3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Любовь на выходные

Tekst
132
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Нет, работа и жаркая карибская ночь жаждут поглотить меня, – с сарказмом ответила девушка.

– Вот угораздило меня связаться с такой дамой, со всем пылом отдающейся своей профессии.

– По моему дама вчера отдавалась с пылом не только профессии, – смеясь, заметила Варя.

– Хоть какой-то плюс, – также улыбнулся Макс. – Напомни мне время и место – заберу тебя из этого вместилища разврата и порока в районе 12 ночи. Раньше не смогу – надо съездить в соседний город, проконтролировать заказ.

– Хорошо, – кивнула девушка, – Только не задерживайся, после полуночи обычно становится жарче во всех смыслах этого слова.

– Боишься, что не удержишься?

– Боюсь, что не дождусь тебя и сбегу пораньше.

* * *

Дома Варя привычно приготовила чай, с удивлением созерцая пустой холодильник. Живя на два дома, она совершенно забыла про покупку продуктов. На обед можно было сварить только пакет макарон, заедая их консервированной кукурузой. Поэтому поработав пару часиков, Варя выбралась в магазин за покупками. Звонок главного редактора застал ее между молочным и хлебным отделами, когда девушка сосредоточенно изучала процент жирности йогуртов.

– Варвара Николаевна, требуется ваше присутствие на работе, у вас полчаса, чтобы придти.

Вот черт, в последние две недели Варя видела и общалась с Завьяловой чаще, чем за предыдущие полгода! Но, повинуясь неясному предчувствию, она заскочила домой и привела себя в порядок – очередное шелковое летнее платьице длиной чуть ниже колена с цветочным рисунком и любимые босоножки с золотом мгновенно подняли ее настроение.

Наряжалась она не зря. Судя по суете в офисе, предстояли фешн-съемки. К такому Варя уже присмотрелась, хотя поначалу непривычно было созерцать полуголых девушек, свободно передвигающихся между вешалок с одеждами. Поражал ее и контраст между бесцветными и невыразительными моделями до стилиста и визажиста и уверенными яркими красотками – после. А уже поправленный фотошопом результат на страницах журнала вообще имел мало общего с оригиналом! Поэтому все обычные Варины комплексы и мифы по поводу особенной красоты девушек с обложки улетучились быстро. Но выглядеть красиво не помешает. Особенно перед моделями.

Но когда она вошла в кабинет Ксении, все ее логические выкладки потерпели крах. На диване у главного редактора сидело само совершенство. Девушка ослепительной красоты и еще более обалденных форм. По настоящему красивая – почти не накрашенная, с яркими синими глазами, пухлыми губами, буйной копной рыжих волос, легким загаром, подчеркивающим ослепительно белую улыбку. Варя на таких красивых девушек всегда смотрела как на произведение искусства – не ревнуя и, упаси боже, не сравнивая с собой.

– Варвара Николаевна, знакомьтесь. Это наша победительница интернет – конкурса «мисс Июнь» Марьяна Рыжова. Лицо обложки этого номера. Несколько разворотов с фотографиями, и в перспективе – контракт с рекламным агентством нашего холдинга. Марьяна – это Варя, наш журналист. Именно она возьмет у вас интервью.

Ксения так лучезарно и открыто улыбалась, что вся подозрительность Вари испарилась. Почти. Интервью с девушками она еще не делала, и мастер-класса по этому жанру журналистики ей никто не показывал. С чего бы Ксения именно ей поручила интервьюировать прекрасную Рыжову?

Не надо быть параноиком – сама себе ответила девушка и подошла к будущей звезде обложки.

– Добрый день, – радушно улыбнулась Марьяна. Варя улыбнулась в ответ, гадая, насколько дороже простенькое платье победительницы ее тоже недешевого наряда.

Интервью проблем не составит, решила она. Ответы у подобных звездочек одинаковы – «люблю своего молодого человека, котят и мир во всем мире» или «увлекаюсь фитнессом и йогой».

Однако новая девушка поразила ее и на этот раз. У нее оказалось здоровое чувство юмора и самоиронии.

– Я уже пять лет занимаюсь модельным бизнесом, поэтому отвечу сейчас на все стандартные вопросы, которые обычно требуются для анкеты, а вы спросите потом, все что нужно дополнительно, – белозубо улыбаясь предложила она, после того как девушки устроились в кабинете Ксении, и Варя включила диктофон.

– Я прошла кастинг в модельном агентстве еще в школе в пятнадцать лет и продолжала подрабатывать, когда поступила в институт.

– В каком институте вы учитесь?

– Я могла уехать в Москву или Питер (ну конечно, усмехнулась про себя Варя) но не стала покидать родной город. Я учусь на факультете экономики и финансов Политехнического института, на втором курсе.

«Значит ей всего девятнадцать лет», – подумала Варя и не удержалась:

– Серьезный факультет.

– Конечно, – снисходительно ответила Марьяна. – Я не собираюсь работать моделью всю жизнь. Гораздо лучше узнать все тонкости профессии, а потом специализироваться на одном из направлений в модной индустрии.

Умненькая девочка.

– А ваши увлечения?

– Я очень люблю подвижные виды спорта – для ощущения адреналина и силы. Зимой езжу на горных лыжах. В основном в Карпатах, иногда выбираюсь в Альпы, после сессии, в основном.

«Ну конечно, куда же еще ехать российской студентке, как не в Альпы», – саркастично подумала Варя. Ее симпатии по отношению к девушке стали резко таять.

– Летом обожаю заниматься яхтингом.

– Чем? – не выдержала Варя.

– Яхтингом, – удивленно повторила Марьяна, – Это управление яхтами.

– Я знаю. У вас есть своя яхта?

– Есть у родителей. Но я уже давно живу самостоятельно, поэтому чаще всего катаюсь на яхтах друзей.

Варя на секундочку представила себе мир, в котором у родителей и у друзей есть яхты, где белозубая и рыжеволосая Марьяна может беспрепятственно заниматься яхтингом, совершенствуя свой и без того совершенный загар. Мир был настолько далек от Вари, и всего, чем она дорожила, что даже смысла не было из-за этого переживать. Зато этот мир был родной для Макса – мелькнула подлая мыслишка. Мелькнула и тут же спряталась.

– И вам нравится?

– Конечно! Это так захватывающе! Ветер и солнце, брызги в лицо, натянутые снасти поют как струны.

Боже мой, внутренне скривилась Варя, она еще и косит под романтику.

– Это почти как конный спорт, но гораздо лучше!

– Вы и на лошадях катаетесь?

– Каталась. Чтобы регулярно выезжать, нужно делать это часто, а для этого желательно иметь свою лошадь. Но я уже упоминала, что живу своими средствами и это пока мне не доступно.

Скромное обаяние буржуазии, – иронично подумала Варя.

– Я очень рада, что наши съемки для журнала будут проходить на яхте вашего хозяина, то есть босса, – поправилась Марьяна, внимательно глядя на Варю.

Та слышала о съемках на яхте Макса впервые, но сделала вид, что эта новость ее не удивила.

– Вы там были? – также внимательно глядя на девушку, спросила Марьяна.

– На яхте? Да была, – небрежно ответила Варя.

Вот так, я тоже кое-что знаю и могу, – подумала она, и даже позволила себе добавить:

– На закате в море очень красиво.

– Не сомневаюсь, – кивнула Марьяна.

Она смотрела на журналистку, которую ей показала Ксения еще вчера, на вечере джаза, и не видела в ней ничего, что могло бы привлечь такого богатого самоуверенного плейбоя, каким по слухам был Макс Еремин. Свежее личико, неплохая фигурка, умненькая, наверное. Но лет ей уже 25 как минимум, и, ни лоска, ни умения себя подать в ней нет. Случайная связь? Мимолетное увлечение? Наверное.

Тем легче будет разбить эту несуразную пару. Марьяна знала твердо, если она захочет мужчину – она его получит. Так было всегда. Никакой мужчина не окажется от прямого предложения, от нее, Марьяны Рыжовой.

* * *

– Марьяна, все уже вас ждут, фотограф готов, – заглянула в кабинет секретарша.

Девушка белозубо улыбнулась и прощебетала:

– Пора блистать, труба зовет! Еще увидимся!

Варя поднялась и как приклеенная поплелась за Марьяной. Та прошла по этажу, завернула в зал для совещаний и съемок и вскоре шокированная Варя увидела, что та, ничуть не смущаясь толпы народа, остановилась перед вешалкой с одеждой и скинула свое «простенькое» платьице. Фигура у нее оказалась еще лучше, чем Варя думала.

Крепкая молоденькая спортивная фигурка, такие еще называют «фитоняшами». Потрясенная Варя даже заметила кубики на прессе! У нее самой был аккуратный животик, который она любила – года два назад ее вес был не таким оптимальным, как сейчас, и только резкое ограничение в еде и прогулки пешком позволили ей вернуться в форму.

Но физическая форма модели была выше всяких похвал! Даже сравнивать нечего. Это Варя поняла уже давно – худенькая девушка спортсменка и просто не толстая дама отличаются друг от друга и визуально и на ощупь. Она сама была дамой приятной во всех отношениях, и насчет своей фигуры никогда комплексами не страдала, но тут сравнение было явно не в ее пользу.

Она возвращалась в свой кабинет со смешанным чувством. Обычная модель, пусть даже чуть более красивая, чем ее предыдущие товарки, чуть более умная и самоуверенная. Но эта грядущая съемка с Максом (а он наверняка будет присутствовать на яхте!) беспокоили ее гораздо больше, чем она хотела себе признаться.

Марьяна – это не вытравленная худая Илона. Эта штучка будет пострашнее всех Илон и Ксений вместе взятых. Настроение моментально упало, и даже грядущая карибская ночь в одном из модных клубов города не в состоянии была исправить его. Ей нужен был Макс!

* * *

Вместо того, чтобы быстро собраться и уйти, она села за свое рабочее место и зашла в интернет, с чувством, что открывает ящик Пандоры. Так и есть. В контакте, в инстаграме и в фейсбуке на своих страничках Марьяна была звездой. С вечной белозубой улыбкой, с бьющей в глаза энергией юности, на яхте, на лыжах, на мотоцикле, на лошади, в гоночной машине. Марьяна в коже, в джинсе, в купальнике, в длинном, в коротком. И даже Марьяна полуобнаженная!

 

В эти фотографии Варя всматривалась особенно пристально, но и здесь не нашла к чему придраться. Фотографии были сделаны профессионалом, видно было одновременно все, но и скрыто немало – оставалась манящая загадка, тайна, за которую знатоки ценят настоящие эротические фотографии.

Созерцание всего этого не прибавило уверенности в себе, и Варя уже час сидела бесцельно на работе и гипнотизировала телефон. Вопреки всей логике их отношений, когда они перезванивались только по делу и не присылали друг-друг умилительные СМС-ки про зайчиков и солнышек, ей очень хотелось, чтобы Макс позвонил. Или написал. Хоть что-нибудь. Именно сейчас, когда у них все очень хорошо, Варю медленно, но верно поглощало предчувствие неминуемой катастрофы.

Великолепный секс, умный мужчина, легкое и непринужденное общение – последние две недели были сказкой. Сказкой для умненьких и романтичных дамочек, которые могут поверить в любовь, но уже давно не верят в принцев. Потому что принцев не существует, а есть реальные мужчины со своим сложным характером, принципами и независимостью. И все это можно потерять одним единственным скулящим звонком: «Милый, скажи, что ты меня любишь!»…

Не навязываться, не мешать, не осложнять жизнь – насколько глупые и в тоже время западающие в душу советы глянцевых журналов, которые она сама же и пишет, черт возьми! Это все не верно, нельзя висеть в безвоздушном пространстве и мучиться неизвестностью. Как хочется убедиться, что ты единственная и будешь ею долго в обозримом будущем, несмотря на всех ослепительных Марьян и Илон! «Позвони сейчас, позвони, пожалуйста!»

Звонок телефона раздался настолько неожиданно, что Варя даже испугалась. Не может быть! И правда не могло – это звонила Яна.

– Привет, подруга, краем уха услышала, что ты тоже будешь на «Карибской ночи»?

– Да, Ксения послала ни с того, ни с сего. – Варя перевела дух, поняв, что это не Макс. Вс-таки совпадение было бы слишком мистическим.

– Замечательно. Ты с Максом?

– У него дела, он меня только заберет, в лучшем случае.

– Ладно, тогда мы за тобой заедем, будь готова в половине одиннадцатого. И не забудь купальник!

Вот купальник Варя не хотела брать в любом случае! Хотя она хорошо знала, что изюминкой ночного клуба «Парадайс» был бассейн на крыше одного из торгово-развлекательных центров города, но купаться ночью в компании сомнительных подвыпивших личностей – не было предметом ее мечтаний.

Да и, честно говоря, не хотелось ей ни купаться, ни тусоваться, ни танцевать, а свернуться клубочком подле Макса и гладить его теплые мускулистые руки, обнимая плечи, и лохмача его шевелюру.

Придя домой, она с сомнением оглядела свой новый гардероб, уже весь переворошенный перед блюзом, и так неубранный после этого в шкаф. Платья, юбки и блузки были развешены на плечиках повсюду – на шкафу, на спинке кровати, валялись на комоде. Разобраться во всем этом великолепии было сложно, но Варя остановилась на укороченных белых джинсах с новыми босоножками и ярко-алом топике на тоненьких бретельках. Лифчик сюда уже никак не помещался, и несколько минут Варя крутилась перед зеркалом, пытаясь понять – видно, что она без нижнего белья, или нет.

Ванна и новый маникюр запланированы не были, но девушка упрямо их сделала тоже. Остаток вечера она решила посвятить прическе и макияжу – процессу, который ей никогда особенно не удавался. Вспомнив уроки Яны, в основном состоящие из междометий и восклицаний, волосы она уложила с помощью мусса и лака, в отличие от обычных дней, а на лице изобразила боевой раскрас.

Зачем и для кого я так стараюсь, – мелькала у нее мысль. Еще вчера я бы просто накрасилась и причесалась, а сегодня сижу у зеркала битый час, как школьница перед выпускным!

Не привыкшая врать себе, Варя призналась – это все из-за Марьяны. Эта красивая, и что уж там скрывать, умная девушка невольно подстегнула все ее чувства, испытываемые последние дни. Она хотела нравиться Максу! Она хотела быть для него единственной и неповторимой! Она любит его!

Черт! Варя застыла перед зеркалом как пораженная громом. Любит. Она любит. Она влюбилась в самого неподходящего человека на земле – бабника и плейбоя Макса Еремина. Конечно, с ней он был милым и обаятельным, не считая той сцены на стоянке и потом в машине.

Да и секс с ним нельзя назвать «милым». Он сокрушающий! Переворачивающий мир! Захватывающий и прекрасный. Может, она просто любит заниматься сексом? Варя с надеждой посмотрела на себя в зеркало. Она взрослая зрелая женщина, почему она просто не может любить заниматься сексом? Почему нужно придумывать себе любовь и плакать от жалости к себе? Не выдумывать и не домысливать! Все идет куда нужно, а если нет – об этом она подумает потом!

На такой оптимистичной ноте позвонила Яна, и Варю умчали в темноту ночи с манящим и жарким названием «Карибы».

Народу в клубе было действительно многовато. Они с фотографом прошли по удостоверениям прессы, а вот остальные уже выстроились в приличную очередь, это при том, что стоимость билетов была не из дешевых.

Варя, почти сразу упустив Яну с Лешей из виду, потолкалась в одном зале со светящимся шариком под потолком, потом в другом – с маленькими круглыми сценами, где извивались в пароксизме танца девушки в купальниках. Везде было очень кучно, тесно, масса народу веселилась, все столики были заняты и у Вари вскоре начала болеть голова от громкой музыки и еще более громких криков разогретой толпы.

Вот такая она тусовщица, – с невеселой ухмылкой подумала Варя. – На яхте ее тошнит, на вечеринке болит голова, а лошадь наверняка меня сбросит при первой же попытке на нее залезть!

Она с трудом пробралась на крышу. Здесь было потише, но и народу было не меньше, чем внизу. Центром притяжения общего внимания был огромный бассейн неправильной формы с подогретой прозрачной водой. В нем уже плавали смелые русалки в купальниках, и их немногочисленные кавалеры. У бассейна стоял бар, где все плавающие и танцующие могли заказывать напитки, всюду висели гирлянды и фонарики, стояли шезлонги и столики со стульями – вечеринка была в самом разгаре.

Надумав взять хотя бы один коктейль, Варя решительно направилась к бару. И буквально столкнулась с Вадимом, фланирующим в обнимку с двумя девицами. Выглядел он уже изрядно поддатым, да и с девицами обжимался так откровенно, что Варя уставилась на них во все глаза. С ней Вадим публично никогда даже целоваться не хотел!

– Карамышева! Какими судьбами? Что, бросил тебя хахаль и теперь пытаешься мужика снять? – Вадим нес такую откровенную чушь, что Варя, сморщив носик, решил пройти мимо.

– Куда это ты собралась, моя хорошая? Мы еще не договорили! Выпейте девушки за мое здоровье, – с этими словами Вадим сунул несколько мятых купюр девушкам в руки и те умчались быстрее ветра.

– А ты слушай меня! – он схватил ее за руку и больно сжал. – За вещами своими можешь не возвращаться, я все смыл в унитаз.

– Не засорился?

– Что? – бывший осоловело посмотрел на нее.

– Я говорю, не засорился унитаз? – Варе было больно и страшно, но она храбрилась, надеясь, что на многолюдной вечеринке с ней ничего не произойдет и Вадим суме сдержать себя в руках.

– Ах ты, дрянь!

И Вадим начал ругаться грязно и страшно, а Варя в который раз подумала, что совершенно не узнает этого человека. При ней он не позволял ни одного грубого слова!

Когда он ее куда-то потащил, она попыталась сопротивляться, за что была схвачена за вторую руку, и вдобавок ей выворотили кисть. Он приставил ее к бортику небольшой сцены и потянулся руками к лицу:

– Все вы бабы грязные б… и ты не исключение.

Схватив ее лицо, чтобы она не дергалась, он навалился на нее и попытался поцеловать. Варя от отвращения зажмурилась и каблуком изо всех сил ударила по его ноге.

– С…!

Он замахнулся, чтобы дать ей пощечину, Варя с испугом вжалась в стену, и тут ее бывший улетел в сторону, а на его месте очутился Макс.

– Ну, ты даешь, Варвара! Стоит тебя оставить на полдня, как к тебе тут же липнут ед всякие проходимцы.

Цепко окинув ее взглядом, и отметив, что все в порядке, он повернулся к встающему после удара Вадиму, и спокойно смотрел, как тот пытается восстановить центр тяжести. Когда он, пошатываясь, подошел ближе, сжимая кулаки, Максим резко, почти не замахиваясь двинул ему по челюсти так, что тот пролетел пару метров и упал прямо в бассейн.

Остальные гости ничего не заметили и купание в воде одетого мужчины сочли очередной шуткой. А Варю трясло. Она беспомощно смотрела на Вадима в бассейне, потом на Макса и не могла выдавить ни звука.

– Тихо, тихо, девочка моя! – заметил ее состояние Макс. – Все уже кончено, он уже не доплывет.

Макс обнял и прижал девушку к себе, и она разрыдалась, с облегчением утыкаясь в родную рубашку и вдыхая такой знакомый запах своего мужчины.

– Где ты был? – с отчаянием рыдала она.

– Все прошло, моя хорошая, все закончилось! Я же не знал, что ты участвуешь в грандиозных разборках. Спешил изо всех сил и почти успел.

Варя была так напугана, что голос разума к ней не пробивался. Поэтому Макс стал проталкивать их к выходу, придерживая девушку у своей груди. Они вышли через запасной вход и очутились на пожарной лестнице. Вокруг не было ни души

Варя еще несколько минут бурно рыдала, потом стала икать, и к своему ужасу ощутила, что ей очень хочется закатить истерику. Она сдерживалась сколько могла, но это было выше ее сил, и, рыдая, она закричала ему прямо в лицо:

– Вы все мужчины грубые животные!

Макс изменился в лице:

– Ну, бывший твой понятно, но я то причем?

– Вы все делаете только так, как хочет ваша задница! Ты захотел меня поиметь тогда ночью в доме и поимел. А этому захотелось мне отомстить – и он тоже не стал противиться своему желанию. Вы одинаковые.

– Не неси чушь! – начал заводиться Макс, хотя прекрасно понимал, что с истерикой женщины спорить бесполезно. – Ты сама была тогда явно не против!

– А если бы я была против, ты меня бы изнасиловал? – уже кричала Варя.

Макс не выдержал, развернул ее к себе спиной и крепко прижал к своему телу.

– Что ты знаешь о насилии, маленькая девочка из офиса? Ты даже секса настоящего не знала до встречи со мной, а смеешь упрекать меня в насилии? – прорычал он ей на ухо, сильно до боли сжимая в объятьях.

Он вдохнул аромат ее волос, перемешанный с запахами клуба – сигаретами и алкоголем, перед глазами встала драка с ее бывшим, и эта смесь запахов и адреналина подействовала на него как красная тряпка на быка.

– Макс, – разом ослабев и растеряв весь пыл, попыталась сказать она, – Я не хотела…

– Помолчи!

Он прижал ее к перилам лестницы, нагнул, сдернул топик на шею и, схватив за грудь, прошептал на ухо.

– Правда состоит в том, что ты с радостью будешь делать все, что я тебе скажу!

– Нет, – Варя простонала, потому что все, что он говорил, действительно было правдой.

– И ты будешь подчиняться мне и стонать подо мной, что бы я ни делал!

С этими словами он спустил ее брюки вместе с трусиками, Варя услышала звук молнии, и через секунду удар пронзил все ее существо! Такого болезненного и одновременно сладостного ощущения она не испытывала никогда! Она ухватилась за перила, нагнулась еще больше и от второго удара-проникновения застонала в голос.

– Нравится? – Макс крепко держал ее тело, не давая шанса сдвинуться с места. – Тебе нравится? Не слышу ответа?

– Да!

– Что? – еще один удар бедрами.

– Нравится!

– Это правильный ответ! – И Макс заработал бедрами в быстром и неотвратимом ритме, приближая эту дикую вакханалию к одной единственной возможной развязке. Варя стонала от новых ощущений, одновременно крепко вжимаясь в мужчину, изо всех сил цепляясь за перила, и стараясь получить максимальное удовольствие. Кончили они разом и, обессилев, Варя повисла на согнутых руках, не в силах не говорить, не стоять.

– Ты выбрал очень эффективную методику избавлять дам от истерики, – охрипнув от криков, проговорила она.

– Я тоже так думаю.

Макс развернул ее лицом к себе и крепко страстно поцеловал, без тени нежности и раскаяния. А Варе оно было не нужно. Он поставил на ней свою метку «занято» и она неожиданно почувствовала спокойствие и умиротворение.

– Возвращай все на место! – она глазами показала на топик и брюки, и ее повеление было исполнено тщательнейшим образом.

* * *

– Запомни, то, что произошло между нами две недели назад, не было случайностью, иначе утром мы оба сделали вид, что не знаем друг друга. У нас все получилось иначе.

Макс выговаривал это спокойно и серьезно, держа свою девушку в объятьях.

– У нас все получилось так спонтанно, что я до сих пор не могу поверить. – смущенно призналась Варя, утыкаясь в его рубашку.

 

– Я уже понял, что ты вечно сомневающаяся филологическая барышня, но дело в том, что я терпеть не могу женских истерик. И если ты захочешь порыдать – так и скажи. А еще лучше – начинай сразу с причины рыданий.

– Я буду носить с собой табличку «Внимание, истерика!» – ответила девушка, обнимая Макса. – Но пока я не познакомилась с тобой, меня девушки за волосы не таскали, и не пытался избить бывший.

– Да, я главный виновник твоих бед, – торжественно провозгласил Макс. – Теперь тебе стало легче?

– Намного, – улыбнулась девушка и наконец подняла на него глаза. Макс смотрел на нее с выражением лица «дай мне терпения», и она виновато улыбнулась в ответ.

– Домой? – покончил с нежностями мужчина.

– Да.

* * *

Дома у Макса Варя захотела принять ванну, а Макс, естественно, взялся ей все объяснить и показать, и в результате оба оказались в ванне и в пене.

– Тебе хорошо со мной? – то ли спросила, то ли утвердила Варя.

Сидеть спиной к любимому в кольце его тесных рук и ног было невыносимо приятно. Их обоих скрывала вода, и Макс медленно водил мыльной мочалкой по телу девушки.

– А разве этого не видно? – вопросом на вопрос ответил Макс, сильнее прижимая ее к себе, чтобы она физически ощутила его возбуждение.

– Не видно, но ощутимо, – передразнила его Варя.

– Почувствуй его на полную глубину, – шепнул Макс в ее порозовевшее от горячей воды ушко.

– Прямо в ванной? – ахнула Варя.

– Какая разница? – мужчина настойчиво провел по изгибам ее тела снизу вверх, и, дойдя до груди, медленно с чувством стал сжимать и ласкать два соблазнительных полушария. Варя со стоном изогнулась.

– Это же неудобно, – возразила она для порядка, зная, что опять не откажет любимому.

– А ты попробуй, – опять шепнул Макс и его руки от груди перешли к бедрам и ниже. Он раздвинул и согнул ее ноги, вынудив встать на колени, и слегка наклонил вперед. Поддаваясь требованию его рук, Варя схватилась за края ванны, изогнулась и медленно с тайным чувственным наслаждением насадила себя на полностью готовый ее принять член.

– Умница.

Голос Макса был слаще меда и в дополнение к своей похвале он лизнул ее мокрую спину, а руками обхватил ее ноги в месте, где их тела соединялись. В тишине окутанной паром ванной, прерываемой только плеском воды от движений их тел, Варя особенно остро ощутила возбуждение, которое теплая вода только усиливала.

Двигаясь вверх-вниз она сосредоточилась на точке внизу живота, из которой волны возбуждения разносились по всему телу, и где мужские пальцы ласкали ее жадно и бесстыдно. На этот раз Макс не торопился сменить позу, да это было и не обязательно, Варя вела к оргазму их обоих, умело балансируя на грани наслаждения, не убыстряя темп, снова и снова возбужденно скользя на члене любовника, слушая его учащенное дыхание и сопротивляясь торопящим рукам. Вскоре, оба ощутили приближение финала, и Макс жестко зафиксировав ее тело, несколькими движениями своих бедер завершил начатое девушкой.

Закончив, Макс не вынимая члена, расслабленно откинулся на бортик ванны, а Варя обессилено облокотилась на свои руки.

Прислушиваясь к звенящему удовольствию в своем теле, она с удивлением ощутила болящие коленки – в противостоянии мужского и женского начала они пострадали больше всего и теперь напоминали о себе.

– Угадай, что у меня сейчас болит? – улыбаясь, спросила Варя

– М-м–м, дай подумаю, – Макс провел пальцами вдоль позвоночника любимой. – Если ты спрашиваешь, значит явно что-то не стандартное. – Попа? – и он обеими руками с силой сжал соблазнительную часть ее тела.

– Колени, извращенец! – со смехом возразила Варя.

– Значит, сегодняшнюю помывку объявляю успешной! Если у девушки болят колени, мой день прошел не зря!

– Грубый, пошлый мужской юмор.

– Ты предпочла бы на моем месте женщину, – сощурившись, спросил с шутливой угрозой Макс.

– Нет, мой повелитель, вы как всегда правы!

Когда сияющая Варя была обернута полотенцем и принесена в спальню их ждала уютная знакомая постель. Оба легли, и, засыпая в объятьях любимого, она с усмешкой вспомнила свои дневные страхи. Все было удивительно хорошо.

* * *

Следующее утро хорошими новостями не обрадовало. В душе Варя поняла, почему последние дни у нее была резкая смена настроения, беспричинные истерики и беспокойство. Да, это был он. Великий и ужасный ПМС. Вдобавок позвонили с работы и предупредили, что ее ждут для срочного редакционного задания. Поэтому завтрак прошел быстро и по-деловому. Когда Варя, зная свое состояние наперед, попросила у Макса таблетку обезболивающего, он удивился, но быстро смекнул, в чем дело и даже пошутил:

– Меня ждет пять дней целибата?

Варя уныло возразила:

– Целибат это надолго, а у нас просто воздержание.

– Опять твои филологические штучки?

– Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Макс, наконец, догадался повнимательнее посмотреть Варе в глаза, и заметил в них печаль и уныние.

– Только не раскисай! Давай я тебя сегодня в деревню к маме отвезу на машине, чтобы ты по автобусам не толкалась?

Варя подумала, что это будет наихудшим способом провести выходные – без секса, без любимого, и согласилась.

Дома она переоделась и, подозревая, что Ксения загрузит ее работой по полной, поэтому она может не успеть зайти домой, захватила вещи для деревни.

Так и получилось. На работе как всегда безукоризненно выглядящая Ксения Завьялова прочла ей лекцию о недопустимости лени и надавала кучу статей. А когда Варя заикнулась, что на выходные планировала уехать к родителям, медово улыбнулась и милостиво разрешила сделать то, что успеет сегодня в редакции, а остальное – перекинуть по интернету в субботу.

Варя ушла в свой кабинет, недоумевая о причинах такой странной покладистости, а Ксения мысленно потерла ручки и правильно предположила, что в субботу на даче Макса Вари не будет, и ничто не помешает провести фотосъемку Марьяны так, как нужно. А нужно – без лишних свидетелей, аккуратно и красиво. Дача и яхта – в полном распоряжении Макса, его унылой и стеснительной подружки не будет. Операция «так не доставайся же ты никому из нас» – началась.

Ничего не подозревающая Варя трудилась весь день как пчелка. И когда позвонила Яна, с вопросами про уик-энд, все честно ей выложила.

– А не рановато ты к маме решила ехать, подруга? – в голосе Яны слышалась задумчивость. – Говоришь Марьяна Рыжова? Знакомая фамилия. Я тебе перезвоню.

Через час она перезвонила и в ходе бурного монолога Варя узнала, что госпожа Рыжова являлась единственной и любимой дочкой начальника департамента имущественных и земельных отношений мэрии города. Так вот откуда у родителей яхта, а у дочки такие дорогостоящие развлечения – отстраненно подумала Варя.

Далее она узнала, что к ногам прекрасной Марьяны падали чуть ли не столичные артисты и местные министры, и в копилке местной красавицы уже есть несколько побед на всевозможных конкурсах. Последний титул был «Мисс университет». Ничего из этого радости и уверенности Варе не прибавило. Она вяло отказалась от предложения Яны к родителям не уезжать, а заявиться на яхту Макса и зорко следить за потенциальной разлучницей.

– Если я не буду ему доверять – значит, нет смысла ни в чем, – заявила она.

– Доверяй, но проверяй, – выдала подруга оригинальную и свежую мысль.

Варя спорить не стала. После разговора с Яной ощущение будущей неминуемой катастрофы усилилось, но она списала все на свой слезливый период. Вечером ей позвонил Макс, и она с легким сердцем попрощалась с коллегами и села в машину, не видя, каким взглядом с третьего этажа ее провожает Ксения.

– Опять плакала? – грозно спросил Макс, глядя на ее измученный вид.

– Нет, просто устала. Ксения загоняла в край, еще и завтра работать придется, – вяло ответила Варя.

– Правильно. Состояние настоящего журналиста – либо в цейтноте, либо в запое. Запоями ты не страдаешь, значит, остается работать.

– Спасибо, ты меня очень поддержал, – саркастически ответила она.

– Когда приедешь обратно? И показывай дорогу, мы уже выезжаем за город.

Пока Варя объясняла, как проехать, Макс заносил дорогу в навигатор. Доехали быстро, и девушка, задремавшая от ровного хода машины, долго не могла понять, что от нее требуется. А Макс спрашивал – стоит ли ему заходить на дачу и знакомиться с ее родителями. Она пришла в ужас. В ее состоянии поджатых губ и презрительных взглядом мамы она бы не перенесла, поэтому влюбленные расстались у забора, долго перед этим обнимаясь и целуясь.