Лучшая академия магии, или Попала по собственному желанию – 1

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 4

   Поздним вечером мы со Стефанией, как самые прилежные девочки, сидели в общей гостиной и зубрили учебники. Девушка принесла, а я заварила какой-то очень вкусный и явно дорогой чай. Сосредоточиться на учебнике мне было трудно, поскольку я, то и дело посматривая на часы, со злорадством представляла, как с каждой минутой самодовольное лицо Дифрана теряет свою уверенную ухмылку. Не дождется меня парень у себя, пусть даже не надеется.

   Приятную тишину нашей гостиной прервала хлопнувшая о стену дверь.

   В проеме нарисовался весело ухмыляющийся Дифран.

– Нарифе Ниорт, – парень чинно поклонился Стефании. Нарифе, по местной системе, вроде титула герцогини.

   Стефания в ответ сухо кивнула. А Диф у нас кирифе, тут мне еще непонятно, то ли маркиз, то ли граф, хотя я и в этих родных понятиях плаваю, ведь в моем мире уже давно титулы не столь важны.

– Прошу прощения за беспокойство, я ненадолго. Зашел за Никой, мы с ней договаривались о встрече, – и уже мне. – Я тут подумал, Сероглазка, ты ведь не знаешь, где я живу, как же ты тогда ко мне в гости придешь? Сидишь, наверное, бедная, переживаешь…

   Я поперхнулась воздухом.

– Вообще-то, ты вломился в чужую комнату, не удосужившись даже постучать. Как, кстати тебе это удалось, у нас ведь заперто? Ну и самое главное, я идти никуда не собиралась, так что проваливай отсюда и не мешай нам заниматься. А если меня будут обижать по твоей вине, то это будет на твоей совести, и идти у тебя на поводу я не стану. Сегодня ты просишь одно, а завтра что захочешь? Нет.

– Почему-то я так и подумал, что ты заупрямишься, пока не осознав свалившегося на тебя счастья, – не думая возмущаться или обижаться, заявил этот невозможный тип, и в меня тут же полетело нечто, напоминающее светящуюся веревку. Магический прут обвился вокруг моей талии и меня потащило к Дифу.

– Ну все, мы уходим. До свидания, нарифе Ниорт.

   Вцепилась в кресло, но это не помогло, магия сильнее. Меня неотвратимо потянуло к Дифрану.

– Ты труп!

– Ну-ну.

– Отпусти или до конца жизни жалеть будешь!

– Уже боюсь.

   К счастью, впасть в отчаяние я не успела. Наш обмен любезностями с парнем прервал холодный голос Стефании.

– Кирифе Гонтеф, отпустите девушку. Вы нарушили закон академии о магической неприкосновенности первокурсников. Если продолжите использовать магию, я заявлю на вас руководству нашего учебного заведения, и к моему слову прислушаются.

   Светящаяся веревка тут же исчезла с моей талии.

– Вы правы, Стефания. Законы нарушать нельзя. Впрочем, я справлюсь и без магии.

   Не потеряв и толики своей самоуверенности, Дифран вальяжно направился ко мне.

   Ха! Пусть сначала догонит.

   А дальше началась игра в кошки-мышки. Бедная Стефания, никакой возможности заниматься. Мы с Дифраном носимся по гостиной вокруг массивных кресел как сумасшедшие. Я воплю на все лады и посылаю Дифа в пеший эротический маршрут, парень в ответ мне тоже что-то угрожает. После сегодняшней физкультуры тело нещадно болит и требует отдыха, но я держусь и пока не попадаюсь в руки нашего завхоза. Глаза Дифрана горят азартом погони, парню определенно все нравится, и широкая улыбка не сходит с лица. На очередном вираже вокруг кресел Диф умудрился за что-то зацепиться и растянуться на полу. Забыв обо всех обидах и осторожности, начинаю хихикать, а затем и вовсе истерично хохотать. Зеленоглазый красавчик прищурился, затем рывком поднялся и снова кинулся в погоню. Из-за безостановочного смеха я стала сдавать быстрее, и вот уже парень все-таки поймал хохочущую меня и, взвалив себе на плечо, потащил к выходу.

– Да чтоб тебя перекосило! Поставь на место, неандерталец! Ничего тебе не обломится, только если по голове ударишь, чтобы я ничего не соображала, но какая от этого радость? Или ты извращенец?

– Сероглазка, я все сделаю в лучшем виде. Тебе понравится так, что сама потом еще просить будешь. В этом вопросе никто из девушек на меня не жаловался.

– Наверняка они тебе льстили, – ответила мстительно цепляясь за ручку двери.

– Вот ты и проверишь, льстили или нет, – Диф оказался непробиваем.

   В момент, когда я уже думала, что все пропало, а рука слабела, готовая сдать свои позиции и отпустить дверь, случайно поймала внимательный взгляд Стефании. Девушка спросила очень тихо, но я отчего-то услышала:

– Ты хочешь с ним уйти?

– Нет, конечно!

– А кажется, что хочешь. Подумай хорошо и ответь точно, хочешь и нет, потому что потом решение будет уже не поменять.

   Я собралась, и как можно более серьезно ответила:

– Я уверена, что не хочу уходить с Дифраном и вообще иметь с ним какие-то интимные отношения.

– Кирифе Гонтеф, – тут же обратилась Стефания к Дифу. – Поставьте Нику на пол и идите к себе.

– Нарифе Стефания Ниорт, а вам не кажется, что это не ваше дело? – довольно холодно ответил Дифран, не торопясь меня отпускать. – Вы не в своем праве. Ника вам не родственница, и не дама сердца. Я же взял над Никой покровительство и готов о ней заботиться и дать защиту, в положении Вероники это просто необходимо.

– Как вы заметили, она ваше покровительство отвергает. К тому же, Ника изначально под моим покровительством, и не говорите, что этого не знали.

   Наступила пауза. Жаль, лица парня не видно, из ракурса, в котором я сейчас нахожусь, только его пятую точку можно хорошо разглядеть.

– Я готов оспорить ваше право. Я забираю Веронику, и не стоит мне мешать, – голос Дифа сильно напряжен.

   Меня, наконец, поставили на пол, но крепко взяли за руку, видимо, чтобы не убежала. И тут меня поразила Стефания: с непроницаемым лицом девушка, словно из воздуха, достала огромный, будто сотканный изо льда меч, и аккуратно, но довольно демонстративно положила его себе на колени. Вопросительно чуть приподняла одну бровь, глядя прямо на Дифа. Я восхитилась. И почему Стефания девушка? Будь моя соседка мужчиной, точно бы сейчас влюбилась, безоглядно и бесповоротно.

   А вот Дифран мой восторг, похоже, не разделил. Сделав независимое лицо, парень произнес:

– Хорошо, я-то уйду, но Ника потом сама первая об этом пожалеет, но я уже не буду готов делать ей щедрые предложения. Возможно, уже завтра кому-то придется переселиться в апартаменты попроще.

   Диф развернулся и быстро ушел. Опасается, значит, Стефанию. Я облегченно выдохнула.

– Спасибо! – с чувством поблагодарила я Стефу.

– Не за что, – флегматично пожала девушка плечами и клинок куда-то испарился, – Уверена, что действительно не пожалеешь? В твоем положении предложение действительно весьма хорошее и парень симпатичный, другие глотки рвут, чтобы оказаться с ним в одной постели, а ты еще и от покровительства отказываешься.

   Надо же, как Стефания сегодня разговорилась. За этот вечер сказала больше слов, чем за все время нашего совместного проживания.

   Плюхнувшись в кресло весело улыбнулась.

– Не пожалею. Если понравилась, то отказ только раззадорит. То, что легко достается, не ценится. Если действительно захочет, то добьется своего. Но я приемлю только цивилизованные методы завоевания, а не это: взял за волосы и потащил в свою пещеру. Почему ты мне помогла?

   Стефания ответила не сразу.

– Если бы тебя сейчас забрал Дифран, то сюда бы ты больше не вернулась. Либо жила бы у него, либо вне стен академии. А ко мне вряд ли кого-то еще подселят, жить же совсем одной… не хочется. Твоя кандидатура в соседки меня вполне устраивает. Ты вроде бы и понимаешь, что меня стоит бояться, но на самом деле где-то на подсознательном уровне не боишься, я это чувствую. К тому же ты не обращаешь особого внимания на титулы, наверное, в твоем мире какое-то другое устройство общества, поскольку у нас это значит много и определяет всю дальнейшую жизнь и поведение. Мне с тобой легко, словно с равной.

   Я печально усмехнулась.

– Я рада, вот только твоей соседкой я теперь все равно не буду. Думаю, Диф исполнит свою угрозу, и завтра придется переселяться.

– Я могу оплатить твое проживание в комнате.

   Отрицательно покачала головой.

– Нет, мне неудобно брать у тебя деньги, поскольку вернуть их, во всяком случае в ближайшее время точно, не смогу. Тем более проживание тут, по слухам, стоит баснословные деньги.

– Как знаешь.

   Да уж, без средств к существованию жить в академии мне будет трудно, хотя где без денег легко? Может, и правда найти себе… покровителя? Но кому я нужна, кроме Дифа? Тут таких, как я бедных иномирян полно. Но и предложение завхоза, поставленное в ультимативной форме, принимать не хочется. И вообще чувствовать себя продажной женщиной.

– Надо попытаться заработать деньги самой в городе, – мысли вслух, но Стефания ответила, посмотрев на меня так, словно сомневается в моих умственных способностях.

– Интересно, как ты это собираешься сделать? Максимум, насколько выпускают студентов младших курсов из академии, на три часа вечером. Вряд ли кто-то наймет тебя на столь короткий срок. Да и не нужны никому первокурсники, то, чему учат на первых годах в академии, в большей или меньшей степени известно населению и доступно большинству обывателей. Или ты можешь предложить какую-то эксклюзивную услугу?

– Я сама еще не в курсе, что могу предложить, поскольку не знаю, в чем тут нуждаются, – Стефания права. Из меня пока работник никакой, а маг и подавно. Вот если бы можно было выходить на всю ночь из академии, тогда можно было бы наняться хотя бы на черновую работу, но учиться тогда когда? Проблема.

   Спать я ушла сильно расстроенная и озадаченная, а на утро еле поднялась с кровати. Все тело болит неимоверно, а ведь сегодня, кажется, вновь физическая подготовка. Я умру там. А еще стоит готовиться к переезду… Так и тянет впасть в депрессию.

   Первое занятие. Теория магии. Красивый мужчина "в самом расцвете лет", на деле сухонький старичок, довольно интересно вещает об основах магии и споро выводит на большой доске какие-то формулы. Понимаю, что вообще ничего не понимаю из того, что с жаром рассказывает преподаватель. Словно на каком-то совсем мне не известном языке говорит. Судя по скучающим лицам большинства присутствующих в аудитории студентов, информация для них не новая, в отличие от меня. Плохо, очень плохо.

 

   Вторая лекция. Контроль силы. В помещении, больше похожем на физкультурный зал, преподавательница, что вчера поспорила на нас с физкультурником, встречает нас голодной крокодильей улыбкой. Магистр Эльвина сначала проводит небольшой инструктаж, а потом велит разделиться на пары. Мне в пару достается парень с огненного цвета шевелюрой. Да, как раз тот, что предпочитает скрываться за страшной иллюзией. Почему он? А больше никто ни со мной, ни с ним вставать в пару не захотел, так что встретились два одиночества.

   Цель практического занятия, как можно понять из названия, – контроль силы. По указке преподавательницы, сначала один человек выпускает как можно больше сырой силы в пространство, а второй в паре впитывает свободную силу из пространства в себя. Так каждый тренирует тот самый контроль и свой внутренний резерв.

   Встал напротив меня, мой партнер буркнул, что его зовут Инград. Сила напарника, выпущенная в пространство, выглядит, как выяснилось, словно облако с красноватым отливом. Впрочем, у всех, как я заметила, получаются облака, но вот размер этих облаков разный, а оттенки пока я заметила только у своего партнера и златовласки – у нее золотой, словно цвет силы специально под шевелюру подстроился. У остальных сила оказалась серого цвета. Стоит ли говорить, что самые большие облака получились из красной и золотой силы?

– Так, теперь партнеры вбирают выпущенную силу.

   Постаралась сделать как инструктировали. Представила себя эдаким пылесосом и поманила к себе красное облако. Увы, но сила моего партнера как-то ко мне не очень захотела тянуться. Впитать получилось только маленький кусочек облака.

– Плохо, очень плохо, – повторила мои мысли после первого занятия преподавательница, проходя мимо, развеяла красное облако и холодным тоном посоветовала мне. – Вам нужно много медитировать и укреплять резерв постоянными тренировками. Контроль силы никудышный, словно у пятилетнего ребенка.

   Стоящие рядом однокурсники, услышав комментарий Эльвины, стали злорадно ухмыляться, бросая на меня победно-снисходительные взгляды. К чести моего партнера, тот не проявил никаких эмоций.

– Теперь меняемся!

   За грустными мыслями я, как-то не особо напрягаясь и задумываясь над своими действиями, выпустила уже свою силу, и обратила внимание на облако только тогда, когда вокруг стали раздаваться изумленные вздохи. Судя по виду, мое облако не меньше, чем у моего партнера, и выглядит действительно как облако, то есть белого цвета. Ура, похоже рекрутеры не обманули, и, как у мага, у меня действительно неплохой потенциал.

– Замечательно! – радостно пропела над ухом Эльвина. – Силы много, осталось научиться ею управлять. – Белый цвет означает, что у вас пока нет предпочтения к определенному виду магии.

   С занятия я уходила если не окрыленная, то точно приободренная.

   Очередной обед. В этот раз я села неподалеку от компании своих одногруппниц, теперь смотрящих на меня более благосклонно. Видимо, тут ценят силу.

   Прислушалась к тому, о чем щебечут девушки. Оказалось, сплетничали о моем партнере на прошлом занятии. Весьма любопытные сведения. Если верить словам моих однокурсниц, то род Гента проклят, и вот уже семь поколений, как в семье этого демона все старшие сыновья рождаются вот такими уродами. Не знаю, чему я удивилась больше: тому, что парень, оказывается, как и Стефания, демон, или тому, что проклятием может стать какая-то, пусть и весьма качественная, иллюзия.

   Взяла себе на заметку, что надо как-то научиться отличать демонов от обычных людей и, закончив обед, отправилась на следующую лекцию. Поджилки трясутся, ведь следующее занятие как раз по проблемным для меня иллюзиям.

   Не знаю, закон подлости это или нет, но когда прозвенел звонок, возвещающий начало урока, в аудиторию зашел хорошо знакомый мне преподаватель.

   Пугающий своей строгостью и серьезностью старик стремительно приблизился к кафедре и внимательно нас всех оглядел. Я поежилась от пронзительного, словно вынимающего душу взгляда страшных белесых глаз. Такое впечатление, что ни один студент не остался без внимания преподавателя в невыразительной серой мантии. Не выдержала и спустила очки на нос. Без иллюзии взгляд остался все таким же пугающим, но на молодого мужчину с синими глазами и в черном, явно дорогом костюме смотреть приятнее, и уже не столько страшно, сколько волнующе.

   В аудитории поднялся гул. Мои одногруппники, похоже, решили высказать друг другу свои впечатления по поводу необычного преподавателя.

– Тишина, – и вроде бы учитель не кричал, но произнесено было так, что замолкли все сразу. Аудитория погрузилась в вязкое тяжелое безмолвие. – Меня зовут Айаран Неш. В этом и следующем году мы будем знакомиться с основами создания иллюзий и их основными видами. Предмет весьма важен для вас, вашей будущей карьеры в любой выбранной области, а также для успешного дальнейшего пребывания в стенах этой академии. Поэтому советую не пропускать мои лекции и быть внимательными.

   Ну пока все стандартно. Каждый учитель в первую очередь постарается заинтересовать, рассказав о пользе своего предмета. Обратила взор на аудиторию. Не произвела речь впечатления на моих одногруппников. Кто-то зевает, кто-то с тоской смотрит в окно, кто-то из парней перемигивается с девушками.

   Руку подняла златовласка.

– Да? Представьтесь для начала.

– Кирифе Глория Двига. Скажите, магистр Неш, а какая именно польза от иллюзий именно здесь, в академии?

– Иллюзии – неотъемлемая часть и основа нашего магического мира. Вы все удивитесь, когда узнаете, в скольких областях применяются иллюзии и как много их вокруг нас. С третьего курса начнется более углубленное изучение иллюзий, вы сможете выбрать себе факультатив. Иллюзии для массовых развлечений, иллюзии в косметологии, пси-иллюзии, боевые иллюзии, материальные постоянные иллюзии. Для пребывания в академии особо важны боевые иллюзии, их я преподаю только лучшим и хорошо зарекомендовавшим себя студентам. На итоговых отборочных сражениях боевые иллюзии могут дать неоспоримое преимущество, а часто и решить исход битвы.

– Ясно, спасибо, – златовласка села на место и жадно уставилась на преподавателя, готовая внимать каждому его дальнейшему слову. Подружки Глории покривились – еще бы, учитель ведь красотой и обаянием не блещет, чем явно снижает популярность своего предмета, но тем не менее тоже изобразили заинтересованность по примеру своей предводительницы.

   Да уж, в этом предмете мне точно не светит стать лучшей ученицей. Скорее наоборот. Хорошо, что зачетов тут сдавать не надо. Похожу еще несколько лекций, пока теория в основном идет, а потом стану злостной прогульщицей. Лучше освобожу себе время для тренировки контроля силы, с этим у меня хоть и катастрофически плохо, но все-таки небезнадежно. Кстати, наверное можно найти и еще один плюс в сложившемся положении – ни одна боевая или пси-иллюзия мне точно не страшна.

   Лекция шла своим чередом, я тщательно записывала всю ту тарабарщину, что нес преподаватель, когда, уже под самый конец, магистр Неш выписал на доске формулу простейшей визуальной илюзии, показал, как использовать ее на практике, и предложил всем попробовать создать свою собственную иллюзию.

   Что тут началось. Фейерверки, диковинные животные, цветы и много других объемных полупрозрачных иллюзий заполнили аудиторию. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже, у кого-то даже не получалось. К тем, у кого были проблемы, преподаватель подходил лично. Настала и моя очередь получить ценные наставления.

   Замерла, как мышь под веником, когда меня смерили тяжелым оценивающим взглядом. Твердо решила, что выдавать свою "инвалидность" при всех уж точно не буду. Глупо показывать своим, по сути, будущим конкурентам за право учиться свое слабое, а в чем-то, возможно, и сильное место.

– Почему вы не выполняете мое задание?

– Я попробовала, у меня не получилось. Я потом, у себя потренируюсь.

   На меня посмотрели, как на идиотку.

– Попробуйте сейчас еще раз, я подскажу, где вы допускаете ошибку, и тогда не придется тратить свое свободное время.

   Вздохнув, я без энтузиазма стала исполнять пассы руками, закрепляя их нужными словесными формулами. В принципе, ничего сложного, я даже почувствовала отток энергии, который быстро развеялся, так и не влившись в полученную структуру заклинания, из-за чего та сразу развалилась.

– Странно. Попробуйте еще раз, но движения более плавные. И изменим вторую формулу, снизив долю энергии.

   Выполнила требуемое, не получилось. Преподаватель стал требовать от меня выполнять чертово заклинание вновь и вновь, каждый раз что-то поправляя и корректируя. После шестого неудачного раза на нас стали оглядываться. Мужчина рядом со мной злился, я это буквально кожей чувствовала, но внешне плохое настроение преподавателя выражалось лишь во все более леденеющем взгляде.

– Да что за бездарность?! – наконец не выдержал синеглазый магистр и попытался схватить меня за руку, чтобы, наверное, самому выполнить пасс за меня. Я резко отшатнулась, не желая, чтобы с учителя слезла его стариковская иллюзия, и так неудачно, что стул на котором я сидела, покачнулся и с грохотом упал, а я вместе с ним. Если кто-то до этого за мной не наблюдал, то теперь это исправилось. Установилась нереальная тишина. За представлением, навострив уши, теперь следили все.

   Я больно ударилась спиной и головой. Потирая ушибленные места, встала и взглянула в лицо магистра. Лучше бы я этого не делала, поскольку стало откровенно страшно. Преподаватель сумел выразить одновременно целую гамму эмоций. Презрение, отвращение, злость, переходящая в ярость. Ну подумаешь, не получилось. Ему-то какая разница? Или это из-за моей реакции на его возможное прикосновение? Так с его иллюзией старика подобное избегание касаний со стороны молодых девушек не должно показаться чем-то удивительным.

   Вся сжалась, готовясь к худшему.

– Внимание, студенты, перед Вами ярчайший пример тупости и ограниченности, – наконец разочарованно произнес магистр, повернувшись ко мне спиной, и стал спускаться к своей кафедре. Мужчина говорил что-то еще, давая мне нелестные характеристики, что-то про то, что я хорошо бегаю, про мою замечательную физическую подготовку, которая понадобится лишь для того, чтобы стать хорошей подстилкой, но не закончить академию, и что в моей голове лишь ветер гуляет. Все говорилось едко, с сарказмом. Эпитеты были сочными и оригинальными. В аудитории сначала раздавались тихие смешки, а потом и смех.

   Это было ужасно. Разве так может вести себя преподаватель? Я краснела, но, снова сев на свое место, просто предпочла слиться с мебелью. Я помнила предупреждение Дифа о том, что с преподавателями в конфликт вступать нельзя ни в коем случае, а меня сейчас явно подводили к выплеску эмоций. Но я выдержу, и даже убегать и громко хлопать дверью не стану. Мне нравился этот мужчина? Да Дифран в сто раз лучше в сравнении с этим синеглазым монстром, просто зайчик пушистый. Нет, магистра Неша лучше забыть как страшный сон и не вспоминать.

   Через несколько минут, видимо, не дождавшись от меня реакции, преподаватель продолжил занятие, а еще где-то минут через десять раздался долгожданный звонок, оповещающий об окончании занятия. Вздохнула с облегчением. Уши, как и все лицо, до сих пор пылают от стыда. Идя по проходу на выход, ловлю на себе насмешливые взгляды. Самое странное, что несмотря на свою страстную обличительную речь, магистр ни разу не упомянул, чтобы я больше не смела являться на его занятия. Значит, можно приходить, вот только… вряд ли у меня хватит для этого духа.

   Следующая лекция по общей мировой истории показалась мне настоящим отдыхом. Рассказ преподавателя – красивого высокого эльфа с длинными белыми волосами и голубыми глазами, можно было слушать, словно сказку: так интересно подавать информацию с датами и сухими фактами – настоящий талант.

   На последнее занятие по физической подготовке я плелась с огромной неохотой. Еще бы, ведь тело после вчерашней пробежки ощущается как один сплошной болезненный нерв, и то ли еще будет. Физрук наш тот еще зверь.

   На занятии нас разделили на группы. Меня и еще тех, кто вчера прибежал в первой десятке, отправили вновь бегать по полю всего десять кругов, остальных же снова тридцать, и там продолжался отбор. Через какое-то время я и еще девять "счастливчиков" после пробежки и небольшой разминки стали ждать, когда учитель разберется с теми, кто побежал марафон. Я, кстати, несмотря на усталость, в этот раз улучшила результат и пришла шестой.

 

– Ай! – в голос воскликнули мы со златовлаской, что стояла около меня. Не знаю, из-за чего вскрикнула Глория, но я из-за боли. Кто-то очень сильно и больно схватил меня за мой потрепанный наспех завязанный хвост волос.

– На моем занятии волосы убираете так, чтобы в случае атаки, вас нельзя было за них схватить. Это вам и в академии пригодится в повседневной жизни. Напасть могут в любой момент. Не давайте вашему противнику преимущества. Красота – это последнее, что вам тогда поможет.

   Меня, наконец, отпустили из болезненного захвата. Мы с Глорией, которой от учителя тоже досталось, как-то одновременно покосились на третью и последнюю девушку в нашей подгруппе, избежавшей болезнного урока – у той волосы коротко подстрижены, словно у парня, да и вид такой, будто завтра девушка собирается в военный поход. Как же ее зовут? Я же слышала… Мариам, кажется. Эх, я погладила свою бедную головушку. Мои русые волосы достают мне сейчас примерно до лопаток, не хочется резать, интересно, пучок подойдет? Глории, которая на это занятие заплела себе простую косу длиной ниже попы, срезать такую красоту тем более будет обидно.

– Парней мое предупреждение тоже касается, – продолжил меж тем учитель. О да, у некоторых мальчиков шикарные длинные волосы, не хуже, чем у Глории. – Сейчас будем учиться простым приемам нападения и самообороны, пока это все, что вам понадобится на отборочных соревнованиях. Никаким оружием кроме личной магии все равно вам пользоваться на первых годах обучения не дадут, поэтому забываем благородные занятия с мечом и учим плебейские приемы.

   Я вздрогнула. А что, будет и оружие? Да я себя с мечом вообще представить не могу. Смешно даже. И страшно.

   Подняла руку наша любопытная златовласка.

– Что?

– А когда начнутся спортивные игры? Первокурсников для участия в троллинге принимают?

   Я навострила уши. Троллинг? Какое забавное название. Кого троллить будем?

– Традиционно в середине года. Через два месяца команды проводят новый набор, попробовать туда попасть можно всем, от меня тут ничего не зависит, подлизывайтесь к капитанам.

   Златовласка понятливо кивнула. Сегодня расспрошу Стефу, что там за игры такие.

   Когда вопросы окончились, учитель расставил нас в пары, причем мне в пару досталась Глория, которая от такого соседства кривилась, но благоразумно молчала, не желая портить отношения с нашим физруком.

   Далее физрук на ком-нибудь показывал прием, а мы отрабатывали. Златовласка – настоящая садистка, со злорадной ухмылкой она отрывалась на мне так, что у меня глаза на лоб лезли. Увы, борьба не бег, и Глории мне достойно ответить не удалось. Уходила я с занятия прихрамывая и потирая ушибленные части тела.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?