Несчастные Романовы

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Несчастные Романовы
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Введение

Романовы были обычными людьми, только в коронах. Они влюблялись, мечтали, рисковали, плакали… Как и все мы.

Хотя, пожалуй, некоторые государи были несчастнее своих подданных – царский венец порой ничуть не лучше тернового.

Перед вами сборник исторических новелл, посвященных личной жизни Романовых. Это эмоциональная история династии сквозь призму человеческих судеб. Драмы, приключения, роковая любовь – реальная биография царской семьи являет собой увлекательный сериал.

После прочтения книги вы получите полное представление о характере восемнадцати официальных и двух неофициальных правителей, определявших развитие России с 1613 по 1917 годы. Вы никогда больше не перепутаете Александра I и Александра II и сможете легко ответить на вопрос, кем Анна Иоанновна приходилась Петру I. Занимательные эссе опровергают некоторые распространенные заблуждения. Так, например, Николая I совершенно напрасно называли «взлысистой медузой»[1] и равнодушным солдафоном, а суровый самодержец Александр III на самом деле был чутким и ранимым человеком, нежным отцом. Да и на Екатерину II, императрицу пропаганды, вы посмотрите совсем другими глазами.

Рассказы написаны легким, ироничным, иногда сентиментальным языком, немного напоминающим «Голубую книгу» Михаила Зощенко. Эссе строятся по законам художественной прозы, однако основаны на проверенных исторических источниках.

Сборник не претендует на энциклопедичность, скорее это отдельные яркие моменты из жизни Романовых, помогающие лучше понять внутренний мир царей и императоров. Основная задача книги – вдохновить вас на дальнейшее изучение мемуаров и монографий.

История – это не скучные даты, не сухие факты. Это живые люди, совершавшие ошибки… Много ошибок. Из-за которых разбивались судьбы могущественных правителей – и целых народов.

Генеалогическое древо Романовых


Михаил Романов

Как будущий царь томился в тюрьме

Будущий государь оказался за решеткой в возрасте 5 лет – без родителей и без солнечного света. Заточение было настолько суровым, что навсегда подорвало здоровье Михаила и наложило печать болезни на его потомков. Но почему вдруг маленький ребенок оказался в белозерской тюрьме? Чем он так провинился? Ответ прост – он родился Романовым.

Влиятельный отец

Михаил был сыном боярина Федора Никитича Романова, которого знала вся Москва. Федор Никитич был невероятно богат, знатен и приближен к тогдашнему царю настолько, что сидел на боярской лавке третьим от трона. Он был двоюродным братом государя, а значит, все дороги перед ним были открыты.

Историк Андрей Петрович Богданов пишет: «Молодой красавец Федор Романов сорил деньгами. Его выезд потрясал воображение, кони, охотничьи собаки и ловчие птицы были едва ли не лучшими на Руси. Он не мог допустить, чтобы на Руси нашелся лучший наездник или более удачливый охотник. Федор Никитич был, разумеется, первейшим щеголем, превосходя всех роскошью одеяний и умением носить их. Если московский портной, примеряя платье, хотел похвалить заказчика, то говорил ему: «Ты теперь совершенно Федор Никитич!» Открытый дом, наполненный друзьями, веселые пиры и еще более шумные выезды из Москвы на охоту с толпами псарей, сокольничих, конюхов и телохранителей создавали образ молодого повесы, беззаботно пользующегося невиданным богатством»[2].

Но не спешите осуждать Федора Никитича. Несмотря на все блага жизни, сыпавшиеся на него как из рога изобилия, он ни разу не переходил границы морали. Был приветлив с простыми людьми, любознателен, в свободное время учил латынь и прекрасно владел искусством дипломатии – в его обязанности входило принимать при дворе иностранных послов. Историк Николай Шайжин отмечает: «Сам он, как свидетельствуют современники, был человек передовой, склонный к усвоению западно-европейских обычаев. Не в пример многим сверстникам, Федор Никитич отличался от них и по внешности: он подстригал бороду и носил недлинные волосы на голове»[3].

Федор Никитич и жену подобрал себе непростую. Ксения Ивановна Шестова выделялась среди других барышень одним редким качеством – она была грамотной. Свадьбу закатили на всю столицу. За здоровье молодых поднимал бокал сам царь; хвалебные тосты сыпались и от Бориса Годунова – бывшего опричника, а ныне ближайшего советника государя.

В этом браке родились шестеро детей, из которых выжили двое – Татьяна и Михаил, на три года младше сестры. Дети росли в просторных светлых палатах на улице Варварке, примыкающей к Красной площади; играли диковинными заморскими игрушками, которые их отцу дарили иностранные послы; и ни в чем не знали отказа.

Но тут к власти пришел Борис Годунов.

Белозерская ссылка

Годунов стал царем при сомнительных обстоятельствах. Не исключено, что он лично устранял тех, кто стоял на его пути к престолу. Но и после коронации Борис не успокоился. Годунова сильно беспокоили Романовы, которые хоть и не претендовали на трон, однако имели на него право.

Бывший опричник, с таким пылом поздравлявший Федора Никитича за свадебным столом, взялся за семью Романовых с особой жестокостью. Годунов поручил своим помощникам подкинуть ненавистным боярам мешочек с «колдовскими кореньями», а затем обвинил Романовых в заговоре против царя. Рассказывает историк Николай Шайжин: «За эту мнимую вину Романовы открыто названы были «злодеями и изменниками», и им могла угрожать смертная казнь, но царь Борис ограничился только тем, что, удалив из Москвы, разметал членов опасной ему фамилии по глухим концам северных окраин Руси».

Годунов не пожалел никого, отправил в ссылку женщин и детей, причем всех распределил по разным тюрьмам. В 1601 году жизнь Михаила Романова изменилась в одночасье. Его отца Федора Никитича и его мать Ксению Ивановну насильно постригли в монахи, они страдали от голода где-то в далеких монастырях. А дети Романовых очутились в тюрьме для особо опасных государственных преступников в хмуром Белозерске. Пятилетний Михаил и восьмилетняя Татьяна выжили только благодаря тому, что в ту же тюрьму посадили их теток – Анастасию и Марфу. Родственницы, как могли, ухаживали за детьми.

Ретивый Жеребцов

Заключенным запрещалось покидать тюремный двор и общаться с местным населением. Разговаривать можно было только с приставами, которые всячески наслаждались своей маленькой властью над опальными боярскими женами и детьми. Особенно зверствовал главный пристав Давыд Жеребцов. Желая выслужиться перед царем Борисом, Жеребцов держал своих подопечных в голоде и холоде.

Сохранилась переписка пристава с государем. Давыд хвастается, что специально не дает Романовым яиц и молока, даже если они очень просят. На это царь Борис делает ему замечание: «А о всем бы еси к ним береженье держал по нашему по прежнему указу, а не так бы еси делал, что писал преж сего, что яиц с молоком даеш не от велика; то ты делал своим воровством и хитростью, по нашему указу велено тебе давать им еству и питье во всем доволно, чего ни похотят»[4]. В другом письме Жеребцов сообщает, что бояре ходят в лохмотьях, все рубашки и сапоги у них поизносились, не говоря уже о телогрейках. Годунов распорядился выдать заключенным 96 аршин полотна на новые рубашки, но, судя по всему, до Романовых эти холсты так и не дошли – очевидно, Жеребцов распорядился материей по своему усмотрению.

Как пишет историк С.А. Уткин, «для каждого члена опального боярского семейства ссылка на Белоозере явилась суровым жизненным испытанием. Но особенно трагичным выглядело положение малолетних Михаила и Татьяны Романовых, в столь юном возрасте насильно лишенных родительской заботы. Татьяна страдала задержкой роста и рахитом, что еще раз свидетельствует о полуголодном существовании узников».

Федор Никитич Романов (теперь уже – монах Филарет) отчаянно переживал за свою семью: «Милые де мои детки, маленки де бедные осталися; кому де их кормить и поить? таково ли де им будет ныне, каково им при мне было?… лихо де на меня жена да дети, как де их помянешь, ино де что рогатиной в сердце толкнет».

Счастливый финал

Через год царь Борис смягчился. Михаила с сестрой, матерью и тетками перевели в село Клин Юрьев-Польского уезда и поселили в старом крестьянском доме. Пристав Жеребцов по-прежнему следил за ними, но кормить узников стал чуть получше и, кажется, наконец-то одел их в новые рубашки.

 

Еще через три года Годунов скончался и черная полоса в жизни Романовых закончилась. Новый государь Лжедмитрий I амнистировал политзаключенных и освободил бояр из заточения.

В 1610 году в бою с поляками погиб Давыд Жеребцов. Он храбро защищал Свято-Троицкий монастырь. Роль воеводы удалась ему лучше, чем роль пристава.

А еще через три года, в 1613-м, случилось неожиданное – новым царем выбрали юного Михаила Романова. Он так толком и не оправился после белозерской ссылки. Но, возможно, именно поэтому всю жизнь правил честно и справедливо.

Тут, кажется, уместна будет цитата из «Принца и нищего» Марка Твена: «Бедняжка король Эдуард VI процарствовал очень недолго, но его короткое царствование было поистине славным. Не раз случалось, что кто-нибудь из знатных царедворцев начинал доказывать молодому королю, что его милосердие граничит со слабостью, что законы и без того слишком мягки, что никого они не гнетут и не заставляют страдать сверх меры. Тогда король обращал на говорившего красноречиво-грустный взгляд своих больших добрых глаз и отвечал:

– Что ты понимаешь в страдании! Много ли ты знаешь о гнете? Я да мой народ знаем и понимаем страдание, но никак уж не ты»[5].

Как либеральный оппозиционер стал царем и что из этого вышло

Первый государь из рода Романовых правил под девизом «Любовь выше ненависти». Михаил, с детства терпевший гонения властей, умел сострадать людям, решал все проблемы мирным путем и подружился с западными соседями. Оказалось, что гибкость и доброта – лучшие инструменты для главы страны. За 32 года правления Михаил вытащил народ из чудовищной Смуты, построил счастье в семейной жизни и основал крепкую монархическую династию, простоявшую три сотни лет.

Детство в застенках

После освобождения из заточения Романовым стало чуть полегче. Однако началась русско-польская война, и юный Михаил с матерью долгое время прятались от польско-литовских отрядов в Ипатьевском монастыре в Костроме. Снова тесные кельи, снова голод, снова без отца – Федора Никитича арестовали поляки.

Впрочем, всем тогда было тяжело. Годы были лихие. Как пишет историк Николай Костомаров, «внутри государства многие города были сожжены дотла, и самая Москва находилась в развалинах. Повсюду бродили шайки под названием казаков, грабили, сжигали жилища, убивали и мучили жителей. Внутренние области сильно обезлюдели. Поселяне еще в прошлом году не могли убрать хлеба и умирали от голода. Повсюду господствовала крайняя нищета: в казне не было денег и трудно было собрать их с разоренных подданных»[6].

Новый взгляд на управление государством

Итак, в 1613 году Михаил стал царем. Ситуация на самом деле удивительная – монарха избирали, как президента, всенародным голосованием. Разница только в том, что шестнадцатилетних подростков в президенты не пускают, а вот в цари – пожалуйста.

За управление государством Михаил взялся с юношеским пылом. Он был человеком нового времени и понимал, что методы Ивана Грозного безвозвратно устарели. Страдающей страной нужно управлять иначе, делать ставку на самодержавие в таких условиях никак нельзя. Михаил помнил о том, что царскую власть ему подарил народ, и всю жизнь отдавал этот долг. Он по каждому поводу собирал Земские соборы, советовался с боярами, вел личный прием подданных. Это уже потомки Михаила возродят идею самодержавия в России, а первый Романов на троне был истинным демократом и либералом.

В начале его правления одной из главных проблем были восстания казаков, особенно на севере страны. Михаил не хотел разжигать полномасштабную гражданскую войну. Как пишет историк Людмила Морозова, «поскольку “ворами” являлись свои же русские люди, то было решено послать против них не войска, а духовенство и авторитетных представителей разных чинов. Эти меры оказались эффективнее оружия. Многие казаки перешли на царскую службу и даже предприняли поход на шведов. Только непокорные были побиты и рассеяны, а наказанию подверглись лишь атаманы. Простые казаки были прощены»[7].

Царь подписал невыгодное перемирие с Польшей только для того, чтобы все пленные, и его отец в том числе, вернулись домой. Смоленск тогда был потерян, но зато сколько жизней спасено!

От предшественников Михаилу досталась совершенно пустая казна. Царь мог бы «раскулачить» кого-нибудь, но не стал. Государь принялся писать отчаянные письма богачам Строгановым с просьбами о кредитах, а еще, как сообщает историк Николай Костомаров, «умолял всех людей в городах, монастырях давать в казну взаймы все, кто что может дать: денег, хлеба, сукон и всяких запасов». Михаил развел большую активность по наполнению бюджета, но лучшей его идеей стал «рудный проект».

Иностранцы в России

Через четыре года после восшествия на престол Михаил выписал из Англии крупного специалиста по горному делу Джона Ватера. Англичанин знал, где искать полезные ископаемые, и вскоре по всей Сибири начали вырастать заводы: медеплавильные, кирпичные, железорудные. В казну полились большие деньги.

Воодушевленный Михаил понял, что знания – это большая ценность, и начал приглашать в Россию европейских мастеров самых разных специальностей. Как сообщает историк Людмила Морозова, «в Москве появились мастера алмазного и золотого дела, часовщики, пушечники, колокольники, каменщики, действовали кожевенный и стеклоделательный заводы. Зарубежные специалисты строили на Волге корабли, укрепляли крепости». Всемирно известный художник Иоанн Детерс обучал русских иконописцев светской живописи. Самые способные боярские дети отправлялись в европейские университеты.

При Михаиле в столице была основана Немецкая слобода, организованы «полки иноземного строя». По всей стране разъезжали английские и голландские купцы, торговали тканями, галантереей, элитными продуктами и колониальными товарами. Самого царя окружали заграничные доктора и аптекари, имелся у него даже свой окулист.

Была у молодого царя своя маленькая слабость, даже две – он обожал редкие растения и высокие технологии. Все это водилось за границей. Как-то раз Михаил выплатил астрономическую сумму гамбургскому купцу Марселиусу за черенки махровых роз, которых на Руси никогда не было. Царь посадил эти розы в своей новой усадьбе в Коломенском, а потом дополнил уникальную коллекцию диковинными грецкими орехами и виноградом.

Как рассказывает историк Татьяна Лабутина, однажды при дворе появились мастера органного дела Яган и Мельхарт Луневы из Голландии. «С собой они привезли инструмент, который «расцветили краскою и золотом», сделали на нем соловья и кукушку, «с их голосами», и «когда заиграют органы, то обе птицы запоют сами собою». Подобное чудо настолько поразило государя, что он велел щедро наградить мастеров. Из царской казны им было отпущено 2676 рублей, а также по сорок соболей каждому»[8].

Старт династии

Михаил очень хотел жениться на иностранной принцессе, но Россия тогда не представляла большого интереса для династических браков. Европейские государи с удовольствием принимали русских послов, но отдавать своих дочерей замуж за московского царя не желали.

Молодой Романов безуспешно сватался к дочери датского короля Христиана – тот просто сухо отказал. Потом Михаил попробовал предложить руку и сердце княжне Екатерине, племяннице шведского короля Густава, но и тут не получилось, потому что Екатерина не хотела переходить в православие.

В конце концов, после долгих поисков и споров с матерью, Михаил женился на самой настоящей Золушке – через 13 лет после восшествия на престол.

Как царь женился на Золушке

Как же трудно Михаилу далась женитьба! Он нашел достойную супругу только с пятой попытки.

Историк Николай Иванович Костомаров пишет: «Сам Михаил был от природы доброго, но, кажется, меланхолического нрава, не одарен блестящими способностями, но не лишен ума». Большое влияние на Михаила имела мама – инокиня Марфа, крайне суровая и властная женщина. Собственно, именно из-за нее у Михаила были такие проблемы с поиском спутницы жизни. Поди найди подходящую невестку для такой свекрови!

Попытка № 1. Мария Хлопова

Когда Михаилу исполнилось двадцать, мама задумала его женить и устроила в Москве смотрины невест. Обстановка на смотринах была такой же нервной, как на шоу «Холостяк». У мамули была своя любимица среди претенденток на руку и сердце венценосного сына, знатная барышня Салтыкова. Но Михаил остановился перед милой и скромной Марией. Выбор царя – закон, поэтому Машу поселили во дворце и стали готовить к свадьбе.

Однако внезапно царская невеста заболела. Налицо были все признаки отравления. Кто ее отравил? Михаил боялся задавать этот вопрос. Так или иначе, инокиня Марфа немедленно воспользовалась ситуацией. Мама заявила, что уж теперь-то девица точно не сможет иметь детей, после такого-то сильного отравления. Мнение докторов, признавших Машу совершенно здоровой, мамулю не интересовало. Инокиня тут же отправила несчастную девушку в ссылку в Тобольск – не имея на то никакого права! Однако ослушаться Марфу никто не решился. Кстати, именно в Тобольске через 300 лет отбывал свою ссылку Николай II, последний царь династии Романовых…

Свадьба Михаила сорвалась и на некоторое время этот вопрос отложили.

Попытка № 2. Снова Мария

Три года подряд царь метался, сватался к иностранным принцессам. Но в конце концов Михаил собрался с мыслями и решил вернуть Марию Хлопову, о которой до сих пор часто думал. Бледнея и чувствуя, как подгибаются слабые колени, он сообщил матери: «Сочетался я по закону Божию, обручена мне царица, кроме нея не хочу взять иную». При поддержке отца, патриарха Филарета, Михаил выписал Марию из Тобольска и пристроил ее пока пожить в Нижнем Новгороде, в одном из поместий Кузьмы Минина (того самого, которому памятник в Москве).

Но маму так просто не возьмешь. Инокиня Марфа разыграла классический козырь вредных свекровей: «Если Хлопова будет царицей, не останусь я в царстве твоем». Михаил сдался – выбор между невестой и мамой был для него очевиден.

Попытка № 3. Еще одна Мария

Михаилу так надоела вся эта история, что он согласился жениться на первой же барышне, которую ему предложит мама. Инокиня удовлетворенно кивнула и представила сыну Марию Владимировну Долгорукую из древнего рода Рюриковичей. Сыграли свадьбу – из казны было выделено «много бархатов и атласов для государевой радости», а также серебра на наряды и подарки. Для молодоженов построили новые палаты. Но на следующий день после венчания новобрачная сильно заболела и спустя пять месяцев скончалась. Возможно, ее отравили противники Долгоруких, но точно не известно. Михаил вновь остался один.

Попытка № 4. Шестьдесят красавиц

Итак, на дворе 1626 год, царю уже тридцать, а он все еще не женат и самое главное – нет детей, некому продолжать династию. И вот тут начинается второй сезон средневекового шоу «Холостяк». В Москву вновь съезжаются самые эффектные барышни страны. На новых смотринах собрались 60 красавиц из знатных семей.

 

Но Михаилу никто не мил. Он разочаровался в любви. Ни одна из шестидесяти влюбленных девушек не вызывает в нем ответного чувства. Уже и мать успокоилась – говорит, женись на ком хочешь. А он вообще ничего не хочет. Депрессия. Ноги болят так, что ходить невозможно, по дворцу его слуги на руках носят.

Попытка № 5. Удачная

И вдруг, совершенно случайно, Михаил встретил ее – Евдокию. Она приехала в Москву за компанию, как наперсница и подруга одной из знатных невест. По большому счету, перед нами самая настоящая история Золушки, потому что Евдокия Стрешнева росла без матери, отец ее был беден и отдал дочь дальним родственникам на воспитание. Царю Евдокия понравилась «красотой, обходительностью и кротким нравом».

Вот как описывает этот случай историк XIX века архимандрит Леонид (в миру – Лев Александрович Кавелин): «Государь ссылался не только на возникшее у него чувство, но и на свой христианский долг помочь благородной не по крови, а по существу девице покинуть дом притеснявших ее родственников… Евдокия Лукьяновна Стрешнева живеть под игом жестокаго своенравия гордых своих родственников; что она всем от них обижена и редкий день проходит, чтобы она не обливалась слезами; но что она скромная и добродетельная девица; что никто не токмо не слыхал от нея жалоб, даже недовольнаго взгляда от ея не видал.

Таковое о девице Стрешневой известие проникло болезненным состраданием сердце Царево, уже любовию объятое. Невольный вздох вырвался из груди Государевой, и он сам того не приметил, как произнес: "Несчастная… Но ты должна быть счастливою". Матерь Царя была недовольна сим выбором, и сь некоторым негодованием сказала сыну своему: "Государь! Таковым избранием ты оскорбляешь Бояр и Князей, знаменитых своими и предков своих заслугами; дочери их, ежели тебе и не по нраву, то, по крайнев мере, не менее Стрешневой добродетельны … А Стрешнев кто?… Человек неизвестный!"»[9]

В этот раз Михаил сумел настоять на своем. Он женился на Евдокии и даже добился от матери благословения. Инокиня Марфа передала невестке ящик, в котором лежало золотое монисто с яхонтами и изумрудами. Этот брак оказался счастливым. В нем родились десять детей – в том числе и будущий русский царь Алексей Михайлович.

1Александр Иванович Герцен «Былое и думы».
2Андрей Петрович Богданов «Русские патриархи 1589–1700 гг».
3Здесь и далее цитируется: Николай Сергеевич Шайжин «Заонежская заточница, Великая Государыня инокиня Марфа Ивановна, в мире боярыня Ксения Ивановна Романовна, мать царя Михаила Федоровича».
4Здесь и далее цитируется: Уткин С. А. «Белозерская ссылка бояр Романовых в 1601–1602 годах».
5Марк Твен «Принц и нищий».
6Здесь и далее цитируется: Николай Иванович Костомаров «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей».
7Здесь и далее цитируется: Людмила Евгеньевна Морозова «Великие правители. Том 14. Царь Михаил Федорович».
8Татьяна Леонидовна Лабутина «Англичане в допетровской России».
9Архимандрит Леонид «Старинное историческое предание о Лукьяне Степановиче Стрешневе»" (1872 год).