Антимаг. Часть 2

Tekst
Z serii: Антимаг #2
11
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Антимаг. Часть 2
Антимаг. Часть 2
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,81  23,05 
Антимаг. Часть 2
Audio
Антимаг. Часть 2
Audiobook
Czyta Владимир Хлопов
18,96 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 15

Лиса, как и условлено, ожидала нанимательницу за северными воротами, на небольшой полянке у дороги. Причём не одна: помимо Мии, рядом с ней торчали две рожи, виденные Стрижом у «Весёлой головешки». Все – верхом и вооружённые до зубов.

Несмотря на «жирный» заказ, физиономию Лисы трудно было назвать довольной. Сволочная магичка была напряжена, то и дело настороженно зыркала по сторонам. Бережётся, скотина.

Хоть присутствие двух вооружённых мордоворотов серьёзно осложняло дело, Лёха не удержался от паскудной ухмылки: бойся, сука, бойся.

Лука, выполняющий роль водителя, направил фургон к магичке. Волами мальчишка управлял отлично, равно как и ухаживал за ними. Сам Стриж талантами животновода и дрессировщика не блистал, а живых волов вообще видел впервые, так что роль «механика-водителя» целиком легла на Клопа. Чему мальчишка только обрадовался.

– Высокородная госпожа Лиса? – поинтересовался сидящий на облучке Лёха, когда фургон поравнялся с наёмниками.

Сейчас был самый опасный момент: если «пластическая операция», проведённая демоном, не поможет и Лиса опознает его, то придётся переходить к активной фазе тут же. Что не гарантирует успеха.

Магичка пристально вгляделась в его лицо. Очень внимательно, словно изучая. Лёха уже решил было, что операция провалена, но Лиса выпрямилась в седле и высокомерно кивнула:

– Она самая. А ты, полагаю, слуга моей нанимательницы?

Мордовороты молчали, бдительно поглядывая по сторонам. Стриж готов был биться об заклад, что эти «двое из ларца» были обычными наёмниками, никакими магическими талантами не обладающими.

Зато своим арсеналом пользоваться умеют – иначе стерва не взяла бы их с собой. Вдобавок ещё и в кольчугах оба, в отличии от одетой в чёрный камзол магички. К поясам мордоворотов были пристёгнуты шлемы.

Хреновый расклад, учитывая, что у Стрижа из оружия лишь короткий меч да нож.

Но переигрывать план поздно.

– Так точно, высокородная госпожа Лиса, – Лёха привстал на облучке и поклонился, старательно подражая местным.

Люк в точности повторил его действия, разве что куда естественней.

– Могу я взглянуть на неё? – игнорируя актёрские потуги Лёхи, холодно поинтересовалась магичка.

– Она спит, – предупредил Стриж, откидывая полог фургона. – Не разбудите, высокородная госпожа.

Лаура, всё ещё бледная и худая, выглядела вполне подходяще для роли истощённой после злоупотребления магией. Лиса тронула коня с места и осторожно заглянул под тент. Вид спящей на ложе из шкур девчонки вызвал у неё довольную улыбку. Узнала, или просто рада, что «клиентка» и впрямь истощённая соплячка, а это всё – не подстава?

– Серьёзное истощение? – с поддельным сочувствием поинтересовалась она.

– Агась, – тяжело вздохнул Стриж и протянул завёрнутый в лоскут ткани слиток:

– Задаток, высокородная госпожа, как и оговаривалось.

Развернув материю, магичка взглянула на серебро и с удовлетворённой улыбкой спрятала его в седельную сумку. В крупной плетёной корзине возмущённо загоготали гуси, вызвав удивление на лице рыжей.

– Госпоже бульон свежий варить, – доверительно сообщил Лёха. – Ну и нам горяченького поесть, силы подкрепить.

Демон внутри заворчал в предвкушении, так что пришлось мысленно цыкнуть на «пассажира». Не сейчас.

– Похвальная забота, – вежливо улыбнулась магичка и переглянулась с наёмниками. – Едем.

Стриж быстро взглянул на Мию и тут же отвернулся, чтобы не видеть её пустой взгляд. Люк громко цокнул и волы, продолжая жевать свою жвачку, послушно тронулись с места.

В отличие от тракта, которым путешественники прибыли в город, эта дорога была не столь многолюдна. Хотя, может, просто то был базарный день, а сейчас – местные будни, вот и движение на дороге не слишком оживлённое.

Если Лиса решит продать Лауру, то Лёху уберут как только дорога нырнёт под кроны деревьев и их не будет видно со стены. Магичка явно не видит опасности ни во взрослом слуге, ни в сопливом мальце, а потому расправится с ними сразу же, как вокруг не будет свидетелей.

Значит, ему нужно подгадать подходящий момент первым.

За время пути им навстречу попалось лишь несколько гружёных овощами телег, да ещё их группу обогнал несущийся галопом всадник в жёлтой униформе с изображением тигра.

Стриж выгадывал момент, когда Лиса окажется рядом, но она, словно чуя неприятности, всё время держалась впереди и чуть левее фургона. Лошадь Мии шла за ней следом, привязанная к седлу за недоуздок.

А вот мордовороты постоянно ехали по обе стороны фургона едва не впритирку к облучку. Понятно, почему: как настанет нужный момент, им предстоит грязная работа по устранению Стрижа и мальчишки. Да вот кто только им это позволит…

– Напою госпожу, – громко, чтобы слышали и мордовороты и Лиса, сказал Лёха и полез в фургон.

Дорога опустела, а кроны деревьев уже заслоняли городскую стену.

Передавая девчонке бурдючок с водой, он тихо шепнул:

– Левый урод – мой, правый – твой. Как начну – действуй.

Лаура едва заметно кивнула.

Выбравшись обратно на облучок, Лёха выпрямился, со вкусом потянулся, а потом ухватил ехавшего рядом бандита за рукав кольчуги и рванул на себя, одновременно выхватывая нож.

Мордоворот от неожиданности вскрикнул, но крик перешёл в хрип, когда отточенное лезвие распороло ему горло. Стриж разжал руку и умирающий рухнул в дорожную пыль.

Всё произошло настолько быстро, что второй наёмник успел лишь обалдело выпучить глаза, прежде чем вылетевший из фургона огненный шар превратил его в факел.

Испуганно вскрикнул Лука, заржали лошади, шарахаясь в стороны, но их всех перекрыл полный муки вой горящего заживо человека.

Волы остановились, выставив рога в сторону возможной опасности. Обезумевшая от ужаса лошадь встала на дыбы, сбрасывая с себя живой факел. Орущий на одной ноте наёмник вылетел из седла, но зацепился за стремя и поволокся по дороге, не прекращая кричать.

Лиса оказалась куда более опытным бойцом: развернув коня, она одновременно смогла перехватить недоуздок лошади Мии, не давая сбросить девушку, и взмахнула свободной рукой.

В воздухе мелькнуло нечто, похожее на призрачное щупальце, и захлестнуло Стрижу шею. Лиса торжествующе усмехнулась, но ликование тут же сменилось растерянностью – магическая плеть бесследно растаяла в воздухе, не причинив жертве вреда.

А Лёха уже летел, распластавшись в воздухе. Наёмница отпустила лошадь своей «пустышки» и схватилась за кинжал, но было уже поздно.

Два тела рухнули на дорогу. Стриж подмял под себя Лису, занёс нож для удара и встретился с ней взглядом. В глазах магички была та неописуемая смесь эмоций, что бывает у убиваемых людей: ужас, безумная надежда и мольба.

Нож на мгновение замер и заминка чуть не стоила Лёхе жизни: наёмница полоснула его ногтями по лицу, целясь в глаза. Стриж едва успел откинуть голову, но всё равно магичка пробороздила щёку, выдирая лоскуты кожи. Одновременно с этим другой рукой она ловко выхватила из-под одежды небольшой стилет. Стриж, действуя уже на рефлексах, отбил ладонь магички, пытавшейся удержать его вооружённую руку, и заученно вбил лезвие в тело женщины.

Лиса вздрогнула и обмякла, удивлённо глядя на своего убийцу. Из уголка её глаза стекла одинокая слезинка и застыла на щеке, словно покойница оплакивала саму себя.

Её кровь пахла так приятно и маняще, что рот наполнился слюной. Осознав это, Лёха скривился от отвращения, поднялся и попытался утереть кровь с лица, но тщетно – лишь размазал жутким гримом.

Мордоворот с перерезанным горлом был ещё жив, суча ногами в предсмертной агонии так, что слетел сапог. Мелькнула было мысль добить его, но тут же пропала – и так сдохнет. Есть дела поважнее.

Стриж успел подхватить обмякшую в седле Мию до того, как та кулем свалилась на землю.

– Так, старина, – окликнул он демона, вовремя вспомнив одну немаловажную деталь. – Спасибо, теперь переделываем мою морду обратно.

Увы, демон его либо не понял, либо проигнорировал просьбу.

– Тогда вместо гуся жрёшь перловую кашу, – огласил меню на ближайшее будущее Стриж.

Говорить было сложно – приходилось постоянно отплёвываться от попадающей в рот крови. Пропоротое ногтями лицо не спешило заживать.

Да и чёрт с ним.

Осторожно положив Мию на траву, Лёха вновь утёр кровь рукавом и с нарастающим беспокойством оглядел подругу. Внешне никаких повреждений не видно, но…

В следующую секунду девушка перевернулась на бок и свернулась в позу эмбриона, зажав обеими руками голову. С её губ сорвался крик, переходящий в тихое шипение. Татуировка на затылке потемнела и вспучилась, словно гнойник. Пальцы Мии вцепились в опухоль, скребя ту ногтями. На траву посыпались тёмные хрупкие обломки, в которых угадывались очертания артефакта.

– Миа, ты меня слышишь? – Стриж осторожно потряс девушку за плечо. – Это я, Алекс.

– А-а-а, – простонала эльфийка, слепо шаря пальцами по шее. – Сука, как больно…

Лёха перевёл дух. Вроде получилось.

– Миа, ты меня помнишь? – на всякий случай спросил он.

– Примитив… – сквозь зубы процедила эльфийка. Дыхание её было тяжёлым, словно после долгого бега. – Что со мной?

– Всё хорошо, – несмотря на боль, Миа шутила и Стриж облегчённо улыбнулся. – Всё уже хорошо.

– А почему тогда мне так плохо? – простонала она, с явным трудом пытаясь подняться.

В протянутую руку эльфийка вцепилась, словно в спасательный круг. Мутным взглядом оглядела побоище, заметила мёртвую Лису, а потом перевела взгляд на Лёху. Похоже, видок у него был не очень: Миа дёрнулась, а затем немного нервно пошутила.

– Ты её сожрал, что ли? И что у тебя с лицом?

– Не, – нашёл в себе силы улыбнуться Стриж. – Даже не понадкусывал.

«Потому что идиот!» – послышалось ему в недовольном ворчании демона.

– А рожу мне мой «тамагочи» подрихтовал, – игнорируя «внутренний голос» продолжил Лёха, – чтобы лярва эта не опознала.

 

– Я бы не возражала даже если б ты её сожрал, – злой взгляд Мии снова остановился на трупе магички.

Стрижу отчётливо послышался умилённый всхлип демона и вздох сожаления. Наверное, в этот момент эльфийка нравилась ему куда больше принципиального носителя.

На заметно подрагивающих ногах Миа побрела к телу Лисы. Лёха не вмешивался, молча поддерживая подругу, чтобы та не упала. Добравшись до цели, эльфийка от души пнула труп. Удар получился скорее символический и если бы Стриж не подхватил потерявшую равновесие девушку, та бы растянулась рядом с покойницей.

– Ты что-нибудь помнишь? – осторожно поинтересовался Лёха.

– Нет, – сквозь зубы процедила Миа и снова пнула труп.

Почему-то Стриж ей не поверил.

– Нам лучше поскорее убраться отсюда, – напомнила Лаура, перебравшаяся на облучок к Луке.

Видимо произошедшее впечатлило и её: она не побрезговала сесть рядом с безродным бродяжкой. Самого Луку этот факт, кажется, напугал больше недавнего боя. Он сидел бледный и боялся даже пошевелиться.

Миа плюнула на труп, а затем перевела взгляд на Лауру и хмуро сдвинула брови. Лёха почувствовал недоброе. Вряд ли после произошедшего у напарницы прибавилось симпатии к магам.

Слабо отпихнув Стрижа, эльфийка неловко, но решительно двинулась к повозке. Лёха держался рядом, готовый в любую секунду вмешаться, и судорожно размышлял как погасить возможный конфликт с наименьшим ущербом.

Миа с видимым усилием забралась на облучок и ткнула пальцем в опешившую от такой наглости Лауру.

– Ты… – тяжело дыша, прохрипела эльфийка. – Сделай со мной тоже, что с Алексом. Сейчас же!

Стрижу показалось, что за злостью в голосе Мии скрывается страх. Он понятия не имел, что та испытывала в роли «пустышки», но почему-то был уверен, что ничего хорошего.

– Ляг, а то свалишься, – к чести Лауры, та не стала «включать графиню» и просто указала на застеленный шкурами пол фургона.

Миа осторожно перебралась туда и с видимым облегчением растянулась на овчине. Поймав взгляд Лёхи, она попросила:

– Убей её, если она лишит меня разума.

Услышав это Лаура замерла и перевела испытующий взгляд на Стрижа.

– Не лишит, – попытался успокоить он Мию. – Она же помогла тебя вытащить, помнишь? Хотя вполне могла бросить.

– Пообещай! – с лихорадочным блеском в глазах потребовала эльфийка.

Лёха мысленно выругался. До разума Мии он вряд ли сейчас достучится, а портить подобным обещанием и без того шаткие отношения с девчонкой – плохая затея. Но, неожиданно, графиня перехватила его взгляд и кивнула.

Надо же.

– Обещаю, что убью любого, кто попытается лишить тебя разума и свободы воли, – торжественно пообещал Стриж, выбрав наиболее нейтральную формулировку.

Мию это, кажется, успокоило. Она всё ещё напряжённо следила как Лаура достаёт из шкатулки золотой артефакт, но не сопротивлялась, когда тот коснулся её шеи чуть пониже затылка.

А потом раздался крик и Миа сжалась, переживая агонию. Смотреть на это Лёха не хотел и снова побрёл к трупу рыжей магички размышляя, по какой причине в его жизни звуков боли, агонии и смерти во много раз больше, чем смеха. И это при том, что он пытается хохмить, не переставая.

Может, стоит поработать над шутками?

Он нагнулся и подобрал стилет покойницы. Оружие, похожее на четырёхгранное шило с простой крестообразной гардой, было выполнено из странного золотисто-зелёного вещества. Никаких украшений, инкрустации – простой и функциональный инструмент убийцы.

Стриж покрутил стилет в руках и сунул за пояс. Потом надо будет отдать Мие.

Кровь из рассечённой щеки снова попала в рот и он раздражённо сплюнул. Демон огорчённо взвыл, явно намекая, что носитель – хуже пресловутой собаки на сене: и сам не «ам» – и другому не дам. Не дождавшись встречных предложений и каких-либо шагов навстречу, «тамагочи» всё же затянул раны, не позволяя драгоценной крови расходоваться впустую.

– Хороший мальчик, – хмыкнул Лёха и собрался было вернуться к телеге, но ноги перестали слушаться.

Падая, он успел выставить перед собой руки чтобы не рухнуть рожей прямо в труп. Заострившиеся зубы бессильно лязгнули и Стриж поспешно перекатился на спину. Как раз вовремя – руки тоже начали отказывать.

Демон внутри бесновался, а запах крови казался пьянящим и привлекательным.

– Алекс? – встревоженный голос Лауры он едва слышал сквозь инфернальные завывания.

В глазах потемнело, а голову словно смяла рука великана.

Лёха заорал, захлёбываясь собственным криком. В темноте проступал неясный образ, в котором угадывался человек, рвущий зубами труп.

«Хрен тебе!» – упрямая мысль билась в угасающем сознании. – «Это моё тело!»

В мозг словно воткнули нож, а затем несколько раз прокрутили. Нечто странное словно эхом повторило: «МОЁ!»

Это мало походило на голос, скорее скрежет и рык случайно сложились в знакомое сочетание звуков. Как если бы заговорил сгоревший бронетранспортёр, сминая броню в попытке имитировать движения губ.

«Сгинь, сука иномирная!» – упрямо пытался восстановить контроль над телом Стриж.

«СУКА!» – издевательским эхом проскрипело нечто.

Кажется, кто-то поднял и потащил Лёху. Прикосновения он едва ощущал, словно сквозь костюм химзащиты. Смутно осознал, как щёлкнул зубами в попытке укусить. С ужасом почувствовал вкус крови во рту. Ощутил, как зубы перемалывают податливую плоть и кости.

Нечто словно взбивало мозг в гоголь-моголь. Вспыхивали и угасали казавшиеся случайными образы: булочная у дома, лицо первого командира, кукла сестры, автобус, картошка в мундире, секс с бывшей, мангал с шашлыком, сгоревшее тело…

С каждым новым образом боль нарастала, пока измученное сознание не угасло.

Сколько он так провалялся – Стриж не знал. Только вяло подумал, что напоминает героя книги начинающего автора: те до крайности любят завершать главы в момент отхода ко сну, или потери сознания. Ох и задал бы он трёпку этому бездарю, доведись им встретиться…

Воспоминание о вкусе крови и размалывающих кости зубах прогнало ленивую дремоту. Лёха дёрнулся и попытался вскочить, но обнаружил, что лежит связанным по рукам и ногам на дне фургона.

– Миа? – осторожно позвал он, холодея от ужаса. – Лука?

«Я сожрал кого-то из своих!» – билась в мозгу ужасная мысль.

Хруст костей стоял в ушах, как кошмарный сон.

– Очнулся? – в знакомом женском голосе слышалось облегчение.

Зашуршал полог и в поле зрения появилось лицо Мии.

– Это ты, Алекс? – не спеша приближаться, спросила она.

– Я, – отозвался он и сглотнул подступивший к горлу ком. – Миа… Кого я сожрал?

– Гуся, – успокоила его девушка.

Стриж облегчённо выдохнул.

– Когда тебя начало корёжить, – продолжала эльфийка, – мальчишка схватил гуся и сунул тебе в рот. Живым. Матерь Божья, как же орала бедная птица, когда ты её жрал…

– Лучше гуся, чем кого-то из вас, – Лёха прикрыл глаза.

Теперь он ощущал чудовищную слабость, словно после долгой болезни. И опустошённость. Чёртов демон своими выходками превратил его в выжатую тряпку.

Сквозь тент просвечивало солнце. Судя по отсутствию тряски, пению птиц и шелесту листвы – они стояли где-то в лесу.

Рядом осторожно присела Миа, с мрачным вниманием разглядывая Лёху.

– Почему стоим? – в его голосе послышалось напряжение.

– Ждём, пока ты придёшь в норму, – пояснила эльфийка. Вид у неё был угрюмый и вымотанный. – Не везти же тебя в город с клыкастой харей, перемазанной кровью?

– Разумно, – согласился Стриж.

Он осторожно пощупал языком зубы и с облегчением убедился, что клыки исчезли. В голове царила блаженная тишина. Демон утих. Наверное, тоже вымотался. Жаль, что не сдох от переутомления, сволочь.

Миа коснулась пальцами его губ и чуть раздвинула их, разглядывая зубы:

– Извини, это необходимость.

– Дарёному Стрижу в зубы не смотрят, – недовольно проворчал Лёха.

Порывов укусить девушку не было и он украдкой перевёл дух. Вроде отпустило. Вопрос: надолго ли?

– Не намордник же тебе сооружать, – без тени улыбки ответила Миа.

– А что? – мрачно пошутил Лёха. – Буду как Ганнибал Лектор.

Аналогия вышла невесёлая. Может, ему реально стоит спрятать харю за какой-нибудь железной маской? Или демон умудрится прогрызть и её?

– Вставай, нужно убираться отсюда, – сказала девушка, развязывая узлы на верёвке.

– А если я снова?.. – мрачно начал Стриж, растирая руки.

– Тогда я тебя вырублю, – со всей серьёзностью пообещала Миа. – Я в норме, должна справиться. Твой паразит не особенно умно действует, по повадкам скорее напоминает зверя. Будем держать стратегический запас гусей под рукой.

Шутка вышла несколько натянутой, а взгляд девушки оставался серьёзным и мрачным. Она не походила на себя привычную: весёлую, жизнерадостную, всегда готовую пошутить и посмеяться.

– Если мне совсем крышу сорвёт – бей сразу наповал, – попросил Лёха. – В идеале – срубить башку, или мозги выбить. Этого тварь точно не переживёт.

Миа молча посмотрела ему в глаза, затем кивнула и показала топорик на длинной рукояти. Хищное, изогнутое на манер птичьего клюва лезвие идеально подходило для пробивания черепа. Кажется, в его мире эта штука называлась «клевец». А конкретно этот ещё недавно висел на поясе говнюка, которому Стриж перерезал глотку.

– Трофей? – уточнил он.

– Да, мальчишка собрал, – с нотками одобрения в голосе ответила Миа. – Пока Лаура меня… – она провела ладонью по тыльной стороне шеи, где находилась «привязывающая» татуировка, и вздрогнула. – В общем, хозяйственный малец.

– Молодец, падаван! – Стриж поднялся на ноги и ощутил, как уголки губ поползли вверх. Тело слушалось, в голове не звучало никаких голосов. И, главное, не было желания кого-то сожрать. Просто праздник какой-то!

– Что за падаван? – не поняла Миа.

Лёха театрально вздохнул и воскликнул:

– Грёбаный Дисней! Просрал таки франшизу!

Пару секунд Миа непонимающе разглядывала его, а затем тихо сказала:

– Спасибо, что вытащил.

Она снова потёрла основание шеи, словно магическая татуировка до сих пор причиняла боль.

– Своих не бросаю, – глядя ей в глаза ответил Стриж, а затем процитировал недавние слова Мии. – Никого более «своего» у меня в этом мире нет. И пусть утрутся маги, демоны и весь этот грёбанный мир.

– Аминь, – очень серьёзно кивнула эльфийка.

Остальные встретили Лёху настороженно и первое время опасались приближаться. Он их не осуждал – и сам бы держался подальше от подобного типа, особенно учитывая, что он весь покрыт кровью.

Как только он привёл себя в порядок и переоделся, небольшая команда направилась обратно в город. Утром они выехали через северные ворота и теперь вынуждены были сделать крюк, чтобы добраться до склада за южной стеной.

Лука сидел на козлах, а Миа предпочла идти пешком, рядом с волом. Она поглаживала здоровенную животину по холке и что-то ласково ему говорила. В этот момент она выглядела почти прежней и даже начала улыбаться. Стриж пообещал себе подарить девушке какого-нибудь питомца, как только будет возможность осесть на одном месте.

Сам же он изучал подобранные Лукой трофеи. Заинтересовали его два предмета: небольшая фигурка грифона, инкрустированная золотом, и стилет Лисы из странного вещества золотисто-зелёного цвета.

– Что это? – спросил Лёха у Лауры, устроившейся на сундуке для багажа.

Та смотрела на него уже почти без опаски. Демон сидел тихо и не порывался никого сожрать.

– Это, – она указала на фигурку, – слабый огненный артефакт. Такие используют чтобы развести огонь. Популярны у состоятельных людей, не способных к магии. Поверни лапу.

Лёха последовал совету и из клюва грифона вырвалось пламя чуть помощнее, чем у газовой зажигалки.

– Понятно, а это? – он продемонстрировал стилет. – Из чего он?

– Это эльфийская кость, – пояснила графиня. – Лёгкая и прочная, как лучшая сталь, если её правильно обработать. Хорошо принимает магию, годится для изготовления артефактов.

Стриж с интересом повертел стилет в руке, а затем, вооружившись ножом, попытался надрезать кость. На той не осталось ни царапины.

– Как же из них что-то вырезают? – озадачился он.

– Для работы с эльфийской костью создают особые магические инструменты, – не скрывая превосходства сообщила девчонка. – И до обработки кость немного более податливая.

– А есть артефактное оружие, способное перерубить такую кость? – заинтересованно уставился на неё Стриж.

– Конечно, – оживилась Лаура, явно радуясь возможности поговорить об артефакторике. – Но используют его в основном ловцы. Маги предпочитают заклинать клинки против демонов разломов…

Лёха ощутил, как нечто внутри напряглось и зло заворчало. Тема явно пришлась демону не по душе. Если у него вообще была душа.

 

– А что за ловцы такие? – решил внести ясность Стриж.

– Отряды, которые выслеживают и пленяют диких эльфов, – пояснила юная графиня таким тоном, будто речь шла о ловле зайцев. – Живых за вознаграждение сдают Паукам, которые отправляют эльфов на переделку в пустотников. А из мёртвых достают кости для изготовления оружия и артефактов.

Судя по виду, Лауру идея охоты на разумных для последующего их порабощения или свежевания ничем не смущала. Простые люди, простые нравы…

– А эти дикие эльфы, – Миа влезла на облучок и повернула голову к Лауре. – Где они живут? Сколько их?..

Вопросов у них было предостаточно. Если вдуматься, именно дикие эльфы могли стать неплохим выходом для беглецов, если вдруг глава рода Кречетов не оценит присутствие пары разумных пустотников рядом с дочерью. А шанс, что и говорить, велик. И лучшим решением будет дождаться каравана, вручить графиню родственникам и смыться под шумок в дикие места к диким эльфам.

Оставался шанс, что их попытаются отловить, используя Лауру как компас, но он очень мал. Кому нужно тратить время и силы на поиски по лесам пары беглецов, способных убить магов? Особенно, если они будут в компании себе подобных?

Увы, план практически сразу провалился. По словам Лауры эльфы постоянно кочевали и найти их было той ещё задачей, а вдобавок к этому ещё и убивали пустотников. Почему – графиня не знала, но предположила, что это как-то связано с верованиями.

Лёха пытался расспросить, куда девается душа носителя, когда в тело вселяется пустотник, но тут магичка лишь развела руками. Этим занимался императорский род. Всё, что она знала – тела перед подселением лишали разума, превращая в немое тупое животное. Как это делали, и обратим ли процесс – тайна.

Впереди показались городские ворота и Стриж уже собирался скомандовать Лауре прятаться в сундуке, как заметил вдалеке нечто знакомое. Стоунхендж! На нём не было никаких следов разрушений, а камни покрыты серебристой вязью, но совершенно точно это был Стоунхендж.

– Что это?! – выпалил Лёха, тыча рукой в сторону каменного круга.

– Городской путевик, – как нечто само собой разумеющееся сообщила Лаура.

– Поясни, – потребовал Стриж.

– Городской путевой камень. Любой маг, изучивший плетение этого камня, может переместиться к нему, – терпеливо пояснила графиня. – Расстояние зависит от умений мага, запаса сил и ряда других условий, но…

– И ты могла просто мгновенно оказаться у города? – подала голос Миа, на которую круг из камней не произвёл никакого впечатления.

– Могла, – кивнула Лаура. – Даже с вами обоими. Но там меня точно ждут люди Гарма.

– Мы же не восприимчивы к твоей магии, – подозрительно прищурилась Миа.

– Пустотники могут проходить вслед за хозяином, – неуверенно сказала Лаура. – Мы связаны.

Она отвела взгляд в сторону, а потом опустила его в пол. Стриж нахмурился, заподозрив ложь, а затем понял, что означает выражение лица Лауры.

– Ты сама не понимаешь, как это работает! – высказал он догадку.

Щёки девчонки покраснели и она обиженно буркнула:

– Я только приступила к изучению этой дисциплины…

– Ладно-ладно, – примирительно поднял ладони Лёха. – А у вас тут какая-то академия магии есть? Ну, где учатся представители знатных родов.

Лаура посмотрела на него, как на идиота.

– Семьи хранят в секрете свои знания и техники, – сказала она. – Кто в своём уме будет учить детей чужаков и делиться с ними информацией?!

– Мда, – вздохнул Лёха, – а я хотел своими глазами увидеть Хогвартс…

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?