-30%

Фастфуд

Tekst
Z serii: Корм #2
40
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Фастфуд
Фастфуд
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,85  23,88 
Фастфуд
Audio
Фастфуд
Audiobook
Czyta Артем Мрак
17,42  12,19 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Присел и тут же развернулся на колене, вскидывая лук и подхватывая одну из стрел, пучок которых разложил здесь заранее, дабы потом не тратить на это секунды и не напрягать головорезов преждевременно, вытаскивая боеприпасы из контейнера у них на глазах.

Лук в руках без стрел не должен насторожить их раньше времени. На этом и строился расчёт.

Замысел столь прост, что сходу смогут раскусить. А это даст шанс спастись всем или некоторым.

Преследователи отстали более чем на три десятка метров. Они сейчас находились на лишённой даже намёка на укрытие автостоянке, а перед ними с луком наизготовку занял удобную позицию тот, кого пару секунд назад они считали безоружным и беззащитным кормом. Обычный не на что негодный бродяга в замызганной одежде, которому Сяо выдал какое-то лёгкое задание. В награду за него удалось разжиться луком и, должно быть, навыком на него. Оружие может и хорошее, но ни разу не опробованное, и боеприпасы к нему глупый корм купить не догадался.

Так это смотрелось со стороны.

Если головой не думать.

Вот только сейчас в глазах самого прыткого головореза, опередившего отставшую пару, промелькнул намёк на понимание вперемешку с ужасом от предвидения того, что сейчас случится. Он ведь в данный момент находится на участке, где применять оружие нельзя, а вот на Грешника это ограничение уже не распространяется. Как разъясняет описание, стрела, выпущенная за границей безопасной зоны, способна успешно поразить цель в запретном радиусе.

По краю такого места надо передвигаться аккуратно, а не подставляться, как эти неудачники.

Руки зудели самого догадливого снести первым. Но нет, он оказался не таким уж и умным. Начал резко тормозить, закричал, предупреждая остальных. Ошибку совершил, надо было дальше рваться, постараться как можно быстрее выскочить из безопасного круга. Теперь, потеряв скорость, он превратился в лёгкую мишень.

Раз так, пусть подождёт. Мужик с винтовкой опаснее. У него лёгкая кираса, не факт, что даже бронебойная стрела с такой справится. Поэтому надо валить его, пока не развернулся и не отбежал в глубину безопасной зоны.

Новый лук может и хорош, но действительно непривычен. Первый выстрел ушёл в «молоко» – промах на полметра со смешной дистанции. А цель как бежала к границе, так и бежит, не понимая, что скорости выскочить из круга у неё недостаточно, что, продолжая приближаться, подставляется под гарантированное попадание.

Так и получилось, – вторая стрела пробила скулу, ушла глубоко в недра черепа, свалив на месте.

Двое оставшихся оказались не настолько уж прямолинейно-тупыми. Первый уже улепётывал назад, к спасительному центру круга, где до него из лука не добить. Второй затормозил и разворачивался в ту же сторону.

Отложив убийство этого тормоза на потом, Грешник выстрелил в самого сообразительного. Спину его лишь майка прикрывала, а против стрел она защищает немногим лучше газетной бумаги.

Выстрел.

Есть попадание.

– Тварь! Сууука! Аааааа! – заорал подстреленный от нестерпимой боли.

Однако, несмотря на пробитую почку так и продолжал бежать, то завывая при этом, то ругаясь.

Ещё выстрел, и стрела входит между лопаток. На всякий случай Грешник приготовил только бронебойные. Может раны от них и не настолько кровавые, как от охотничьих, зато с костями и лёгкой бронёй расправляются эффективнее.

Подстреленный свалился замертво.

А вот оставшийся удивил. Не очень-то быстрым выглядел изначально, но сейчас или страх сыграл, или перестал придуриваться. Припустил так, что ещё пара-тройка секунд, и уйдёт.

Стрела догнала, ударив в копчик. Не смертельно, но повезло, попала в удачный момент, сбив с ритма шагов, заставив ноги запнуться друг о дружку. Равновесие убегающий кое-как сохранил, не упав лишь чудом, но скорость при этом потерял, и вторая стрела угодила уже прицельнее, под правую лопатку.

Закричав, раненый припал на колено, но тут же подскочил, рванул дальше на заплетающихся ногах, скорее изображая бег, чем действительно убегая. Однако он уже удалился прилично, а лук по-прежнему казался чужим, чудеса меткости с непривычным оружием не продемонстрируешь.

Третья стрела пролетела мимо, четвёртая тоже, а вот пятой повезло – встряла чуть ниже шеи, уткнувшись в позвоночник. И даже издали прекрасно видно, что ушла неглубоко, застряла в костях.

Раненый снова упал, и, не переставая подвывать, пополз дальше на четвереньках. Грешник снова выстрелил, на этот раз совсем уж неудачно. Должен был попасть, но противника не вовремя повело, завалился на бок за миг до прилёта стрелы.

Тщательно целясь, выпустил вслед ещё две. Одна ударила в асфальт, вторая впилась в ягодицу. На смертельное попадание явно не тянет, но раненый перестал подвывать, распластался, раскинув руки-ноги в стороны, замер.

Грешник опустил руку, но стрелу не нащупал. Да, так и есть, закончились. Слишком часто мазал или попадал не в самые жизненно важные места.

Неспешно достав из рюкзака контейнер, вытащил из него ещё семь стрел. На этот раз не бронебойные, а обычные. С широкими трёхлезвийными наконечниками, наносящими незащищённым противникам ужасающие раны.

Работал неспешно, приноравливаясь к новому оружию. Четыре промаха и три попадания. На такой дистанции, да с незнакомым луком – приличный результат.

Поднявшись, неспешно направился к ближайшему телу. Присел, осторожно потрогал чужой арбалет. Удар током не последовал – кукловоды сочли, что предмет, потерявший владельца, считается бесхозным. Или даже назначили новым хозяином убийцу.

Обобрал одного, затем второго. До третьего добрался в тот момент, когда он перестал подавать признаки жизни, замер посреди лужи крови, на краю которой появился контейнер.

Вовремя.

Этот любитель корма оказался самым богатеньким. В сумке на поясе звенела явно немаленькая жменя монет испытания. Заглянув в неё, Грешник увидел, что второе отделение ломится от универсальных символов развития. Похоже, убитый копил их для открытия какого-то навыка, которым собирался обзавестись позже. Иной причины собирать столь приличное количество в голову не приходило.

В сумме вышла неплохая добыча, но могло быть и лучше. Знаков, увы, всего ничего. Зато есть пилюли лечения, усилители, фрагменты камня телепортации и алтаря воскрешения, странички рецептов и навыков. И, как и предполагал, всё оружие относится к предметам испытания. Не самые лучшие образчики, но торговец возьмёт.

Задумчиво осмотрел выпавшие контейнеры. Думал Грешник при этом не о содержимом, а о другом.

О неожиданном.

Снова возник вопрос, на который нет ответа.

Снова надо думать.

Покончив с мародёрством, направился назад, к Сяо, не обращая внимания на потрясённые взгляды, которыми его сверлили четверо участников, так и сидевшие возле торговца. И мясо и привилегированные смотрели одинаково-неописуемо.

Уже подходя к фургончику, Грешник чуть повернул голову и кивнул арабу:

– Маленько заработал.

Глава 6

Пространство Ксай. Ярус 1. Команда 2. Локация рудоуправление Кункхэн.

Дела торговые

Бес, приблизившись, осторожно коснулся плеча Грешника телефоном. Тот на это даже не поморщился, так и продолжал изучать тетрадь Сяо. А барыга, такой напористо-нагловатый ещё несколько минут назад, совершенно иным тоном произнёс:

– Как же мне хочется обалдеть! Держите меня восемь человек! Да это же ты! Тарка, ты таки не поверишь, но это таки он! Тот самый интересный гражданин, о котором все так любят поговорить! Грешник, моё тебе большое уважение. Выше тебя только Заяц и Резак, но оба неместные, не считаются.

– В смысле выше? – заинтересовался Грешник последней фразой.

– Заяц, это который Порнозаяц, а Резак это просто Резак. Они теперь выше тебя по рейтингу, перегнали сегодня. Теперь соревнуются между собой. То один впереди, то другой. Такие вот качели. До них ты жил на первом месте. Как резко вырвался вперёд, так никто до тебя и не дотягивался до сегодняшнего утра.

– Что за рейтинг? – спросил Грешник.

– Такая простая вещь, и ты почему-то не знаешь, удивлённо вскинулся торговец, после чего отмахнулся: – А, забей на него, долго рассказывать, – отмахнулся Бес. – Это я не о том сказал, который по сумме замученных варанов, это по убийствам и набору уровней с параметрами. У таких, как ты, это не отображается, вот и не знаешь. Порнозаец тоже из мяса, а Резак вроде из высокой касты. Сообщения про эту парочку гремели на весь мир, а там касту полагается писать. Так-то у нас никто этих граждан не знает. Они где-то далеко отсюда, а ты таки здесь, ты наш, местный. И чего сразу не сказал, что ты это ты, а не мимо проходил? Эти несчастные люди не поняли, на кого голос подняли. Знали бы, сидели тихо. Ты таки сильно здесь знаменит, имеешь уважаемую репутацию.

Грешник промолчал. Ну а зачем плохо высказываться об умерших людях? Это считается нетактичным. Ничего хорошего про этих уродов не скажешь. Промышляя охотой на людей, они повели себя непростительно беспечно. Уровень детсада, даже не удосужились проверить очередную жертву, зашедшую в безопасную зону. А ведь это элементарно, всего-то и требуется – телефоном прикоснуться. Как удалось выяснить с помощью Рыськи, таким способом он о ней узнать может многое, а вот она про него почти ничего. В сообщении указывается только прозвище, потому что девушка значительно отстаёт по уровню.

У этих неудачников телефоны, скорее всего, тоже выдали бы минимум информации. Но прозвище – это уже немало. Особенно если оно знаменитое. К тому же это тот случай, когда отсутствие информации само по себе много о чём говорит. Ведь нетрудно догадаться, что перед тобой не простое мясо, а мясо с ненормально-высоким уровнем. Даже если не вспомнить приметы того, кто безжалостно потрепал шайку Лорда, всё равно вариантов остаётся немного.

Скорее всего – ровно один. Грешник ни разу не слышал ни о ком другом, кто здесь действует так же жёстко и эффективно. Он, конечно, мало с кем общался, но всё же не в вакууме находится.

 

Одно касание телефона, и все трое так бы и остались сидеть на своих ящиках, носы опасаясь высунуть за пределы безопасного круга. По реакции оставшейся парочки Грешник это понимал. Вон, девушка, которую Бес назвал Таркой, даже не пытается ничего сказать, только глаза вытаращила, неотрывно наблюдая за прославленным душегубом.

А сам торговец одновременно в восторге и в ужасе. И ни малейшего желания наказать обнаглевшее мясо в его глазах не просматривается. Восхищение абсолютное. А ведь до этого вёл себя несколько иначе.

Троица глупейше сглупила и троица за глупость поплатилась. Теперь их оружие, снаряжение, содержимое карманов и посмертные контейнеры стали собственностью Грешника. И сейчас он всецело занят изучением награбленного и размышлениями о том, куда бы его повыгоднее пристроить.

– Я Бактр, – неожиданно заявил араб. – А она Заха. Мы слышали о тебе.

– Да о нём все уши слышали, – чуть успокоившись, почти небрежным голосом прокомментировал Бес. – Уважаемый, тебя так и можно звать Грешником? Без фамилии и отчества? Послушай сюда, Грешник, а что тебе надо? Что ты там такое смотришь? Ты со мной торгуй, а не с этим жадным недоразумением. Со мной прибыльно торговать, потому что со мной торговля, а с ним – ограбление.

Грешник, не отрываясь от тетради, равнодушно бросил:

– И в чём же моя выгода?

– Так в ценах же. Куплю подороже, продам подешевле. Я тут не просто так сижу, через меня и Лорд, и Шерхан, и Крысолов дела делают. Это только из крупных, про мелких я скромно промолчал. Кому что надо скупить или сбыть, все идут к Бесу.

– Монополист, значит? – так же равнодушно спросил Грешник.

– Почему сразу монополист? Есть и конкуренты, двойной геморрой им в больное седалище. Но ты учти, у них не получается, а у меня получается. Неудачники. Со мной торгуй, а не с дедом. Ну так что тебе надо, говори?

– Кто такой Крысолов? Такой же козёл, как и Лорд?

– Как хорошо, что Лорд тебя не слышит. Он таки незлопамятный человек, просто всё помнит, – ответил Бес и, усмехнувшись, серьёзным голосом добавил: – Вообще-то за информацию деньги полагается зарабатывать, но брать с Грешника деньги за такие пустяки, я же сам себя потом уважать не смогу. Нет, Крысолов не такой некрасивый, как Лорд, но у него есть где-то двадцать серьёзных человек. Он больше по лесам дела делает, морским песочком не интересуется. Да и что там делать? Люди у него хорошие, но мало их, чтобы на берегу дела делать. Слушай, а давай ты распишешься у меня на майке? На десяти майках? Майка с твоим автографом, это таки попахивает хорошим повышением цены. Многим захочется. Мы получаем добавленную стоимость за смешную работу. Двадцать маек давай? Надо у седого купить, у меня столько нет.

– А мне что с этого будет?

– Вечная слава, – подмигнул Бес. – Ну Грешник, ну мы таки свои люди, мы обязательно с тобой договоримся, – снова лукаво подмигнул. – Тебе ведь что-то надо. Говори, что ищешь, может решим. И тебе хорошо, и мне.

А почему бы и нет? Если у Беса цены действительно лучше, чем у Сяо – это может сэкономить деньги. Грешнику ведь над каждой монеткой трястись приходится, а скидка у старика смехотворная.

Сдавшись, ткнул в тетрадку:

– Книги навыка на ножи есть?

– Просто на ножи? – деловито уточнил Бес. – Какие классы?

– А какие есть?

– Базовых больше десяти штук, несколько простых, и на этом у меня ассортимент заканчивается. Других нет, я человек бедный, я улучшенные навыки ни разу в руках не держал. Даже у деда ничего выше простых нет в продаже. Слышал, тут болталась пара улучшенных книг, в самом начале. Цены там были такие, что глядя на них, люди хватались за мыло и умоляли дать им верёвку с петлёй. Говорят, одну Шерхан выхватил, ещё одна неизвестно куда делась. Лорд божится и клянётся, что он не забирал её, а кроме как у него и у Шерхана столько денег быть ни у кого не должно. Или… – Бес уставился на Грешника странно, будто в первый раз увидел. – Таки держите меня семеро! Да это ведь ты книгу прибрал! Точно ты! Ты ведь с луком по-доброму управляешься, и у тебя есть деньги, чтобы так богато себя вести! Вот и вся загадка.

Грешник не стал комментировать предположение Беса, продолжив торг, как ни в чём ни бывало.

– И сколько у тебя стоят простые книги на ножи?

– Для тебя по сто семьдесят девять.

Грешнику не пришлось проверять по книге, он помнил, что у Сяо такие же стоят сто девяносто. Плюс монет пять-десять старик может скинуть, а это получается, что цены у Беса не такие уж привлекательные, как тот уверяет.

Раздумывая, спросил:

– А какая разница между классами? Допустим, чем простой навык хуже следующего, улучшенного?

– Тут-таки сложного совсем ничего нет, – охотно начал пояснять Бес. – Слушай сюда. Вот ты взял простой навык на нож, влил в него много символов, и получил третий ранг. И вот я взял улучшенный, и сделал из него первый ранг. Мой первый ранг даёт где-то столько же, сколько твой третий ранг. Так понятно?

– То есть каждый последующий класс действует в три раза лучше предыдущего при одинаковом ранге?

– Я таки тебе разжевал, в рот положил, и ты, наконец, решил меня понять. Но если высокие классы тебе так нравятся, не надо забывать, что это удовольствие не бесплатное. Чем выше тебя заносит, тем бубликов больше и больше надо. Знаешь, сколько придётся потратить на легендарном классе, на десятом?

– Выше которого только идеальный? – уточнил Грешник.

– Таки да, выше идеала нам ничего не показывают. Но давай вернёмся к легендарному. С нуля до первого ранга его поднять, это двадцать пять тысяч символов. Да я столько за всю жизнь не видел. И где такие высокие навыки берутся? Здесь и близко такое добро ничьи глаза не видели, не только мои. Никаких нервов не хватает за такие цифры думать. Некоторые говорят, что дальше с этим станет попроще. А умные помалкивают, потому что никто ничего точно знать не может. Если у тебя совсем плохо с деньгами, бери то, на что хватает. Пользуйся сейчас тем, что есть. Потом станешь богатым человеком и переделаешь.

– Это как? – заинтересовался Грешник, озадаченный дороговизной перспективы обзавестись высшим классом по всем навыкам.

– Слушай сюда. Берешь книгу такого же навыка, но выше классом. И прилежно её учишь. Старый навык пропадает, появляется новый, с новым классом.

– А символы, которые в старый вложены? Что с ними при этом происходит? – уточнил Грешник.

– Тут всё совсем просто. Смотри сюда. Давай сделаем так, что ты в тот простой нож вложил шесть сотен бубликов. Получается, у него теперь ровный третий ранг. А теперь берешь себе улучшенный нож. Простой пропадает, а из тех шести сотен три четверти переходит на улучшенный. И у тебя получается улучшенный с первым рангом, и две с половиной сотни болтается на нём без дела, потому что до второго ранга их не хватает. Ещё полторы добавь, и таки будет тебе второй.

– Четверть вложенного, получается, пропадает?

– Таки да, нас тут грабят вообще без малейшей совести, – кивнул Бес. – Но могло же и хуже быть. Сильно хочешь простые себе взять, но жалко таких денег? Есть для тебя вариант. Смотри сюда, я таки могу забрать всё, что ты с этих несчастных поимел. Я за оружие и кирасу говорю. Дам тебе две книги и сто десять монет сверху.

– Да мне седой больше даст, – усмехнулся Грешник.

– Ты попробуй, проверь сначала, сколько этот скупердяй отсчитает, а потом язык не повернётся такое сказать. Давай-давай, сделай мне объяснение, что моя цена хуже, чем у этого жлоба.

– За две книги на ножи дам арбалет и копьё.

– Что я сейчас услышал?! – Бес чуть за голову не схватился. – И где подевалась твоя человеческая совесть?! Ты мне даже винтовку сверху не предложил и патроны, все, что там есть! Ты таки по миру меня пустить захотел?! Вот кто так торгуется?! Мы же даже ещё не подумали, что тебе надо, а ты уже хочешь ограбить всё, что у меня есть.

– Книга на глефы, наверное, нужна. И сама глефа, – Грешник вспомнил, как удобно ощущался в руках трофей, заработанный в битве с самкой гаков: – А лучше гуань дао.

– О! Да ты таки знаток необыкновенного вооружения. И я тебя порадую, ты зашёл именно по адресу. Есть гуань. Хороший гуань. Прямо-таки тебя дожидался.

Бес вернулся к ящику, на котором до этого восседал, и открыл его. Внутри обнаружились несколько больших контейнеров, из одного торговец спокойно вытащил здоровенный гуань дао. А ведь при таких габаритах у него и четверти длины не могло поместиться.

Снова пространственная аномалия.

Грешник почему-то почти не сомневался, что это окажется то самое оружие, без которого он остался после предательства Шкафа и Краски. А это могло означать, что те ушли недалеко и попались охотникам за головами. Трофеи с них достались Бесу на реализацию.

Или вариант гуманнее: добрались до торговца, продали чужое барахло задёшево, а он теперь пытается на этом наварить.

Но нет, с первого взгляда понятно, что к этому гуань дао Грешник никогда прикасался. На глаз чуточку длинней и по целой сумме признаков очевидно, что оружие получше. Смотрится надёжнее, заметно, что качественнее.

Поднёс телефон, нажал на кнопку определения.

Предмет испытания.

Серый

Оружие. Тип: физическое. Класс: холодное. Дальность: ближний бой. Вид: глефа.

Большой предмет.

Уровень: 3.

Ранг: обычный предмет (может вместить до 3 свойств (и 1 дополнительно, открывается при помощи расширителей)).

Артефактные свойства: нет.

Активированные свойства: нет (доступны 3 слота).

Привязка: нет.

Прочность: 233/233.

Атака: слабая.

Защита: нет.

Создатель: Лестница Испытания.

Возможные ресурсы получаемые при разрушении: 2-6 брусков хорошей древесины, 1-4 куска простой кожи, 1-4 куска базовой руды, 1-3 куска некачественной руды, 1-2 куска дешёвой руды, 1-3 тюбика простого лака, 1-2 души существа, 1-2 простая соль, 1-2 рядовой кристалл.

Внимание! Количество ресурсов может увеличиваться при изучении и развитии навыков, способствующих получению дополнительных ресурсов. Без них вы можете получать лишь минимальное количество (в случае удачного разрушения).

Краткое описание.

Гуань дао приятного цвета. Чуть-чуть лучше базового. Эффективное оружие для нанесения колющих и рубящих ударов на дистанциях, недоступных для меча и топора. Режущие удары наносить чуть труднее, но при должном уровне мастерства это можно проделывать достаточно эффективно. В целом резано-рубленные повреждения от такого оружия слабые, но при затяжных ударах с широкими размахами можно нанести серьёзную рану даже опасному противнику. Ранения от колющих ударов широкие и способны привести к быстрой смерти от кровопотери, даже если не повреждены жизненно-важные органы.

Грешник плохо ориентировался в ранжировании предметов испытания, но это не помешало понять, что ничего качественнее он пока что в руках не держал. Даже амулет, доставшийся за выдающееся достижение, смотрелся куда скромнее. А ведь в тот раз кукловоды сочли случившееся событие столь достойным, что разослали сообщение на телефоны всех участников.

– Где ты это достал? – сам по себе вырвался вопрос.

– Где достал, там тебе снег зимой не продадут, – подмигнул торговец.

– Можно подержать?

– А деньги у тебя есть, чтобы за такую прелесть держаться?

– Вообще-то я ещё не покупаю, я просто прицениваюсь.

– Не, тут это так не работает. Тут, у торга, если я что-то кому-то дал добровольно, и он это подержал в руках немного времени, это всё, это уже было моё, а стало твоё. Платил ты или нет, таки без разницы. Можешь пойти себе дальше, и добро моё прихватить, и ничего тебе за это не сделают. Такая вот охрана. Тут надо за вещь дать деньги и сказать дружно «сделка». И всё, деньги мои, гуань твой. И тянуть с этим нельзя, одновременно надо передавать, несколько секунд для этого есть.

– Плохо, – нахмурился Грешник. – Оружие сложное, брать такое, не попробовав, это кот в мешке.

Бес махнул рукой:

– А, ладно, держи, не могу тебе сопротивляться. Но только смотри, ты аккуратным почерком подпишешь все те майки, которые я вежливо вытрясу из этого пожилого человека.

Спасибо суровому отчиму, благодаря его воспитанию с похожим оружием Грешник когда-то сталкивался. Даже придумали с ним пару связок, со стороны выглядевших красочно, что и требовалось. Разумеется, не всерьёз работали, и, естественно, никого не пытались убить. Однако махали нешуточно, такие занятия что-то давали. Руки помнили, да и не такое уж это сложное дело, как считают несведущие.

Покрутил в одной руке, перекинул в другую, перехватил обеими. Да – однозначно стоящий вариант. И один на один повоевать можно, и от толпы головорезов отмахаться, и будет чем встретить тигра. Ещё нож добавить, или кинжал, плюс лук, и сбалансированный комплект получится. На любых дистанциях сможет неприятности устраивать.

 

Вернул гуань Бесу и спросил:

– А ещё такие есть?

– Лично для тебя найдётся нагината, она тоже по глефам считается, а не по алебардам. Некоторые люди так сильно хотели сойти за умных, что почти подрались, когда эту тему обсуждали. Сделали мне тут большой скандал за разницу глеф и алебард. Алебарды у меня тоже есть.

– У тебя там что, тонна оружия в этом ящике? – не удержался Грешник.

– Почему тонна? Сколько надо, столько и лежит. Контейнеры не из резины делают, всё не влезет. У каждого своя вместительность, в телефоне это пишут, смотри туда часто, там таки бывает полезное.

– А если попробовать положить что-нибудь больше лимита?

– Ты магниты в своей жизни видел? Одной стороной они хорошо друг к другу прилипают. Другой плохо. Другой они вообще не прилипают, отталкиваются. Вот так и тут будет, сразу оттолкнёт. Лишнее упадет рядом. У меня тут контейнеры не из мусорного бака. Они таки особые. Но ты и сам знать такое должен.

Покрутив нагинату, Грешник сменил её на европейскую алебарду, затем взял ещё одну. Нет – всё не то. Чего-то не хватает, только первый вариант как родной в руках ощущался.

Если и есть альтернатива получше, искать её придётся не у Беса.

– Беру гуань, – решился, наконец, Грешник. – Какая у тебя лучшая книга на глефы?

– Только второй класс. В смысле базовый. Редкий товар, от сердца отрываю.

Обернувшись на старика, Грешник задумчиво произнёс:

– У Сяо есть простой навык. Как ты говоришь, это третий класс. Выше базового.

– Где я и где Сяо? Ты цену его видел? Ну так посмотри, глаза у тебя имеются. А потом за мою цену послушай.

– Навык классом повыше, и он мне маленько скинет.

– Это за что тебе такое великое счастье под названием «скидка»? – заинтересовался Бес.

– Задание выполнил, он теперь ко мне добрый.

– Тут сто человек на этого седого старались работать, а добрый он только к тебе. Что же ты такое приятное ему сделал?

Бес вроде информацию не зажимал, и Грешник, чуть помедлив, решил, что ничего сильно секретного не выдаст. Даже если все члены Бойни узнают про такую возможность, серьёзно это их не усилит, а сделать торговца «должником за услугу» не помешает.

Не так много дней дали на прохождение яруса, сидеть на побережье до последнего нет смысла. Ведь кто знает, что ждёт дальше, на севере. Возможно, машинами туда добраться нельзя, значит, придётся потратить прорву времени на пеший переход по опасной местности.

Так или иначе, седой торговец вскоре останется здесь в одиночестве. Долго пользоваться скидкой не получится.

– Сяо попросил достать голову особого гака. Я достал.

– Знаю такое поручение, – кивнул Бес. – Дед его с пятого уровня может давать. А кому-то и на четвёртом дали. И таки мне известно, что два раза его уже выполняли. А за скидку совсем ничего не знаю, ты первый мне о ней заявляешь. Может с заданием у тебя что-то не совсем так?

Грешник снова помедлил с ответом. Что тут говорить? Впервые к Сяо он вышел, будучи прилично повыше пятого уровня. Плюс всё сделал в одиночку, а знакомые Беса наверняка действовали группами.

И то, что дополнительное условие не выполнил, причём отказался от него сознательно, тоже надо учитывать. Может сработал неписанный бонус, на него завязанный, может что-то другое, может всё вместе сыграло. Поди пойми, если никаких пояснений по этому поводу телефон не даёт.

Покачал головой и ответил почти искренне:

– Без понятия. В условиях написали, что надо убить особого гака и принести его голову. Я убил и принёс.

– А могу ли я поинтересоваться размером скидки?

– Копейки.

– А твои копейки, это сколько?

– В районе пяти процентов.

– И пять процентов ты называешь копейками?! – вскинулся Бес. – Ты меня расстраиваешь своей душевной щедростью.

Грешник пожал плечами:

– Может тебе и нормально, но на большую скидку не тянет.

– Всё равно мне это интересно, – продолжал развивать тему Бес. – Есть у этого старого подобия человека некоторые вещи, которые я хочу сделать своими. Если получится взять со скидкой, через тебя, всем хорошо будет. И ещё мне интересно всё, что у тебя есть. У таких, как ты, много редких вещей выпадает. А мне всё редкое очень интересно.

– В смысле много? – уточнил Грешник, совершено не понимая, о чём речь. – Ты о знаках уровня и символах развития? Я их не продаю, самому нужны.

– Тебе нужны, да? Что ж ты сразу-то не сказал? Я продам, – оживился Бес. – Но я не за них говорил, я за редкое говорил. Бублики и подковки падают из всего, что убивается. Это не редкое, это всегда есть.

– Тогда что редкое?

– Вещи всякие: лечилки, дыроколы, ремонтные марки, усилители, медицина. Таким, как ты, хорошо насыпают, а такие, как я, видят их редко. Везде несправедливость.

– Да я бы не сказал, что мне их много насыпают…

– Это говоришь не ты, а жадность твоя, – ухмыльнулся Бес. – То, что тебе кажется малым, для меня мечта. Мне надо несколько гаков сильно огорчить, чтобы увидеть хоть что-то кроме бубликов и подковок, а тебе, наверно, из каждого что-нибудь интересное падает. Это таки особая привилегия для таких, как ты.

Полезная информация, перекликающаяся с тем, что Грешник узнавал ранее. Получается, бонус для корма работает не только на знаки уровня и символы развития. Для всех прочих предметов шанс тоже намного выше. Жаль, неизвестно насколько. А ведь там много весьма полезных вещей. Вот как чинить оружие испытания, если нет ремонтных марок? Или чем лечиться, если браслет разряжен, нет детоксикатров, а тебя покусали вараны?

Новость и хорошая, и плохая. Приятно знать, что тебе светит куда большая награда, чем казалось раньше. И в то же время охота на низовых участников становится гораздо выгоднее.

Ценность дичи, у которой можно отобрать редкие предметы, значительно повышается.

– Давай уже определимся, – сказал Грешник. – Тебе и скидка, и футболка, и ещё что-то. Но понимаешь, я благотворительностью не занимаюсь, мне тоже много чего нужно. Давай уже торговать по порядку, пока ты меня совсем не запутал.

Времени на торг ушло немало. В процессе приехал пикап с надписью «Дикий Восток». Банда Шерхана, как чуть позже объяснил Бес. Якобы объединились с Лордом, но от своей символики отказываться не торопятся. Головорезы на Грешника внимания не обратили. Сочли одним из привилегированных, а оповещение на телефонах рассматривать не стали, вибрацию связали с арабом и его подругой. Отвесили в адрес парочки несколько сомнительных шуточек, купили у Сяо полдесятка контейнеров с арбалетными болтами и уехали, даже не заподозрив, что перед их появлением тут случилась небольшая резня.

Не зря Грешник не поленился и оттащил ограбленные трупы в административное здание. Если пристально не вглядываться в сторону автостоянки, разливы подсыхающей крови на трещиноватом асфальте заметить сложно.

Бес торговался отчаянно: с криками, жалобами на грабёж, с закатыванием глаз, чуть ли не со слезами. Причём заметно, что это не из-за гипертрофированной алчности, а ради любви к искусству.

Тот ещё базарный актёришка.

Под конец Бес будто почуял, что финансы Грешника исчерпаны, следовательно, тянуть время нет смысла. И стал на удивление покладистым, прилично уступил, что позволило увеличить запас стрел и болтов.

Помимо гуань дао и простого навыка на глефы (взятого у Сяо), Грешнику достались две книги простого ножевого боя и один ничем не примечательный охотничий нож. Также один нож оставил из трофеев, он тоже являлся предметом испытания.

Пришлось сбросить львиную часть добычи. Благо, Бес давал цены чуть побольше, чем старик. С некоторыми предметами не хотелось расставаться, но пришлось. Увы, монет на всё задуманное не хватало.

Основные траты – это книги. Даже простые навыки тянули дороговато. Судя по тому, как Бес нахваливал финансовые таланты покупателя, торгаш на Грешнике изрядно наварил. Но к кому ещё обращаться? Изобилия предложений на рынке не наблюдается.

Подписав несколько маек и футболок испытания, добытых Бесом из личных запасов и бездонного фургончика Сяо, Грешник почти дружески попрощался с барыгой и, поколебавшись, всё же спросил: