Единственная для бандита

Tekst
95
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Единственная для бандита
Единственная для бандита
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,30  25,84 
Единственная для бандита
Audio
Единственная для бандита
Audiobook
Czyta Диана Гагарина
22,05 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3. Алина

Я просыпаюсь от постороннего стука. Сажусь на кровати.

– Простите, сеньорита, что разбудила, – извиняется горничная Мария, прижимая к груди объёмную керамическую вазу.

Кажется, она напугана моим внезапным пробуждением не меньше, чем я её появлением. Успокаиваюсь, понимая, что опасность мне не грозит. Падаю обратно в ворох одеял. Улавливаю животный, терпкий мужской аромат и дерзкий запах мужского парфюма, которым пропиталась подушка и одеяло. Запах Леона. Запах моего мужчины…

Стоп. Перехватываю эти крамольные мысли. Откуда они взялись в моей голове? Да, вчера Моретти был необыкновенно нежен и заботлив со мной. На мгновение мне даже показалось, что я разглядела его душу за циничной оболочкой жёсткого бизнесмена и мафиози. Но не стоит дарить ему своё сердце.

Не стоит. Но о боже, как мне не хватает его сейчас. Я бы нежилась в его сильных руках и позволила забавляться со своим телом, впитывая каждое прикосновение, каждый поцелуй. Мне хочется быть к нему ближе и в то же время я одёргиваю себя. Напоминаю о кабальном договоре, о своей роли. О том, что я просто… игрушка в его постели. Игрушка при живой жене. Фелиция ненавидит меня всей душой. Положа руку на сердце, я не могу сказать, что была бы рада видеть любовницу своего мужа.

– Помочь вам привести себя в порядок? – вопрос Марии снова застигает меня врасплох.

Я ещё не привыкла к роскоши дома Моретти. Да, вчера Мария помогла справиться с нарядом и причёской. Но неужели меня каждый день будут наряжать, словно куклу? Я и сама могу умыться, собрать волосы в пучок. Но потом вспомнила, с каким видом ходит по дому Фелиция. Как она одета, сколько перстней нанизано на её длинные, худые пальцы. Она выглядит так, словно в любой момент готовиться преклонить колени перед королём, не меньше. На её фоне я буду выглядеть бледной поганкой. Незаметной молью, неинтересной Леону.

– Я буду рада твоей помощи. Но сначала я хотела бы немного времени побыть одной. Чтобы умыться и собраться с мыслями.

Я отправляю Марию прочь. Есть ещё кое-что, что я должна сделать. Нужно решиться на звонок похитителям Серёжи. Я запираю дверь и захожу в ванную комнату, включаю душ и только потом набираю номер похитителей. Они отвечают почти мгновенно.

– Послушай, курва! – рычит главарь.

Я едва не падаю. Страх опутывает меня плотным коконом, через который даже вздохнуть трудно. Но я должна собраться с силами.

– Нет. Это вы меня… послушайте.

– Охуела? Напомнить, что твоя сестра у нас?

– Нет. Моя сестра не у вас. Вы сделали снимок издалека. Моя сестра находится под надёжной охраной.

– Тогда начнём отрезать пальцы твоему парню. Прислать тебе почтой один из них? Какой ты выберешь? Может быть, безымянный? Чтобы уж точно напомнить, чего ты лишишься?

Мне очень страшно. По-настоящему страшно за жизнь парня. К тому же я понимаю, что эти сволочи не остановятся ни перед чем. Они могут добраться и до моей сестры, если я не буду шпионить для них. Но это слишком опасно.

Когда Леон вчера вошёл в спальню, держа в руках пистолет, я была готова молить о прощении и раскаяться во всём. Лишь страх за ребёнка удержал мой рот на замке. Я боюсь, что вчера Леон был способен на всё. Абсолютно на всё…

– Ваш звонок едва не выдал меня, – выдавливаю из себя. – Это опасно. Вызывает подозрения. Леон уже…

– Срать мне, что ты сделаешь для того, чтобы он подозревал не тебя, а кого-то другого. Выясни, когда будет следующая поставка иначе…

– Есть сложности. Сейчас Моретти будет особенно осторожен. Кто-то убил его друга. Не вы?

– Блять, что ты несёшь? Моего босса интересуют только поставки. Точка. И ты будешь рыть носом землю, чтобы достать сведения.

Прикрываю глаза, балансируя на грани истерики. Больше всего на свете мне хочется отбросить этот телефон в сторону. Он словно ядовитая змея. Кажется, у меня даже ладони горят от соприкосновения с этим отравленным пластиком. Интонации похитителя меня пугают, но я слышу нервозность. Он боится, что теряет контроль. Они сделали ставку на Серёжу. Но что, если я попала под обаяние проклятого мафиози? Они боятся, что я начала делать своё дело чересчур хорошо и пристрастилась к нему? Возможно, они даже наблюдают за мной, чтобы убедиться, что я делаю всё по их плану.

Да… Наверное, я права. Поэтому они начали угрожать мне сестрой. Это страшит меня даже больше, чем угроза жизни моему парню. Это звучит кощунственно, но я меньше всего хочу, чтобы пострадала моя сестрёнка. Она не заслужила этого ни одной секунды боли и несчастий, что обрушились на её голову. Я держусь из последних сил ради неё, ради её выздоровления. И когда всё закончится, обещаю, что мы обязательно уедем туда, где можно будет наслаждаться шёпотом океана и белоснежным песком. Не сразу я понимаю, что в этих мечтах есть я и сестрёнка, и только потом я вспоминаю о Серёже.

Неужели это знак того, что я разлюбила его? Но моё сердце так же болит и за него. Я не хочу, чтобы ему было больно. Сколько они уже держат его в плену? Где его держат? Кинули в вонючую яму или приковали к батарее в старом складском помещении… Думать о самых дорогих и близких для меня очень больно. Я должна спасти их. Но если я буду опрометчиво совать свой нос в дела Моретти, сделаю только хуже.

– Я передам сведения, как только узнаю. Это случится нескоро. Сейчас все на взводе после гибели друга Моретти. Я не могу выдать себя сейчас.

– Слышь ты, сука…

– Только так. Или ищите другую шпионку, – чуть громче говорю я.

Повисает гнетущая тишина. Минуту или даже больше не слышно ничего, кроме биения пульса в моих ушах. В какой-то момент мне начинает казаться, что я просто упала в обморок и лежу без сознания. Но потом я слышу лёгкий стук и отдалённые голоса. Двое мужчин говорят злым шёпотом, бранятся. Слов не разобрать, но понятно, что они спорят о том, как поступить со мной в сложившейся ситуации.

– Ладно, – коротко и зло бросает в трубку похититель. – Но в следующий раз принеси нам в клювике что-то серьёзное. Или я доберусь до пальцев твоей сестры.

Головорез первым сбрасывает телефонный звонок, чтобы показать, кто в этой ситуации главный. Я почти сразу же сползаю спиной вниз по кафелю и собираюсь с силами. Мне сложно пошевелиться. Короткий разговор выпил из меня все силы. Я едва дышу и глажу плоский живот, словно ища успокоения у крошечного человечка, живущего внутри меня.

Потом поднимаюсь и привожу себя в порядок. Отключаю злополучный шпионский телефон, борясь с желанием просто выбросить его в мусорное ведро! До того мне осточертели игры в шпионку. Меня к такому не готовили. Я никогда не думала, что окажусь даже в солнечной Италии и буду вынашивать в чреве ребёнка итальянского мафиози, пытаясь его при этом обмануть.

Вернувшись в комнату, я долго думаю, куда бы спрятать телефон. В итоге опять прячу его во внутренний карман сумочки, с которой прилетела, и забрасываю её в дальний угол шкафа. Больше ничего придумать не получается. Потом нужно найти другое место для хранения телефона. Здесь опасно его оставлять. Прислуга может прибираться и наткнуться на него случайно.

Мой взгляд падает в одно из окон, выходящих в сад. Надо бы прогуляться по нему и, возможно, спрятать телефон там.

Раздаётся стук в дверь. Горничная пришла помочь мне. Я впускаю её. Первым делом она опускает на туалетный столик вазу с роскошным букетом алых и белых роз.

– От синьора Моретти.

Моё сердце начинает стрекотать, как сумасшедшее. Но горничная добавляет с улыбкой:

– Подать для вас цветы распорядился старый синьор, Алонзо Моретти. Он просил передать, чтобы вы не утруждали себя несколько дней и восстанавливали силы после пережитого потрясения.

– Передайте ему моё сердечное спасибо.

– А вот это вам просил передать сам синьор Леон.

Мария передаёт плотный конверт.

Я с нетерпением разворачиваю его, узнавая почерк Леона. Он довольно чисто говорит по-русски, но пишет с ужасными ошибками. По губам расползается улыбка, пока я читаю несколько строк, адресованных мне.

«Сегодня ночью ты вспомнила, что значит принадлежать мне. Я хочу, чтобы так и было…»

Последние несколько букв зачёркнуты, как будто Леон начал писать слово «всегда» и передумал это делать, а буква «и» втиснута между словами в самый последний момент. Меня насквозь пробивает мыслью: что будет со мной, если Леон узнает о моём обмане? Как он поступит со мной?!

– Где сейчас синьор Леон?

Мария распахивает окна и ловко прибирает постель. Она полностью сосредоточена на своём деле, но я успеваю заметить, как по её лицу скользнула тень.

– В чём дело, Мария?

– Ни в чём! – торопливо отвечает девушка.

Мне очень жаль девушку. Я верю, что она хорошая девушка и просто работает здесь. Мария ни в чём не виновата передо мной. Но она находится в своей родной стране, а я в чужой, враждебной обстановке. Кругом нет ни одного близкого человека. Я должна быть настороже всегда. Поэтому я мысленно извиняюсь, но делаю высокомерный вид, обещая:

– Я вижу, что ты кое-что знаешь. И если ты не поделишься со мной информацией, я пожалуюсь на то, что ты плохо прислуживаешь мне. Леон Моретти прислушается к капризам девушки, вынашивающей его дитя. Ты вылетишь из этого дома в два счёта! Я требую! – напираю голосом.

Вижу, как лицо Марии краснеет. Она вытягивается по струнке и оглядывается на дверь, понижая голос до шёпота:

– Проблемы из-за кончины Марио Росси, – шепчет девушка. – Я вытирала пыль и случайно… Совершенно случайно! – оправдывается она. – Я стояла за углом и уже было поздно удирать… Я не хотела подслушивать…

– Ближе к делу, Мария!

– Я слышала, как синьор Леон разговаривал с представителем семьи Росси. Он дал синьору Леону время найти убийцу и отдать его семье Росси. Они вроде достигли соглашения, но…

– Но что? – спрашиваю, холодея.

– Но синьор Росси требует дать ему залог… Залог того, что виновный будет найден.

 

– Не понимаю, – шепчу по слогам.

– Он требует заложника, – едва слышно отвечает Мария и добавляет, словно озвучивает приговор. – Я слышала, как пару раз прозвучало ваше имя…

Глава 4. Алина

Проклятые игры кланов мафиози! Их законы и требования «кровь за кровь» могут свести с ума любого. Тем более, девушку вроде меня, случайно оказавшуюся в этом сумасшедшем переплёте. Я совершенно неожиданно для себя оказалась в центре сумасшедших интриг. Всё, чего я желаю, это сохранить жизнь себе и своей сестрёнке. Слова Марии выбивают почву у меня из-под ног. Я чувствую себя ещё более уязвимой и дрожу от страха. Вчера ночью Леон Моретти был необычайно ласков со мной и даже дал надежду на то, что суровый мафиози испытывает ко мне какие-то чувства.

Но сегодня, при свете дня, я не уверена уже ни в чём! Что, если Моретти взвесит все риски и затраты, решив, что проще отдать проблемную русскую и оплодотворить другую девушку, пусть даже способом ЭКО!

Чем больше я думаю об этом, тем сильнее становится мой страх и уменьшается уверенность в чём бы то ни было. Мария давно покинула комнату, но я всё ещё сижу перед зеркалом и не вижу перед собой ничего. Все предметы расплываются передо мной, будто в зыбком тумане. Мне становится трудно дышать и просто не хватает воздуха, хоть окна распахнуты настежь.

– Ты не спустилась к завтраку.

Я вздрагиваю, услышав голос Леона. Сглатываю противный ком страха, вставший поперёк горла. Слышу тяжёлые, уверенные шаги хищника за спиной. Поворачиваюсь к нему прежде, чем он успевает достичь меня. Разглядываю мужчину во все глаза, любуясь его мощной, раскачанной фигурой. Он словно выточен из бронзы, и костюм цвета слоновой кости только подчёркивает суровые линии его загорелого лица. Сегодня Леон не успел побриться. На острых скулах и на подбородке виднеется чёрная, колкая щетина.

Мы смотрим друг на друга, поедая взглядом. Сердце грохочет, как ненормальное, и стул будто растворяется подо мной. Я хватаюсь за него, чтобы не упасть.

Мне кажется, или между нами что-то изменилось со вчерашней ночи? Или я просто глупая девочка, мечтающая о невозможном? Я хочу, чтобы сердце в груди безжалостного мафиози билось быстрее при виде меня. Возможно, только в таком случае он пощадит меня, узнав правду. В противном случае, его расправа будет ужасной. Он спрашивал меня вчера, скрываю ли я что-то от него. И сейчас… когда его тёмный взгляд проносится по лицу с особенным жаром и тревогой, мне хочется сознаться во всём.

– Ты себя плохо чувствуешь? – спрашивает он. – Или боишься повторения вчерашних событий?

– Наверное, второе. У меня нет тошноты и слабости.

– Но ты едва держишься.

– Да, потому что рядом ты. И в такие моменты всегда кажется, что я падаю. Так низко, что становится страшно.

– O, bella… Тебе понравилось падать вчера в мои объятия. Не отрицай, – порочной, многообещающей улыбкой Леон заставляет моё сердце биться быстрее.

Проклятье, этот соблазнительный дьявол действует на меня волшебным образом. Я становлюсь сама не своя в его присутствии. Леон уничтожает оставшееся расстояние и замирает рядом. Властно обхватывает подбородок в плен и запрокидывает моё лицо:

– Что тебя тревожит? Не лги. Я вижу, что ты трясёшься от страха.

– Да…

Иногда мне невыносимо смотреть в его чёрные глаза. Кажется, что из их глубины восстанут демоны и начнут пытать меня, желая узнать правду. Я обвиваю мужчину руками за раскачанный торс, пряча лицо:

– Тот завтрак, которым отравился твой друг, был моим. Я не представляю ценность ни для кого из… из этой страны. Но так могут добраться до тебя. Я беспокоюсь, что моя сестра беззащитна. Там, в России.

– Клубничка, я организовал охрану, – пытается успокоить меня Леон. Но после угрозы похитителей Серёжи я не могу быть уверена, что сделанного достаточно.

– Я боюсь, что такой охраны недостаточно. Я ничего не могу с этим поделать… Постоянно прокручиваю в голове, тревожусь!

Леон резко поднимает меня вверх и запирает в тугих, собственнических объятиях.

– Всё, о чём ты должна беспокоиться, Лина, это выносить моего наследника. Здоровым.

– Да. Но я не могу не думать о сестре. Она – это всё, что у меня есть. Моя единственная семья… – шёпотом произношу я, пытаясь достучаться до Леона.

Он замирает на несколько мгновений, словно решая, стою ли я таких усилий.

– Хорошо, – выдыхает резко. Достаёт из кармана телефон и набирает номер своих подчинённых в России.

Он удерживает меня рядом и говорит на русском, глядя на меня с коварным прищуром тёмных глаз. Леон делает это ради меня – позволяет понять, что моя просьба исполнена.

– Довольна, Ли-на?

– Да… – на душе становится теплее. Теперь я могу надеяться, что злодеи не доберутся до сестрёнки. Ни за что.

В порыве чувств я тянусь за поцелуем, но останавливаюсь. Уместно ли мне самой целовать этого важного господина? Или стоит ждать, пока он сам решит побаловать меня лаской.

– Кажется, ты что-то хотела сделать?

– Да. Но уместно ли это. В этом доме живёт твоя жена. Я при тебе любовница и просто… вынашиваю дитя.

Леон резко наклоняется и сам жадно впивается в мои губы, рыча проклятия:

– Когда ты несёшь своим ротиком подобную чушь, я больше обыкновенного хочу утрахать тебя в него до самой глотки, Клубничка, – похищает остатки кислорода и посасывает мой язык, лишая самообладания. Так быстро и легко… Чёрт. Мне не хватает сил противостоять напору этого брутального самца. Каждая клеточка моего тела поёт от восторга, когда Леон появляется рядом и властно берёт… своё. Принадлежащее ему по праву. Я таю в безжалостных тисках его объятий и чувствую себя его девочкой. Самой желанной и необходимой, как воздух.

Мы снова начинаем пылать в присутствии друг друга. Леон сажает меня на туалетный столик и резким жестом сметает с него всё. Рывком распахивает мои ноги и задирает платье до самой талии. Мои руки тянутся к металлической пряжке его ремня. Мы боремся за право, кто первый освободит его член, рвущийся наружу.

– Мне не нужно проверять, течёшь ли ты для меня, Клубничка?

– Всегда, – выдыхаю я, признавая поражение.

Леон устраивается между моих ног и сбивает влажные трусики в сторону. Его толстый, налитый кровью член прижимается к набухшим складкам. От такого тесного контакта я начинаю пылать ещё сильнее и сама двигаю бёдрами ему навстречу, сгорая от нетерпения почувствовать его в себе.

– В твоей беременности есть ещё одна прелесть, Лина! – хрипло выдыхает Леон, раскачивая бёдрами.

Крупная головка члена лишь немного задевает вход, дразня. Я постанываю и умоляю его взять меня немедленно.

– Ты пахнешь иначе. Насыщеннее… – язык Леона пробегается по моей шее, ловит пульсирующую жилку под кожей, надавливает, лаская. – Раскрываешь так легко и сладко, что я хочу держать тебя в твоей постели сутки напролёт.

С последними словами Леон прикусывает кожу, всасывая её в рот. Крупный член вторгается в моё изнывающее лоно одним мощным, быстрым толчком. Перед глазами темнеет, а потом от каждого движения появляются яркие вспышки, как россыпь конфетти.

– Ещё, Леон. Ещё… – прошу. – Пожалуйста!

– Да…

Он трахает меня на предельной скорости. Вчера ночью был нежен и осторожен, но сейчас натягивает меня жёстко и быстро. Не даёт даже передохнуть и набрать полные лёгкие воздуха. Тело сотрясается в конвульсиях удовольствия. Страх и нервы лишь подстёгивают мои ощущения. И каждый его толчок словно возвращает меня к жизни. Я приподнимаю бёдра и ударяю пятками в его голую, крепкую задницу, подавая ему сигнал двигаться ещё жёстче.

– Не жалей меня. Трахни… – ужас, какие пошлые слова срываются с моих губ под чарующим воздействием его мужской ауры.

Но Леону нравится, когда я дикая, мокрая и потная. Откровенная до безобразия и забывающая о правилах приличия. Он сыплет в ответ пошлыми откровениями, а я впитываю их, как губка. Этот мужчина неистов в сексе и приучил меня быть такой же. И мне это нравится настолько сильно, что я забываю обо всём.

– Да! – кричу, едва ли не срывая голос, когда вспышкой оргазма меня скручивает в тугой узел. Горячая струя семени щедро орошает лоно изнутри.

Я смотрю на лицо Леона, застывшее в экстазе. Ему нравится кончать в меня, а мне нравится давать ему это. Отдавать себя. Целиком. Без остатка…

– Я снова запачкал свою девочку, сделав её грязной и мокрой! – сыто улыбается Леон.

Лёгким движением руки срывает с нас одежду и затаскивает в душ, помогая умыться. Я липну к нему, как к любимому лакомству, и за то время, пока мы принимаем душ, успеваю ещё раз разжечь в нём пламя. Теперь он трахает меня, прижав грудью к прохладному кафелю и вбивается сзади, заставив прогнуться в спине, проявляя чудеса гибкости…

Лишь потом, утолив первобытный голод, он позволяет мне одеться. Леон терпеливо ждёт, пока я соберусь.

– Надеюсь, после двух жарких раундов у тебя появился аппетит, Клубничка… – поймав мой взгляд, Леон подмигивает. – Никакой рыбы. Ничего рыбного в этом доме!

Но спускаясь по лестнице, я улавливаю тошнотворный рыбный запах. Источник его сидит за столом. Фелиция поглощает какую-то жуть. Как вообще можно есть рыбу на завтрак?! Извращенка!

– Какого хуя в моей столовой воняет тем, от чего тошнит мать моего ребёнка? – громогласно спрашивает Леон. – Я чётко и ясно дал понять. Никакой, сука, рыбы.

– Но я люблю…

– Ещё один раз, Фели, и я надену это блюдо тебе на голову, а ты полюбишь блюда поваров вонючих забегаловок Базиликаты (один из самых бедствующих районов Италии)! Ясно?!

– Да!

Красивое лицо Фели перекашивает маской желчной злобы. Я уже едва сдерживаю тошноту, подкашивающую к горлу. Увидев это, Леон мгновенно подхватывает меня на руки и выносит прочь. На глазах у изумлёной супруги.

– Мы позавтракаем вне дома.

– Фели – твоя супруга. И…

– Навязанная дедом, – обрубает меня Леон, подводя к роскошному внедорожнику. Прогоняет водителя прочь, сам усаживаясь за руль. – Наш брак – договорной. Без капли чувств. Даже влечения нет особого. Но Фели хватается за брак, чтобы не навлечь гнев семьи. Только и всего, – Леон удивляет меня долгой речью и признанием.

Я решаю помалкивать, чтобы не спугнуть момент откровения. Но Леону хочется поговорить. Его рука вольготно располагается на моём колене, пока он уверенными движениями направляет автомобиль на выезд из территории поместья.

Бросив взгляд в зеркало заднего вида, Леон матерится. Грязно и по-русски.

– В чём дело?

– Росси. Обижены, как педики. И признаю, что у них есть право выставить счёт моей семье за смерть Марио Росси. Я обязан найти виновника! Но глава семьи требует… залог.

– Ты отдашь им меня? – холодею от страха.

– Чёрта с два, – грозно цедит сквозь зубы Леон. – Старому Росси придётся отсосать у самого себя, прежде чем я поделюсь своей Клубничкой хоть с кем-то! Но мы пришли к другому соглашению. И оно, блять, мне не нравится.

– Теперь за тобой всюду следят? – догадываюсь я.

– Да. И этот ебаный хвост из преследователей действует мне на нервы. Гвидо Росси – тот ещё конченый мудак. Надеюсь, я найду виновника быстрее, чем он выбесит меня настолько, что старина Росси лишится второго и единственного сына, оставшегося в живых!