Лучшая академия магии, или Попала по собственному желанию – 1

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Лучшая академия магии, или Попала по собственному желанию – 1
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

   Сидя в кафе и неспешно потягивая зеленый чай, размышляю о том, как здорово было бы попасть в другой мир, быть магом, наполнить жизнь приключениями и огромной любовью. Жаль, но обыденность и мечты почти никогда не совпадают. Грустно вздохнула и спрятала прочитанный фэнтезийный роман в сумочку.

   Да, в книгах куда интереснее, чем в жизни. Надоел мне мой институт. Зачем только пошла на факультет статистики? Ведь чувствовала, что не мое. Впрочем, туда был маленький конкурс, появился шанс попасть на бюджетное место, вот им и воспользовалась, платить-то за учебу мне нечем. Три года назад в автокатастрофе погибли мои родители, а еще полгода назад приютившая меня у себя родная бабушка по папиной линии. Больше близких родственников нет, подруги после переезда к бабушке растерялись, занятые собственной жизнью. Зато есть работа, правда, курьером, и платят за нее копейки, но для студента и это хлеб, а еще доставшаяся от бабушки двухкомнатная квартира в ветхом аварийном доме.

   Хотела уже вставать, кинула быстрый взгляд в зал, и все внутри сжалось от страха. Похожая на паука тварь с человеческий рост! И главное, никто из сидящих рядом людей не подает признаков беспокойства, будто и не видят монстра.

   Паук-переросток, страшно щелкнув жвалами, неспешно стал подбираться ко мне. А что я? Мне бы с громким криком кинуться наутек, но я просто онемела от страха. К тому же не верится, что я вообще могу попасть в подобную ситуацию. Может, мне что-то подсыпали в чай, и я брежу?

   В мгновение, когда страшное нечто направлялось ко мне, я чуть не поседела, так и не сумев двинуть даже мизинцем, до того было жутко. Но тут вдруг чудовище пронзила световая вспышка, и паук, громко и противно завизжав, сорвался с места, и побежал не ко мне, к счастью, а прочь из зала, прыгнув из кафе на улицу прямо сквозь большую витрину так, словно стеклянной стены и вовсе не существовало. Стекло не разбилось, не треснуло и даже не дрогнуло. Почти тут же в кафе ввалились новые посетители: около десятка весьма странно одетых мужчин, которых, казалось, опять не замечают остальные сидящие за столиками люди.

   Я так и продолжаю сидеть, не шевелясь, наблюдая за развитием событий. Паук меня очень напугал. Привычные понятия о простом, понятном и безопасном мире, где нет ничего потустороннего, рухнули. И что-то подсказывает, что мужчины, одетые как какие-нибудь ролевики, на самом деле таковыми не являются.

   Ко мне, громко ругаясь между собой, подошли двое. Один мужчина выглядит достаточно взрослым, лет сорок на вид, глаза карие, брюнет. Кожаные коричневые штаны и куртка, черная футболка высокие сапоги, из которых виднеются рукояти ножей, шея буквально увешана шнурками с разного вида подвесками. Второй мужчина на вид совсем молодой и очень красивый, на мой вкус: длинные черные волосы убраны в низкий хвост, глаза ярко зеленые, лицо утонченное, правильной формы, хорошо сложен, одет с иголочки, словно какой-нибудь граф из прошлого века, но этакий граф на охоте – одежда явно удобная и не стесняет движений. Впала в ступор, когда заметила у красавчика удлиненные, вполне настоящие на первый взгляд кончики ушей. Эльф? Да ну ладно…

– Нет, ну ты видел, какой огромный?! Жирный, отъевшийся, – говорит тот, что постарше, обращаясь к эльфу, при этом жестикулируя так, словно речь идет о рыбалке и пойманной им рыбе. – Наверняка сильная девчонка, эгрегос при ней наверняка уже долго. Другого объяснения у меня нет, – мужчина не глядя на меня бесцеремонно плюхнулся за мой стол.

– Не исключено, – дипломатично ответил длинноухий, тоже, только более аккуратно, подсаживаясь ко мне почти вплотную. При этом тоже не обращая на меня особого внимания.

   Вцепилась в кружку со своим чаем, как в спасательный круг. Куда-то делась вся смелость и решительность. Словно язык проглотила. Сижу, скромно опустив глаза и жду, что будет дальше.

– Хороша… – оглядывая меня, одобрительно протянул старший.

– Да, миленькая, – снисходительно бросил эльф, кладя руку на спинку моего стула, словно желая обнять.

– Я с ней буду говорить. У тебя опыта еще в этих делах мало. Только сделай мне рожу посмазливее, да чтобы выглядел чуток моложе – на таких девочки обычно сразу ведутся.

– Без проблем, – эльф плавно провел рукой перед носом своего собеседника и усмехнулся. – Готово. Красавчик, глаз не оторвать.

– Отлично, – не поняла. В чем прикол? По мне, так внешность сидящего напротив взрослого мужчины ни капли не изменилась. Я ведь правильно понимаю, речь идет о магии, и эльф сейчас должен был "наколдовать" своему напарнику новое лицо? Кто сошел с ума? Я, они или весь мир?

   "Изменившийся" мужчина встал из-за столика, но далеко не отошел, затем сжал рукой одну из подвесок на своей шее и вновь подошел ко мне, но уже заглядывая прямо в глаза и лучезарно улыбаясь.

– Девушка, разрешите с Вами познакомиться!

   Наверное, с полминуты я молчала, продолжая переваривать все случившееся, а потом, наконец, отмерла. Отодвинула стул, тем самым сбрасывая руку эльфа со своей спины.

– Что, черт возьми, здесь происходит?

   Проследила за тем, как широко округляются в удивлении глаза моих новых знакомых.

Глава 1

   С момента памятной встречи прошла неделя. Сейчас я и еще двенадцать добровольцев на отправку в другой мир прячемся в захудалой гостинице на окраине одного из мегаполисов моей родины. Почему прячемся и почему ждем? О, прячемся от вездесущих пауков, которых рекруты называют эгрегосами, а ждем открытия портала-перехода в другой мир, который "включают" в мой мир только раз в месяц. Впрочем, обо всем по порядку.

   Зашедшая тогда в кафе группа мужчин оказалась своеобразным отрядом. Там были маги, охотники, рекрутеры и даже ученые. Мой мир, как мне рассказали, закрытый. В него чрезвычайно трудно попасть, а еще труднее выбраться, а все из-за эгрегосов. Пауки – неотъемлемая часть моего мира, его "глаза" и руки (или скорее лапы). Мой мир очень жаден до магии, и тех, у кого появляется при рождении магическая сила, сразу ищут пауки, а потом на протяжении всей жизни донора пьют его, и сила человека в итоге возвращается к истокам – к миру.

   Поскольку каждый урожденный маг в этом мире на контроле, и его аура и сила не растекается в пространстве, а тщательно, даже малейшие крупинки силы, собирается эгрегосами, в повседневной жизни почти невозможно столкнуться с проявлением магии. Человека же пауки, по сути, просто лишают сил, и магом его назвать нельзя. В то время как эгрегосы насыщаются и жирнеют, их жертва живет вполне обычной жизнью, но природу не обмануть, и подсознательно человек чувствует себя неполноценным, у таких людей начинают прогрессировать различные нервные расстройства, в дальнейшем часто приводящие к суициду. Бр-р.

   Как утверждают рекрутеры, мой мир богат на сильных магов, именно поэтому каждый год, несмотря на опасность, в мой мир на два месяца организовывают этакую поисково-спасательную экспедицию.

   В мире, куда меня, сидя в кафе за чашкой чая, пригласили эльф по имени Миктиль и его коллега Джорд, магов предостаточно, но в основном слабые или средней силы. Сильных мало. Мне предложили переселиться в новый мир. Из плюсов возможность колдовать, отсутствие мерзких пауков, соответственно и затяжной депрессии, обучение в лучшей магической академии их мира на государственном обеспечении. Заманчиво? Очень. Из минусов – во-первых, служба на государство после окончания академии тринадцать лет, даже в случае, если эту академию не закончил по каким-либо причинам. Отказаться невозможно. Во-вторых, неизвестность. Новый мир, свои нравы, своя религия. Что там меня ждет, кто его знает. В принципе, выбора особого у меня все равно нет. Закончить жизнь самоубийством не тянет, тем более, когда мне открылась правда. А уж если учесть, как мне всегда мечталось стать магом, и подавно.

   Я подписала договор еще там, в кафе. Рекрутеры были очень довольны. После мне сообщили, что теперь я под защитой и до открытия портала меня будут как-то прятать от пауков. Ничего не имела против, как вспомню эгрэгоса, так до сих пор дрожь в коленках.

   Следующим пунктом стало разбирательство, почему я не вижу магических иллюзий. Причем не просто не вижу, а, как выяснилось практическим путем, при соприкосновении с иллюзией еще и разрушаю ее, сама же создавать иллюзии не могу. В итоге так ничего и не выяснили, и пока маги вынесли вердикт о "инвалидности" моего магического дара. Эдакий изъян. Но всякое бывает. Меня утешили, что на родине рекрутеров мне постараются помочь и вылечить "недуг". Я так поняла, что для магов я действительно вроде калеки в этом плане, поскольку их мир просто-таки полон разнообразных иллюзий, их создание для человека равносильно дыханию. Очень много заклинаний создается именно на основе иллюзий. Даже боевые. Что уж говорить о повседневном применении.

   Я по поводу своей "увечности" не переживала, поскольку еще не отошла от ошеломительно-радостной новости, что я маг и буду учиться в настоящей магической академии. Тогда я все больше хихикала про себя, вспоминая многочисленные романы в жанре фэнтези, и уже представляла, как буду знакомиться с красавчиком-ректором.

   Кстати, удалось немного расслабиться и не волноваться по поводу своего увечья, когда мы случайно выяснили, что я вижу иллюзии в отражении зеркал и сквозь стекла. Так что мне быстро приобрели очки. Обидно, конечно, что в академии я буду выглядеть эдаким ботаником, но на что только не пойдешь, чтобы быть как все и видеть не меньше остальных. Зато остальные маги, например, не видят эгрегосов, только при помощи специальных амулетов. А мне они не нужны. Моя "инвалидность" тоже из разряда магии, поэтому, пока магии во мне и вокруг меня не было, и это странное свойство организма мне было недоступно.

   Всю неделю я отрывалась, разучивая разнообразные малозначимые заклинания, которым меня обучал Миктиль. Как пояснил мне эльф, присутствие магов рядом со мной создавало небольшой магический фон, с помощью которого я быстро восстановила свои иссушенные пауками магические "вены". Мое тело только и ждало этого глотка магии, которую в окружающем пространстве взять было просто неоткуда.

 

   А вот насчет Миктиля… ворвалась в номер, где проживал эльф, и, пользуясь эффектом неожиданности, подбежав к ничего не подозревающему парню, влепила тому пощечину.

– За что?! – понеслось мне в спину возмущенно-обиженное. В спину, потому что я поспешила скрыться так же быстро, как и появилась, пока мне не прилетело что-нибудь в ответ.

– За любвеобильность, – мрачно ответила я и хлопнула дверью.

   Да, эльф обучал меня не только магическим штучкам, но и особенностям межрасовых отношений. В переводе на наш язык – я с ним целовалась буквально по всем углам. Еще бы. Для меня это казалось настоящей экзотикой. Целоваться с красавцем-эльфом! Да это же тоже, можно сказать, еще одна сбывшаяся мечта. Эльф целовался очень даже хорошо, и все было круто, пока я не узнала, что на самом деле Миктиль не эльф, а вполне обычный кобель, и длинные уши тут ситуацию не спасают. Мы с девчонками, которые тоже сидели в гостинице в ожидании своего шанса стать попаданками, поделились впечатлениями от наших сопровождающих, и, как выяснилось, Миктиль целовался еще с двумя, а с одной даже умудрился переспать. А если учесть, что на данный момент нас, девушек, всего было четыре, то эльф охватил своим вниманием весь женский состав экспедиции. Причем девчата почему-то были не в обиде на вскрывшуюся правду, и лишь одна я почувствовала себя униженной и оскорбленной.

   И вот настал день "Х", который наверняка можно будет смело назвать поворотным в моей судьбе. К будущему отряду попаданцев присоединились еще пять человек и мы все с нетерпением ждем отправки. Чем ближе подходит час открытия перехода, тем мрачнее становится наше сопровождение. Почему маги и рекрутеры так напряжены, нам не рассказывают, только предупреждают, чтобы, как только появится переход, сразу бежали к нему. Для рекрутеров это второй и последний месяц пребывания в моем мире, поэтому маги уходят вместе с нами.

– Переход открыт, – посмотрев на странного вида амулет, чем-то напоминающий часы, произнес для всех стоящий неподалеку от меня Джорд.

   Бойцы активировали магическое оружие, на руках магов зажглись энергетические пульсары. Неуверенно мнущихся попаданцев взяли в защитное кольцо. Зачем? Оглянулась, но ничего похожего на портал не заметила.

   Вдруг раздался скрежет. Повернула голову на звук и обомлела. На улицу, где мы стоим, повалила появляющаяся словно из воздуха волна пауков. Среди попаданцев, снабженных специальными защитными амулетами, позволяющими видеть пауков, началась паника. На наши крики и вопросы кто-то из охраны нехотя обронил, что так всегда бывает при открытии перехода: огромный выброс магии мигом выдает миру и паукам местоположение точки прокола пространства, а значит и наше местоположение.

   Маги стали отбиваться от пауков, но, как мне показалось, без огонька, вяло. Впрочем, эгрегосы тоже как-то мало внимания уделяли чужемирцам, не атаковали, а словно пытались пробраться к нам – тем, кого считают своей законной добычей.

   Я со страхом смотрела на пауков. Таких больших, как в кафе, эгрегосов почти не было. В основном пауки были не выше колена, а то и меньше.

– Едет! – радостно воскликнуло сразу несколько человек из нашей охраны.

   Посмотрела куда с такой надеждой воззрились наши охранники:из-за поворота неспешно выезжает старенький автобус иностранного производства.

– Бегом! – крикнул Джорд, и мы со всех ног помчались в сторону транспорта.

   Автобус и есть переход? Бред. Хотя… вполне может быть. Я, кажется, даже о подобном варианте перемещения между мирами читала, но мне все равно представлялось нечто вроде врат или черной дыры.

   Увы, пауки оказались быстрее.

   Эгрегосы преградили путь к автобусу, который и не думал останавливаться, и ехал медленно с открытыми дверями – видимо, нужно будет запрыгивать. Наша охрана без труда прошла сквозь пауков, продолжая отстреливать этих тварей – это немного помогало, но на месте подбитых товарищей сразу появлялись другие пауки.

– Проходите быстрее, пауки бестелесны, автобус ждать не будет! – выкрикнул Джорд.

   Собиралась поступить согласно совету, но тут услышала в своей голове голос:

– Стой. Останься. Ты умрешь там. Твой дом здесь, – удивленно оглянулась, заметив, что все кандидаты в попаданцы вдруг замерли. Взгляды парней и девушек остекленели. Где-то на периферии ругался самыми отборными словами Джорд, Миктиль отчаянно разгонял пауков перед рыженькой девчушкой – Ханна, вроде бы так ее зовут. Кажется, именно с ней Миктиль спал, хотя это сейчас и не важно. Обзор заслонила черная туша. Ко мне все ближе подбирается огромный черный паук. Сжалась в испуге, каким-то шестым чувством понимая, что это тот монстр, что был и в кафе. Мой личный паук, что на протяжении всей моей жизни откачивал из меня силы.

– Не слушайте их! Бегите к автобусу, – продолжал надрываться где-то вдалеке Джорд. – Парни, хотя бы одного мы должны в эту ходку вытащить. Все силы на самого перспективного – того субтильного пацана, у него самый большой потенциал, остальных как получится. Работаем!

   А как же я? У меня же тоже вроде потенциал хороший… или из-за того, что я "калека", мой рейтинг упал?

– Там ты никому не нужна, – нашептывает чужой голос в голове. – Они тебя не ценят. Здесь твой дом. Останься, останься, останься. Только здес-с-сь ты будешь с-с-счастлива. Останьс-с-ся.

   Жуть какая. Передернула плечами и храбро шагнула навстречу преграждающему путь огромному пауку. Впрочем, смелости хватило только на один шаг. Понимаю, что эта тварь неосязаема, но… надела очки и сразу стало легче. Никого не вижу и спокойно шагаю к автобусу, пока ползущему со скоростью черепахи. На посторонние голоса в голове не обращаю внимания, поскольку где-то глубоко внутри сидит уверенность в своей правоте.

   Сейчас смотрится забавно, как наша охрана словно с воздухом сражается.

   Вновь остановилась. А как же остальные? Надо ведь помочь.

   Подбегаю к знакомой девушке, что так и стоит соляным столбом. Дергаю за руку, тащу за собой. Девушка начинает активно сопротивляться, вырываясь.

– Нет, не пойду! Я остаюсь! Здесь мой дом!

– Это обман! – Кричу ей. – Это пауки пытаются заставить вас остаться, чтобы жрать всю оставшуюся жизнь.

– Не-е-ет! – почти истерично завопила девушка.

   И вновь этот голос в голове:

– Она наша, и ты наша. Не трогай ее. Она сделала свой выбор. Оставайс-с-ся.

   Из глаз полились злые слезы. Автобус хоть и медленно едет, но уже успел отойти на приличное расстояние. Вот уже и охотники всем скопом затаскивают в двери полуобморочного парня и, похоже, собираются уезжать.

   Жаль, очень жаль. Но я просто не успею. Окинула прощальным взглядом своих застывших несчастных товарищей, среди которых осталась и рыженькая девушка, и, больше не останавливаясь, побежала к автобусу. Запрыгнула в уже закрывающиеся двери.

   Меня шумно поздравили с тем, что успела сесть. Когда восторги закончились, села у окошка. Почему-то накатила грусть. Наверное, ностальгия. Я смотрела на проплывающие мимо улочки и прощалась с родным миром. Постепенно картинка за окном словно расплывалась, краски тускнели, словно мы заезжали в туман.

– Гадский вонючий мир. Как вы в нем только живете? – ко мне подсел Джорд, устало развалившись на сиденье. – Я уже пять лет подряд сюда мотаюсь. Столько сильных магов, а вытащить никого так и не удалось. Ты первая.

   Как первая? Оглянулась назад, туда где маги-целители ворковали над бессознательным телом парня из моего мира, он ведь живой. Краем глаза заметила угрюмого Миктиля, забившегося в дальний угол автобуса и, так же как и я, предпочитавшего любоваться пейзажами.

– Ты на того болезного не смотри. Ваш мир – мир эгрегоса, опутывает своей паутиной все живое. Вы – люди, словно хорошо спеленатые куколки, чьи соки пьет мир. Даже из немагов. Короткая жизнь, слабые тела, многочисленные болезни. Впрочем, вы отвечаете своему миру такой же "любовью", отравляя его. Хотя в этом я вас понимаю. Вам же надо чем-то магию заменять, вот и выкручиваетесь как можете. А этого мальца мы хоть и вытащили, но эгрегосы сделали свое дело. Парень будет плакаться и проситься обратно. Обычно итог все равно всегда один, даже вдали от родины – самоубийство.

– И я тоже буду хотеть вернуться? И раз не получается никого забрать, зачем столько усилий?

   Ответить на вопросы Джорд предпочел с конца.

– Парень сильный, лет пять продержится. Хотя бы на такой срок.

– А после пяти лет он вернется домой?

   Джорд как-то странно хмыкнул и отвел глаза.

– Кто знает, может и вернется. Мое дело – доставка, а уж как в дальнейшем, меня не касается.

– Понятно. Так что со мной?

– А ты самая удачливая попаданка. Я уже догадался в чем дело. Ты не поддаешься магическому внушению, так что эгрегосы на тебя не смогли повлиять.

– О, то есть у меня есть еще один "изъян" в силе?

– Нет. Что есть магическая иллюзия? То же магическое внушение, только затрагивающее наше зрительное восприятие. Ты же способна уничтожать любые иллюзии.

– Здорово.

– Точно.

– Скажи, а почему пауки не пытались внушить что-то вам, чтобы вы тоже остались?

– Все очень просто – мы дети другого мира, и твой мир просто не сможет переварить нашу магию, так что мы ему не нужны.

   Джорд зевнул.

– Остались еще вопросы? Переход долгий, хочу вздремнуть.

– Да. Что с Миктилем?

– А, он свою рыжую ведьмочку уже третий год пытается вытащить. Каждый раз ее находит, а она его не помнит.

   Округлила глаза.

– Он любит ее?

   Тогда почему такой ветреный?

– Не знаю. Эльфы вообще любвеобильный народ. Но тут наверное уже дело чести и упрямства.

   Надо же.

   За окном мир окончательно погрузился в серое марево. Какое-то время всматривалась в туман, думая обо всех произошедших со мной событиях.

   Мир эгрегоса. Мир паука. И ведь о чем-то таком я тоже уже читала. Возможно некоторые наши фантастические книги пишу вполне реальные попаданцы вернувшиеся на родину? Как знать.

   Сладко зевнула, почувствовав, что очень устала за эти волнительные дни. А что ждет впереди еще неизвестно. Тем не менее, волнение не помешало мне уснуть.

Глава 2

   Стою и напряженно ловлю каждое слово двух ругающихся между собой людей, чтобы быть в курсе относительно своей дальнейшей судьбы. Смысл проблемы мне уже примерно понятен. Новый для себя язык я уже, в принципе, изучила достаточно хорошо, разве что акцент, как говорят, еще сильный. Месяц! Всего один месячный ускоренный курс программы по изучению языка, и вот я практически полноценный член нового мира. Сама бы я, конечно, язык за месяц не выучила, но помогла магия. От заклинания улучшения памяти невероятно сильно болит голова, но сейчас главное результат.

– Немыслимо! Места должны быть! – это мой сопровождающий, довольно милый с виду дедушка, который руководил программой моей адаптации в новом мире весь последний месяц и сейчас вызвался проводить и помочь устроиться в академии.

– Я еще раз повторяю. Мест нет. Вы опоздали, расселение уже произошло. В этом году бюджетников-иномирян оказалось слишком много. У нас даже пару человек пришлось поселить в подсобку к уборщицам на время, – довольно резко ответил моему старичку завхоз. Да уж, ну и завхозы тут… нестандартные. В моем представлении завхоз – это некто все-таки пожилой и… ну не знаю, обычный. В этой же академии за хозяйство отвечает молодой парень с красивой внешностью и незабываемыми ярко-зелеными глазами. Одет с иголочки, кажется, что очень дорого. Впечатление портит мрачное выражение лица и саркастическая усмешка. Тем не менее, я гадаю, что же парень забыл на работе завхоза.

– Я буду жаловаться! Места должны были быть рассчитаны!

– Жалуйтесь, – охотно согласился завхоз, давая понять, что угроза его совсем не трогает. – Нет, мест, конечно, еще полно, но только у платников и у бюджетников из числа коренных жителей, но те имеют право отказаться жить вместе с иномирянином. Сами знаете, что вряд ли кто-то согласится, а даже если и снизойдет… пожалейте девочку.

   Не поняла, это что сейчас парень имел ввиду?

   По тому, как насмешливо взглянул на меня красавчик, вдруг осознала, что стою с некультурно раскрытым ртом, поспешно хлопнула челюстью, возвращая себе приличный вид.

– Я к ректору! – не слушая больше никаких возражений произнес мой сопровождающий и уже лично мне приказал. – Жди здесь! Сейчас разберемся.

 

   Я осталась с завхозом наедине. Парень кинул взгляд в мои документы.

– Вероника Ветрова, значит? Восемнадцати лет от роду, нетитулованная иномирянка. И что вас всех несет в эту академию? Да, лучшая. Но ведь условия скотские, контракт рабский, заканчивают академию единицы, так все равно в итоге все оправятся в пустошь в качестве зарядки для сдерживающих амулетов. Просто у тех, кто закончил, чуть больше будет шанс выжить там, но и это сомнительно. Мой тебе совет, ты сероглазка, девчушка симпатичная, делай как большинство – заводи себе влиятельного любовника, и пусть он тебя выкупает. Мой прогноз – дальше второго курса ты тут не продержишься. Слишком взгляд наивный. Съедят тебя и не подавятся.

   Кажется, я побледнела.

– Кто съест? Куда пошлют?

   Наш разговор прервала компания шумно ввалившихся в помещение хорошо одетых молодых девушек, которые весело смеялись, что-то обсуждая. Стоило студенткам заметить завхоза, как девичьи разговоры прервались и начался откровенный флирт. И если девочки старались вовсю, то завхоз, словно лениво принимал знаки внимания. Как, кстати, зовут парня? Одна из девушек, прося для себя новый сервиз взамен разбитого старого и набор письменных принадлежностей, кажется, назвала его Дифран, причем обращалась к парню, словно к благородному. Я, конечно, могу и путать пока все эти обращения. Для себя отметила, что формы на девушках не надето, да и стиль не строгий… совсем не строгий. Рискованное мини, полупрозрачные блузки в обтяжку, у кого-то даже цветные и узорчатые чулки. Единственное, что намекало, что эти девушки являются студентками – красиво переливающаяся красными и белыми цветами магическая эмблема академии, прикрепленная на левой стороне груди. Два зверя – красный и белый, переплетенные вместе. Чем-то напоминает знак инь и ян. Белый – это, насколько мне известно, какая-то птица, красный – так вообще некто непонятный, пока не сумела идентифицировать.

   Я тоже не осталась без внимания. По мне прошлись цепкими придирчивыми взглядами, особенно задержавшись на джинсах и кроссовках. Да, таких вещей тут наверняка мало, поскольку из мира паука иномирян редко привозят. Мой мир, как мне сказали, по своему укладу сильно отличается от остальных, поскольку все остальные шли по пути меча и магии, и в большинстве миров сейчас затянувшееся средневековье. В этом же мире ситуация получше: с помощью артефактов жизнь людей вполне комфортная и цивилизованная. Есть свет, канализация, отопление, водопровод, транспорт на магической тяге, развито лекарское дело. Так что жить можно.

– Фу, тут воняет какой-то падалью, – глядя прямо мне в глаза презрительно заявила мне одна из девушек – брюнетка с очень эффектной внешностью, сплошь увешанная дорогими украшениями. – Дифи, бедняжка, как ты только терпишь? Так часто приходится общаться с этими животными иномирными. Ты хоть проветривай почаще. Надеюсь, лорд Шеран тебя скоро простит и тебе больше не придется заниматься столь противной работой.

   У меня глаза на лоб полезли от столь откровенного хамства, и очень вовремя – очки чуть съехали, и мне открылась истинная внешность присутствующих в комнате людей. Вместо того, чтобы оскорбиться и ответить, вступив в конфликт с неравным хотя бы по численности противником, издала смешок, который перешел в нервное хихиканье, которое я безуспешно попыталась подавить. Похоже, для улучшения внешности тут девушки активно пользуются магией иллюзий. Эффект как от фотошопа: картинка шикарная, а вот на самом деле… все очень далеко от идеала. Например, у брюнетки на самом деле бюст совсем не большой и талия не такая тонкая, я бы даже сказала, что брюнетка очень любит сладкое, что отразилось на ее фигуре и лице, усыпанном краснымм прыщиками.

   Надо отдать должное Дифрану, парень совсем не изменился. Впрочем, мужчин я уже видела немало, в отличие от женщин, и заметила, что сильный пол не так сильно стремится к улучшению своей внешности.

– Ты что, тварь, смеешься на до мной? – рыкнула хамоватая девушка и кинула в меня какое-то явно агрессивное заклинание. Мне наверняка было бы плохо, если бы не завхоз, развеявший чужую магию.

– Э нет, только никаких драк на подведомственной мне территории, выйдете и разбирайтесь между собой сколько хотите. И вообще, – тут брюнетку пронзили полным превосходства взглядом, – не люблю, когда дерутся девушки, особенно грязно.

   Тут моя оппонентка преобразилась, убрав гримасу брезгливости, и, вернув на лицо кокетливое выражение, стала накручивать на палец локон.

– Как скажешь, Дифи, спасибо тебе за вещи, мы пойдем.

   Уходя, брюнетка сильно толкнула меня плечом и тихо произнесла:

– Жду тебя у выхода.

   Остальные девушки из компании агрессорши смотрели с предвкушением и злорадством. Вот, не успела появиться, а уже проблемы, причем на пустом месте.

– Лучше посиди здесь до прихода своего сопровождающего. Это старшекурсницы. Они тебя по стене размажут без всякой магии и скажут, что так и было. Ты ведь в курсе, что запрет действует только на магические дуэли с первокурсниками, а вот на простые физические расправы у нас смотрят сквозь пальцы. – сказал Дифран.

   Я сглотнула.

– Что за зверские у вас тут порядки?

– А ты разве не в курсе? Это же вроде все знают. В лучшей академии учатся только лучшие, остальных отсюда быстро вышибают или пользуют.

   Вот черт, похоже, я попала.

   И опять я не успела подробно расспросить завхоза о порядках в академии из-за новой посетительницы. Должна сказать, выглядит девушка очень колоритно: короткие, с легким сиреневым отливом волосы, молочно-белая кожа, а глаза словно две голубые льдинки. Я, не поверив, что внешность настоящая, посмотрела поверх очков, но ничего не изменилось, значит не иллюзия. Интересно, эта девушка человек или нет? Честно сказать, холодно-отстраненное, какое-то неживое выражение лица и величественный вид посетительницы, несколько пугали… на каком-то подсознательном уровне. Словно и не девушка это, а снежная королева.

   Даже Дифран проникся, вежливо кивнул девушке, сразу как-то подобравшись и быстро без лишних разговоров выдал все, что попросила посетительница, в том числе и ключи от ее комнат. Тоже первокурсница видимо.

   Когда девушка уже собралась уходить, не обратив на меня при этом ни малейшего внимания, Дифран, кинув на меня короткий задумчивый взгляд, остановил снежную королеву.

– Госпожа Стефания Ниорт, прошу прощения, один вопрос.

– Да? – девушка одарила Дифа равнодушным взглядом.

– Насколько мне известно, к вам еще никого не подселили в комнаты. Эта девушка – иномирянка, поздно появилась, и места для нее не осталось. Вы не против, если временно она поживет вместе с вами? На первом курсе большой отсев, так что мы скоро ее переведем.

   Девушка безразлично пожала плечами, но при этом все же уделила мне несколько секунд своего царственного внимания, внимательно оглядев.

– Раз ко мне еще никого не подселили, пожалуйста. Апартаменты ведь, насколько мне известно, на троих рассчитаны. Мне все равно с кем жить, главное, чтоб соседка не была слишком шумной.

– Нет-нет, она будет тихой как мышь, – заверил Диф.

   Кивнув, девушка ушла.

– Не поняла, это что, иномирянка?

– Что ты, нет, конечно. Местная.

– Тогда почему ты подселил меня к ней? Как же: "Пожалейте девочку!".

– Ты же ее только что видела. Она на мелочи размениваться не станет. Высшая аристократка. Либо будет игнорировать, либо сразу прибьет, и мучиться не будешь. Тем более к ней все равно никого не подселят, и никто не станет возмущаться, что какую-то иномирянку подселили в платные апартаменты, да еще с благородной.

– Почему?

– Потому что со Стефанией Ниорт побоятся жить рядом. Она – демон льда, очень сильный демон, и, по слухам, убила всю свою семью. Правда это доказать не сумели.

   Я, в который раз за время нахождения у завхоза, впала в предобморочное состояние.

   На мой обвиняющий вскрик Дифран ответил невозмутимо:

– А что, ты предпочтешь поселиться с кем-нибудь из таких девушек, какие ждут тебя за дверью?