Эффект бумеранга. Часть вторая

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

Дарья.

Безо всякого труда отыскав его дом, самый шикарный на улице с идеально убранной лужайкой, я припарковалась неподалеку и принялась ждать, придумывая план и более-менее логичный повод, чтобы заявиться к Роману в гости. Мне нужно сделать вид, что я приехала по делу, а не просто потому, что сильно волнуюсь и скучаю.

Но какие у меня могут быть с ним дела? Что-то насчет работы придумать не прокатит. Бумаги для отвода глаз не взяла, не додумалась. А так бы сказала, что срочно нужна его подпись. Неубедительно, дела фирмы могут подождать и его возвращения.

Тему о личном поднимать пока что не хотелось, пусть Роман сам идет мне на встречу теперь, раз обязался.

Кажется, я сама себя загнала в безвыходное положение. Вот черт, хоть бери и лови кого-то на улице, чтобы позвонили в звонок и спросили, дома ли Роман, и все ли с ним хорошо!

А жилье у него ничего так… Сомневаюсь, что он живет один в таком громадном домине, слуги уж точно имеются. А еще жирный кот у Романа есть, который всегда сыт. Да, я почти про него забыла.

И когда Роман успел снег вычистить? Вон у соседей лежит слоем в несколько сантиметров, а у него чисто, как будто и не было.

Пока сидела в машине и ждала не пойми чего, таращась на дверь и окна особняка, удача мне улыбнулась. Вернее, мне, наивной, подумалось так поначалу: джип Романа приблизился к дому и притормозил у кованых ворот.

Я уж было обрадовалась, но не тут-то было… Роман вышел из машины не один, а с какой-то девушкой, худенькой и элегантно одетой. Лица Романа я не разглядела, потому как Роман большую часть времени находился ко мне спиной, но успела заметить, что он был в черных очках.

А вот спутницу его привлекательную я хорошо разглядела. Слишком юна для него. Моложе меня. И худей. И волосы у нее лучше, чем мои: небось, ботоксом их напитала и заламинировала навечно. И губы с сиськами подкачала насосом, чтобы выпуклей был образ. И снова блондинка, как я и его жена.

Ну Роман… Даже с расцарапанной рожей умудряется кого-то из баб в дом приводить! А кто-то, помнится, распинался, что этот бедняга стесняется женского общества и обделен вниманием. И да, это были Женя и Любовь Михайловна. Но не Роман. Сейчас я вижу, как он стесняется, за талию ее трепетно лапает, в дом к себе заводит. Наговорили мне про Романа жалостливых речей, набрехали с три короба, а мне, идиотке, теперь сиди и изумляйся.

Удивительный аттракцион во мне открылся, американские горки какие-то, а не душевное равновесие… Только я к Роману потянулась, так он раз, и от меня деру дал, и к другой метнулся. А может, они вместе уже давно. Не знаю, как, но мне об этом необходимо выведать.

Пока я тут сижу и теряю время, сейчас в доме между этими двумя что-то будет происходить. Что-то очень пикантное.

Да и вообще, кто она такая, эта баба, чтоб мутить с отцом моей дочки и моим без пяти минут мужем? Может, она и не любовница его, а знакомая, подружка или садовница? Вряд ли это кто-то из работающего персонала, наряжена как леди, пальто не из дешевых.

Разместившись поудобнее, я снова стала выжидать и опять неизвестно какого поворота этой щекотливой истории. А вдруг еще что интересное увижу? Мало ли чем черт не шутит, когда мои глаза уже увидели такое, что мозги никак не усвоят.

Не ошиблась.

Роман вышел из дома минут через пятнадцать, а та девушка помахала ему рукой и закрыла за ним дверь. Так, значит, она ему не просто подруга. Но и вариант с прислугой не отметается. Иначе зачем Роману оставлять ее в своем доме и куда-то отлучаться? Поеду-ка за ним, посмотрю, куда ему приспичило.

***

Роман далеко не уехал. Вижу, его пустой джип припаркован под торговым центром в нескольких улицах от дома.

А я, как назло, взяла слишком длинную дистанцию и упустила тот гиперважный момент, куда именно Роман пошел. Туда или нет? Здесь, помимо торгового центра, столько магазинов и кафе… Все обходить, что ли, теперь придется?

Ладно. Хватит на этом слежки. Пойду-ка я устрою себе углеводное самоубийство, обожрусь чем-нибудь вредным, чтобы пузо треснуло. Нехорошо, конечно, получится, но я хотя бы подумаю о другом. Либо я сама тресну от ревности. Роман мой жених, а не чей-то там! Как я могу сидеть на попе ровно, когда моего жениха из-под носа уводят?

Хлопнув дверью авто так, будто она заодно с моей конкуренткой, я угрюмо двинулась в самое ближайшее кафе.

Заказав пока что кофе, я присела у окна, без особого любопытства листая меню. И хочется заесть депрессию и обиду, но кусок в горло не лезет. Все в меню как-то не аппетитно выглядит, что ли. А хотя нет, все в меню так, как и должно выглядеть, только я бы другим кое-чем заела печальную печальку. Поцелуем сладким, к примеру, да вот нету тех губ, которые я бы хотела почувствовать сейчас.

И скоро их почувствую не я, а кое-кто другой, а я все жду с моря погоды. Будь я наглей, заявилась бы к Роману домой, пока его нет, и устроила б разборки с той кралей. За шкирку б ее, и на улицу выкинула, чтоб не ходила по чужим мужьям. Но совесть мне не позволяет, да и мы не настолько близки с Романом, чтобы я могла так поступать и указывать, кому место в его доме, а кому туда дорога закрыта. Надо бы разведать для начала, в чем там дело, а то, может, я зря паникую. Подумаешь, Роман кого-то тискал на моих глазах… Подумаешь, она у него там сейчас сидит, небось, свечки романтические зажигает…

Дарья, не накручивай себя. Еще слишком рано паниковать. Никто никого не трахает, так что успокойся. Пока что не трахает… но это пока что, потому Роман не с ней, а где-то здесь околачивается.

– Здравствуйте, два кофе, пожалуйста.

И тут я слышу до боли знакомый бас.

Роман здесь! В этом кафе! Вот черт, он же меня сейчас заметит, и тогда мой план по его изобличению с треском провалится!

– Вам как обычно? – спрашивает его бармен.

– Да, будьте любезны.

Роман стоит у стойки и ждет свой заказ.

А я, чуть дыша, забаррикадировалась меню, будто страдаю чудовищной близорукостью и изучаю его, а сама потихоньку выглядываю из укрытия и поглощаю Романа жадными глазами.

Роман не заметил меня, что к счастью. Это значит, что удача пока что не совсем от меня отвернулась. Плохо видит Роман, да еще и в очках черных. Синяк, небось, прикрывает, или глаз распухший. Как крот, считай, слепой и без моих подачек. Ой, что я наделала.

В руках Роман держит увесистый пакет с иностранным названием. Уверена, что он тяжелый, судя по тому, как оттянулись его ручки. По всей видимости, там шмотье из дорогущего бутика, в который я никогда не заходила. Не припоминаю такого названия, хоть и на слуху вроде бы вертится. Мимо я всегда проходила, небось, потому что цены в том бутике дюже заоблачные, потому и не помню, что это за фирма.

Интересно, что же Роман прикупил? Для себя шмотку или для той худосочной модели с надувными прелестями? Что за срочность заставила его приехать сюда? Небось, платье или трусы подарит своей пассии, чтобы романтический вечер состоялся под флагом «все включено».

Только Роман вышел из кафе, так ни разу и не глянув в сторону окна, где сидела я, я, не сдерживая любопытства, тут же ринулась в торговый центр и нашла тот магазин.

Каково было мое удивление, когда я увидела в витрине вовсе не женское белье или платья, а… когтеточку и кошачий домик.

Это же магазин для животных.

Тьфу ты!

Вот потому я не помню той фирмы, что так кошачий корм называется. Я же в кормах ни бум-бум, котов не держу.

Вот я дура! Самая дурная дура в мире! И себя лишний раз вздернула, и Романа попрекнуть успела. Посмеявшись над собой вполголоса, и пусть мимо идущие люди, наверняка, подумали, что я сумасшедшая, вошла в магазин, делая вид, что интересуюсь тем, чем там торгуют.

Какое-то время канителясь, я отважилась и подошла к продавщице.

Описав внешность Романа и представившись его женой, которая потеряла мужа в торговом центре и не может до него дозвониться, я выведала у продавщицы, что именно он купил. Якобы, ну чтобы мне не покупать то же самое по второму кругу.

– Ах, вы жена Романа Яковлевича?

– С недавнего времени, угу. – бегло отвечала я с улыбкой, про себя думая, что Роман настолько знаменит, что его знают по имени даже продавщицы корма. Кот Роман везде поспел. Наш пострел, блин…

– Роман Яковлевич наш постоянный клиент. А как вас зовут?

– Даша.

– А я Рита. Ну теперь и с вами будем видеться чаще. Ваш Барсик много чего просит каждые две недели. Ну и котяра у вас нахальный. Перебирает то тем, то этим. Что-то новенькое ему подавай все время. Надоедает быстро одно и то же, мы еле успеваем пополнять ассортимент. Для Барсика только и стараемся.

– Барсик у нас такой. Весь в мужа пошел, угу!

– Не подумала бы никогда, что Роман Яковлевич такой же, как Барсик. Но вам виднее, конечно. Я сейчас поищу чек, если Роман Яковлевич его не забирал. А вот и он. Так, посмотрим…

Продавщица оказалась очень любезной девушкой, еще и поверила мне на слово.

Пока я слушала тот список супер-неотложных покупок, еле сдерживала хохот. Палиться мне было нельзя, я ж должна показаться вполне себе чокнутой кошатницей, помешанной на комфорте животного, чтобы ненужных подозрений не вызвать. Помимо лекарств для кота, от чего только, я не спросила, последовал длинный перечень всяких резиновых уточек, мячиков с шипами и без, чесалок разного типа, кормов, накладок на когти и прочей ереси, без чего обычный среднестатистический кот вполне может обойтись. Но это же кот Романа, тут и сомнений возникнуть в важности всей этой белиберды не должно, если учесть, с каким серьезным лицом продавщица зачитывала чек!

Еще продавщица с долей неловкости сказала, что нашего с мужем кота необходимо проверить на бешенство и другие болячки, а мужу больницу не мешало бы посетить. Мол, если кот напал на человека и так его измордовал, что-то с этим котом действительно не так.

 

Я же стою с идиотской улыбкой и не менее идиотски киваю, слушая ветеринарные советы по поводу необходимости коррекции поведения того существа, которого я в глаза не видела и уже не горю желанием. Но я-то знаю, что виноват в побоях вовсе не кот. Был бы у нас с Аришей такой кот, я бы его застрелила, не задумываясь. Но, к сожалению, измордовала Романа я, а кот, хоть и отличается непостоянством в уточках, тут оказался не при делах. Не скажу ж продавщице правду, потому и пришлось выслушивать ее наставления до конца.

Вышла на улицу, уставилась на окружающий мир и стою, соображаю, где я и что со мной. В голове галдеж такой творится, словно не в магазине побывала, а в клубе любителей скороговорок. Умеет же продавщица Рита на уши приседать. Не завидую ее мужу.

На этом мое странствие по городам окончится. Понятное дело, к Роману я не заявлюсь уже. Кому я там нужна. Он занят. Ну да, Роман не купил женского шмотья, что радует, безусловно. Но все равно это ни о чем не говорит и не доказывает его невиновности. Я до сих пор не знаю, кто та девушка и кем она приходится Роману. Вряд ли она ветеринарный врач, который принимает на дому. Скорее, Романа пришла лечить своими «сисястыми» методами. Может, он заказал сеанс тайского массажа, но коту срочно приспичило новую утку, и Роман полетел ее покупать? Или все не так просто, как кажется.

Спросить у Любови Михайловны, знает ли она что-нибудь об этом – затея плохая. Очень плохая, ужаснейшая, если точней. Она тут же позвонит Роману и доложит, что я здесь и что успела увидеть.

Поеду-ка я домой, по пути захвачу большущий торт и пиццу. И сожру все это без зазрения совести, запивая колой. Надо заесть стресс и тремор рук от невезучего неведения успокоить. Может быть, поделюсь с Ариной и мамой кусочком пиццы, если останется. Но не обещаю. Уверена, что слопаю все на обратном пути. Как раз в пробке стоять веселей будет.

Но у моей машины на тот счет были совсем другие планы. Она, решив оставить меня голодной и злой до беспредела, просто не завелась, паразитка!

– Ну что за черт? Давай же, не подведи! Нам еще далеко ехать! Ну пожалуйста, только не сейчас!

В сотый раз пытаясь сдвинуть умершее авто с места, я все больше гневила себя за столь непредусмотрительную остановку на сомнительной заправке, куда меня бес окаянный потянул свернуть. Вот как знала, что не надо бы заправляться там, где сомневаюсь! Голос мне внутренний нудно твердил: «Дарья, не надо тот шланг с отравой в бензобак совать, потерпи еще немного, и будет другая заправка. Не спеши, людей не смеши…»

Не послушала. Сделала по-своему. Бензин ужасный залила, но другой заправки не было близко. Местности я не знаю, потому понятия не имела, как скоро будет следующая заправка, и решила, дура, перестраховаться, блин, чтобы не заглохнуть на трассе.

Как лучше, хотела… Еще и довольная ехала сюда, что не зря того бензинчику залила, ничего же не случилось. Доехала ведь.

А теперь что? Машина остыла, пока я слушала бредни ветеринара и хлебала кофеек, не подозревая о подлянке, которая меня поджидала. Вот и причина моего плохого предчувствия, трезвонящего по мозгам еще с утра. Ну и все, никуда машина уже не тронется. Хоть толкай, хоть не толкай. Хорошо, что не заглохла на середине пути, а то б замерзла я на трассе, и просить, чтоб дотянули, некого, кроме Романа.

И что теперь делать? Я одна в незнакомом городе, денег с собой особо нет. Я ж не думала, что попаду впросак, потому и взяла только на обед. Кроме Романа, никого тут не знаю. И снова я в безвыходном положении нахожусь, только Роман теперь не причем. Сама виновата. Надо было сразу подойти к нему, либо вообще не ехать сюда.

***

Просидев в машине до сумерек и без конца тыркая ключами в замке зажигания в ожидании чуда, которое никак не хотело падать с неба, я психанула, замкнула ее и двинулась в сторону улицы, на которой сегодня уже была. Приблизительно помню, где дом Романа находится. Но не думала, что это место настолько далеко от торгового центра, на машине казалось, что всего в паре шагов. Туда свернуть, там прямо, налево, чуть-чуть дотянуть, пару-тройку многоэтажек, и на месте. Да уж, не чуть-чуть то, совсем не чуть-чуть…

Пока дошла до его дома, обледенела вся, от неприкрытой макушки, припорошенной снегом, до пят с промокшими насквозь осенними замшевыми сапогами.

Ворота имения оказались открыты, и я, минуя видеозвонок, под которым висела табличка «Быков Р. Я.», подошла к порогу. Оглядев себя на предмет огрех и махнув рукой на ужасающий внешний вид, я торопливо постучала в дверь.

Не знаю, громко ли получилось, потому что в данный момент я слышала только стук собственных зубов. Еще немного, и я заплачу от того, что мне холодно и очень жалко себя. Еще и выбора у меня нет. Придется просить Романа о помощи. Кроме него, идти не к кому. И признаваться в том, почему я здесь, тоже придется. Все, кончилась моя секретная миссия по разоблачению преступника, сыщик и конспиратор с меня никудышный.

Заодно, и проверю, чем они там заняты. Надеюсь, вытащу Романа из кровати, если он туда уже успел запрыгнуть. Только бы не успел…

Глава 4

Дарья.

Дверь открыл Роман. На нем футболка темно-синяя и штаны спортивные, а это значит, что романтический ужин не успел дойти до пикантного окончания. Ой, как я счастлива, что он одетый…

Рожа у Романа, конечно, побитая, вблизи сильно заметно, что скула опухла, синяк небольшой под глазом имеется, ну и царапины по всему лицу.

Но зато как Роману красиво в футболке, эти широкие плечи, торс… Знаю я, что Роман тепленький и обнимать умеет. Вот бы под крылышко нырнуть, и чтобы меня потерли…

Роман, к сожалению, вовсе не настроен меня тереть; застыл, придурок, в дверях, вытаращенно глядел на меня и молчал. Понятное дело, не ожидал, что я приду в гости и потревожу его персону. Но я же здесь, так что принимай гостей, хлопчик!

Мне пришлось говорить первой, потому что стоять на холоде я больше не в состоянии, еще немного, и мои ноги приклеятся к бетону, а сколько будет тупить Роман, не имела ни малейшего понятия.

– Доббррый вечер. – кое-как выговорил мой язык, пока рот воевал с дрожью и заметно ей проигрывал. Промерзла я конкретно. Лишь бы не заболеть теперь. – Я по делу.

– Дарья? Удивлен тебя видеть, но и рад не меньше. Ну проходи, раз пришла. – Роман отошел от двери, дав мне возможность зайти в дом. А я уж подумала, что он не впустит меня вообще. Я же, вроде как, не вовремя заявилась. Однако, пригласил, но я вижу, то розовое пальтишко все еще висит на вешалке, да и сапожки на шпильке стоят себе в углу.

– Вам нужно подписать кое-что, потому я здесь. – и тут я начала нести первое, что пришло в голову. – Но машина моя заглохла неподалеку, и я забыла те бумаги…

– Да брось ты врать. Не умеешь, не берись, солнышко. – он открыто улыбнулся и слегка потряс головой. – Раздевайся, и пошли чай пить. Или кофе будет уместней? Что ж ты не предупредила, что едешь, я бы подготовился. Долго ты ехала. Трясешься вся, может, ванну примешь для начала, а потом о делах поталдычим?

– Нет.

– Твоя невозмутимость меня настораживает, и очень даже. Но смотрю, колец на тебе сегодня нет. Значит ли это, что ты пришла с миром, или мне снова не повезет?

Все ему знать надо… Вот прям сейчас же взяла и вывалила, ради чего я здесь торчу, считай, с обеда. Не могу говорить с Романом спокойно, пока вижу то пальтишко, аж наизнанку меня выворачивает от злобы.

– Лучше кофе. – переведу тему, потому что не достоин Роман моего честного и правдивого ответа. Он тоже слишком невозмутимо себя преподносит, и это невзирая на то, что у него до сих пор в гостях тусит какая-то дамочка. Как будто Роман не понимает, что мне очень неприятно, что я не одна у него.

– Я, кажется, знаю, что тебя согреет. – Роман, тем временем, подошел сзади и потянул мое пальто на себя. Мне пришлось рысью расстегнуть пуговицы, чтобы не упасть на него. – Кухня по коридору и направо, иди туда и жди. Я за пледом сбегаю и займусь тобой. Давай сюда пальтецо, повешу. Это летнее, что ли? Разве можно в мороз ходить в таком тонком пальто?

– Я в машине все время, потому и не утеплилась.

– Не помогла ж тебе машина. Впредь знать будешь, что уж как давно не лето на дворе. Горло заболит, сразу вспомнишь мои слова.

Мое пальто оказалось в запредельной близости от ее пальто. Да уж, Роман еще и мою любимую вещь повесил рядом с тем розовым срамом, который надушен так злостно, что глаза слезятся неимоверно.

А вдруг я переопылюсь от белобрысой крали ванильной гламурщиной, и мозги мои превратятся в бриллианты? Не в смысле, что мои извилины, наполовину отмороженные и малоподвижные в последнее время, вдруг станут драгоценными, а то, что они затвердеют вконец и будут оживать лишь при виде сверкающих камушков и рюшек.

Нашла кухню, уселась на высокий табурет и огляделась вокруг. Кухня как с обложки модного журнала. Именно о такой кухне я всегда мечтала. Просторная, столешница посередине, и кастрюльки над ней висят. Миленько так… А плита сенсорная, интересно, удобно ли на ней готовить?

В принципе, я другого тут увидеть и не ожидала. Все по европейским стандартам, и не придраться. Стол стеклянный сверкает, блестит, как новый, даже локти страшно на него ставить, чтобы разводами не даровать. Чистенько кругом, ни соринки, ни пылинки…

Слышу, как откуда-то неподалеку раздается женское: «Давай, прелесть, давай, еще немного, и ты сможешь! Старайся! Обожаю тебя, мой сладкий мужчинка! Ох, я бы тебя съела всего! Ну давай еще, сигай! Всего один сантиметрик, и будет тебе награда! Достань вон ту штучку, и я тебя расцелую…»

Кажется, это безобразие из соседней комнаты доносится. Что там происходит? Мадам та мужчинку прыгать заставляет за награды, поцелуями угрожает вдобавок…

Странное дело… Пойду гляну, кто на ком прыгает.

Главное, не напороться на развёрнутую сцену из порно, только вживую, а остальное, пусть даже самое немыслимое, я переживу.

Подошла к открытой двери, откуда доносился пикантный визг, и вижу такую картину: эта грудастая мамзель уговаривает кота запрыгнуть на третий ярус низенького домика, при этом сама подскакивает на месте и хлопает в ладоши, и каждые несколько секунд соблазнительно трусит волосами, как в рекламе «Пантин».

Фу, какая она пошлая, аж противно. Разве можно так низменно учить кота галопировать? Скорее, она соблазнит его, а не научит. А кот такой жирный, что не может преодолеть ввысь несколько позорных сантиметров. Ой, Божечки… Разве можно было так кота откормить? Роману точно необходим ребенок, чтоб любовь дарить кому-то еще, иначе его кот совсем скоро лопнет от переедания.

Комната, в целом, оборудована под игровую и, судя по всему, целиком принадлежит одному лишь коту. А у меня никогда не было своей комнаты, до сих пор с мамой спальню делю.

– Дарья, я кофе делаю. Ты не против? – Роман, кажется, вернулся на кухню. Слышу, как кастрюльки загремели. Кофе варганит.

– Ага… – вполголоса ответила я прислонилась к дверному косяку, скрестила руки и плотоядно таращусь на мамзель.

Мамзель, увидев, что за ней наблюдаю я, а не Роман, ради которого она и устроила этот порнографический спектакль, развернулась вполоборота и скривила разукрашенную физиономию.

Кот сделал то же самое, теперь они оба на меня косятся. Злобная у кота харя, куда хуже, чем у мамзели. Судя по всему, это животное породы мейн-кун в теории, но на практике у него в каком-то поколении есть тигриная родня.

Учуяв, видимо, что Роман открыл холодильник, кот ринулся из комнаты. Ну и кот… Напоминает жирную лису или собаку, проглотившую футбольный мяч. Чуть с ног не сбил меня, пока несся, скотина рыжая. Ух, я бы его веником отходила, чтобы знал свое место.

– Барсучонок, время ужинать не пришло! Нам еще три упражнения осталось выполнить, и тогда можно отдыхать! – воспроизвела мамзель голосом Кати Самбуки, а потом нахмурилась и настороженно заговорила чуть ли не басом. – Здравствуйте. Я Вика. А вы?

– Дарья Анатольевна. – сухо и официально отвечала я. Еще и Викой ее звать. Это почти как Ника, и обе победы. И обе лахудры, которые мне на нервы действуют тем, что существуют на этой планете. Что одна девица искусственная, что другая. Порно-актрисы какие-то. Роман только таких и предпочитает, судя по всему. Типичный похотливый мужлан, и все тут.

– Приятно познакомиться.

Вика выпрямилась и элегантным жестом поправила свои арбузные буфера, которые, пока та прыгала, за малым не вывалились из глубокого выреза кофточки фиалкового цвета, сплошь усыпанной сверкающими камушками. Мало того, что ее духи едким смрадом повредили мои глаза еще на входе… Блеск кофточки и ярко-розовые раздутые губы, напоминающие попу бабуина, еще и залитые блеском, который капал чуть ли не до подбородка, и вовсе заставят мои глаза вытечь.

– Вы к Ромочке пришли, да?

 

– Разумеется, к нему. Мы с Романом коллеги. А вы к Барсику, что ли, наведались, раз спрашиваете такую глупость? – мне крайне неприятен ее тупейший вопрос, да и сама мамзель меня раздражает до невозможности, потому и не стану с ней церемониться. Ясно же, к кому я пришла, раз в этом доме живет всего один человек.

– Вот ты где. Нашел тебя, беглянку, по мокрым следам. Зову ее, а она не отзывается. Моя ты строптивая лапуся. – Роман подошел ко мне сзади и набросил плед на плечи. Пользуясь тем моментом, он некоторое время подержал меня в объятиях. Ушлый какой, ну и я поддалась, чтоб мамзель позлить. – Колготки не выжимала, небось. Снимай их быстро, и на тебе тапочки, пойдем на кухню.

Роман пожертвовал мне свои тапки и, не выпуская из объятий, потащил прочь от мамзели, которой его внимание ко мне явно было не по нраву.

Пока я, под столом незаметно для Романа сняв колготки, сидела и ждала кофе, жирное животное по имени Барсик терлось об мои ноги, потому что те были в тапках Романа, да так громко и басисто мурчало при этом, что казалось, где-то пашет трактор, но никак не кот.

– Кажется, ты ему нравишься, Дарья.

Роман стоял у плиты с деревянной лопаткой и что-то помешивал в сотейнике, иногда поглядывая на меня.

Запах в кухне стоит умопомрачительный: корица, персик и что-то еще, остропряное, но этот аромат волнует воображение и бессовестно пробуждает мой и без стимуляции волчий аппетит. Боже, какая я голодная.

– Я так не думаю, – хмуро покосилась на это животное и попробовала его погладить. Кот поначалу не дался, а потом, не прошло и минуты, запрыгнул на меня и упокоил свою тяжеленную тушу на моих тощих коленях, нахально скинув с них плед. Смотрит на меня злобно, что места ему мало, видите ли, прямо в глаза таращится, и мурчит себе с одышкой, но получается не «мур-мур», а, скорее, «уф-уф». А взгляд у Барсика, как человечий будто. Пугает меня Барсик. Кажется, еще немного, и в мое лицо полетит его громоздкая лапа. Отомстить за хозяина намеревается, паразит толстозадый.

– Барсик, не приставай к гостям, если они этого не хотят. Ромочка, я пошла.

– Ага, Вик, секундочку. – Ромочка был очень занят, потому и не обернулся на клич гламурной гориллы, зазывающей самца на брачные игры.

Ах, Ромочка, значит… Тут и к гадалке не ходи, у них довольно теплые отношения между собой наличествуют. Неудивительно, ведь Роман мужчина, а общаться с Викой каждый день с утра до вечера – все равно что каждый день смотреть порнуху с утра до вечера. Если сейчас Роман свободен, все равно было у них кое-что, и это сто процентов. А мамзель ведет себя так, будто это кое-что не только было, но и есть, и будет.

– Ну тогда до пятницы, да? – продолжала кокетничать мамзель Вика, не обращая ни малейшего внимания на мое присутствие. Кажется, она уверена в том, что я не гожусь ей в конкурентки. – Ничего не меняется в расписании, Ромочка?

– Нет, в пятницу я еще тут буду, а с понедельника уже отчалю… – Роман бегло глянул в сторону Вики и безразлично пожал плечами. – У тебя ж ключи есть? Ну и все. Сейчас я закончу с соусом и провожу тебя.

– Любимый мой, до встречи. Я буду очень скучать, но послезавтра обязательно вернусь и принесу тебе кое-что, что тебя обязательно порадует.

Это кому мамзель сие тошнотворное только что провещала? Уж не моего ли Романа любимым назвала? И о каком таком расписании они говорят? Стало быть, припрется сюда эта перегидрольная курва послезавтра вдобавок, когда меня тут уже не будет. И Роман, к моему удивлению, вовсе не собирается возвращаться к нам в город на этой неделе. Надеюсь, в воскресение ничего не отменяется.

Вика, к ее счастью, подошла не к Роману, а к коту, забрала его у меня внаглую и принялась тискать, как мягкую игрушку.

Задние лапы кота свисают ниже ее колен, а хвост так и вовсе пол подметает. По сути, Барсик и есть мягкая игрушка с модной стрижкой, но килограмм в нем тринадцать, если не больше.

А котяра довольный, что его лапают, пыхтит от счастья. Морда та волосатая уперлась между грудями мамзели и трется себе в той силиконовой долине.

Ну и зрелище…

Видимо, Барсик без ума от грудастых женщин, как и его хозяин. Роман, вроде, привык к тому, что у меня грудь поменьше, чем ему нравится, и его это вполне устраивает. Ну какие есть, других не вырастила. А с котом его я точно не полажу. Мой второй растоптанный размер с буферами Вики и рядом не стоял.

– Держи. – резкий шепот в моем ухе. Роман более чем неожиданно поставил передо мной бокал ароматного напитка, чем спугнул неслабо. Я дернулась, чуть не перевернув на себя кофе.

Роман хмыкнул, затем подошел к Вике, забрал у нее кота, сунул к себе подмышку и вышел из кухни.

Какое-то время они трое провели в коридоре. Я же насуплено смотрела на бокал и, прислушиваясь, ждала, когда Роман наговорится с мамзелью и вернется ко мне. Уместно ли спросить, кто такая эта Вика, либо же не стоит этого делать? С одной стороны, это невежливо, но с другой – любопытство сожрет меня со всеми потрохами.

– Вкусно? Чего сидишь, не пробуешь? – наконец-то, Роман уделил время мне. Выпроводил мамзель и теперь он весь в моем распоряжении. – Грейся давай. Кто ж ходит в тонком пальто в мороз, да еще и без шапки? Воспаление легких загадала получить или менингит, чтобы больничный подлиннее себе организовать? Так скажи прямо, и я дам тебе больничный на столько, сколько нужно, только себя не гробь понапрасну.

– Пуховик приказал долго жить. Не отстирывается пятна на нем после… выбросить придется.

Не хотелось мне напоминать Роману о том, что произошло между нами в воскресение, потому я тут же схватила бокал и сделала большой глоток, чтобы замолчать и не отвечать, если Роман пожелает продолжить ту неприятную тему. Ощутив удивительный вкус, мягкий, терпкий, но приятно обволакивающий горло, я довольно замычала. Вкус напитка напоминает прикосновения того, кто готовил это ароматное чудо.

– А что это такое?

– Кофейный напиток с персиком, имбирем, сливками и корицей.

– Если он не имеет названия, я обзову его Интрижкой.

– Пей, пока горячий, полегчает сиюминутно. – Роман присел рядом со мной, с любопытством вглядываясь в глаза. Он прищуривается больше, чем обычно, и это меня огорчило. Неужели, зрение Романа, и без того плохое, стало еще хуже из-за моей выходки? И почему он линзы не носит, если все настолько безнадежно? – Значит, тебе нужно что-нибудь купить на зиму. Как ты относишься к шубам?

– Отрицательно. – буркнула я, все больше ощущая себя виноватой. – Никогда не куплю.

– Ты из тех, кто яро защищает животных и считает, что нужно таскать поролон вместо шубы?

– Нет, просто натуральные шубы дорого стоят. Не по карману мне. Я же одна семью тяну. Мама на пенсии. И не заслужила я шубу, к тому же.

– Вот оно что… – Роман заметно повеселел. Слегка кивнув, он задумчиво скривил губу и тихо продолжал. – Ну ладно. Какого цвета шубу ты хочешь? Какой длины? С капюшоном, без? Фасон, и прочее говори, я тебе подарю.

– Не надо…

– Надо. – Роман, улыбаясь, томно прикрыл глаза, а потом поглядел на меня снова. – Не спорь с будущим мужем. Мне жена нужна здоровая. Еще детей нам с тобой нарожать надо успеть. Одного маловато будет, согласись, а времени осталось не так много. Давай еще парочку забабахаем, а?

Вот еще! Детей Роману подавай! Ишь что удумал, парочку! Лишь бы не догадался уже сегодня их начинать делать, а то снова получит по харе.

По крайней мере, разговор о важном Роман приблизил сам. А это означает, что я могу вполне задать тот вопрос, который мешает мне думать о семейном будущем с ним.

– А это кто была? Еще одна твоя жена? Сколько у вас общих детей?

– Вика? Ну, не совсем она жена и не совсем моя. Но она член нашей семьи, и ребенок у нас с ней один. Так что привыкай и дружи с ней, Вика тут бывает через день, а иногда и чаще.

От тех признаний, что я у Романа, оказывается, не одна, да и Арина у него не единственная дочь, да еще и с его бабой я буду сталкиваться в одном доме и терпеть ее через день, я тяжко вздохнула, отставила кофе и захотела встать.