3 książki za 35 oszczędź od 50%

Инсайдер

Tekst
Z serii: Инсайдер #1
73
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Инсайдер
Инсайдер
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,21  24,17 
Инсайдер
Audio
Инсайдер
Audiobook
Czyta Татьяна Гладкова
18,90 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Инсайдер
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Сердце людское – в груди Бессердечья;

Зависть имеет лицо человечье;

Ужас родится с людскою статью;

Тайна рядится в людское платье.

Платье людское подобно железу,

Стать человечья – пламени горна,

Лик человечий – запечатанной печи,

А сердце людское – что голодное горло!

Уильям Блейк «Песни опыта (По образу и подобию)»

Пролог

«Самая сильная ненависть – порождение самой сильной любви

Томас Фуллер

США. Штат Огайо. Кливленд.

Наши дни

Реджина

Мы никогда не должны были встретиться снова. Никогда. Эта мысль прочно засела в моей голове, и я повторяла ее как мантру снова и снова, пока гнала свой Майбах на бешеной скорости вдоль береговой линии озера Эри, все дальше от Кливленда. В окно моросил дождь, как обычно бывает в это время года, монотонно стуча в стекло. Мимо мелькнул огонек самого древнего из ныне действующих маяков Великих Озер. Дождь усиливался, и дворники на лобовом стекле не справлялись, ухудшая видимость до минимума. Наплевав на здравый смысл и инстинкт самосохранения, я прибавила скорость, сворачивая на второстепенную дорогу, ведущую прямиком к особняку в пустынном, холмистом пригороде Кливленда. Находящийся на возвышении дом из стекла и бетона, с окнами во всю стену и развлекательной площадкой на крыше, уже появился в зоне моей видимости, всколыхнув в душе ненужные воспоминания. Закусив губу, я непроизвольно сбросила скорость, разглядывая хрустальный замок, с крыши которого открывался фантастический вид на озеро. Когда-то он был моим домом, не совсем моим и очень недолго, но, все-таки, был.

Мы не должны были встретиться снова.

Я от всего отказалась ради того, чтобы он позволил мне.

Никогда не видеть его снова.

К черту обещания. Он никогда не держал ни одно из тех, что давал мне. Я ненавижу его больше, чем способен один человек ненавидеть другого. Больше, чем сама от себя ожидала. Но меньше, чем он заслужил.

И если мои пальцы, одна за другой, дергают из пачки сигареты, значит он победил. Снова.

Мне не все равно. И никогда не будет все равно.

Быть равнодушным, циничным, эгоистичным ублюдком – исключительно его прерогатива. Его любимая роль маска, которая никогда не жмет и срослась с омерзительно-красивым лицом так плотно, что не оторвать. Хренов кукловод, который чувствует себя королем мира настолько, что верит в то, что именно им и является.

Мне казалось когда-то, что я знаю его.

Мне просто казалось.

Неужели я верила, что все закончится? Что Рэнделл Декстер Перриш оставит меня в покое, просто потому что ему надоело играть, и я выполнила возложенную на меня миссию?

Что, если он никогда не переставал играть? А четыре года моей семейной жизни были лишь эпизодом, небольшим подарком за отлично-проделанную работу?

Моя голова взрывалась от миллионов «если» и «может быть».

Мы никогда не должны были встретиться снова… и вот я поднимаюсь по парадной лестнице к дверям огромного стеклянного особняка, состоящего практически из одних окон. Мастер создавать иллюзии. Я знаю, что эти стены защищают надежнее бетонных глыб. Никто никогда не доберется до настоящего Рэнделла, никто никогда мельком не сможет взглянуть на то, как он живет и чем дышит, никто никогда даже на йоту не приблизится к тому, чтобы понять, что скрывается за холеной внешностью миллиардера, заработавшего свой первый миллион в восемнадцать лет. Ему достались феноменальные способности и нервная система шизофреника с манией величия.

Он вытащил меня с благотворительного вечера всего одним сообщением. Ему даже звонить не пришлось. Не удосужился.

«Ко мне, Кальмия.»

И я здесь, как чертов питомец, которого призвал хозяин.

– Что ты хочешь? – сразу перехожу в наступление, когда вижу его в полумраке гостиной. Горит нижний свет, но его достаточно, чтобы я узнала в высокой, мощной фигуре Рэнделла Перриша, и каждая клетка моего тела вспыхнула от ярости и негодования. И отчаянного желания заскулить и упасть к его ногам, чтобы умолять оставить мне мою жизнь. Он стоит у стены, и смотрит прямо на меня, стряхивая пепел с сигареты на мраморный пол, такой же холодный и идеальный, как хозяин дома. Не помню его курящим. То же самое он может сказать про меня. У него серые глаза, но отсюда кажутся черными, и я невольно сравниваю их с дулом пистолета, приставленного к виску. Рэнделл умеет убивать взглядом, и именно это сейчас происходит со мной. Весь воздух выходит из моих легких, я прижимаю ладонь к горлу, ощущая себя еще более жалкой и беспомощной. Иногда я думаю, почему он все еще жив, имея столько врагов? Почему никто до сих не добрался до него? Неужели нет силы, способной сокрушить этого отморозка?

И почему весь город закрывает глаза на его преступления?

Мне хочется влепить самой себе пощечину.

Очнись, идиотка. Ты знаешь, почему. Ты сама в этом участвовала. Совсем недолго. Можно сказать, что мне повезло.

– Ты немного возбуждена, Алисия, – совершенно спокойным голосом произносит он, и я вздрагиваю, когда эти хрипловатые чувственные вибрации проходятся по моему телу, вызывая мелкую дрожь. Взгляд и мозг – не единственное его оружие.

– Даже, если и так, то ты вряд ли знаешь, что это такое! – бросаю я, хотя понимаю, что избрала неверную тактику. Дразнить зверя на его территории чревато, но что мне может угрожать? Я не видела других машин на стоянке. А сам он меня не тронет.

– Пойдем со мной, Алисия, – он в два шага оказывается возле меня, и я не успеваю даже глазом моргнуть, как он берет мою руку, и от соприкосновения моей кожи с его мне хочется зашипеть, но я с неимоверным усилием сдерживаю себя. Если буду рычать и показывать зубы, то только продлю агонию.

Мне нужно знать, что он хочет.

И поэтому я позволяю ему вести меня к лестнице. А потом все выше и выше. Второй, третий этаж, и мы на крыше. Дождь закончился, но не уверена, что его остановил бы какой-то дождь. Я стою у Рэнделла за спиной, чувствуя себя маленькой букашкой на раскрытой ладони Перриша, который рассматривает меня с любопытным азартом, прежде чем начать отрывать крылышки и лапки. Вся шутка в том, что ассоциация возникает, когда я просто смотрю на его темноволосый затылок и мощную линию шеи в вырезе темного свитера. Страшно представить, что будет, когда он обернется… Мурашки покрывают кожу, но дело не только в ледяном ветре, который дует с озера.

– Здесь прохладно, – произносит он, не оборачиваясь. – Твое платье такое тонкое. Ты замерзла?

– Немного, – тихо отзываюсь я, не замечая потрясающего пейзажа внизу. Дом находится на холме, и вид отсюда открывается сногсшибательный. Я знаю… Знаю, потому что была здесь не раз. Я не успеваю даже моргнуть, когда он одним резким движением снимает с себя свитер и накидывает его мне на плечи. О черт! Идти следом за ним и игнорировать знакомый аромат его парфюма со свежими морскими нотками было гораздо проще. Сейчас же я была окутана им, и я задыхалась. В прямом и переносном смысле.

– Иди сюда, – снова зовет он, глядя вниз и протягивая мне свою руку. Я автоматически хватаюсь за нее, делая шаг вперед. Мы на самом краю. Не смотрим друг на друга. Я просто не хочу, а он – не знаю. Мое сердце так стучит, что я чувствую, как оно бьется о ребра.

Я ненавижу тебя, Рэнделл Перриш, за то, что не могу послать к черту прямо сейчас. За то, что перед нами ограждение высотой по пояс, иначе я бы столкнула тебя вниз и ушла, даже не обернувшись. Но ты знаешь, ты всегда готов. Тебя это даже забавляет – все мои кривляния и попытки не выглядеть жалкой и трясущейся от страха.

– Посмотри, Лиса. Что ты видишь? – мягким, приглушенным голосом, спрашивает Рэнделл. Он перемещается и теперь стоит за моей спиной. Горячие ладони с длинными пальцами на моих плечах. Черт, он же не сбросит меня вниз? Он может, я знаю… Боже, нет. Я всхлипываю, проглатывая слезную просьбу прекратить мои мучения и озвучить то, ради чего он меня вызвал.

– Озеро, берег Канады напротив, порт и серая мостовая внизу. Машины, и люди, – бормочу едва слышно. Мой голос напоминает писк пойманной в мышки, жалкий, надломленный.

– Ты видишь их отсюда? – тихий вопрос, заданный практически у моего уха, теплое дыхание шевелит волоски на затылке, и я с ужасом чувствую, что мои ноги начинают дрожать от ощущения неминуемой катастрофы.

– Кого? – из-за волнения не улавливаю сути вопроса. Перриш сжимает мои плечи через его свитер, причиняя несильную боль.

– Людей, конечно. Ты видишь их, Алисия?

– Нет, – отчаянно мотаю головой, и пальцы еще сильнее впиваются в мою кожу.

– Тогда зачем ты говоришь, что они там есть?

– Я просто знаю, Рэн. Мне больно. Пожалуйста… – взмолилась я, пытаясь обернуться, но он не позволяет, удерживая в исходном положении. Хватка ослабевает и теперь он просто мягко гладит ладонями мои дрожащие плечи.

– Я не видел тебя четыре года, но знал, что ты там есть… где-то.... Лиса, скажи мне… Ты была счастлива?

– Да, – я снова всхлипываю, ничего не могу с собой поделать. Слезы текут по щекам, капая с подбородка. И даже соленый ветер не успевает высушить их. – Очень, Рэн. Я очень счастлива.

– И ты помнишь, кто помог тебе обрести это счастье? – я чувствую, как его щека касается моей. Черт, он делает это, кладет голову на мое плечо, словно мы гребаные друзья или любовники, хотя мы никогда не были ни тем, ни другим. Он был королем, а я пешкой, лицом в толпе, которое он выделил, чтобы использовать в своих интересах. Не уверена, что он вообще видел во мне женщину. У этого мужчины не было эмоций и инстинктов. Он – машина, которая делает деньги и идет по головам к вершине социальной лестницы.

– Я помню, Рэн, – шепчу едва слышно. Он сделает это. Уничтожит меня. Ему даже говорить не нужно. Я знаю. Чувствую. Его щека ощущается неправильно. Она слишком теплая, слишком нежная для мужчины, который родился без сердца. Я не понимаю, зачем я делаю то, что делаю – сгибаю руку в локте и зарываюсь в его темные волосы, перебирая жесткие пряди. Он застывает, но только на мгновение, потом улыбается, чувствую его улыбку своей щекой и это совершенно жуткое абсурдное ощущение. Мне кажется, что я делала это раньше, но я точно знаю, что никогда, никогда не прикасалась к Рэнделлу Перришу, никогда не была так близко к нему, как сейчас. Но было время… Мне стыдно признаться, я мечтала о том, чтобы дотронуться до него, просто дотронуться. Но трахать меня никогда не входило в его планы. Это я должна была трахать того, на кого он покажет пальцем. Причины могли быть разные, но факт оставался фактом. И, приняв истину, я перестала мечтать о его прикосновениях и забыла, что вообще когда-то считала его привлекательным.

 

То, что он сделал со мной, во что превратил, до сих пор живет во мне, и я мечтаю однажды стать прежней, но только это невозможно. Оттуда, где я побывала, не возвращаются. И я просто делаю вид, что живу с круглосуточной анестезией.

– Что ты хочешь, Рэн? – задала я самый волнующий меня вопрос.

– Я тоже хочу быть счастливым, Лиса, – медленным, немного задумчивым тоном, отвечает он мне.

– И что может сделать тебя счастливым?

– Ты, – просто выдыхает он, и я затаиваю дыхание, пытаясь переварить услышанное. Понятно, что Перриш ведет свою игру, которую мне сложно понять с моим скудным умишком, но на долю секунды это короткое «ты» напомнило меня горечью. Я думаю, что он знал… Знал, что я когда-то чувствовала к нему, и ему нравится, нет, он испытывает садистское удовольствие, когда бьет в самое уязвимое место, выставляя полной дурой. – А теперь задай мне правильный вопрос, Алиса.

– Как я могу сделать тебя счастливым?

– Нет. Попробуй еще, – он отрицательно качает головой.

– Что может сделать тебя счастливым?

И снова чувствую его улыбку. Огни Кливленда, которые хорошо просматриваются отсюда, расплываются перед глазами.

– Этот город может сделать меня счастливым, Лиса.

– Но причем тут я?

– Мне нужен этот город, Лиса, – в голосе Рэнделла появились ледяные нотки, и до меня стало медленно доходить, что именно заставило Перриша вновь обо мне вспомнить. Стоило только его проклятому имени высветиться в моем мобильном, я напрочь забыла о своей настоящей жизни, мгновенно провалившись в грязное, отвратительное прошлое.

– Дело в моем муже… – выдыхаю я потрясенным шепотом.

– Он выдвинул свою кандидатуру на пост мэра. И его рейтинг высок. Он идеальный мэр для города, который я всегда считал своим. У меня есть человек, который может справиться с этим лучше.

– Я не могу заставить Нейтона отказаться от участия в выборах. Я не вмешиваюсь в его политическую карьеру.

– Тебе и не нужно. Сделай то, чему тебя учили когда-то, – равнодушно отвечает Рэнделл.

– Что?

– Найди мне компромат на него. И я все сделаю сам.

– Мой муж – хороший человек, на которого сложно что-то откопать.

– Не существует хороших людей, Алисия. Нам ли не знать? – иронично ухмыляется Рэн. – У каждого есть скелеты в шкафу. Трудность в том, чтобы заставить ими поделиться. Эта задача по зубам только жене, любимой женщине. Матери ребенка…

– Как ты смеешь! – яростно бросаю я, задыхаясь от охватившего меня гнева.

– Лиса, твой тон мне не нравится, – его руки с силой сжимают мою талию, оставляя синяки от пальцев. Черт побери, он специально это делает. Если Нейт заметит… Черт, мне придется избегать близости несколько дней.

– Я никогда не пойду на это, – безапелляционно заявляю я.

– Придется, – в притворном сожалении вздыхает Рэнделл.

– Ты опустишься до шантажа?

– Нет. Я могу прямо сейчас решить твою задачу. И выслать один из самых горячих видеофайлов в СМИ, и завтра же от идеального имени твоего мужа ничего не останется, а все потому, что его жена в прошлом была горячей штучкой с неуемными аппетитами. Но я не сделаю ничего из этого, Алисия.

– Нет? – недоверчиво произношу я, немного сдвигаясь в сторону, чтобы посмотреть на него, и он позволяет. Я тут же жалею о своем необдуманном поступке, потому что видеть Рэнделла Перриша близко – это слишком, слишком жутко, это потрясает до глубины души. В темных бездонных глазах я вижу свое отражение и что-то еще, пугающее, непостижимое. Совершенные черты его лица в нескольких сантиметрах от моего, в этот момент не кажутся обездушенными. И на какой-то короткий миг я действительно верю, что он не хочет этого делать.

– Нет, – отрицательное покачивание головой. Я завороженно смотрю в стальные глаза, которые сейчас кажутся расплавленным серебряным озером, покрывшемся коркой льда. Сложно представить подобное, но я представила… глядя на него. – Я просто скажу ему правду, Алиса.

– Какую правду? – заикаясь спрашиваю я, чувствую, как внутри начинает нарастать паническая взрывная волна. – Он тебе не поверит. Нейт любит меня. Чтобы ты ни сказал…

– Он поверит. Мне и доказывать ничего не придется. К тому же, есть определенные процедуры. Которые выявят правду в два счета.

– О чем ты, черт подери, говоришь? – хмурюсь я.

Рэнделл убирает от меня руки и сует их в карманы черных джинсов. Таким будничным я никогда его не видела. Обычно, он выбирал стильные костюмы делового плана. Что-то изменилось в нем. Я для него всегда была работой, а на работу положено ходить в костюме, чтобы дать понять, кто из нас босс. Ветер треплет его волосы, бросая темные пряди на глаза. Красивый ублюдок. И безжалостный. Больной на всю голову. Прищурившись, он смотрит на меня, задумчиво улыбаясь. Эта его ненормальная дикая улыбка всегда пугала меня сильнее, чем то, на что был способен его извращенный ум. Я все еще смотрю в мерцающие темно-серые глаза, застигнутая врасплох, запуганная, попавшая под его силовое поле. А потом он поднимает руки к моему лицу, и я открываю рот, чтобы закричать, но с губ срывается беспомощный хрип. В его пальцах черная шелковая повязка, которую он быстро завязывает на моем затылке, погружая во тьму. Несколько лет назад, то же самое сделал другой мужчина. И я позволила ему… Память несет меня еще дальше, прорвав плотину, которую я строила долгие годы. И еще одно мужское лицо всплывает в моей памяти, имя которого я заставила себя забыть. Итан Хемптон. Зеленоглазый блондин с телом атлета и озорной улыбкой. Мое погружение в адскую игру Перриша началось именно с него. С Итана.

– Что теперь ты видишь, Алисия? – хриплый шепот возле самого уха, и горячее, обжигающее шею дыхание.

– Ничего, – жалко бормочу я, чувствуя, как быстро начинает вращаться вокруг меня темный лабиринт. Я дрожу от нахлынувших воспоминаний, способных разрушить тот образ, который я собирала по крупицам долгие годы. Мне казалось, что старый кошмар забылся, но Рэнделлу понадобились секунды, чтобы напомнить.

– Маленькая врушка, – мягкий смех заставляет встать дыбом волоски на моей шее. Я чувствую его пальцы в глубоком вырезе платья на спине. Он медленно ведет ими вдоль позвоночника, наслаждаясь моими моральными мучениями. – Скажи, что ты согласна, и я позволю тебе уйти обратно в свою счастливую жизнь, не зная той правды, которую я могу поведать твоему мужу.

– Я не могу предать Нейтона. Только не его. Как ты не понимаешь…

– Но ты уже предала его, Лиса, – мягко, но уверенно произносит Перриш.

– Нет. Никогда. Я никогда не предавала своего мужа, – отчаянно отрицаю я.

– Ты предала его, Лиса, – твердо повторяет Рэнделл, и его голос бьет по оголенным нервам больнее, чем кнут. Я отчаянно толкаю его, но он перехватывает мои запястья, убирая за спину. Его тело не прижато ко мне вплотную, но мы близко. Мы, мать его, слишком близко, чтобы я могла думать… И тогда он добивает меня всего одной фразой. Чудовищной и абсурдной. – Ты предала его, позволив верить в то, что он является отцом твоей дочери.

Что? Он сумасшедший? Я застываю, слушая как где-то совсем рядом стучит его сердце. Он живой. Этот ублюдок не из мрамора, как его гребаный пол в гостиной, но мне не легче от открытия, которое я только что сделала. Он молчит какое-то время, давая мне передышку на то, чтобы я могла осмыслить его слова. Но в них нет никакого смысла. Он бредит. Я точно знаю, что родила свою дочь от мужа.

– Ты же понимаешь, зачем я надел на тебя повязку? – когда он снова начинает говорить, я все еще в прострации, в шоке от безумия этого мужчины. Мотаю головой, потеряв способность изъясняться человеческим языком. – Не лги хотя бы самой себе. Ты знаешь, что я прав.

– Ты ненормальный, больной ублюдок, – хрипло вырывается у меня, я дергаюсь, но он крепко меня держит, слишком крепко, для парня, который не выносит прикосновений. И вздрагиваю, когда Перриш дергается ткань с моих глаз. Часто моргаю, пытаясь прийти в себя.

– Четыре года назад, Лиса. У меня есть результаты тестов, но и ты сама можешь посчитать. Оживи свою память, но я и так уверен, что ты помнишь.

– Эсми не ребенок Итана. Нет! – рычу я в отчаянии, и картинки прошлого, одна за другой, мелькают передо мной. Я не могу отвлечься, фокусирую взгляд его подбородке, и Перриш знает, как заставить меня думать о том, что ему нужно. Больной извращенец.

– Конечно, нет, – в его голосе звучат нотки раздражения. – Подумай, какие еще могут быть варианты?

Часть 1. Итан

«Да вы настоящий Дьявол! Вы умеете вывернуть душу, как другие выворачивают руку, чтобы поставить человека на колени.»

Бернард Шоу “Пигмалеон»

Глава 1

Пять лет назад

Рэнделл

Несколько минут, а если быть точным, три минуты и двадцать семь секунд я потратил на изучение личного дела сотрудницы компании «Перриш Трейд» Алисии Реджины Лестер. Обычно я не просматриваю личные данные своих сотрудников. Мне это нахер не нужно. Для оценки персонала у меня есть служба внутреннего контроля и отдел кадров. Что же вызвало мой интерес в адрес обычной ассистентки, которую я видел мельком всего пару раз? Ответ до банального прост. Девчонка засветилась. Отдел безопасности внес ее в список возможных «кротов», сливающих информацию налево. Ничего личного. Это рутина. И подобные случаи выявляются довольно часто. Я тоже не брезгую залезть в логово конкурентов через таких вот молоденьких дурочек, но разница в том, что моих девочек еще никому не удалось раскрыть.

– Это она. Других можно не проверять. Алисия Лестер – наш крот, – выдыхаю я, и утвердительно киваю, закрывая файл. Поднимаю тяжелый взгляд на Итана Хемптона, который стоит, небрежно опираясь на мой стол. Он не является сотрудником, но работает на меня довольно большой промежуток времени. Этот парень предан мне как пес, и я могу ему доверять. Однако, наши отношения построены не на дружбе. Итан должен мне, и финансово подобный долг возместить вряд ли возможно.

– Откуда такая уверенность? – с долей скепсиса спросил Итан, прищурив серо-зеленые глаза, которые многие девушки в моей компании считают обворожительными. Иногда я тоже использую внешние данные Хемптона для некоторых своих целей. Не тех, что вы подумали. Я женат.

– Ее анкета – липа, – отталкиваюсь от стола и отъезжаю на офисном кожаном кресле назад, пока спинкой не ударяюсь в панорамное окно. Щелкаю ручкой, задумчиво глядя перед собой, мысленно анализируя только что прочитанную информацию. – Это видно невооруженным взглядом. Лестер попала к нам во время массового набора и личные дела новичков проверили недостаточно хорошо. Я уже напряг Зака Гаррисона. Проверка кандидатов на открытые вакансии – его прямая задача. И он понесет ответственность, что упустил некоторые пробелы и несостыковки в тех данных, что предоставила девушка. Мне же нужно, чтобы ты с ней поработал лично.

– Как именно? – нахмурился Хемптон. Его темные брови сошлись на переносице, придав лицу озабоченное выражение. Итан не в восторге от моего предложения. Раскалывать девиц – не самое приятное задание. Однако, он не станет обсуждать приказы и сделает то, что от него требуется.

– Не стандартным способом, – сухо поясняю я. – Запугивание – это последнее, что поможет в данном случае. Мне нужно, чтобы мисс Лестер захотела работать на нас.

– Работать на нас? В каком смысле? – переспорил Итан, озадаченно глядя на меня. Я выдержал паузу, чтобы он мог придумать для себя пару вариантов. Однако, судя по недоумевающему стеклянному взгляду, ни одна верная мысль не посетила светлую голову Хемптона.

– Делать то, что она делает сейчас для Саймона Галлахера, но для нас. Теперь понимаешь? – я сузил область размышлений, и на смазливом лице любимчика женщин появилась просветленная улыбка.

– Хочешь перевербовать крота? – и на этот раз он задал правильный вопрос.

– Но осторожно и аккуратно, – пояснил я. – Поработай с ней так, как ты умеешь, – многозначительно улыбаюсь, и снова делаю паузу, давая ему время на осмысливание задачи.

 

– Почему она? – и снова пристальный взгляд пропечатался к моему лицу. Неужели Хемптон не понимает очевидных вещей?

– Типаж подходящий, – коротко отвечаю я, начиная терять терпение. Слишком много времени потрачено на разговор о какой-то девчонке, которая оказалась недостаточно умна, чтобы выполнить задание Галлахера и не спалиться. Надо отдать должное Саймону – он выбрал на роль Мата Хари неплохой вариант, и в случае неудачи ее потеря пройдет незамеченной для правоохранительных органов.

– Она подходит внешне?

– И не только, – с раздражением качаю головой. – У меня есть еще одно досье, которое я получил чуть раньше, чем то, что предоставил мне Зак. И оно полностью подтверждает мою уверенность в том, что она нам нужна.

– Рэн, ты уверен? Не слишком зеленая для Розариума? – Итан прошелся по мне внимательным взглядом, в котором слишком явно читалось несогласие. Он никогда не противоречил мне раньше, никогда не пытался спорить, и выражал свое мнение только в том случае, если я в нем нуждался или просил озвучить его мысли по поводу обсуждаемого вопроса. Но сейчас был тот самый момент, когда мне абсолютно похер на его внутренние противоречия. Итану нравится девчонка? Да ради Бога. А я просто хочу ее в свою особую команду. Она подходит. Просто идеально вписывается в ту схему, которая давно составлена в моей голове.

– Ей двадцать один год, Итан, – иронично напоминаю я. – В свои двадцать лет я уже купил это здание и дом в Майами-Бич. А она успела сменить дюжину любовников, получить условный срок за наркоту и нарваться на такого крупного игрока, как Саймон Галлахер. Но свой счастливый билет она профукала, налажала девочка. И ее биография дольно…хм… занимательная.

– А что с Галлахером?

– Это не твоя задача. Я разберусь. Займись Алисией Лестер. Не спеши. Мне необходимо знать то, чего нет ни в одном из отчетов. Понимаешь, Итан? Справишься?

– Конечно, – немного обиженно кивает Хемптон. – Не первый раз.

– Отлично. Как только поймешь, что она готова, приведешь ко мне, – удовлетворенно улыбаюсь я, и медленно встаю, давая ему понять, что встреча окончена.

Когда он уходит я вызываю к себе Зака Гаррисона, руководителя отдела внутренней безопасности. Что ж, его ждут несколько минут морального унижения, после чего он подпишет заявление на увольнение и вылетит на хрен из «Перриш Трейд». Мои люди могут ошибиться один раз. Всего один.

Я не даю вторые шансы. Никому и никогда.

Зак не досмотрел и пропустил крота в мое детище. Невинное личико Алисии Лестер одурачило его, или то была обычная невнимательность – мне неважно.

Он уйдет, а она останется. У меня для нее припасена особенная роль.

Я люблю шарады. А кто нет?

Но мог ли я знать тогда, что простая девчонка, выросшая в тех же нищих и известных высоким уровнем преступности районах, что и я когда-то, сможет убедить меня сделать то, чего не удалось моей некогда любимой жене за несколько лет брака?

Позволить ей уйти… живой.

Алисия

– Эй, Лестер, ты на часы смотрела?

– Что? – переспрашиваю я, поднимая голову и отрывая взгляд от монитора. В узком проходе между рабочими местами, отгороженными стеклянными перегородками, я вижу Риту Дуглас, полноватую шатенку с ямочками на щеках и добродушным взглядом. Пытаюсь вежливо улыбнуться, и, наверное, успешно. Девушка подходит ближе, пристально разглядывая меня.

– Весь офис разбежался. Не думала, что ты у нас такой трудоголик. Или тебе нечем больше заняться в пятницу вечером, кроме как штудировать договора, которые можешь посмотреть в понедельник?

– Уже шесть вечера? – смотрю на экран мобильного и тяжело вздыхаю. Черт, уже семь. Я опять потеряла счет времени. Рита Дуглас выразительно кивает. Она кажется милой. Честное слово, очень милой. И это не просто констатация факта, это почти комплимент, потому как я очень редко встречаю милых людей.

– Кларисса просила помочь, я взяла немного ее клиентов.

– Ну ты даешь. Этой сучке только дай волю, она сразу сядет на шею, – сморщив носик качает головой Рита. Рыжеватые кудряшки пружинятся вокруг ее пухлых щечек. Я улыбаюсь про себя. Разглядывая экстравагантный наряд личной помощницы босса компании, в которой я тружусь уже полгода. Господи, кто бы только знал, как тяжело мне дается эта гребаная работа. Я не белый воротничок и никогда им не стану, но, похоже, выбора у меня нет. А вот Рита идеальная секретарша со своей «перчинкой». Черная юбка с завышенной талией даже на круглых бедрах выглядит отлично и подчеркивает только то, что надо и яркая красная блузка вовсе не кажется вульгарной и подходит под цвет помады на губах девушки.

– Мне не сложно, правда. Я все равно никуда не спешила, – снимая очки и выключая компьютер, мягко отвечаю я. Мы обмениваемся дружелюбными улыбками. Мне кажется, что и Рита мне симпатизирует, но в отличии от нее, я сделала все, чтобы ей понравиться.

– Я собираюсь выпить в «Райз» пару коктейлей. Не хочешь со мной? – вопросительный взгляд застывает на моем лице. Я задерживаю дыхание, чувствуя, как сердце сбивается с ритма, но внешне выгляжу совершенно спокойной. Такой шанс упустить нельзя.

– А что такое «Райз»? – изображаю удивление, хотя не раз была в этом злачном местечке на соседней улице в десяти минутах отсюда. Остается надеяться, что официантам не взбредет в голову со мной здороваться.

– Клуб, – быстро отвечает Рита. – Веселая богатая публика, живая музыка и много потрясных парней, – она многозначительно подмигивает мне, и я с фальшивым сомнением снова смотрю на часы на дисплее своего айфона.

– Если только ненадолго, – пожимаю плечами и беру сумочку. Рита широко улыбается и выглядит довольной, что нашла себе подружку для пятничного приключения. Надеюсь, от нее будет больше проку, чем от Клариссы Лейтон.

– Замечательно, – оживленно улыбается Рита, – Пойдем пешком. Прогуляемся и поболтаем заодно. Расскажешь, как удалось этой старой грымзе Клариссе внести тебя в список своих добровольных рабов.

– Да, брось, Рита, она не такая вредная, и мне действительно было не сложно помочь коллеге, – отвечаю я, пока мы идем по проходу к лифтам. Стеклянные стены и зеркала создают иллюзию лабиринта и визуально увеличивают пространство. Кем бы ни был архитектор, который создал здание бизнес-центра в сердце Public Square, несомненно, он гений. – И Кларисса была очень внимательна ко мне, – добавляю я.

Рита закатывает глаза, жестом показывая степень моей глупости, повернув указательный палец у виска.

– Ну ты дурында, Лиса. Лейтон – руководитель отдела сбора информации и статистики. И получает оклад в пять раз больше твоего, при этом каждый день сидит на планерке в кабинете генерального, выпрашивая себе премии за усердную работу, которые всегда делают другие. Ты наивная, Алисия. Стоит появиться в отделе новому лицу, как Кларисса берет его в оборот. Прикидывается добренькой тетенькой, а ты пашешь на нее за бесплатно.

– Ты какие-то ужасы рассказываешь, – в очередной раз разыгрываю недоверие. Мы заходим в лифт. Рита нажимает кнопку первого этажа, разглядывая в зеркале свое отражение.

– Как знаешь! Я тебя предупредила, – она небрежно пожимает плечами, поправляет грудь в декольте, изучает свои зубы, которые, надо признать, идеальны. От лицезрения Ритиных достоинств, меня отрывает вибрирующий айфон в кармане приталенного укороченного пиджака кремового цвета. Я каждый раз скриплю зубами, надевая эти деловые костюмы, чувствуя себя в них нелепо. Глупо, по-идиотски. Быстро достаю телефон.

– Твой парень? —любопытствует Рита, пытаясь заглянуть на экран.

– У меня нет парня, – слишком резко отвечаю я, но тут же прячусь за милейшей улыбкой и исправляюсь. – Уже пару месяцев.

И это не совсем ложь. Саймона сложно назвать моим парнем. И парнем, вообще. Скорее, мужчиной средних лет. Не моего мужчину. Потому что он давно и безнадежно женат.

– Ого? И что, даже не в поиске? – восклицает Рита, немного округляя глаза.

– Некогда пока, – смущенно отвечаю я. Взгляд ее тут же загорается. Я знаю такой типаж девушек. Сейчас возьмет меня под опеку и начнет экстренно искать вторую половинку.

– Мы это исправим. Ты знаешь, как вредно отсутствие постоянного секса для женского здоровья?

Я смущенно пожимаю плечами, мысленно посылая Риту Дуглас на хер. Чего-чего, а секса у меня достаточно. Открываю сообщение. «Еду с женой и дочками за город. Буду в понедельник вечером. Надеюсь, тебе будет, чем меня порадовать. Ты понимаешь, что я имею в виду не новый комплект нижнего белья? Хотя, он тоже не помешает. С.Г.»