3 książki za 35 oszczędź od 50%

Вооруженный нейтралитет. Том 2

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Вооруженный нейтралитет. Том 2
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1. Команда

Гороскоп

«Будьте бдительны. Не стоит принимать важных решений если вы не знаете к чему они могут привести. Иногда лучше подождать момента, когда звёзды дадут вам знак».

Я тяжело вздохнул и мельком вспомнил обо всём что произошло в первый день моего пребывания в академии:

«Наглая блондинка. Золотая команда и контракт наставничества. Бронзовая команда и Блай, прилюдно бросивший вызов Ричу, и наконец…»

Я подавил желание ещё раз вздохнуть, вспомнив о президенте студсовета и его плане, благодаря которому все первогодки оказались в затруднительном положении.

Черная и белая команды потеряли возможность изменить собственный регламент, тогда как нам удалось её сохранить. Со стороны могло показаться, что мы получили преимущество, но в действительности этот факт мог настроить другие команды против нас.

«Кроме того, какой смысл в обладании преимуществом если не знаешь, как его реализовать?»

Я вдруг подумал о том, что Чешир мог рассчитывать на то что серая команда попадёт в такое положение и именно из-за этого он не стал оглашать придуманный нами регламент перед другими первогодками.

«Хотя, это всего лишь догадки», пока я не мог здраво рассуждать о мотивах президента студсовета. Даже Карлос никогда не мог понять их до конца, несмотря на то что учился в академии уже год, тогда как с моего зачисления прошло всего 10 дней.

«И даже спустя всё это время нет никаких конкретных указаний», я ещё раз взглянул на гороскоп, после чего заблокировал смартфон.

«Стало быть, меня засунули в банку с пауками и приказали ждать. Но почему? Не готовы действовать? Или хотят посмотреть, как я поведу себя в текущей ситуации?»

Почему-то этот вопрос вызвал у меня ухмылку. У каждого ученика академии была отдельная комната в общежитии, так что хотя бы здесь я мог ухмыльнуться, думая о том как в дальнейшем будут развиваться события.

«Главное, чтобы эта ухмылка не вошла в привычку», подумал я, вспомнив о том, что в будущем мне станет сложнее принимать сообщения из-за пределов академии.

Для того чтобы сохранить связь с внешним миром мне нужно было обзавестись определённой вещью. И так совпало, что как раз сейчас был подходящий момент чтобы добыть её.

Одевшись и приведя себя в порядок, я привычно заглянул в зеркало чтобы увидеть там лицо уставшего и равнодушного человека. Этот ритуал давно стал частью моей жизни, такой же как чистка зубов: не то чтобы это было чем-то важным, но и пренебрегать подобным так же не следовало.

Удостоверившись что всё в порядке я вышел из комнаты, закрыл за собой дверь и направился в единственное место где можно было достать нужную вещь.

Проходя по коридору я снова вспомнил первый день в академии и момент, когда после экзамена Гилберт повёл нас в общежитие чтобы распределить комнаты. Первый этаж был разделен на мужской и женский блоки, и как выяснилось, даже имел два разных входа для каждого из блоков. Для того чтобы попасть в женский блок приходилось выходить из здания или же проходить через этаж второгодок, где подобное разделение отсутствовало.

В основном все пользовались вторым вариантом, поскольку в данный момент в академии не было ни одного второгодки. Все они находились на специальном экзамене который должен был продлиться до конца сентября. Даже Карлос, зам капитана серебряной команды, уехал на следующий день после того как мы с ним познакомились.

«Хорошо что мы успели обменяться контактами». Время от времени я задавал Карлосу интересующие вопросы с помощью чата в смартфоне которым все ученики пользовались для общения друг с другом. И иногда он даже отвечал на эти вопросы.

Конечно, была вероятность что он искажает информацию ради собственной выгоды, но даже с поправкой на этот факт, я, вероятно, был самым информированным первогодкой в академии.

По крайней мере, такой вывод можно было сделать по поведению всех остальных первогодок.

После того как нас расселили по комнатам, Гилберт вкратце рассказал об объектах, находящихся на территории общежития, о связях с внешним миром которые отсутствовали почти полностью и о важности соблюдения порядков, сложившихся на территории академии. Особенно он отметил тот факт, что теперь нам придется слушаться старосту общежития, которым, конечно же, был Чешир.

Все первогодки приняли эту ситуацию как данность даже не подозревая о том, какой властью в действительности обладает президент студсовета и что мы все уже давно попали в его ловушку.

Вообще, у меня сложилось впечатление что учителя, вместе с третьим курсом, всеми силами пытались внушить нам ощущение что академия – это вполне обычное образовательное учреждение, пусть и с несколько нестандартным подходом.

Все третьегодки исправно посещали лекции, расписание которых можно было посмотреть на сайте академии и выбрать из них те на которых сам хочешь присутствовать.

Многие из них проходили в больших аудиториях и собирали по 40 и более человек, тогда как другие проходили в небольших классных комнатах и не пользовались популярностью. Так же была возможность организовать лекцию на которой будет присутствовать только одна определённая команда, но пока я не видел, чтобы кто-то пользовался этой возможностью.

Первогодки с энтузиазмом восприняли тот факт, что им самим дали право решать какие лекции заслуживают их внимания, а какие нет. Многие уже начали сдавать зачеты которые появлялись в разделе «Успеваемость» и получать за это малые баллы, но раз за разом, приходя на лекции я замечал, что количество первогодок уменьшается.

Похоже, постепенно они начинали понимать, что за плохую посещаемость, как и за неуспеваемость, нет никаких штрафных санкций, помимо того факта что они не зарабатывают малых баллов с помощью зачётов.

Так же, ситуация усугублялась тем что местные учителя, которых Карлос называл не иначе как «куклы», никак не реагировали на низкую посещаемость или нежелание учеников придерживаться дисциплины. Они вообще ни на что не реагировали. Казалось, куклы просто выполняли свою работу, отказавшись от собственного мнения и личности. Так, будто они и не были им нужны.

Администрация, видимо, заметила тревожную тенденцию и пару дней назад объявила о том, что 14 сентября начнутся промежуточные экзамены на которых у первогодок появится возможность заработать большие баллы.

После этого объявления посещаемость полностью восстановилась, но я сомневался, что это продлится долго. Так же как я сомневался в том, что подобное решение принято именно администрацией, а не студенческим советом.

В любом случае, сейчас все первогодки усиленно готовились к проверке их знаний, из-за чего по дороге к месту назначения я то и дело встречал студентов первого года, возвращающихся в общежитие с учебниками и тетрадями, которые они получили…

«Здесь».

Я оказался перед входом в подземный комплекс, который ученики уже давно называли между собой «Лабиринт».

Название было вполне оправданным, ведь комплекс был настолько огромным, что в нём запросто можно было заблудиться. Это было вызвано тем, что в него попытались впихнуть всё что может понадобится современному студенту: от книжных магазинов до кофейни, от прачечной до миниатюрного кинозала.

Академия сама по себе казалась отдельным миром, никак не связанным со всем что происходит снаружи. Но лабиринт был «миром внутри мира», куда любой студент мог прийти чтобы потратить малые баллы на всё что не запрещено правилами академии, вроде алкоголя и сигарет.

Ситуация усугублялась тем, что лабиринт был почти полностью автономен. Вместо кассиров здесь были кассы самообслуживания, а в самих магазинах стояли камеры и датчики не оставляющие возможности для воровства.

«Даже если какой-то идиот рискнёт что-то украсть, то его быстро вычислят из-за того, что в академии учится не так много людей… если подумать… наверняка число камер в лабиринте гораздо больше чем число студентов во всей академии».

Думая об этом и осматривая витрины с товаром, я направился в сторону книжного магазина.

Только сейчас, благодаря своему короткому рассуждению, я понял почему не на одном из товаров не было ценника. Для того чтобы узнать цену нужно было включить камеру на смартфоне и навести её на товар. Раньше я считал, что это сделано для удобства, но теперь понял, что такой подход даёт дополнительную безопасность против воровства, ведь каждый телефон закреплен за конкретным учеником.

По мере приближения к книжному я встречал всё больше первогодок, каждый из которых был членом белой или чёрной команды. Из-за этого среди них не было никого кого бы я знал, и пока некоторые из них здоровались и начинали между собой диалог, я, словно невидимка, продолжал двигаться дальше испытывая что-то среднее между облегчением и меланхолией.

Наконец я попал в книжный магазин и сразу отправился в отдел «Астрономия», но как оказалось, там уже был один покупатель. И как на зло, он держал в руках именно ту книгу за которой я пришел.

«И почему это именно она… странное совпадение».

Проверив книжную полку и убедившись, что нужный мне атлас сейчас есть лишь в одном экземпляре я направился к девушке, державшей его в руках.

Похоже, она полностью проигнорировала моё присутствие, и я почувствовал дежавю, ведь в первую нашу встречу она поступила схожим образом.

– Аканэ. – Я дважды ударил пальцем по корешку книги чтобы привлечь её внимание.

Это сработало и немногословная девушка, которую я сам недавно завербовал в серую команду, подняла на меня свои карие глаза. Однако, они были наполнены таким гневом будто я только что сделал с ней что-то ужасное.

– Фамилия.

– Что?

– Зови. По. Фамилии. – Она резко закрыла атлас и продолжила сверлить меня гневным взглядом. Мне же, захотелось просто отобрать у неё атлас и уйти чтобы не терять время в пустую. Но…

 

«Я уже решил, что внутри команды должен создать себе образ вежливого и спокойного человека. Кроме того, лабиринт – это слишком людное место чтобы вести себя агрессивно».

Я подавил раздражение и произнёс:

– Кхем, прошу прощения… Сацуки, верно? Ты будешь покупать этот атлас?

Она тяжело вздохнула, закрыла глаза, но уже через секунду открыла их снова. И в них было гораздо меньше недовольства.

– Ты тоже прости. Просто не люблю когда без спроса обращаются по имени. Это бесит. А так я очень дружелюбная.

«Ну да, по тебе видно».

Она протянула мне атлас, и всё ещё находясь в некотором замешательстве, я взял его.

Проблема была в том, что как только я открыл атлас и начал изучать его Сацуки продолжила смотреть на меня.

По-хорошему, нам стоило бы начать непринужденный диалог как двум товарищам по команде, только вот…

«Я понятия не имею о чем говорить с ней. Да и пользы от этого не будет никакой».

Буквально через секунду после того как я решил не начинать диалог, уже сама Сацуки задала вопрос:

– Это ведь атлас западного полушария. У нас не видно ни одно из описанных там созвездий. Так зачем он тебе?

На моей памяти это был первый раз, когда Сацуки сама начала диалог с другим человеком. И она начала его с весьма неудобного вопроса.

– Просто люблю астрономию.

– Серьёзно? Тогда какое самое большое созвездие в западном полушарии?

– Хм… Снежный олень – довольно большое созвездие.

Я ответил ей названием случайного созвездия, увиденного мной в атласе и показавшегося достаточно большим.

Похоже это сработало, и моя собеседница перестала задавать вопросы которые вынуждали меня врать ей.

Я тем временем убедился, что атлас мне подойдет, и направился на кассу. Сацуки последовала за мной.

– Ну а ты? Зачем изучала такую узкопрофильную литературу? – Смирившись с тем, что нам придется поддерживать беседу чтобы не выглядеть странно, я решил, что надо хотя бы внешне проявить то самое «дружелюбие».

– Мне скорее нравится география.

Я думал, что после этой фразы она продолжит и хотя бы объяснит почему именно география, но вместо этого Сацуки лишь удивленно посмотрела на меня, всем своим видом говоря:

«Ты что, ещё чего-то ждёшь? Я же ответила на твой вопрос».

– Ясно, география – это хорошо. Надеешься получить хорошие баллы на экзаменах?

– Нет. – Я расплатился за атлас с помощью смартфона, а Сацуки, как и всегда, дала максимально лаконичный ответ. Сама она тем временем расплатилась за несколько толстых тетрадей и справочников, взятых ей заранее.

– Стало быть, ты не заинтересована в баллах?

– Я такого не говорила.

Она вновь посмотрела на меня с недовольством, и я понял нечто важное:

«Она не любит когда собеседник неверно трактует её слова. Возможно, именно поэтому она так лаконично выражается».

Вся ирония заключалась в том, что таким поведением Сацуки наоборот провоцировала других на то чтобы делать собственные выводы и искать в её словах скрытый смысл. Вероятно, именно поэтому она никогда не начинала диалог первой.

– Все первогодки заинтересованы в баллах, даже не смотря на то что мы пока не осознаем их реальной ценности…

«Вот как».

– …но я не думаю, что кто-то из серой команды может позволить себе набирать баллы как ему вздумается.

Я чуть не издал удивленное «О» из-за того, что сказала Сацуки. Та явно это заметила и продолжила:

– Сейчас черная и белая команды присматриваются к нам, пытаясь понять представляем ли мы хоть какую-то угрозу. В такой ситуации любой неосторожный шаг может стать фатальным.

– Это верно. – Я кивнул, полностью соглашаясь с её выводами. После чего задал вопрос:

– Кстати, как по-твоему, мы можем представлять для них угрозу?

– Не забывай, что наш регламент отличается.

«Сложно забыть о том, инициатором чего был ты сам».

– Это не ответ на мой вопрос.

Мы с Сацуки посмотрели друг другу в глаза и впервые между нами возникло что-то отдаленно похожее на взаимопонимание.

– Пока – нет. Серая команда появилась как сборище одиночек и ренегатов не пожелавших присоединяться ни к одной из сторон. Нам только предстоит осознать себя как команду. – Она вновь сделала безошибочный вывод, но не закончила на этом:

– И сегодня… мы можем сделать шаг в этом направлении.

Она достала смартфон чтобы проверить время, и я сразу понял о чем она говорит.

«13:40. Через двадцать минут должна состоятся встреча серой команды, о которой предупреждал нас Хар ещё пару дней назад».

Я и сам планировал отправится на встречу сразу после книжного и теперь, судя по всему, мы с Сацуки были вынуждены отправиться туда вместе. Не потому что хотели, а потому что члены одной команды обязаны были поступать именно так.

Я взглянул в её карие глаза и сразу понял, что она думает о том же самом.

***

Лабиринт имел несколько точек входа-выхода, так что мы с Сацуки направились к той что была прямо рядом с учебным корпусом, где и должна была состояться встреча.

По пути туда мы встретили ещё одного участника серой команды – Алекса, того самого, который изъявил желание вступить в команду сразу после Сацуки и запомнился мне своей улыбкой.

Она была настолько спокойной и лицемерной что любой, кто смотрел на Алекса дольше нескольких минут, начинал испытывать раздражение, если не злость.

– Знаете ребята, а я был удивлен, когда увидел вас вместе. Вы встретились случайно или…

Мы с Сацуки посмотрели на Алекса так, будто он непременно умрёт в случае если закончит собственное предложение.

«У тебя что, хобби такое, людей раздражать?»

– Понял-понял, вы встретились случайно. – Он улыбнулся и сложил руки в нелепом извиняющимся жесте.

– Просто мне интересно как коммуницируют между собой другие члены команды. Мы должны были собраться все вместе ещё на той неделе, но сами понимаете…

Алекс напомнил нам о том, что собрание серой команды должно было пройти ещё четыре дня назад. Но в тот же день студенческий совет сделал заявление о том, что с 14 числа начнутся экзамены, из-за чего аудитория где мы хотели собраться оказалась занята и Хар решил перенести встречу.

Это решение позволило всем участникам составить своё расписание так чтобы явиться на встречу и при этом не пропустить важных лекций. Кроме того, я подозревал что Хар хотел выиграть время чтобы узнать об экзаменах как можно больше и прямо во время встречи разработать стратегию которой мы будем придерживаться.

«Остается надеется, что он достаточно умён для этого».

Не то чтобы Харабор Грэй казался мне глупым человеком, но тот факт, что он тянул со встречей целых десять дней, наводил на определённые мысли. И кажется, так было не только со мной…

– Нам давно нужно было встретиться и обменяться информацией, но до последнего времени всё ограничивалось групповым чатом. Как думаете, какая будет атмосфера на встрече?

Мы зашли в учебный корпус, и Алекс задал вопрос на который мог быть лишь один верный ответ:

– Это зависит только от нас самих. – На удивление, ему ответила именно Сацуки, как всегда воздержавшись от дополнительных пояснений.

Алекс явно не был удовлетворен, но промолчал, ведь мы уже подошли к нужной аудитории и уверенно зашли внутрь.

Наш капитан, Харабор Грэй, стоял за учительским столом читая что-то в собственном смартфоне. Увидев, что мы зашли, он лишь бросил в нашу сторону мимолетный взгляд и мягким, но уверенным голосом произнёс:

– Проходите пожалуйста. Скоро все подойдут, и мы начнём.

Мы прошли в класс в котором помимо нас уже сидело несколько человек. И все они были погружены либо в собственные смартфоны, либо в записи, сделанные на лекциях. Никто не предпринимал даже попыток поговорить с другими людьми.

– От нас будет зависеть да…

Алекс отпустил комментарий полушёпотом, явно адресуя его Сацуки.

Но та, вполне закономерно, просто проигнорировала его и направилась к задним партам.

Мы с Алексом так же не стали нарушать общий порядок и сели отдельно друг от друга.

Как мне показалось, Хар обратил на этой внимание и даже стал каким-то более удрученным.

Я уж подумал, что сейчас он сделает нечто глупое, пытаясь быть хорошим капитаном, но в аудиторию вовремя зашли ещё две девушки с которыми я уже имел дело в первый день своего пребывания в академии.

Одна из них выглядела как неформалка. Вторая как лесбиянка.

Именно эти обозначения плотно осели у меня в памяти не смотря на то, что я уже давно знал их имена. Эти двое настолько органично смотрелись вместе, что мне пришлось бы приложить усилие чтобы заставить себя называть их по именам. И пока в этом усилии не было никакой необходимости.

– Привет.

– Привет.

Они поздоровались с Харом и сели за ближайшую парту, тем самым нарушив негласное правило садиться поодиночке.

Это сработало как триггер. Они будто дали всем сигнал о том, что ситуация изменилась, и члены серой команды начали постепенно убирать телефоны и тетради с записями. Вместо этого все резко сосредоточились на человеке который собрал нас всех:

– Вижу теперь все в сборе.

Хар так же убрал телефон и встал перед нами пытаясь выглядеть максимально спокойным и уверенным в себе человеком.

– Теперь мы можем начинать…

***

Несмотря на то что Хар объявил о начале собрания, он не начал говорить сразу. На несколько секунд он закрыл глаза явно обдумывая с чего лучше начать, и вместе с тем создавая нагнетающую паузу.

Как только мне показалось что эта пауза начинает затягиваться, он резко открыл глаза и произнёс:

– Знаете, однажды я повстречал одного бескомпромиссно честного человека…

«Решил зайти издалека?»

– Я виделся с ним всего пару раз, но в конце каждой нашей встречи я выносил для себя очень важные уроки. Один из них звучит так…

Он снова сделал паузу и полностью завладел вниманием слушателей.

– Честность – лучшая политика. Ни одна структура, и ни одно общество, построенное на лжи, не сможет продержаться долго, какие бы блага не получило это общество в краткосрочной перспективе.

Эти слова вызвали во мне желание ухмыльнуться.

«Ты же понимаешь, что это лишь одна сторона монеты?»

В истории было не мало примеров, когда одна маленькая ложь спасала сотни тысяч жизней, а правда сказанная не в то время и не в том месте, губила целые цивилизации. Но Хар, судя по всему, был идеалистом верящем в то что сможет изменить устоявшийся порядок хотя бы в масштабах серой команды.

«Или же…», я пристально взглянул в серые глаза нашего капитана пытаясь понять его истинные намеренья.

– Поэтому я буду с вами честен. Независимо от того будете вы сами честны со мной или нет.

Он тяжело вздохнул, и я заметил, что его плечи опустились так будто на них только что лёг тяжелый груз.

– Сейчас серая команда – это даже не команда. Мы просто сборище тех, кто не захотел идти на поводу у толпы и принимать чью-либо сторону. Для того чтобы стать командой нам придется пройти длинный и тяжелый путь. Кроме того, даже если мы пройдем этот путь, нет никакой гарантии что в его конце будет что-то хорошее.

Хар сказал именно то о чём ранее упоминала Сацуки. Взглянув на остальных членов команды я заметил, что никто из них не был удивлен. Похоже все и так понимали текущую ситуацию.

– Для того чтобы исправить это положение нам придется приложить массу усилий. Я говорю нам потому что один человек никогда не справится с подобной задачей. Каждому из нас придется постараться не только ради себя, но и ради других членов команды.

«Вот это ты зря», я снова обвёл взглядом всех слушателей и обратил внимание на то что на их лицах не было энтузиазма. Там была лишь скука, усталость и хроническое безразличие к происходящему.

«Интересно, он понимает, что нельзя превратить кучу незнакомых людей в команду просто приложив усилия?»

Я снова перевёл взгляд на Хара, но, на удивление, он вёл себя уверенно и начал набирать обороты:

– Возможно сейчас вы думаете о том, что нет никакого смысла стараться ради команды. Возможно вы думаете о том, чтобы перейти в другую команду, ведь наш регламент этого не запрещает.

Он обвёл взглядом всех присутствующих явно пытаясь понять на кого эти слова повлияли больше чем на остальных.

– Но я предлагаю альтернативу. Ту самую, ради которой мы все и объединились в первый день. Я предлагаю создать команду в которой не будет места осуждению, презрению, лжи и лицемерию.

Я чуть не рассмеялся из-за последней фразы, но это никак не отразилось на моём лице.

Хар же, снова обвёл всех взглядом чтобы убедиться во всеобщем безразличии к его словам.

Странно, но сразу после этого он очень самоуверенно улыбнулся.

 

– Хорошо, что вы считаете это невозможным. Это говорит о том, что здесь собрались разумные люди с которыми можно вести дела.

На сей раз его слова смогли вызвать удивление у некоторых людей.

– Я просто хотел обозначить свои конечные цели и убедиться в том, что вы хорошо понимаете кого выбрали своим капитаном. Так уж сложилось, что я ставлю перед собой именно невозможные цели. Только к таким целям приятно стремится и только их действительно приятно достигать. Это то во что я верю. Тот принцип, которого я буду придерживаться до конца своей жизни.

Несколько взглядов, направленные на Хара, изменились. Кажется, своим заявлением он действительно смог заинтересовать некоторых людей, но…

– Ха-ха-ха!

С парты позади меня раздался смех и саркастичные аплодисменты. Разумеется, только один человек мог настолько грубо разрушить сложившуюся атмосферу.

– Прелюдия на пять с плюсом! Мы конечно рады, что ты человек высоких целей, а следовательно и стандартов, но… – Алекс сделал паузу и выдал свою фирменную мерзко-лицемерную улыбку.

– План-то у тебя есть? Или хотя бы что-то похожее? Конечно ты наш капитан и обладаешь определёнными привилегиями, но нельзя превратить дюжину человек в боевую единицу с помощью одной вдохновляющей речи и возвышенных идеалов. Это так не работает.

Несколько человек согласно кивнули одобряя заявление Алекса.

– В этом я с тобой совершенно солидарен. Стоит повториться: я огласил свою позицию только для того чтобы вы понимали, что я за человек и как я собираюсь действовать, если же переходить к конкретике…

Хар замялся и это произошло очень не вовремя. Всё напряжение, которое он создавал до этого, резко сошло на нет и теперь мы видели перед собой не амбициозного капитана-идеолога, а человека который не был уверен в собственных словах.

– …мне придется задать вам вопрос. Несколько неудобный вопрос.

«Мы наконец-то переходим к интересной части?»

– Как вы знаете, в нашем регламенте есть два дополнительных пункта которых нет у чёрной и белой команды. – На секунду он бросил взгляд в мою сторону, но тут же осёкся.

– Мы не можем быть уверены в том, что у других команд нет ничего похожего, ведь регламент команды до сих пор доступен для просмотра только участникам.

Элейн, девушка в круглых очках и с веснушками на лице, вставила разумное замечание. А я вновь убедился в том, что она является именно таким человеком какой я запомнил её с первого дня:

«Девочка-ботаничка которая много знает, но мало говорит».

– Верно. Кстати, недавно я выяснил зачем это сделано. До конца сентября регламенты команд первого года останутся скрыты, но потом нам придется платить за то чтобы они продолжали быть таковыми.

Раздалось несколько удивленных вздохов.

– Это значит…

– Это значит, что нам в любом случае придется решать этот вопрос. Если регламент серой команды станет общеизвестен, то… я думаю вы понимаете, как это будет невыгодно каждому из нас.

«Поставил перед нами общую проблему? Неплохо. Интересно, он сам придумал всё что рассказал нам или действительно раздобыл где-то информацию?»

То что сказал Хар в общем-то складывалось со сведеньями полученными мной от Карлоса, так что я больше склонялся ко второму варианту.

– Конечно при условии, что это ещё не произошло…

Аудитория мгновенно погрузилась в тишину после этих слов. Каждому из нас потребовалось время чтобы полностью понять, что именно он имел в виду.

– В этом и заключается мой неудобный вопрос. Я хочу знать, есть ли вероятность того, что другие команды знают о нашем регламенте. Я обещаю, что не будет никаких наказаний для того, кто по какой-либо причине слил информацию другим командам. Так же я гарантирую что не буду обвинять вас и ваши действия не будут расценены как деструктивные. Если утечка произошла, то мы просто изменим дальнейшие планы с учётом этого обстоятельства.

Хар снова обвёл взглядом всех присутствующих. Но на этот раз он сделал это медленно, очень медленно.

– Я прошу вас всех вспомнить свои контакты с другими командами. Моменты, когда у вас пытались что-то выведать, моменты, когда кто-то другой держал в руках ваш телефон. Если подобные инциденты были, то прошу – просто скажите. Никто не будет злиться или обвинять вас, наоборот, вы сделаете так что серая команда сможет действовать более эффективно.

Все участники серой команды начали переглядываться между собой, но никто из них не выглядел уличенным. Скорее наоборот, каждый искал виноватого будучи уверенным в собственной безопасности.

– Стало быть, вы все уверены, что утечки не произошло?

Наш капитан задал этот вопрос таким тоном, будто сколько бы мы его не убеждали, он всё равно не поверит в то что такое возможно.

– Эй! Мы по-твоему похожи на общительных людей?

Сидевшая за первой партой неформалка задала очевидно-риторический вопрос.

«Даже в чате команды не происходит никакого общения. Вряд ли кто-то из нас мог сойтись с людьми из других команд».

Даже мои связи с другими командами ограничивались Кирой Бэлфорт – наглой рыжей девицей из черной команды, вместе с которой мы пробрались в общежитие где встретили Карлоса.

– Я понял… тогда… мы сами организуем утечку.

– А…

На этот раз раздалось действительно много удивленных вдохов.

– Что вы так удивляетесь? Рано или поздно это всё равно бы произошло. Даже если мы сможем заплатить и скрыть свой регламент, я сомневаюсь, что другие команды так просто оставят нас в покое. Рассчитывать на подобное было бы наивно.

Странно было слышать эти слова от человека что хотел создать «…команду, в которой не будет места лжи и лицемерию».

– Но сейчас… мы можем сделать так, что утечка произойдет на наших условиях и более того… сыграет нам на руку. – Хар зловеще улыбнулся и, взяв маркер, написал на доске одно короткое словосочетание которое заставило всех удивленно распахнуть глаза.

– Перед вами наша цель. Это то на что может рассчитывать серая команда. Это та цель, первый шаг к которой я хочу сделать ещё до конца сентября.

Аудитория погрузилась в тишину, ведь цель которую он обозначил выглядела вполне разумно и достижимо, но в то же время…

«Это слишком амбициозно».

– Разумеется, для того чтобы всё получилось мне понадобится ваша поддержка. Сейчас я расскажу вам своё виденье ситуации и план с помощью которого мы сможем на неё повлиять. Я рассчитываю, что каждый из вас к концу этой встречи убедиться в том, что у нас есть возможность победить в этой нечестной игре.

***

В течении следующих трёх часов я полностью поменял своё мнение о Хараборе Грэе.

Он действительно был идеалистом, но вовсе не верил в невозможное. Скорее он верил в то, что ему хватит сил превратить невозможное в реальность. И, как выяснилось, у него был план как этого добиться.

Хар оказался невероятно талантливым руководителем, который сумел понятным языком обрисовать сложившуюся ситуацию и обозначить варианты наших дальнейших действий.

Этих вариантов было немного и Хар выбрал для реализации самый многообещающий, и в то же время, самый дерзкий из них. Он последовательно убедил каждого из нас в том, что при желании и должном упорстве мы сможем не только противостоять другим командам, но и быть жесткими по отношению к ним.

Его аргументы были настолько сильны, разумны и просты для понимания, что вскоре вся серая команда согласилась с его планом и большая часть участников даже получили в нём собственные роли в соответствии со способностями и предпочтениями.

«Он действительно талантливый руководитель. Хотя… возможно это вовсе не талант, а опыт… А может быть и то и другое».

Сейчас, спустя три часа после начала встречи, в аудитории осталось всего три человека: я, Хар и Алекс. Все остальные уже разошлись по своим делам, причем каждый из них выглядел более воодушевленным чем в самом начале встречи.

– Так… вроде я ничего не упустил. Вы оба кажетесь мне весьма проницательными людьми, так что скажете?

Хар обратился к нам так, будто его действительно волновало наше мнение несмотря на то что придуманный им план уже был озвучен, и фактически мы уже приступили к его реализации.

– Хе-хе-хе, скажу так: твой план настолько безумен, что обязан сработать. И выгоды которые мы получим в случае успеха… – У Алекса вдруг сверкнули глаза так что даже его лицемерная улыбка на секунду стала выглядеть искренней.

– … очень многообещающи.

Они кивнули друг другу, после чего синхронно перевели глаза на меня.

– Вынужден признать, игра стоит свеч, но у меня есть пара вопросов…