно маленькие светлячки, – в забытьи шепчет Элинор Хант.

Мужчина в футболке, покрытой багровыми пятнами, с тяжелым стоном опускается рядом с ней на колени, поднимает ее лицо за подбородок, заглядывая в опустевшие глаза.

– Ты и правда меня не помнишь, Эль?

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?