Майкл Норват. Том 2

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 6

Майкл Норват упорно выжидал. Он не напоминал о себе, поставив на то, что Дилана остынет и вернется. Не сегодня, так завтра. Но он ошибся. Этим он только отдалил Ди еще сильнее. Пользуясь тем предоставленным временем, Дилана решила оборвать все концы. Она быстро съехала в съемную однокомнатную квартирку на другом конце города. Упросила хозяина цветочного магазина взять ее на работу снова, но уже в другую точку.

Майкл о том маневре не догадывался. Первое время он молчал, но потом, спустя неделю, принялся донимать Дилану звонками и визитами. Хоть и понимал, она исчезла из его жизни. Бросила квартиру, нашла другое жилье. Порвала с Майклом. «Сопротивление мое бессмысленно! – заключил Норват, в очередной раз выходя из ее подъезда ни с чем. – Дилана смылась. И где прикажешь искать ее, парень с неба?!»

Хозяин цветочного магазина виновато отмалчивался, сколько бы Норват не совал купюр в его бездонный пиджак. Безусловно, он выдал бы Дилану, если б Майкл пришел к нему с этим разговором немного позже. Хозяин и впрямь не знал ничего о девушке на тот момент. Норват в порыве отчаяния не оставил ему свою визитку, а зря! Спустя несколько дней после «обогащения цветочного кармана» к хозяину магазина заявилась сама Дилана и попросила о трудоустройстве. И тот не отказал. Ведь девочка, сама того не подозревая, принесла ему очень большую прибыль!

А Норват все метался, как белка в колесе. В пустую метался. В один миг на его плечи навалилось столько проблем, что никто бы не позавидовал. Все важное разом померкло и ушло в темноту. Если бы Майкл получил один-единственный шанс объясниться, почему нагрубил Дилане в тот проклятый день… Если бы знала она, как на него давили все и сразу!

Майкл с легкостью впал бы в уныние, но такой роскоши ему никто не давал. Ни сейчас, ни когда-либо. Все ждали от Норвата совсем другого! И снова он в меньшинстве. Разрывается на части, чтобы каждому угодить. Если даст волю себе и уйдет мыслями в Дилану во второй раз, он потеряет остальное. Одна девушка – сотни подчиненных, еще и две семьи. Он не мог подвести других!

В итоге Майкл удалил номер Диланы из телефонного списка. Расставив приоритеты, отложил поиски любимой девушки в сторону. Он придумал другой план вернуть ее. Беспроигрышный.

***

Норватовское «угольное детище» перешло на новый уровень. Поглощенный в работу и семью, Майкл шел на таран, упрямо стремясь к цели. Все свободное время он посвящал вовсе не слабостям. Желание напиться до беспамятства вытолкнул спорт. Майкл, стиснув зубы, тягал штангу, прокачивая больную спину. Терпел ломоту и резь, но заставлял колено подчиняться его приказам. Изнурительные вечерние тренировки дополняли утренние пробежки. И недуг отступил. Норват, гордясь своим достижением, уже не сомневался – в следующий раз точно догонит Дилану! Ведь все, что он делает, он делает ради нее. Майкл не мог принять ту мысль, что Ди больше не вернется. Куда проще было думать, что расставание с девушкой – всего лишь временная вынужденная мера.

Вместе с телом, Майкл прокачивал собственные эмоции, переламывая те на корню. Вырубал и расстреливал в рамы. Очень прочные рамы. Норват стремился к тому, чтобы стать лучше. Беззаботно купаясь в гневе, от него ушла душа. Дилана – вот она, его настоящая душа. Он должен вернуть ее, чтобы победить самого себя.

Стальная воля, закаленная настолько, что ничего и никогда не сможет повредить ее. Она не треснет, пока Норват сам того не захочет.

«Твоя непокорность дает мне сил идти дальше. Если бы не ты, меня бы уже не было. – размышлял Норват по пути домой после пробежки. – Помощь пришла оттуда, где ее совсем не ждал. Мы совсем скоро встретимся с тобой, Дилана. И тогда я не дам тебе уйти. Как бы ты ни умоляла!»

***

Спустя месяц после разлуки влюбленной пары, Мари позвонила Дилане и попросила очень срочно приехать к ней домой. Ди взволновал тревожный звонок сестры ранним утром, и она, тут же спрыгнув с кровати, позвонила хозяину цветочной лавки и попросила отгул. Директора магазина это, конечно же, не устраивало. Однако, сыскав такого ценного работника, готового выкладываться на полную катушку, при этом получая взамен копейки, терять не хотел. А потому отпустил Дилану, при этом взяв с нее клятву возместить отгул выходным днем.

Быстро натянув любимые джинсы, с которыми не расставалась никогда и которые пережили с ней многие счастливые часы, а также серый свитер, Ди набросила куртку и поспешила на улицу.

Автобус запаздывал, Дилана то и дело поглядывала на часы. «Не успеваю! Сегодня все против меня!» – нервничала она, решив потратить приличную сумму денег на такси, ограничив себя в ужине. Ди пришлось сводить концы с концами, ведь теперь она жила одна. Зарплаты еле хватало, чтобы оплачивать счета, которые были не так велики, как могло показаться человеку, живущему немного богаче. Чего таить, Дилане было очень сложно вновь вернуться в «нищенскую» жизнь, в ту самую незавидную колею, где необходимо выживать, чтобы влачить жалкое существование непонятно, для чего. Дилану совсем не прельщала мысль о том, что ее жизнь останется вот такой жалкой взамен роскоши, к которой давно успела привыкнуть, но и приползти к Майклу и попроситься обратно она тоже не могла. Не позволяла гордость!

Отложив гаджет, подаренный Норватом в дальний ящик, чтобы отдать при первом удобном случае, а потом и вовсе продав его, Дилана купила себе старый подержанный телефон без камеры и цветного экрана, которым пользовались, в-основном, бабули по всей стране. И то уже не все бабули, а только те, которым не позволяло финансовое положение купить телефон получше. Или привычка, которая также мешает некоторым отказаться от старья. Дилана просто не могла позволить себе купить более достойный телефон. Стыдясь окружающих, всегда носила его в режиме «без звука», чтобы не вызвать смешки со стороны молодежи.

Сев в такси, Ди продиктовала водителю название улицы и двинулась в путь. Она нервничала, то и дело поглядывая на часы. От волнения дрожали руки.

***

Дверь особняка оказалась не запертой, и Дилана тут же вошла в мрачный бордовый коридор. Наверху послышался звук чего-то падающего. Ди быстро поднялась наверх, прелполагая самое худшее.

Мари сидела в одной из спален и крутила волосы на плойку.

– О, ты здесь? – она, заметив Дилану в отражении большого зеркала, скривила смешную гримасу. – Чего так долго? Накрути меня! – Мари отвернулась от зеркала и подала Ди прибор для локонов, забавляясь ее испуганным лицом. – Ты чего?

– Ничего. Я подумала, что тут кто-то умер или случился пожар. – Дилана, надув губы, топталась в дверях, не решаясь войти в спальню. – А ты тут волосы крутишь…

– Все гораздо серьезней! – Мари настоятельно требовала помочь ей, все держа перед собой плойку.

Дилана подошла и взяла прядь волос Мари в руку и сбрызнула ее лаком. Раскрыла щипцы для завивки и аккуратно накрутила на них прядку.

– Так что стряслось? – с недовольством спросила она, обессиленная от бессонных ночей и изнурительных мыслей.

– Я выхожу замуж! – выкрикнула Мари, подняв кулаки над собой и резко дернувшись, отчего Ди нечаянно оставила ей небольшой ожог у самого уха. Мари взвизгнула и покосилась на отражение сестры.

– Прости! Ты не шевелись. Можно поздравить? – таким же безучастным голосом продолжала Дилана. – Поздравляю.

– Это еще не все! – Мари сделала паузу, а потом громко продолжала. – Я беременна!

Лицо Диланы с выпавшей челюстью озарила краткая улыбка, которая, спустя секунду, тут же сменилась хмуростью и сосредоточенностью на деле.

– Почему не сказала об этом раньше?

– О том, что сегодня моя свадьба? Или о ребеночке?

– Так она сегодня?! – Дилана подняла голову и укоризненно уставилась в зеркало на отражение сестры. – Я же не могу в таком виде присутствовать на твоей свадьбе! Не могла предупредить заранее?!

– Пит сделал мне предложение только вчера! – причитала Мари. – И ты первая, кому я позвонила сегодня.

– И почему вы решили не тянуть?

– Потому что у меня внутри сидит карапуз!

– Но срок ведь маленький? Можно было бы подготовиться. И я без подарка…

– Ничего! У нас будет скромное торжество. Не такое, как у Лин. Придет пара коллег с нашей работы…

– Ты им тоже сказала утром? – перебила Ди.

– Нет! Им я сказала вчера, как есть, чтобы суетились насчет подарков! Так, еще придут друзья Пита, Майкл…

– И он тоже?! – Ди презрительно отпустила локон, снова уставившись в отражение Мари.

– Конечно, они же с Питом друзья! Потом Линда придет…

– Лин в городе? Почему она не сообщила мне, что приехала?

– Они прилетели вчера ночью. Норват утром сообщил об этом, когда Пит приглашал его семью на торжество.

– Тогда все понятно. Не хотела будить меня! Ты еще не говорила с Лин?

– Я нет, но Майкл сказал Питу, что Линда придет одна.

– Без Макса? – опешила Дилана. – Что у них случилось? Неужели, снова поссорились? Хотя не припомню, чтобы они когда-либо ругались, не считая того случая, когда Майкл пришел за ней в нашу с тобой квартиру, чтобы забрать домой.

– Не напоминай! – Мари опустила глаза, вспомнив о том, что сделали ее руки всего несколько месяцев назад. – Читала, кстати? – она взяла с комода газету и протянула ее сестре.

Дилана, прищурившись, заметила фотографию Норвата на первой полосе. «Угольный король…» – дальнейший текст прятался за пальцами сестры.

– Угольный король вдохнул жизнь в город. – вслух читала она, взяв в руки газету и удивляясь написанному с каждой секундой. – Король, значит? Открыл центр переработки сырья… Реставрация брошенной несколько лет назад шахты идет полным ходом… Новые рабочие места…

– Ты почитай интервью, оно внизу! – Мари ткнула пальцем в самое, по ее мнению, интересное.

– Майкл выглядит счастливым… – горько заметила Дилана. – Участвовал в городском забеге в поддержку здорового образа жизни?! Это точно тот самый Майкл Норват? – затем опустила восторженный взгляд в конец статьи. – Завидный холостяк… Трепещите, девушки… Мхм… Да уж, трепещите! На вопрос о личной жизни отвечал кратко: «Я однолюб», тем самым, развеял сомнения по поводу его неверной репутации…

 

Дилана с особым вниманием прочитала ответ Норвата на вопрос о детях. «…Четверо было. Осталось трое девчат. Сын покинул нас в результате несчастного случая. Но он навсегда останется в наших сердцах. Мы любим его и знаем, что он рядом…»

– Твоя рожа напоминает прокисший лимон! Ты чего? – Мари отвлекла Ди от глобальных мыслей, сокрытых между строк.

– Ничего! – Дилана бросила газету на прежнее место. – Ты сегодня выйдешь замуж и будешь самой красивой невестой на свете, Мари. Кстати, почему не пошла в парикмахерскую? Так нельзя! Муж должен увидеть тебя идеальной! Знаю я один салон… – она, с интригой закатив глаза, постучала пальцем по губам. – Тот самый, куда ты все мечтала ввалиться, чтобы набрать бесплатных леденцов…

– Тот самый??? – Мари готова была лопнуть от переизбытка чувств. – Да туда и за месяц по записи не пройти!

– Кое-кто сможет нам в этом помочь! – Ди набрала номер Линды и попросила приехать так скоро, как только она может. Линда сообщила, что как раз подъезжает.

***

– Так вы с Майком… – Мари мешкала, не зная, как продолжить фразу.

– Нас нет. – вставила Дилана. – Есть я и есть он. Отдельно есть!

– Вы не пытались идти на контакт за месяц?

– Нет. Вернее, – Дилана опустила глаза. Разговор об этом тяжело ей давался. – Норват звонил первое время, а потом перестал. Моей вины тут нет. – она хотела еще что-то сказать, но замолчала, услышав шум внизу.

Линда не заставила себя долго ждать. Увидев Дилану, она тут же бросилась к ней в объятия, скуля от радости, что снова видит перед собой единственную дорогую сердцу подругу.

– Как отдохнула? – Ди окинула дочь Норвата с ног до головы. – Загорела, красотка!

–Да. Солнышко в Марокко припекает! Неплохо отдохнула… – Лин вздохнула, а затем с улыбкой выдала. – Вот, развелась!

–Что? Когда? – новость Дилану здорово ошарашила. – Когда ты успела?

– Как только прилетела сюда. – досадная улыбка Лин вызвала в Ди куда более противоречивые эмоции. – Папа похлопотал, и все устроилось!

Дилана упрятала в пол глаза при упоминании о Норвате. Старалась не показывать свою грусть при Лин, понимая, что сейчас Линде гораздо хуже, чем ей самой.

– У вас тоже не все плавно? – спросила Лин, подловив реакцию Диланы. – Расскажи! Что случилось?

– Да. Тоже. – Ди ободряюще похлопала ее по плечу. – Сейчас не совсем подходящее время для этого, Лин. Есть дела поважнее нашего с ним расставания.

– Вы опять расстались?! – не унималась Линда.

Дилана кивнула, выдавив косую улыбку.

– Если быть точной, тридцать три дня прошло с того момента, как мы виделись.

– Вот тебе на… Не понимаю! – Лин явно не хотела оставлять эту тему, поэтому Ди решила перейти в активное наступление.

– Знаешь, зачем ты здесь? – спросила она Лин.

– Отец поднял меня спозаранку и сказал мчать сюда. Ничего я не знаю!

– Мари замуж выходит! – воскликнула Дилана, расплывшись в улыбке. – За Пита!

Лин вытаращила глаза.

– За дядю Пита??? Ты прикалываешься сейчас?

– Нет! Ни капельки! И свадьба состоится уже сегодня!

– Что?! У меня даже нет подходящего платья! И мой облик… – Лин окинула себя придирчивым взглядом, а потом в отчаянии заскулила.

– Мари никому не дала выглядеть лучше, чем она. Сама только вот узнала.

– Но…что делать? – запаниковала Лин. – Как же мы…

– Сегодня моя свадьба! – крикнула Мари со второго этажа. – А вы должны не биться в истерике, а меня ободрять и помогать собираться!

– Мари в положении, кстати, – тихо сказала ей Дилана. – так что не спорь с ней!

– Вот это да! – Лин растерянно развела руками, – Меня не было всего месяц! Стоило приехать, а тут такие сногсшибательные новости!

***

– Где Мари и Пит вообще имели возможность познакомиться? – донимала она Дилану, пока они обе поднимались в спальню к Мари. – На моей свадьбе? Хоть кому-то она принесла радость!

– Слушай, Лин. А твой знакомый еще работает в том салоне? Ну который самый крутой.

– Сегодня? Это будет непросто устроить!

– Тогда невесте придется ошарашить гостей боевым клубным макияжем. Ты ведь знаешь Мари… – Ди жалобно скривилась и пожала плечами.

– Это достаточно весомый аргумент! – Линда в момент уткнулась в свой гаджет в поисках заветного номера.

***

– Так почему вы с Максом развелись? – спросила Мари, сидя в кресле у лучшего в городе мастера по красоте.

– Он мне изменил. – ответ Лин пришел без опоздания. – С Пенни!

Дилана открыла рот и повернулась к Лин, но парикмахер, делавший локоны, тут же повернул ее голову обратно к зеркалу.

– Мари в положении, Лин! Не стоит прям так…

– Я забыла, – бросила Линда. – сколько недель?

– Пока что четыре! Главное… – на глазах Мари проступили слезы. – Кончились мои испытания! Теперь буду счастлива! О чем еще мечтать? У меня будет любимый муж и дочка. Может, сынок, но я бы хотела дочку. – она разревелась прямо посреди процесса накладывания макияжа, отчего специалист неодобрительно развел руками.

– Вот почему я не работаю с невестами! – вспыхнул мастер и вышел на перекур.

Дилана тут же подошла к сестре и обняла ее за плечи.

– Спасибо, Ди! – Мари с плачем уткнулась в плечо сестры. – Что бы я делала без тебя? Не могу найти слов, чтобы сказать, как я тебя люблю и как благодарна за то, что ты вытащила меня из этой дыры под названием «моя прошлая непутевая жизнь»!

– Ты тоже когда-то вытащила меня… – Дилана аккуратно погладила ее прическу, чтобы не нарушить восхитительного шедевра, представленного кропотливым, но очень нервным мастером. – И тоже благодарна тебе. И Лин. – она опустила голову. – Если бы не Лин, меня бы не было. И ты вряд ли познакомилась бы со своим будущим мужем, Мари…

– Вот, наконец-то! – горделиво отозвалась Линда, – Хоть кто-то вспомнил обо мне! – она, в отличие от сентиментальных сестер, сидела спокойно, пытливо наблюдая за процессом превращения ее коротких непослушных волос в упорядоченную структуру.

– Я так мало сделала для тебя, сестренка. Мне так стыдно… – продолжала реветь Мари.

– Я верю, Мари! Но сегодня твой самый счастливый день, а это вовсе не повод расстраиваться! Ты должна быть на высоте! А если будешь дальше плакать, все размажется. – Ди посмотрела на сестру в зеркало, очарованная естественной красотой, которую та тщательно скрывала под агрессивным «мейкапом» на протяжении нескольких лет.

После салона красоты Мари, Линда и Дилана направились в соседний бутик, чтобы прикупить наряд для праздника. Дилане ничего не оставалось, как послушать Мари и принять от нее в дар очень дорогое платье, но на ее вкус. Быстро расправившись с горой платьев, девушки отобрали себе самые лучшие и поспешили обратно, заехав по пути в салон элитной бижутерии.

Когда они подъехали к особняку, возле него уже покоилась колонна плотно припаркованных друг к другу автомобилей. Таксисту пришлось высадить девчонок на проезжей части, потому что парковочного места не было видно до самого конца и без того длинной улицы!

– Ты вроде упоминала, что гостей придет мало? – удивилась Дилана, созерцая парад иномарок и высматривая среди них желанный Додж. – Вряд ли это ваши соседи, которые все разом вернулись с работы или откуда-то еще!

– Я тоже так подумала. – Мари хмыкнула. – Наверное, это все друзья Пита!

– Ничего себе! Священник здесь, а еще нужно успеть нарядить невесту! – запричитала Лин, поглядев на часы, и тут же принялась толкать Мари вперед.

***

В доме не протолкнуться. Гости, развесив уши, бродили по комнатам, увлеченно слушая Пита, рассказывающего о подробностях каждого предмета искусства в доме, который доставал, и с каждым из которых связана долгая и уморительная история! Зато гостей можно отвлечь той болтовней хоть на месяц!

Мари незаметно для жениха прошмыгнула вверх по лестнице, Лин последовала ее примеру, не обращая никакого внимания на присутствующих. Дилана же застыла в дверях. Сама не знала зачем, но искала глазами заветную фигуру. Нашла. Затаив дыхание, разглядывала того, кого не видела слишком давно.

«Майкл Норват у входа в столовую. Болтает с какой-то женщиной с аккуратно сооруженной улиткой на голове…» Норват серьезен и задумчив, не моргая, смотрел на собеседницу. Ощутив на себе пристальное внимание, он отвернулся и бросил косой взгляд в коридор, где стояла Дилана. Анна рядом с Майклом тоже повернулась и посмотрела на Дилану.

Несколько секунд пребывая в замешательстве, Ди опомнилась и быстро скрылась в одной из комнат второго этажа, презрительно ругаясь шепотом на себя за то, что не смогла удержаться от соблазна поглазеть на Майкла, и он это заметил.

Глава 7

Теперь я сомневаюсь в том,

Что твое сердце способно

Ответить взаимностью,

Но терпеливо жду.

Может, ты вернешься ко мне?

Вернись ко мне…

Vanotek feat. Eneli , «Back to me».

Дилана уговаривала Мари не называть ее дружкой, но Мари ни в какую не хотела соглашаться с сестрой. Уперлась, как баран, и все тут! Ее «свадебная свадьба», значит, будет так, как сказала она. К тому же, у Мари теперь имелось «беременное» преимущество перед девчонками. Куда тут отпираться?

Линда тоже возражала против того, чтобы дружкой была она, поскольку только что вышла из брака и считала это плохой приметой.

– Кто же дружок? – поинтересовалась Дилана. – Надеюсь, не тот…

– Сама все увидишь! – оборвала ее разглагольствования Мари, крутясь перед зеркалом вот уже минут двадцать. – Ну как я выгляжу? Точно идеально? А сзади ничего не задралось?

– Отпад! – закатив глаза, в сотый раз подбадривала ее Линда. – Все идеально везде, куда ни глядь! Спускайтесь уже, пока там гости не заснули в ожидании!

На Мари – шикарное белое платье, расшитое кружевами до самых пят. Она по-королевски причесана и почти готова стать законной супругой. Мари очень волновалась, что выдавало дрожащее дыхание и трясущиеся руки. В таком состоянии, без поддержки близкого, невеста могла и сбежать. Дилана решила сопровождать Мари, поскольку была единственной, кого можно были причислить к семье и родственникам невесты, не считая Елены, о которой и думать не хотелось. Отца Мари также не представлялось возможным сыскать и, тем более, уговорить его прийти на свадьбу дочери, которую папа ни разу за ее двадцать три года не видел. И вообще вряд ли знал, что такая Мари существует. Дилана решительно взяла на себя все роли, отведенные каждому члену в обычных семьях. Сейчас она отец, который ведет дочь к алтарю.

И вот настал черед спускаться к гостям. Поправив платье Мари сзади, Дилана торопливо осмотрела себя в зеркале и, не найдя, к чему придраться, вышла из спальни, взяв Мари под руку.

Линда рванула на первый этаж, предупредив музыкантов и гостей, что невеста вот-вот «выплывет».

– Особо впечатлительным просьба надеть очки и достать платки, чтобы утирать слезки! – торжественно выкрикнула дочь Норвата. – На счет автографов или лобзаний невесты все вопросы ко мне! Не за бесплатно, разумеется!

Мари, объятая восхищенными взглядами и мелодией скрипки, медленно спускалась к жениху. Она и впрямь сияла от счастья! Дилана крепко держала Мари за руку, чтобы та случайно не упала, запутавшись в длинной пышной юбке, и не разбила себе нос в самый счастливый день.

Жених Питер в полном оцепенении стоял у парадных дверей и глазел на Мари с изнеженной улыбкой до самих ушей. «Такая красавица, глаз не отвести! Мой сладкий беременный пончик… Счастью моему нет предела!»

Ошеломленные гости столпились тут же, по бокам от жениха и дружка, которым, по иронии судьбы, конечно же, был Майкл Норват. Он внимательно смотрел на спускавшихся по лестнице, но взгляд его был прикован вовсе не к невесте.

Норват с отвисшей челюстью вытаращил глаза на Дилану. Да чего там говорить, сразился наповал тот Норват! Он восхищен любимой девочкой до дрожи в коленях. «Вот это да! Какая же ты красивая, Дилана! Ты не Дилана, ты Богиня. Моя богиня! С тобой точно стану верующим. Уже готов начинать поклоняться!»

Дилана, рассмеявшись от реакции дружка, смущенно отвернулась и с трепетом посмотрела на Мари, чтобы Майкл не понял, кому эта улыбка была адресована на самом деле.

Когда Мари, наконец, преодолела ступеньки и дошла до жениха, тот с гордостью вручил ей букет невесты. Майкл, в свою очередь, подарил Дилане букет подружки невесты и предложил взять его под руку. Ди, нехотя, но все же приняла предложение, положенное по традиции, взялась за рукав его пиджака, и все они вчетвером двинулись во двор к подобию алтаря.

 

Шум и суматоха блаженно оставались позади. Молодожены, остановившись у арки, обвитой цветами, посмотрели друг на друга с теплотой и любовью.

Дилана поспешно отпрянула от Норвата, заняв место рядом с невестой. Майкл встал за Питом с невозмутимо серьезным лицом, словно присутствовал на свадьбе не в роли дружка, а в роли телохранителя.

Дилана, слушая священника, смотрела на траву, посреди которой покоились красные лепестки роз, боялась поднять взгляд. Неловко ей сейчас. Прожила целый месяц в гордом одиночестве, не созерцая Норвата ни в живую, ни в каком другом виде, поскольку фотографий у нее не имелось. А сейчас Дилана стоит напротив него. Майкл очень близко, а это значит, на него можно смотреть, можно изучать и вновь начинать по-овечьи блеять перед его господским нравом.

«Почему бы не освежить в памяти его образ? – шептал кто-то, сидящий внутри Диланы, настоятельно предлагая ей одуматься и пересмотреть собственные умозаключения. – Это ведь Майкл. Прежний Майкл. Такой же, как и всегда. Такой, каким ты его любишь! Вот же он стоит! Будешь жалеть, если упустишь столь удачный момент и не посмотришь на него разочек. Хоть немножко, пару секунд!»

Но Ди упорно боролась с собой, прятала взгляд, не позволяя себе излишеств. Они ведь расстались с Майклом. Причем, очень плохо расстались. Норват обидел Дилану, оскорбил, унизил, с позором выставил из своей жизни. Ди и ушла. Покорно. Что ей оставалось? Кто ее спрашивал?

А Норват, поначалу названивая Дилане круглыми сутками, вскоре прекратил то бесполезное занятие, что и удручило Ди, ударило по самолюбию, снизило и без того опущенную донельзя самооценку. Дилана посчитала тогда, что Майкл потерял интерес. Одумался и понял, не стоит Дилана того, чтобы тратить на нее время.

«Скорее всего, Майкл остыл ко мне. Нашел другую игрушку для битья. Что стоит завидному холостяку и успешному бизнесмену привлечь кого-то более благородных кровей? Угольный король – новый титульный статус Майкла Норвата. Теперь он может достать себе любую принцессу или королеву. Зачем ему такая жалкая мелочевка, как я? Уверена, Майкл не обделен женским вниманием, а, тем более сейчас, когда о нем пишут в газетах. Все восхищаются им, мужчины радуются новым рабочим местам, женщины трепещут. А мне не посчастливилось. Протрепетала ты свое, Дилана! Поезд ушел и назад не прибудет.»

Майкл продолжал сканировать Дилану давящим взглядом, не упуская из поля зрения ни на секунду. Еще бы! Как тут Норвату совладать с собой? От кисы по имени Дилана только слепой отведет глаза, и то по незнанию, что перед ним стоит богиня! У Норвата со зрением все отлично. А с животным обонянием еще лучше! Пока работал над собой, весь обложился розами. Скупил сотни три, если не больше. Расставил цветы повсюду, даже в кабинете на шахте. Запах розы напоминал ему о Дилане, тем и жил. А сейчас, только успел взять Ди за ручку, как ее волнующий воображение аромат проник Норвату под кожу, и теперь беспощадно натягивал его самообладание, как пресловутый трос из стали. Лопнет же, вот-вот треснет тот трос. Уже нержавейка расплетается понемножку, того и гляди, рванет!

Месяц ожиданий не прошел для Майкла зря. Да, он изменился во-многом. Даже в своих чувствах к любимой – они стали еще ярче. Дилана – его наваждение, безумная страсть, которая вот-вот задавит невозмутимость Норвата.

Майкл плотно сжимал губы и глотал слюни, норовящие с чувством закапать на траву в знак восхищенной преданности и щенячьей радости видеть свою любимую девочку. Норват никогда не чувствовал себя кобелем. Ну, который пес. А теперь хоть становись по-собачьи и дыши, высунув язык, чтобы Ди поняла, как нужна ему. Да, рьяная охота рухнуть на траву и кататься по тем чудным лепесткам роз, выпрашивая почесать пузико. И плевать на то, что подумают о Норвате коллеги и подчиненные, а также все остальные.

***

После нескольких минут церемонии, показавшихся для Диланы бесконечной пыткой, она вместе с молодоженами прошла в дом и уселась за праздничный стол. Ди была рада тому, что сидела рядом с Мари, что отдаляло от нее Майкла, которому по пресловутой традиции досталось место возле Пита.

Окинув взглядом присутствующих, Дилана среди незнакомых лиц заметила Драгану и Милану. Те сидели вместе с Анной. Анна увлеченного слушала какого-то мужчину, оживленно размахивающего руками перед ее расплывшимся от удовольствия лицом.

Дилана удивилась. «Почему они все пришли сюда? Они ведь не родственники и не друзья Пита, почему тогда они здесь? – размышляла она, украдкой глядя на каждую из трех змеюк поочередно. – Может, они уже не просто прошлое Майкла, а его настоящее и будущее?»

Анна повернула голову, ощутив на себе пытливый взгляд. Ее улыбка, прежде не снимаемая с лица, превратилась в кривую ухмылку.

Ее дочь Драгана все это время наблюдала за подружкой невесты, что-то нашептывая грустной Милане. Нянька сегодня выглядела очень привлекательно: каштановые волосы до пояса аккуратно зачесаны и собраны в колосок, красивейшее синее платье с открытыми плечами, которое подчеркивало стройную талию и пышную грудь. Но карие глаза Миланы, обрамленные пышными черными ресницами, не скрывали тоскливого напряжения.

Дилана заметила, что Милли тоже была среди гостей. Младшая дочь Норвата подбежала к столу и присела рядом с Миланой, помахав Ди своей маленькой ручкой. Ди слегка улыбнулась и, кивнув Милли, тут же опустила взгляд в тарелку. «Майкл точно нашел мне замену. Просто делает вид, что это не так. Или мне кажется, что я ему все еще интересна. Даже Милли не подходит ко мне. И ребенка против меня настроили.»

– Есть у кого спички? – громко поинтересовался Пит. – Зажигалки не пойдут, спички нужны.

– Да откуда у приглашенного бомонда спички? – ответил ему грубый бас дружка.

– А каминные не подойдут?

– Нет, для конкурса нужны обычные спички! Да у тебя по-любому есть спички, Майк. Доставай, будем дружку расшевеливать! – с этими словами весельчак Пит повернулся к Дилане.

Та, только услышав слово «дружка», выпятила на него удивленные глаза, а затем шустро накатила водки. Целую стопку.

– Нет у меня спичек. Не курю. – безучастно отозвался Норват.

– Тогда я пошел за прищепками. Будем цеплять дружку за халатность.

– На меня вешать прищепки? – Дилана хмуро покосилась на Пита. – В чем я провинилась?

Пит заглянул под стол, а потом, хитро ухмыльнувшись, поверг Дилану в шок.

– Туфельку-то сперли! Сняли с невесты, пока дружочки ушами хлопали! Все, отрабатывайте теперь!

– Питер, – Майкл прокашлялся. – Дилана не в курсе, что у тебя есть дальние родственники на Кубани. Она не знает тех традиций.

– Но ты ведь в курсе, Норват. Надо было следить за туфелькой! Того и гляди, повязку кто стырит с ножки невесты, и тогда не видать тебе счастья!

– В чем смысл всего этого? – Дилана шепотом спросила сестру. – У тебя правда украли туфли?

– А ты не знала, что на свадьбах в основном, достается дружке и дружку? – Мари поглядела на Ди, как на дуру. – Они попадают за все хорошее и не очень, причем от всех сразу. Теперь вам обоим придется пройти некоторые испытания, которые придумают те, кто стырил туфельку с моей ножки. Ты пей побольше, сестра. Настоятельно рекомендую! Иначе не поймешь всего веселья. – та подозвала официанта и попросила налить Дилане водки.

Пока Дилана переваривала услышанное, среди гостей отыскалась банда, которая и совершила кражу. Та банда заявила, что отдаст туфельку невесте после трех испытаний, которые обязаны будут пройти почетные свидетели.

Первое испытание Норват проходил один, без Диланы. Его усадили на стул, подвели к нему двух танцовщиц, выряженных на восточный манер, и предложили Майклу вжиться в роль арабского шейха. В зале заиграла восточная музыка, и те две барышни принялись соблазнять его эротическим танцем. Норват стоически выдерживал визуальные пытки, но лишь первую минуту. Потом ему пришла в голову безумная идея. Майкл встал со стула и пустился в эротический пляс. Танцуя сразу с двумя, он скинул пиджак с плеч и отбросил его в сторону, при этом активно шевеля бедрами.

Танцовщицы, видимо, не ожидавшие, что их подопытный недотрога решится на стриптиз, поначалу замешкались, но Норват со своим откровенным призывом довольно быстро их раскрепостил. Две «Гюльтатайки» набросились на Майкла, нахально принявшись ласкать его грудь и живот, затем просунули руки ему в штаны и потянули оттуда рубашку.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?