Hit

Стечение обстоятельств

Tekst
Z serii: Однолюбы #4
24
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Стечение обстоятельств
Стечение обстоятельств
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,15  25,72 
Стечение обстоятельств
Audio
Стечение обстоятельств
Audiobook
Czyta Дмитрий Дубов, Оксана Новикова
21,16 
Szczegóły
Стечение обстоятельств
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Арина

Свадьба – самое волшебное и долгожданное событие в жизни каждой девушки. Невероятное торжество, окутанное романтикой, предвкушением и волнительными эмоциями. Как правило, на подготовку уходит много времени и сил, и вот, в момент свершения данного события, любая девушка испытывает ни с чем несравнимое волнение перед произнесением долгожданного «да».

Любая? Вероятно. Но не я.

Отражение в большом напольном зеркале рисует мне прекрасную стройную брюнетку в длинном свадебном наряде. Прямое платье-русалка с небольшим шлейфом и ажурной спинкой, перетекающей в такие же полупрозрачные рукава. Сдержанное, лаконичное, выгодно подчёркивающее фигуру – мой выбор среди множества пышных нарядов в салоне. Атласная ткань струится по ногам, обволакивает каждый изгиб, опускается мягкими волнами до самого пола, прикрывая белые туфельки на тонкой, но невысокой шпильке, которые лишь подчёркивают нежный образ невесты.

Катя, конечно, высказала своё, никого не интересующее, мнение по поводу моего наряда, заметив, что она остановила бы свой выбор исключительно на мегапышном, переливающемся тысячью кристаллов платье, для которого, предполагаю, необходимо заказывать отдельный лимузин, потому что заднее сиденье обычного автомобиля вряд ли способно вместить это великолепие. Волнение отсутствует, а мандраж не сопровождает меня на протяжении всего дня, в отличие от Веры – жены отца, и Кати – сводной сестры. Такое чувство, что сегодня выходит замуж одна из них. Регистрация назначена на четыре, и это тоже не моя прихоть, а любимых девочек отца, которые слишком долго собирались не на свою свадьбу.

– Сестрёнка, ты прекрасно выглядишь. – Слащавый голосок раздаётся из-за спины, заставляя вздрогнуть. Всегда подкрадывается бесшумно, мягко. – Но я бы на твоём месте выбрала другое платье, в этом нет изюминки, – фыркает.

– А изюминка, по-твоему, это много-много блёсток и столько же юбок? – вздёргиваю бровь, предполагая положительный ответ.

– Именно! Бессовестно пышное платье, длинная фата в несколько метров и шикарная диадема с крупными камнями. Я бы хотела именно такой наряд, – мечтательно улыбается.

– Вот когда будешь выходить замуж, именно на таком и остановишься. А сегодня моя свадьба, и главное действующее лицо тоже я.

– Хм, вот не понимаю, что Олег нашёл в тебе, – рассматривает свои длинные острые коготки, – хотя понимаю – брак договорной.

– Мы встречались год после знакомства, и уже потом наши отцы договорились о браке. Мы нравимся друг другу, относимся с теплотой и нежностью. Этого вполне достаточно для крепкого союза.

– Для крепкого союза требуются страстный секс и громкие крики в спальне, сестрёнка, – подмигивает моему отражению в зеркале, – как тебе Олег в постели? Ну, поделись с любимой сестрой, – подходит, обнимая меня за плечи. Стряхиваю холодные ладони.

– Во-первых, сводная сестра. Во-вторых, подробностями личной жизни я делиться ни с тобой, ни с кем-либо другим не желаю. На личном личное – только так.

– А мне вот твой будущий муж кое-что рассказал, – улыбается, почти шепчет, – не так у вас всё в постели отлично, – подмигивает. – Скучная ты.

Злость окатывает изнутри, хочется с силой толкнуть в бок любопытную сестрицу и сломать ей пару рёбер. Раньше я бурно реагировала на каждый её выпад, пока не поняла – она живёт ответными эмоциями на свои провокации. Но сегодня такого удовольствия я ей не доставлю.

– С чего бы это вдруг Олегу делиться с тобой подробностями нашей интимной жизни? Или ты опять подслушивала, приложив своё ушко к моей двери?

– Я? Я никогда не подслушиваю!

– Ну да, – хмыкаю, – это мы уже проходили, Катя. Ты не раз была поймана за гадким делом. Живи своей жизнью, а в мою не смей лезть. И выйди вон – тебе здесь не место. Сегодня я хочу лицезреть исключительно прекрасное, – слащаво улыбаюсь, отчего девушка растягивает губы в ответ, – ты в эту категорию не входишь.

– Ах так, – шипит, прищурившись, но всё же двигается к двери, – этот день ты точно запомнишь!

Наконец, Катя выскакивает из подготовительной комнаты, оставив меня в одиночестве. Я хочу перекинуться парой слов с отцом. Волнение всё же даёт о себе знать, и я вновь по привычке заламываю пальцы, собираясь с мыслями.

Год назад именно папа познакомил меня с Олегом, с сыном своего знакомого, которого рассчитывал увидеть деловым партнёром в новом проекте. Возможный брак лишь предполагался при условии, что возникнет взаимная симпатия. Папа слишком меня любит, чтобы заставлять связывать узами брака с человеком, который окажется мне противен.

Но, познакомившись, мы понравились друг другу по-настоящему. Высокий брюнет с зелёными глазами сразу меня обаял, оказавшись в придачу очень интересным человеком и собеседником. Проведённое вместе время, совместный отдых и развлечения лишь укрепили симпатию, чему отец был рад. К тому же уже решённый вопрос брака привёл нас с Олегом в постель, и именно с будущим мужем я познала все прелести интимной жизни и возможных её вариаций.

Единственное, что меня смущало, – Олег не умеет целоваться. Все его манипуляции языком больше похожи на облизывания собаки, чем на что-то возбуждающее и завораживающее, но и это можно перетерпеть, не увлекаясь процессом. Конечно, прикосновения неотъемлемая часть отношений, но от неё я успешно уворачиваюсь, не привлекая внимания. Всё, что касается секса, мне не с чем сравнивать, точнее, не с кем, именно поэтому слова Кати так резанули, посеяв ещё большие сомнения в правильности сегодняшней свадьбы.

Влюблённость между нами есть, но есть ли любовь? Вероятно, выйдя из этой комнаты, мне уже никогда не узнать обратного.

– Готова?

Чёрт, что же вы сегодня все подкрадываетесь ко мне?!

– Можно сказать, да, пап.

– Красавица! – Папа подходит сзади, обнимая меня за талию. Кладёт подбородок на моё плечо, с восхищением разглядывая отражение в зеркале. – Вот только красавица не выглядит счастливой.

– Катя вышла отсюда пару минут назад. – Отец прекрасно знает, что это означает.

– Опять зацепились?

– Не опять, а снова, – раздражённо бурчу. – Как хорошо, что с завтрашнего дня я уже не буду жить с ней под одной крышей. Только ради этого стоит выйти замуж. – Нервно провожу ладонями вниз по платью, делая вид, что расправляю ткань.

– Только не говори, что ты согласилась на брак именно по этой причине. – Отец заводится, снова поднимая неприятную тему. – Мне бы хотелось, чтобы муж у тебя вызвал хоть какие-то чувства.

– Например, симпатию?

– Хотя бы влюблённость.

– Она есть. Тебе не стоит волноваться.

– А любовь?

Молчу, не решаясь согласиться с тем, чего нет и, вероятно, не будет. Олег очень привлекает меня, притягивает и манит, но чего-то глубокого я не чувствую, искренне надеясь, что со временем во мне всё же проснётся любовь к нему.

– Пока лишь влюблённость, – поворачиваюсь, чтобы поправить бабочку на шее родителя, – но сегодня я стану Евдокимовой, а значит, мне просто придётся проникнуться к своему супругу более глубокими чувствами. Иначе как построить семейное счастье?

– Фу, как пафосно! – смеётся. – Ариша, я уже спрашивал тебя. Ты могла отказаться.

– Но тебе важен Евдокимов как партнёр, так?

– Да. – Отец не отрицает. Эта тема поднималась неоднократно.

– Мне нужны его дотации в мою компанию. Объединению или созданию нового я тоже буду рад, а родственные связи крепче, чем любой подписанный документ.

– Я в курсе. Слышала много раз. Но мне показалось, что между Олегом и Катей изначально возникла более сильная симпатия. Ты мог бы настоять на браке с ней.

– Хм, она мне падчерица, а не дочь, а Евдокимов желал именно Строганову. Родную кровь. К тому же ты на тот момент была свободна, – напоминает отец, вновь раздражая.

– Если бы ты дал мне больше свободы и не следил за каждым шагом и вздохом, скорее всего, я бы уже давно не была свободна, – фыркаю, отстраняясь.

– Ты знаешь, по какой причине некоторое время была ограничена в действиях.

– Некоторое время? Шесть лет, напоминаю. Если ты вдруг забыл, – расхаживаю из угла в угол, нервно заламывая пальцы. – В тот момент, пока Катенька шастала по всем клубам столицы и весело проводила время, я безвылазно находилась дома, не имея возможности даже выходные провести с друзьями, а поехать куда-то в компании знакомых так и вовсе подобно преступлению, – возвожу руки к небу, повышая интонации. – Если бы ты дал мне больше свободы в своё время, сейчас я бы не стремилась связать себя браком с Евдокимовым.

– Ты это делаешь назло мне или себе во благо? – Папа подходит, заглядывая в моё лицо. Ответов для него там нет, что бы он не искал.

– Скорее, всё в точности наоборот.

– Ариша, Олег надёжный и серьёзный человек. Он будет тебя оберегать и заботиться, уверен, – берёт мои руки, подносит к губам, целуя каждую. – Мне кажется, он тебя любит, по-настоящему, просто… пока не проявляет это очень активно.

– А когда проявит? Когда ты проявил чувства к маме?

– Сразу, – отворачивается, пряча взгляд. – Это была любовь с первого взгляда, которая, увы, закончилась через восемнадцать лет после известных тебе событий. Но главное, что она была, – тушуется, стесняясь показывать переживания. Они развелись шесть лет назад, и отец снова женат, но каждый разговор о маме заканчивается смущением и скачком на другую тему. – Если ты готова, можно выходить. Почти четыре. Все уже собрались.

Кладу ладонь на подставленный для меня локоть, чуть сжимая пальцы. Всё же я волнуюсь. Немного потряхивает от осознания, что через час я выйду отсюда женой человека, в которого, наверное, влюблена. Чувство влюблённости меня уже захватывало, расплываясь внутри эйфорией и счастьем. Но сейчас происходит нечто иное – более интимное и глубокое.

Останавливаемся с отцом перед большими резными дверями, уже готовые войти в торжественный зал под марш Мендельсона. Но двери не открываются, приглашая нас, а музыка не слышна, что настораживает.

 

– Не можем найти Олега, – выскакивает Вера, оповещая о потере жениха, и уносится прочь по коридору. – У него кольца.

Сквозь приоткрытую дверь вижу озадаченные лица гостей, которые крутят головами из стороны в сторону, и регистратора, показывающего на часы.

– Он должен уже ждать меня в зале, – начинаю оглядываться, чтобы выловить своего будущего мужа.

– Позвони ему, – предлагает отец.

– Не могу. Телефон в комнате, как и сумка с вещами. Я сейчас.

Иду по коридорам, извивающимся и имеющим ответвления. Тихо, и лишь стук моих каблучков разносится эхом по пустым коридорам. Только это не хватало! Сразу вспоминается фильм «Сбежавшая невеста», вот только сегодня сбежавшим является именно жених. Неужели передумал за минуту до регистрации и решил просто уйти по-английски?

Меня отвлекает непонятный звук в глубине коридора, а, пройдя пару шагов, натыкаюсь на дверь туалета и дёргаю ручку на себя.

Застыв на пороге, пытаюсь осознать увиденное, нервно сглатывая слюну и почти оседая на пол. Катя, опершись на раковину, стоит, загнувшись перед Олегом, который очень активно, громко и энергично трахает её. Глаза мужчины прикрыты, и с губ срываются лишь хрипы и разрывающие стоны. Они настолько заняты процессом, что не сразу обращают на меня внимание. А я только и могу открывать и закрывать рот, наблюдая, как мой будущий муж насаживает на себя сводную сестру.

Гадко. Противно до тошноты. Начинаю шмыгать, не в силах сдержаться и принять порочную картинку.

– Арина… – Наконец, Олег отмирает, тут же отталкивая Катю и запихивая возбуждённый орган в трусы. – Я… Мы… Ты не так поняла…

– Я. Всё. Поняла, – цежу сквозь зубы. – Пока я ожидаю возле двери зала, готовая стать твоей женой, ты благополучно заталкиваешь свой член в мою сестру. Не мог подождать? Ах да, у нас же в постели всё не так отлично. Видимо, своё отлично ты получил, – киваю в сторону Кати.

Сестрица лыбится, как ошалелая, спокойно подтягивая трусики и поправляя обтягивающее платье. Больше похоже на продуманный ход, чем на случайный секс в туалете ЗАГСа.

– Я же обещала, что этот день ты запомнишь, – ухмыляется, расплываясь в самой милой из существующих улыбок. – Надеюсь, каждый раз, когда ты будешь ложиться в постель с Олежкой, у тебя перед глазами будет стоять эта невероятная сцена. Ну что, пошли жениться, сестричка?

Закрываю глаза, сжигаемая злостью и обидой, разочарованием и досадой. Адский коктейль чувств разносится по венам, потряхивая крупной дрожью и застилая пеленой глаза. Замахиваюсь и, швырнув букет невесты, попадаю в Олега, разбив ему нос. Он даже не подозревал, что скромный букетик имеет тяжёлую пластиковую ручку, в которой закреплены ножки цветов. Капли алеют на белой рубашке, а мужчина закидывает голову в попытке остановить кровь. И это впервые, когда Катенька обескуражена моим поведением. Отходит на пару шагов назад, прячась за спину Олега, видимо, ожидая следующего предмета, который обязательно предназначен ей.

– Козёл! – кричу что есть силы. – Чёртов кобель! Я за тебя замуж не выйду!

– Но наши отцы заключили договор… – гундосит, закрывая нос мой жених.

– Плевать! На тебя, на договор и на всё, что сейчас происходит. Хочешь жениться? Женись на этой, – киваю в сторону Кати. – Вы идеальная пара!

– Подожди…

Олег кричит вслед, но я уже мчусь по длинному коридору, желая покинуть это место. Приближаюсь к холлу, замечая, что почти все гости вывалили из зала и сейчас непонимающе перешёптываются. Вижу отца, разговаривающего с отцом Олега, а когда он замечает меня, замираю. Не знаю, что написано на моём лице, но уж точно не счастье и предвкушение.

– Где Олег? – доносится голос Веры.

– Трахает твою дочь в туалете.

Гости оборачиваются, услышав резкое высказывание и провожают меня взглядом, когда я почти добегаю до выхода.

– Ариша, что случилось? А свадьба? – слышу голос папы.

– Свадьба? – останавливаюсь в дверях. – Пусть Евдокимов женится на твоей замечательной падчерице, которая так вовремя подставила себя для моего будущего мужа. Совет да любовь! – истерически смеюсь, пока по щекам стекают слезинки и душит дикая обида.

– Арина! Стой! – слышу голос несостоявшегося муженька и срываюсь с места, чтобы скрыться от изучающих меня глаз в толпе людей на улице.

Глава 2

Активно перебираю ногами по ступенькам, которых, кажется, несколько десятков. Подобрав подол платья, двигаюсь максимально быстро. Огибая белый лимузин и множество дорогих автомобилей, выскакиваю на проезжую часть и направляюсь на другую сторону. Несколько раз обернувшись, выхватываю из потока людей фигуру Олега и отца, ускоряясь.

Больше всего на свете мне сейчас хочется забиться в угол и прореветься, осознав, что всё оказалось фальшью и вымыслом. Человек, с которым я хотела связать свою судьбу, оказался лицемером и гнусным лжецом. Слышу, как мужской голос выкрикивает моё имя, не различая, кто именно из мужчин уже совсем близко. Выбегаю на дорогу, останавливая первую попавшуюся машину и запрыгиваю на заднее сиденье.

– Эй, ты кто? – спрашивает седовласый мужчина с безобразной бородой. В машине стоит тошнотворный запах алкоголя и чего-то ещё, пока непонятного для меня.

– Отвезите меня куда-нибудь, – почти умоляю.

– Куда?

– А куда вы едете?

– На стоянку. Моя смена окончена, нужно поставить машину.

– Вот туда и отвезите, – почти кричу и оглядываюсь, понимая, что Олег совсем близко. – Быстрее! Езжайте!

– Хм, ну ладно.

Срывается с места, подгоняемый сигналами автомобилей, которым он перекрыл путь. И, когда мы наконец трогаемся, а догоняющие фигуры отдаляются, скручиваюсь комочком на сидении и даю волю слезам.

Внутри всё ноет в отчаянной попытке сделать глубокий вдох и принять случившееся. Перед глазами снова и снова проносится гадкая картинка горячего сношения моего почти мужа и сводной сестры, вызывая тошноту и желание избавиться от назойливого действа. Такое вообще можно забыть? Или этот момент навсегда останется на задворках моей памяти, являясь на свет в самый неподходящий момент?

Отчего-то проявляется мерзкая улыбка Кати и растянутые в презрительной ухмылке губы: каждое движение, жест и взгляд говорил о том, что она желала данного представления и жаждала, чтобы я всё увидела своими глазами.

Пять лет назад, когда в нашем доме появилась Вера с дочкой и папа объявил, что теперь у меня есть сводная сестра, я не испытала особой эйфории. Не шла на сближение, но и откровенно не вступала в конфликты. Присматривалась в попытке прочувствовать стремления новой жены насчёт папы и ситуации в целом. И казалось, чувства между ними имелись и искренность присутствовала, но столько быстрый брак после развода с мамой настораживал. Словно отец хотел забыться, заполнив опустевшее место новым человеком. Но я не вмешивалась и уже тем более не лезла с советами, чтобы вразумить взрослого мужчину.

Катя в первый же месяц сорвалась в шоппинг, скупая всё, что можно, и то, что и вовсе не требовалось. Её комната походила на склад, где среди пакетов брендовых магазинов имелась и мебель. Наглая, беспардонная и невоспитанная, она отчаянно желала набиться мне в подруги всеми способами, не понимая отказов. Подслушивала под дверью, копалась в моём компьютере и даже звонила Насте, чтобы через мою лучшую подругу пробиться в компанию, где ей не было места. Копировала мой стиль в одежде, приобретая те же самые вещи и обувь, посещая привычные для меня магазины и даже кафе. В какой-то момент я стала её побаиваться, как будто у меня появился назойливый фанат, не понимающий отказов.

Мне потребовался год, чтобы донести сводной сестре, что ей не место в моём устоявшемся мире и необходимо построить свой собственный. Вера просила сблизиться с Катей, стать ей другом и даже сестрой, но всё существо противилось этому, отгораживаясь.

В последнее время девушка успокоилась, наконец создала свой круг общения и проводила время на тусовках и клубах. Наотрез отказалась получать высшее образование, предпочитая беззаботно проводить время на многочисленных вечеринках. Единственное, что вызывало во мне зависть, – свобода действий Кати. Мне такого не позволялось, и я лишь обречённо капала слюной, когда сестрица покидала дом, чтобы отправиться на очередную попойку. Отец в её воспитание не лез, так же, как и Вера не указывала мне, что делать.

Разделяй и властвуй – это про детей в нашей семье: у каждого свой родитель.

Когда появился Олег, я лишь вскользь обратила внимание на интерес Кати и их редкие перешёптывания у меня за спиной. Она вновь стала много и часто возникать в моей жизни именно в те моменты, когда парень, а впоследствии жених приходил в наш дом. Настойчиво напрашивалась составить нам компанию, поговорить или просто поделиться планами. И Олег делился – много и подробно.

Теперь понятно почему… Как давно она в его постели? Вероятно, сегодняшний секс не первый для них, а уверенные высказывания Кати о нашей с женихом тусклой интимной жизни – комментарий из первых уст. Грёбаная сводная сестра и здесь красиво подгадила, расстроив мою свадьбу и лишив возможности наконец выпорхнуть из-под крыла отца. Сожалею о том дне, когда обе женщины появились в нашей жизни, пошатнув привычные устои.

Рассматриваю мелькающие дома, равнодушно пропуская названия улиц. Солнечный день медленно сменился серым удушающим небом – прохладным и мерзким. Вот-вот хлынет дождь, который был спрогнозирован ещё вчера, и свадебный банкет заблаговременно был перенесён на крытую террасу.

Плохо представляю, что сейчас происходит с отцом, Евдокимовым и моим женихом, который не только был пойман с поличным, но и сорвал папаше выгодную сделку. Пошёл он к чёрту! Я была согласна выйти замуж без глубокой любви, но всё же испытывая к своему партнёру уважение, основанное на доверии. Но зачем всё это, если даже в день бракосочетания будущий муж не смог удержать член в штанах.

Таксист молчит, не отвлекая меня разговорами, и я почти отключаюсь, погрузившись в тяжёлые мысли. И чем дольше прогоняю в памяти всё случившееся, тем громче хочется реветь. Вот бы сейчас нашёлся кто-то большой и тёплый. Забраться бы на колени, уткнуться носом в широкую грудь и жаловаться, жаловаться, жаловаться…

Но, вернись я сейчас, сразу же попаду к отцу. Не могу предположить, как он отреагировал на произошедшее, объяснился с Евдокимовым и оповестил гостей об отмене свадьбы. Вера, вероятно, вновь закроет собой доченьку, найдёт тысячу и один аргумент, обеляющий Катю в её скверном поступке, а папа вновь примет объяснения.

Не хочу их видеть. Никого из них.

– Приехали, – оповещает водитель, и мне приходиться подняться, чтобы сесть и осмотреться вокруг. Не знаю, сколько и куда мы ехали, но солнце уже село, опустившись на город темнотой.

– А куда?..

Он называет район, а по моим представлениям это где-то на краю другой вселенной за гранью реальности. Несколько лет я передвигалась по городу с водителем, который чётко знал моё расписание – из пункта А в пункт Б и обратно. Одно и то же на протяжении нескольких лет за редким исключением посиделок с Настей и приёмов, на которые брал меня отец. Мысленно представляю карту столицы и не могу припомнить подобного названия.

– А вы можете отвезти меня обратно?

– Не вопрос. Десять тысяч сейчас, за то, что я тебя привёз, и сумма вперёд, чтобы доставить обратно.

– Эй, вы всё равно ехали в этом направлении! – пытаюсь возмутиться.

– Так бы я ехал один, а с тобой пришлось слушать нытьё и неразборчивый шёпот. Деньги плати.

Что-то мне подсказывает, что мужчина нагло приплюсовал несколько тысяч, но и это не имеет значения, потому что денег у меня нет, как и телефона, чтобы воспользоваться переводом.

– У меня нет, – развожу руками. – Но есть вот, – показываю кольцо, – это бриллиант, настоящий, чистый и очень-очень дорогой.

– На хрена мне нужна твоя побрякушка! Деньги гони, коза!

– У меня нет, – шепчу, вжимаясь в сиденье.

– Нет денег – плати натурой, – хищно скалится и тянет ко мне большие ручищи.

Едва успеваю увернуться и, открыв дверь, выскакиваю на улицу. Но мужик успевает вцепиться за фату и с силой дёргает на себя, вырывая из волос вместе со шпильками. Шиплю и ёжусь от боли. Кажется, он мне часть волос вырвал. Но я подумаю об этом потом, когда унесу ноги от похотливого козла, который выпрыгивает из машины и бросается за мной вдогонку. Бегу мимо домов, улавливая топот ног за спиной. Сворачиваю в переулок, затем в ещё один и ещё, пока преследователь не пропадает из вида.

Тяжело дышу и осматриваюсь: многоэтажки так плотно прижаты друг к другу, что просвет между домами отсутствует. Я словно в каменном коконе, в плену бетонных стен, не вижу выхода, обречённо озираясь по сторонам. Читаю название улицы и вновь теряюсь – ни одной ассоциации.

 

Чувствую, как меня тянет назад, и, обернувшись, наблюдаю большую чёрную собаку, которая вцепилась зубами в подол платья, с треском расползающееся на мне. Минутная борьба, моя победа над псом, и я вновь пускаюсь со всех ног в темноту. Секундной вспышкой в голове проносится правило: никогда не беги от собаки – беги за ней. Но мне настолько страшно, что я лишь ускоряюсь, чтобы отделаться от рычащего мне в спину животного.

Оказываюсь в небольшом зелёном парке с детской площадкой посредине, мчусь по дорожке, но за что-то зацепившись, плашмя растягиваюсь на твёрдой земле. Непривычная к падениям, не успеваю сгруппироваться и падаю на колени, прочесав ладонями грубую поверхность. Кожа покалывает тысячью иголочек, разнося болезненные импульсы по всему телу.

Руки стёрты в кровь, колени в ссадинах, на уцелевшем подоле красуется значительная дыра, каблук сломан наполовину – так и остаюсь на земле, осматривая полученные ранения. Благодарю небеса, что сейчас июнь, иначе, с моим-то везением, велика была бы вероятность замёрзнуть в сугробе.

Просидев так минуть двадцать, поднимаюсь и шаркаю по дорожке к лавочке, которая, как оказалось, находится совсем рядом. Что удивительно: жилой район, множество припаркованных автомобилей и никого вокруг. Вот совсем. Это продолжительное действие моей фортуны или в самом деле здесь всегда так пустынно? Не успеваю основательно погрузиться в эту мысль, потому что ощущаю одиночные капли на своём лице, а через пару секунд начинается ливень. Нескольких минут достаточно, чтобы платье промокло и противно прилипло к телу, вызывая желание избавиться от тряпки прямо сейчас. В попытке спрятаться от дождя начинаю поочерёдно ломиться в двери подъездов, которые не поддаются, заблокированные электронными замками.

Ночь. Незнакомое место. Я, промокшая насквозь, и никого вокруг. Ни единой мысли, что делать дальше и как выбираться из сложившейся ситуации. Тело пробивает мелкая дрожь. Даже плюсовая температура не спасёт, если на тебе влажная одежда, а ночная прохлада не позволяет согреться.

Чёрт возьми!

Обречённо бреду между домами в надежде, что дверь какого-нибудь подъезда неожиданно отворится, впуская меня в блаженное тепло. Но вселенная по-прежнему против, а кто-то там наверху дьявольски хохочет над всеми моими злоключениями.

Меня ослепляет фарами приближающегося автомобиля, и я тут же, сорвавшись с места, бегу в направлении белого внедорожника, который паркуется около одного из домов. Искорка надежды на спасение настолько застилает глаза, что я не успеваю отпрыгнуть, когда машина проносится мимо меня, с лихвой окатывая водой из большой лужи. Застываю на месте, наблюдая, как с меня стекают капли, превратив белое платье в серо-чёрное полотно.

Водительская дверь открывается, являя мне мужчину в белоснежной рубашке. Именно она первое, что бросается в глаза, почти ослепляя в свете фонаря. Даже моё платье сегодня утром не было таким белоснежным, как часть его одежды.

– Помогите мне, пожалуйста, – скулю, обращая на себя внимание.

Оборачивается, и я становлюсь объектом детального изучения. Взгляд ползёт снизу и через бесконечное количество времени впивается в лицо, которое сейчас, по моим прикидкам, меньше всего является привлекательным для мужчины.

– Ты кто? – Резкий голос пробирает насквозь, а холодный взгляд заставляет поёжиться.

– Я случайно сюда попала… на такси… сбежала со своей свадьбы… нет денег и телефона, чтобы заплатить. Мне нужно домой… – шепчу последние слова, потому что вся моя несвязная тирада не вызывает на лице мужчины не единой эмоции. Застыл, подобно камню, равнодушно вглядываясь в то, что осталось от прекрасной невесты.

– Живёшь где?

Называю улицу, но не свою, а Насти, потому как отправиться к подруге самое верное решение на мой взгляд.

– Да ты на хрен издеваешься? Другой конец города. Пятница, глубокая ночь, и я устал, как собака. Хочу есть и спать и уже тем более не желаю возиться с незнакомой девчонкой. – Автомобиль, моргнув фарами, блокируется, и мой новый знакомый разворачивается, направляясь к одному из подъездов.

– Пожалуйста! Прошу! – выкрикиваю и бегу следом, заставляя мужчину обернуться. – Не можете отвезти – дайте денег на такси. Взамен, – снимаю с пальца кольцо, – могу отдать это.

Внимательно рассматривает колечко с большим бриллиантом, подобно ювелиру, с первого взгляда способному определить подделку.

– Дорогое. Чистый камень. Где взяла? Украла?

– Я, что, похожа на воровку?! – вздёрнув подбородок, набираюсь смелости и с вызовом смотрю ему в глаза.

– Нет, – ухмыляется, едва заметно, лишь уголками губ, – ты похожа на жалкого грязного, мокрого котёнка, которого вышвырнули на улицу за ненадобностью. – Опускаю взгляд, вновь осматривая себя и полностью соглашаясь с его словами. – Налички нет.

– Дайте позвонить.

– Телефон разряжен, – вертит в руках аппарат, – у меня сегодня было столько звонков, что мобильник сдался ещё пару часов назад.

Несколько секунд изнуряющий тишины и ожидания его вердикта. Он моя последняя надежда найти приют на ближайшие пару часов или ночь. И меня совершенно не смущает, что я его совсем не знаю. Мужчина вызывает доверие и вселяет веру на благополучный исход приключений сегодняшнего дня.

– Пожалуйста… помогите… – сдаюсь, начиная громко всхлипывать.

– Сырость разводить заканчивай, – гаркает на меня, отчего хочется завыть в голос, – если, конечно, не хочешь провести эту ночь на улице.

– Не хочу, – часто-часто кручу головой. – Совсем не хочу.

– Я уверен, что пожалею об этом, – обречённо выдыхает, – но иди за мной.