Палач Иллюзии 4

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Старше. Но Амирхан родился с умственным дефектом. Отец не хотел доверять ему управление делами. Вот он и взялся за Фархада. Видел в нем достойного наследника для своей империи зла. Потому что я полностью отреклась от «Иллюзии» и отказалась претендовать на всё, что с ней связано.

С трудом верилось в то, что легендарная Айша сейчас посвящает меня в столь личные тайны ее семьи, которая, как оказалась, имела непосредственное отношение к моей семье. Айша, которая мало того, Фархада в себя влюбила, так еще и родня Джамалу оказалась, но мне проще было называть ее по-старому, Розой Робертовной. Она наверняка сделала это сознательно, так как давно мечтала кому-нибудь выговориться. Рассказать, что в ее душе томилось, а потому она теряла одну нить разговора и начинала другую.

Я же была намерена вернуть начатую историю в точку, которая была интересна мне и важна.

– Не совсем понимаю, с какого перепуга вы и Фархад родственники? Мне кажется, Амирхан вас надул… Фархад не мог приходиться вам никем. Он же из другой семьи. Да и вообще не похож ни на Джамала, ни на вас… Это не может быть правдой.

– Да как же не может… – Роза Робертовна поникла. – Фархад мой племянник. Не родной, но… У его мамы есть сестра, которая родила от моего брата. Так Амирхан и стал виновником того, что у меня в жизни не сложилось… Одна оплошность, и все, несколько сломанных жизней.

– Получается, что Амирхан Ибрагимов ваш брат, Джамал отец…

– Мы не Ибрагимовы, а Хатламаджиевы. Ибрагимовыми они стали для «Иллюзии».

Как и Джабир Ильясов стал Ильясовым, когда пришел на служение к Джамалу. Все они придумали себе новые фамилии. И Фархад, по сути Башар, по фальшивым документам Ибрагимов.

– Понятно. У Фатимы есть Фархад, у ее сестры дочь от Амирхана. У Фархада есть еще и двоюродная сестра. И тетя родная.

Попросив у Розы Робертовны чистый листик, я взялась рисовать их фамильное древо.

– От Джамала две стрелочки – вы и Амирхан. Его дети. От Амирхана одна стрелочка, и черточку сюда, к сестре Фатимы.

Я быстро запуталась в их семейном древе. Мне необходимо было разобраться в их родословной детально.

– От Фатимы тоже идёт одна стрелочка – сюда вписываем Фархада. С черточками от него пока что повременим. Надо бы понять… У Фатимы есть племянница, дочь сестры, а сестра…

– Дочь Таня, сестра Оля. – подтвердила Роза Робертовна мои догадки. – У Тани двое сыновей…

– Не Изотова Таня случаем? – удостоверившись, что мы говорим об одном и том же человеке, я дописала в фамильное древо недостающих персонажей и соединила их линиями родства.

Поглядев на то, что получилось в итоге, я присела. Ноги подкосились. Мир перевернулся с ног на голову. Так просто и так сложно одновременно стало принимать, что нас, выходцев из одной семьи, оказывается, слишком много… Я всегда думала, что одинока. Как оказалось, даже Роза Робертовна и Амирхан – моя родня по мужу. И Таня, которая предала меня, оказалось, сестра Фархада. Да и Таня к моему шоку – родная дочь Амирхана. Вот почему она имеет связи и знает много об «Иллюзии» и других вещах, о которых не скажут в СМИ.

– Довольно ворошить прошлое.

Роза Робертовна смяла листок и выбросила его в корзину для бумаг под столом.

– Я к чему всё это говорила тебе, Катя… Не подумай, что я предвзято к тебе относиться стала бы. Ты мне не чужая, и дети твои тоже. Вот бы их увидеть кстати… Я с Фархадом общение не поддерживаю. И не собираюсь никогда. Даже воды не попрошу.

Негативно высказалась Роза Робертовна, запатентовав себя в моих глазах как отъявленная мужененавистница.

– Тринадцать лет назад наши пути разошлись. Но детей твоих и его я в обиду не дам. Тем более, что они тоже мои племянники. Я на твоей стороне, Катя. Знай это и запомни. Я как женщина женщину всегда буду тебя поддерживать. И если надо – постою горой.

– А что вы знаете о войне?

– Наслышана. По прогнозам, Фархад победит. У него на то есть все шансы и козыри в рукавах. Правда на его стороне. Но скоро ли он победит? На это может уйти месяц, а могут годы потребоваться. Детям вашим будет лучше с тобой. А Фархад, если ты разрешишь, вернется к вам, как только сможет. Сейчас нужно воссоединить тебя с детьми, а его не трогать. Подумаю, как это можно сделать…

Роза Робертовна, к моему удивлению и счастью, говорила вовсе не о том, что Фархада объявили в розыск, и теперь нам не светит светлое будущее.

– Война эта как-то связано с "Иллюзией"?

– Связана, конечно. Из-за Иллюзии всё это. Но война наступила давно. Хочешь того или нет, поймёшь или нет, но без Фархада не обойдется. Не раскисай, Катя. Я добьюсь того, чтобы он оставил тебе детей, даже если ты выберешь развод. Но как бы я к Фархаду не относилась, не подумай, что я за то, чтобы ты с ним развелась. Семья – вот главное, к чему нужно стремиться. Если вы с ним который год вместе, и ради тебя он совершил грандиозный переворот в старейшей системе и не побоялся остаться без головы, это говорит о многом. Ладно…

Роза Робертовна сама себя остановила, сменив тему.

– Сейчас перед нами стоят две первостепенные задачи. Отправить тебя к детям – первая задача и пока что основная. Подумаю, как это провернуть. А по приезду обратно нужно в тот же день решать, где тебя и их разместить.

– Вы поможете мне? – я поглядела на нее с надеждой. – Серьёзно?

– Разумеется, помогу. – с твердой уверенностью заявила Роза Робертовна. – Мне не терпится увидеть своих племянничков. Очень люблю их уже. Сколько их? Трое? Один мальчик и две девочки?

– Если всё так, как я думаю, то четверо. – отвечала я, не вдаваясь в лишние подробности. – Возможно, у меня есть еще один мальчик. Но чтобы в этом удостовериться, сперва нужно сдать анализы. Пока не буду говорить, потому что не знаю сама, как это случилось…

Роза Робертовна крайне озадаченно кивнула, едва ли понимая, что я имела в виду.

– Ты права. Лучше не загадывать наперед. А то вдруг ошибешься… Дай Аллах, чтобы у нас всё получилось. Мы всё сможем. И всё преодолеем.

Глава 5. Катерина

Поговорив с Розой Робертовной по душам, мы разошлись по рабочим местам и начали работу.

Я трудилась с таким эмоциональным подъемом, что делала всё с удвоенной скоростью. Ее обещания помочь и поддержать в любом случае окрылили меня. Я больше не считала ее своим врагом. Пускай она Айша и ненавидит Фархада, но ради детей, которых очень любит, не оставит меня с проблемой наедине.

Я ожидала, что Роза Робертовна сдержит свое слово и найдет пути отправить меня на Кавказ. Но не думала, что так скоро она всё устроит. Тем же днем, ближе к обеду, Роза Робертовна собрала всех на кухне для обсуждения важной новости.

– Планы изменились, девочки. Валя выходит на смену завтра вместо Кати. А Катя летит в Каспийск. – Роза Робертовна подмигнула мне. – Сегодня вечером самолёт.

– В Дагестан? – я буквально говоря опешила и едва ли не упала в обморок от счастья, что увижу детей так скоро. – Я лечу в Дагестан??? Сегодня?

– Летишь. – подтвердила Роза Робертовна. – Путь неблизкий, пироги пропадут, если добираться на автобусе. Билет туда-обратно оплачивает заказчик пирогов. Так что, тебе не придётся волноваться по поводу билетов.

– Почему этот заказчик выбрал именно нас? – пробурчала Валя, которая явно не желала выходить на работу в свой выходной день и пахать вместо меня.

Теперь у нее появилась веская причина меня недолюбливать. А не просто коситься и фыркать, когда я приближаюсь.

– В Каспийске мало осетинских пирогов, что ли?

– Так уж вышло, Валентина. – Роза Робертовна вовсе не собиралась ей что-то доказывать. – Заказчиков, как и родителей, не выбирают. – она повернулась ко мне. – Позвонили из Каспийска вот только что и попросили доставить мам… То есть, партию осетинских пирогов. – бегло поправила она сама себя, едва сдерживая улыбку.

Удивлённая я еле стояла на ногах. Они так и норовили подкоситься, а в горле стоял несоизмеримо громкий восторженный вопль. Но я продолжала вести себя сдержанно, как и сама Роза Робертовна.

– Почему Катя летит, а не кто-то опытный? – продолжала возмущаться Валя.

Но и на этот вопрос у Розы Робертовны нашелся вразумительный ответ.

– Катя единственная в нашем коллективе, которая может улететь надолго.

– Как надолго? – я вообще не верила своему счастью.

Очень трудно было сдерживать настоящие эмоции и выглядеть так, будто меня это не всколыхнуло, ведь в эти минуты не решается моя судьба. Сегодня же я увижу детей!!! Буквально через несколько часов!!!

Я увижу детей! Я с ума сойду от счастья уже сейчас!

– Неделя. – сообщила Роза Робертовна. – Я договорилась, чтобы тебя и там немного подучили. На кулинарные курсы будешь ходить. Думаю, за неделю они уложатся и дадут тебе необходимые знания в нашей профессии. Так, девочки, всё! – она хлопнула в ладоши. – За работу! Пироги не ждут! До пяти вечера чтобы были упакованы.

Все – кто-то недовольный, а кто-то равнодушный, – разошлись по рабочим местам.

Роза Робертовна, перед тем, как уйти к себе в кабинет, подозвала меня.

– Ну всё? Довольная ты?

Роза Робертовна, счастливая, как и я, ожидала от меня ответа.

Мне оставалось только кивать, так как слов подходящих не было возможности найти.

– Чемодан при тебе? – само собой, Роза Робертовна как-то, скорее всего, от Гаяне, прознала о том, что я прячу здесь свои вещи, но мне было неважно это сейчас. – К полету готова? Детей увидеть готова? До пяти ровно ты тут, потом берешь такси, и в аэропорт. Раньше, чем через неделю не возвращайся.

Сказав это, Роза Робертовна погладила меня по руке и ушла к себе.

***

Гаяне вызвалась провожать меня. Она доехала со мной до аэропорта и вплоть до начала посадки оставалась тут в качестве помощника и моральной поддержки.

Когда объявили, что открыта посадка на рейс до Каспийска, я поторопилась, чтобы опоздать. Но Гаяне остановила меня, сказав, что не отнимет много времени.

 

– Роза Робертовна просила передать тебе… – начала Гаяне неуверенно. – Кать… Тебе нужно сохранить брак.

Выговорила она нехотя, так как сама всегда была против того, чтобы я не рушила отношения с мужем.

– Помни об этом. Не забывай ни на секунду. Уступи, где можно. Удачи тебе. И знай. Я на твоей стороне. Это уже от меня, а не только от Розы Робертовны. Удачи тебе. Искренне желаю.

Мы с Гаяне обнялись. Это было так трогательно, что я прослезилась.

– Ну всё. – поторопила Гаяне. – Беги. А то опоздаешь на рейс…

– Ни за что! – воскликнула я и помчалась со всех ног навстречу жизни. Ведь в детях заключалась моя жизнь, и ни в чём другом.

Глава 6. Катерина

Пара часов в небе прошли как одно мгновение. Я все пыталась потратить эти часы на продумывание четкого плана, как буду возвращать детей, но так ничего и не вышло. Решила в итоге действовать по ситуации, а там как получится.

По прилету в Каспийск, я первым делом планировала завезти пироги в банкетный зал, адрес которого Роза Робертовна специально написала на бумажке.

Но там меня вежливо послал охранник, сказал, что это какая-то ошибка, и никто его не предупредил о том, что сегодня состоится какое-то там торжество.

Возмущенная, я позвонила Розе Робертовне и объяснила ситуацию. Роза Робертовна обещала, что разберётся, а пока она будет это делать, я должна буду найти пристанище дней на семь минимум.

Недолго думая, я позвонила Фатиме. Но Фатима, как обычно, не взяла трубку. Что даже лучше, ведь в таком случае я сделаю ей сюрприз своим неожиданным появлением.

Поскольку банкетный зал откроется в восемь вечера, а сейчас только полдень, я взяла такси и немедля, пока пироги не испортились, отправилась в село. Хоть пироги были в термосумке, я ужасно беспокоилась за их сохранность. Тем более, на таких дорогах как эта. Но по-другому их было не перевезти. Личного самолета у меня не имелось.

Несколько часов тряски по горам, и я на месте. И заодно договорюсь приехать после торжества, чтобы остаться с ночёвкой.

Пока я садилась в такси, Билли звонил. Я перезвонила ему, как только освободились руки.

– До меня дошли слухи, что ты в Каспийск летишь? – с ходу заявил он.

– Да. Лечу. Завтра. Фархад знает?

Не стала говорить, что я уже в Каспийске. Пока Билли, неизвестно откуда взявший мой новый номер телефона, скажет Фархаду, где я, и пока тот прилетит сюда, я всё успею.

– Ну… – Билли замялся. – Уже да, он знает. Помощь моя нужна? Я могу полететь с тобой.

– Не надо, Билли. Я справлюсь. У меня все схвачено.

– Ты еще на работе? – не отставал он. – Давай подойду через пятнадцать минут. Обсудим всё…

Откуда Билли узнал, что я лечу в Каспийск? Он ни от кого об этом узнать не мог…

– Я сегодня занята. Ладно, не могу говорить. Пока.

Планы мои неожиданно поменялись. Надо действовать быстро. На неделю здесь я теперь точно не смогу остаться. И не нужно. Я успею забрать детей. Думаю, Роза Робертовна поймет меня.

Доберусь до села я к полуночи, и это в лучшем случае. Лучше бы переждать в отеле до утра. Но и Фархад может объявиться до утра. Так что выбирать не придется. Придется будить детей и в спешке собирать их в долгую поездку назад, в город "Иллюзий".

Обидно, что не выйдет переночевать у Фатимы. Я хотела прям завтра тащить Ахмеда на тест ДНК. Только вот загвоздка заключалась в том, что я не знала, дадут ли мне сделать этот тест без разрешения отца Ахмеда или другого законного представителя. Я в таких тонкостях не разбиралась, и спросить смогу только завтра. Когда привезу Ахмеда в город.

Надо бы посоветоваться с Фатимой. Результат теста ждать долго, и нужно завтра же делать его, чтобы успеть забрать самой.

До меня вскоре дошло, что Билли звонил и набивался на встречу не просто так. Он откуда-то получил информацию, что я покинула город, а это значит, и Фархад был в курсе. Скорее всего, он уже в дороге и возможно, на полпути к Каспийску. Но я была уверена в том, что опередила его.

Это дало мне время. Совсем немного, и рассусоливаться не стоит. Быстро хватаю детей, и бегом назад. Правда, скольких детей хватать? Двоих? Или всё же троих? Тест в лучшем случае сделают только завтра. Перед тем, как воровать Ахмеда, нужно сперва удостовериться, что он мой. Своих кровных я заберу. И куда дену их до завтра? В гостиницу какую-то, а утром как? Аврора со мной не поедет, она папина дочка. Кто будет с малыми сидеть, пока я на анализы пойду?

Надо было не отказываться от помощи Билли… Он бы меня выручил.

Фатима вряд ли заартачится и устроит караул, если я заберу детей. Это ведь мои дети. Она отдаст их без проблем, надеюсь. Я так думала, что всё получится. Не хотелось верить в то, что моя задумка уже провалилась. Хотя на практике так и было.

***

Возле двора Фатимы в заснеженном горном селе стоял чей-то джип.

Это обстоятельство меня насторожило. Гости у неё, что ли?

Кто, интересно… Надеюсь, не Марджана. Возможно, как раз-таки она. Приехала после разговора об аборте, чтобы вымаливать прощения. Фархад однозначно ее обругал за это. Ну и пусть. Пусть она получает по заслугам.

Калитка была приоткрыта, и я без труда вошла во двор. Не обнаружив Фатиму в маленьком доме, где она постоянно находилась, я двинулась в другой дом, наш, который стоял в глубине двора.

На пороге дома аккуратно разместилась пара массивных ботинок сорок шестого размера, с протекторами, бляшкой, звон которой я совсем недавно слышала.

Продолжая чуять подвох, я тихонько прикрыла дверь и замерла, прислушиваясь к голосам, доносящимся из дома.

Не успела я отскочить и спрятаться, как вторая дверь в дом распахнулась, и оттуда показался Фархад.

Следом за ним – счастливая Фатима, которая что-то ему усердно втирала на ходу. Но увидев меня, они оба замолчали.

– И Катенька тут! Вы оба меня радуете, дорогие! – воскликнула Фатима и залепетала. – Следом за Фархадом ты прибыла, он и переодеться не успел… Могли бы в городе встретиться… Вместе бы приехали… Ты ж небось на такси…

– Мам, потише. – остановил её Фархад. – Детей разбудишь.

– Мне стоило догадаться, что это не простое совпадение. – прошипела я и с ощущением того, что меня снова меня поимели, и выскочила на улицу.

– Кать… Кать, Погоди! Постой же! – Фархад выскочил следом и громко окликнул меня.

Я вышла за калитку, осмотрелась. Такси меня ждало. Но я не могла уехать сейчас, не увидев детей.

Не имея другого выхода, я отпустила водителя и, бросив чемодан в сугроб, уселась на него, в полном смятении глядев на калитку.

Меня жёстко обманули. Но я сама пошла на это, а потому сетовать на судьбу нет никакого смысла. Я могла бы не отпускать такси, но я сделала это. Тем самым обрубив себе иной способ уехать отсюда, кроме как при согласовании с Фархадом.

Не успела я и обдумать всё, тут и сам Фархад подоспел.

– Ты подговорил её, чтобы она солгала мне? – с ходу накинулась я на него с возмущениями. – Ты сказал ей. Чтобы я знала об Айше? Которую ты любил и которой меня окрестил когда-то?

– Чего? – Фархад между тем, подошёл близко и присел на корточки. – Еще раз и помедленнее, Солнце… будь любезна повтори, что ты только что сказала.

Я демонстративно отвернулась от него в другую сторону, показывая этим, что не собираюсь повторять дважды.

– Ах, ты на понт меня взять решила. Повелся я. Ну что ж, придётся выкладывать тебе как есть.

Я напрягла слух, однако, продолжала сидеть на чемодане, отвернутая от Фархада.

– Она позвонила мне первая. И сообщила, что у тебя проблемы.

– Мои проблемы – это ты. – буркнула я с недовольством. – Всё остальное у меня как по маслу.

– Вот как… Ладно. Будь по-твоему. – некоторое время молчав, Фархад произнёс. – Знаете, какой вопрос меня все больше и больше занимает?

Он приблизился и вроде бы весь из себя такой серьёзный, продолжал.

– И как это случилось, что вы и я оказались здесь вместе, под этим южным волшебным небом?.. (цитата из к/ф «Любовь и голуби»).

– По путевкам. – ответила я так, как и нужно было отвечать в данном случае.

Мы молча посмотрели друг на друга. Я боялась улыбнуться, а ведь Фархад упорно склонял меня к этому. Пытался к себе расположить, и у него это снова получалось, и я с трудом могла устоять перед его шармом и томным чёрным взглядом, в котором читалась любовь.

Мы бы и дальше смотрели друг на друга, если бы Фатима нас не окликнула, чем разорвала наш мысленный диалог.

– Заходите уже в дом, супруги! Хорош вам бодаться! Вообразили себя быками! А ну марш домой! Катя! Ладно он без царя в голове, но у тебя мозги то должны иметься!

Я послушалась и встала.

Фархад подобрал чемодан и пошёл за мной следом. Наверное, страховал, чтобы я не убежала. Мало ли, вдруг я вознамерюсь пешком шкандылять по сугробам… херову тучу километров по горам и обрывам…

Так некстати, я поскользнулась на льду и шлёпнулась в аккурат на попу.

Фархад, опустив чемодан, попытался помочь мне.

– Раз-два взяли. Пукнули, подняли… Подняли и не заплакали…

Я с возмущением покосилась на него.

– Это намек на то, что я поправилась? – нахмурилась я, совершенно не понимая его плоские шуточки.

– Нет, конечно. Чтобы ты улыбнулась, хочу. Покажи, наконец, свои зубки, шипучка. Хорош делать из меня врага народа.

Отдернув руку, я сама поднялась, и без его помощи.

То букашка, то шипучка… Очевидно же, что шиплю на него, но повод же есть, и он колоссальных размеров.

Фархад, надменно пожав плечами, подобрал с земли чемодан и зашёл в дом, следом за мной.

Глава 7. Катерина

– Прекрати уже на меня пялиться! Смотри в свою долму и помалкивай, блин! – бросила я и отвернулась от Фархада, который то и дело смотрел на меня, чем смущал, ведь мы находились не одни в комнате.

– Ты моя жена. Хочу и пялюсь. – неустанно повторял Фархад одно и то же. – И что тебе моя долма? Я пять раз тебе предлагал поесть, а ты не хочешь. Видите ли, обиделась…

– Ну другую пялься, если долма не достойна твоего взгляда! С которой был всё это время, на неё и смотри!

Мы с Фархадом решили обсудить насущные дела за чашкой чая в маленьком домике Фатимы. Чтобы дети, спавшие в большом доме, не проснулись от наших криков друг на друга и споров.

– Давно я вас таких не видела…– Фатима, слушая нас, схватилась за голову и заохала.

– Каких таких? – спросила я, покосившись на Фархада.

– Буйных. – отвечала Фатима, вздыхая. – Разлука пошла на пользу вам. Точно говорю. Любовь крепнет.

– Ещё бы, мама…

Фархад, кивая, достал из кармана маленький стеклянный бутылек, напомнивший мне капли для носа с дозатором, разлил мне и себе по кружкам с и залпом выпил свою дозу.

Не поморщился.

Заинтересовавшись тем, что он подсыпал туда, я лизнула чай. Вкуса постороннего не почувствовала, равно как и запаха. Отпила немного, и снова не поняла, что это за добавка такая.

– От чего это или для чего? Ты намереваешься отравить меня или задобрить? – спросила я, недоумевая, в чем заключался шкурный интерес Фархада, чтобы я это проглотила.

– Сложно объяснить. – как я и ожидала, Фархад увернулся от ответа. – Просто пей. Это не опасно.

Пока я раздумывала, стоит ли ему верить, Фатима спросила, где нам постелить. Фархад ответил, что здесь, в её доме, мы и заночуем. А она пусть к детям идет.

Я была против такого расклада, но не смогла убедить Фатиму, что буду спать отдельно от мужа, который лишь посмеялся с моего желания уйти вместе с ней. Фатима – бабуля строгих правил, и вообще это плохая примета, по её словам, супругам раздельно спать…

В общем уговорила она меня лечь с Фархадом в одном доме. Но я уж точно знала, что здесь имелись две кровати и диван. Так что спать мы будем по отдельным комнатам всё равно. Пусть Фархад даже не думает ко мне лезть. Я настроена очень негативно и ни в какую не дам ему сделать со мной то, о чем всё это время говорили его похотливые глаза и ухмылка.

Когда я допила остатки чая, при этом ощущая в своей голове некие изменения, Фархад воодушевленно попросил Фатиму оставить нас наедине.

Фатима, пожелав нам спокойной ночи, вышла за порог. Фархад немного подождал, когда та зайдет в другой дом. Затем прошелся до выключателя и потушил свет на кухне.

Свет от печи мягко освещал комнату, и его было вполне достаточно, чтобы я могла видеть Фархада, как и он меня.

Фархад снял толстовку, обнажив свой торс, размял шею и произнес.

– Теперь будем разговаривать.

Окинув меня взглядом голодного зверя, Фархад двинулся ко мне. Меня будто заклинило на его мощном теле. Не могла оторвать глаз от стальных кубиков, татуировок и мускулов.

Руки мои сами потянулись к ремню на его брюках. Я не контролировала свои движения, и делала это как будто не я. Зато мои движения успешно контролировал Фархад, равно как и эмоциональными порывами.

 

Зарывшись пальцами мне в волосы, Фархад безжалостно и нежно лишал меня рассудка своими ласками. Я таяла, бессознательно срывая с него штаны, исступленно рыча и вздрагивая, когда его длинные тёплые пальцы касались кожи моего лица и шеи, не прикрытых прядями спутанных волос.

Сильное желание, пробудившееся во мне при виде его рельефного тела, усиливалось с каждой секундой, с каждым моим вздохом, и я была неподвластна тому, чтобы противостоять сему страстному чувству.

Хватая и жадно посасывая его пальцы, ласкающие моё лицо, я ерзала на табурете, как сумасшедшая, желая его. Такого нетерпения в сексе я прежде никогда не испытывала. Звериная похоть одолевала моё порочное сознание, и, судя по тому, как оттопырились его штаны, Фархад испытывал то же самое, что и я. Едва ли не крутился он у него, и меня это еще сильнее будоражило и манило пробраться в стоящие колом штаны, а Фархад всё не давал мне сделать это, придерживая "молнию" застегнутой.

Через пару минут мне стало так душно и невмоготу голодно, несмотря на то, что в доме только что было немного прохладно.

Пальцы мои сами поползли вниз и, убедившись в том, что колготки с трусиками намокли, продолжили усугублять их положение. Я заскулила, как сучка, изнемогала как желала заполучить в себя самца.

Фархад, замечая это непредвиденное сумасшествие с моей стороны, заставил меня подняться и, постелив одеяло на пол у печки, встал на колени, а затем потянул меня к себе.

Я охотно села на Фархада сверху. Фархад, сладостно шепча сексуальные комплименты, стянул с меня кофту и прижался к груди, целуя так им любимую мою ложбинку греха.

Я же не могла оторваться от изучения Фархада. Он выглядел непревзойденно и очень возбуждающе сейчас. Его тело смуглое, накачанное, сильное, огромное, отливало бронзой в отблесках огня, и это невероятно заводило меня.

Мне настолько захотелось его, что я даже начала поскуливать в качестве доказательства, раздвигая ноги максимально широко и двигаясь волной. Пока Фархад был занят поцелуями, я стонала, скользила по его телу, натыкаясь на твёрдый член, который до сих пор был скрыт под одеждой.

Желая секса до беспредела, я рьяно выписывала телом волнообразные движения, танцуя на Фархаде под воображаемую мелодию.

Я как будто находилась в трансе, между мирами, и совершенно не чувствовала ход времени. Для меня ничего не существовало сейчас, кроме Фархада и его тела, от которого всё ярче исходил дурманящий запах порочного и всемогущего хищника. Я нуждалась спариваться с этим самцом так бешено, как никогда и ни с кем не хотела этого делать.

Фархад повалил меня на одеяло, которое постелил на пол, и навис сверху. Пока я не желала отпускать его губы, он целовал меня, попутно снимая с меня остатки одежды. Я же, счастливая, что долгожданное соитие вот-вот произойдет, и мои мучения прекратятся, с трудом удерживала свои ноги, чтобы те не дрожали.

– Хочешь меня? – спросил Фархад мне в губы да так, сексуально, что его голос пошёл вибрациями по моей промежности.

– Да-да-да… Давай же, скорее…

– А как же прелюдия? Двадцать минут, ты говоришь. Прошло от силы пять…

Фархад издевается надо мной, подлец такой. Но какой же он сексуальный и неподражаемый, этот подлец!

Я готова была поклоняться ему, готова хоть ползти за ним по снегу, только бы взял меня сейчас и отымел максимально глубоко. Только бы дал понять, что любит меня и хочет так же, как и я его. Мне было невероятно важно, чтобы Фархад показал это, знак какой-нибудь подал, и именно сейчас. Я ощущала себя настолько маленькой, словно песчинка в бескрайней пустыне, ничего не значащая, мизерная, а Фархада – величайшим божеством, ради которого я готова была хоть в огонь голову просунуть, хоть руку себе отчекрыжить, только бы он был удовлетворен.

Я абсолютно не понимала, что мной двигало в те мгновения, но я стала даже причинять боль себе, дабы обратить внимание Фархада. Царапала себя, кусала губы, ощущая вкус крови и боль, но и это не останавливало меня.

Фархад заметил, что я творю и пригрозил связать мне руки и рот, если не прекращу это дело. Я была согласна на его условия всеми частями тела. Мне грезилось находиться в его власти целиком и полностью. Но моё тело было мне неподвластно.

Поскольку я продолжала калечить себя в порыве экстаза, Фархад взял ремень с брюк и туго затянул его на моих запястьях, затем запрокинул мои руки над головой. Но и это меня не остановило.

Напротив, то ощущение, что он доминирует надо мной снова, сковывает движения, лишь подначивало меня продолжать издеваться над собой. Только мне непозволительно было это осуществить. Я же та самая рабыня, которой велено страдать и не кончать. Фархад – господин мой полновластный, он повелитель, он бог. Если он не возьмет меня сейчас, я заживо сгорю от страсти.

– Пожалуйста… Повелитель мой… Я так хочу тебя… – меня всю трясло от желания. – Умоляю… Сжалься, повелитель…

Фархад накрыл губами мой рот, который продолжал без остановки твердить, какой он могущественный и нереально возвышенный, и какая я по сравнению с ним ничтожная и низменная.

– Я пылинка, а ты весь мир…, и я так мечтаю оказаться в твоих руках, чтобы слиться с тобой воедино. Чтобы меня поглотил ты, мой мир, мой Фархад. Мой повелитель, властелин, бог мой, мой муж. Ты не человек, а сама легенда. Такой мощный, сильный воин, взращенный в поистине адских условиях… Сколько мощи содержат твои мускулы. Легендарный Палач "Иллюзии", вызывающий страх и трепет, и есть мой супруг. От твоего имени я становлюсь влажной. А от того, кем ты был, и кто есть, тело моё покрывается мурашками от ужаса и похоти, под властью непобедимого и бесстрашного варвара, распутника с опытом ни одно десятилетие. Хоть и ощущается страх при ощущении тебя, но при этом у меня всегда гудит между ног…

Я бредила, совершенно не стесняясь озвучивать всё это, так как не давала отчёт себе в том, что следовало сказать, а о чем лучше бы умолчать.

Я думала сейчас только о Фархаде и его идеальности. Этот самец разбил множество сердец. Сколько женщин о нем мечтали и сколько претендовали на него, сколько баб грезило очутиться под ним и занять хоть маленькое местечко в его мыслях. В мыслях легендарного Палача. Он властен и так могуч, так умен и богат, что голова кругом…

А я кто?

А я обычная никто, самая простая, из простой среды, без денег, способностей и с корявым прошлым. Как так случилось, что Фархад выбрал меня среди сотен, тысяч других женщин? Что он нашел во мне, примитивной девке ростом ниже среднего? Я ведь никакая. По сравнению с ним даже внешне я просто серость. Не говоря уже о возможностях.

Пока Фархад не вонзился в меня, на всю катушку обездвижив и пришпилив к полу, я не переставала бормотать под нос о его неоспоримом превосходстве надо мной. А после того, как Фархад овладел мной, рот мой смог издавать лишь восторженные выкрики и звериные стоны, а разум и вовсе ушёл на отдых.