Стикс. Сломать систему. Часть 3

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Дверь с нужного направления была дорогой, с облицовкой какой-то красивой древесиной поверх стального листа.

Бахус скептически оглядел узорчики и «от души» постучал. В ответ раздался мужской голос.

– Кто там?

– Электрики из домоуправления.

Дверь открылась. Хозяин, немолодой пухлый мужик, ошеломлённо уставился на смотрящий ему в лицо автомат. Стронг вбил ботинок в открывшуюся щель и открыл дверь. «Пухлый» отшатнулся внутрь. Рейдеры быстро ввалились следом.

Бахус быстрыми шагами прошагал до окна. Заглянул в кухню.

– Годится. Надо возвращаться, не дело оставлять всё на зелень. – Он развернулся к двери, но – задержался до ответа.

Трот неспешно убрал ствол за плечо и вольно развалился на мягком диване.

Радар так и стоял в коридоре с легкой неловкостью на лице. Он бросил смущенный взгляд на всё еще пребывавшего в состоянии офигения хозяина.

– Вы садитесь. Все будет … нестрашно.

Того словно переключили. Лицо начало краснеть.

– Вы вообще кто такие? Я сейчас позвоню авторитетным людям и ххх вам. Не найдут же даже!!! Не найдут …Никто и никогда. Вы явно не менты – иначе бы ксиву тыкали. Но даже если и ментовские – где бумага??? Проблем хотите – будут вам проблемы, я обещаю. Не жить вам я сказал ни в этом городе, ни вообще. Я вас достану!!! Я… – лицо угрожающе перекосилось в незаигранном гневе.

Трот, до того расслаблявшийся, с гримасой похмельной совы, по птичьи чуть повернул голову и обманчиво мягко оказался на ногах. Автомат как-то сам вдруг оказался у него в руках. Одним неспешным движением рейдер оказался у «орущего оратора» с наведённым в живот стволом.

Но, прежде чем миновала пятая секунда до развязки, от двери развернулся Бахус. Короткая оплеуха раскрытой рукой сошла бы за пощечину. Но крепкого мужика шатнуло. Лицо еще покраснело, а из носа закапало. На лице хозяина квартиры прорезался полный ступор. Он замолчал, лишь пытался ватной рукой, неловко, остановить текущую кровь.

– Закрылся, лошара. – Тёмные глаза рейдера смотрели жёстко и насмешливо-брезгливо. – Тебя, чмошника, мама в детстве не учила не вякать на людей с волыной? На всё что ты скажешь, у такого тридцать конкретных козырей. В магазине. – Стронг хлопнул ладонью по металлу автомата. – Один раз возразит – и ты больше ничего не скажешь. Никому и никогда.

Ты – давай вон туда – к окну. – Бахус обернулся – Следите сами за этим…менеджером. Я пошел?

– Это не менеджер. – Радар «с лица» приходил в себя.

– А кто?

– Судя по …форме кормы – старший менеджер. Иди.

Рейдер, ухмыльнувшись, нырнул в дверь. Хозяин, пошатываясь и держась за нос двинул в кухню. Раздался шум воды из крана.

Ты его собирался пристрелить? – Радар поднял глаза на Трота.

– Зачем? Патрон тратить, шуметь на всю округу. Пугнул бы и всё. Если б чего не понятно осталось – добавил бы прикладом.

Давай уже за грузом, я тут от окна контролить буду. Хороший обзор отсюда.

– Ладно, бди. Только в обе стороны, мало ли что. Сколько здесь шансы при перерождении?

– Один к двум сотням. Вроде. – Трот пожал плечами.

Радар молча, с какой-то невысказанной мыслю на лице, нырнул в подъезд.

Загрузка прошла довольно быстро. Раненные были в сознании, а повреждения хоть и были весьма чувствительными – не требовали нести на руках. Переломы костей, трещины, грубо рваное мясо на всех местах – порой и трагикомичных, всё это было кое как зафиксировано и замотано. Так что подымались рейдеры сами, пусть и при поддержке. Бледные от боли, тихо шипящие что бы не заорать при неловком движении, люди хромали по ступенькам. Лишь одного пришлось тянуть на грубых носилках, сделанных из стула.

Затащив последней ходкой «шайтан –ПВО» Радар выдохнул живым чайником.

– Уффф – он улыбнулся – Трот, как думаешь, нам лущёных жмуриков надо бы куда-нибудь выкинуть?

Экс-мур глянул из окна на грузовик, где в кузове по-прежнему лежал штабель тел.

– Не. Не сегодня. Просто дверь в контейнер закроем и всё. Мелочь с перерождения до этого мяска не доберётся, а если тьфу -тьфу кто серьезный пожалует – самое то будет. Почует кровь, полезет внутрь –значит отвлечётся от нас. В таком деле нам шансы заметить зверька раньше, чем он нас -самое то.

Внешняя дверь была закрыта, и на всякий случай забаррикадирована одежными шкафами. Окна не только задернуты шторами, но и заклеены подручным барахлом, что бы свет изнутри не был виден снаружи.

Пока с улицы еще был свет рейдеры в темпе прошмонали жилье из края в край. Из найденного мелкого барахла самым ценным по ситуации была пачка хозяйственных свечей. Сама квартира была очень небедной, и немаленькой, но жил в неё хозяин похоже один.

Скоро рейдеры расположились на отдых…

Общий вид был своеобразный – заложенные подушками и тряпьем окна, темнота, уходящая в углы и трепещущий свет от пары длинных стеариновых свечей.

Устав радоваться «шмону» бойцы уже даже не подымали глаз на тех, кто еще ходил по комнатам.

На хозяйскую кровать были выложены трое самых тяжелых из раненых. Остальные располагались на полу.

Бахус соколиным взглядом зацепил стоявший в углу оригинальный шкафчик, закрытый непрозрачным узорчатым стеклом. Деловито его открыв, он довольно хмыкнул. Внутри сладким парадом выстроились ряды бутылей и бутылочек. Несколько бокалов, стопок и рюмок дополняли набор минибара.

Стронг без задержки стал распихивать бутылочки по карманам и в рюкзак.

– Эй, делись с товарищами! – Голос Радара был весело легкомысленным, но со специфическими интонациями.

Бахус обернулся – Седня кент, завтра мент. – Он немного скривился, но взяв несколько бутылок и стопок перенёс их к кровати.

На полу класть было некуда и нечто вроде стола было обустроено прямо на кровати. Устроить стол на кровати, где лежат трое здоровых мужиков анжинерная задача почти равная строительству космодрома…Но человеческая мысль и страсть справляются и не с таким.

Стаканов бы ещё и закуся хоть какого, мы ж так толком и не жравши… -Сказал кто-то.

– На кухне есть. Холодильник надо распотрошить. – Радар, сидевший на подоконнике отреагировал быстрее всех. – За мной.

Чур и Мистер, сидевшие на полу, лишь проводили атамана осовевшими взглядами. Трот и Бахус всё же довольно энергично двинули следом.

Хозяин квартиры сидел в углу кухни. При виде гостей он казалось ещё больше сжался своём мягком стуле.

Улыбаясь, рейдеры вынимали из холодильника и шкафов, колбасу, сыр, масло, хлеб, какие-то салаты и закуски.

– Харчевня в Улье – всё за счёт заведенья. Пробуй сейчас и здесь то, что по-другому нигде и никак. – Радар шлёпнул на кухонный стол какую-то экзотическую копчёную колбасу, чёрную икру и непонятное пряное месиво в баночке.

В этот момент где-то не так далеко раздался совершенно нечеловеческий крик ужаса. И то как резко он оборвался было страшнее его самого.

Улыбки слетели сорванными масками. Дальше рейдеры шерудили молча.

Хозяин тихо произнёс – Что же это…Началось?

– Меньше знаешь – спокойней спишь. И что важнее – не вечным сном. – Радар оскалился жутковатой улыбкой, показав зубы. Нехороший эффект получался за счёт растянутых губ при очень мрачных глазах. – Не страдай, парниша. Объяснений тебе не будет, в том числе и потому, что мы реально собираемся отпустить тебя живым, как закончим свои дела. Понял? Что тебе невелика потеря, то нам можно сказать дар…Того что определяет судьбы. Смирись. Такая уж нам выпала радость.

Парень потеплевшим, нежным взглядом пробежал по холодильнику, сунув в карман какую-то шоколадку. Скептически оглядев немаленькую бутыль с каким-то сомнительным пойлом и неизвестными иероглифами на стекле, он сунул её сжавшемуся мужику.

– Вот, тебе, лучшее из возможного лекарство от душевных мук. – Рейдер хмыкнул –ну по крайней мере то что тебе дали.

Бахус, загрузившись кружками и стаканами ушел в комнату.

Трот недовольно проследил за «вручением лекарства» и буркнул. – А может перебьётся? Бутылка бухла это ценный предмет. Особо как нужен, а нихрена нет. Да и вообще можно было бы не устраивать вот это всё и поберечь спиртягу. Она сама по себе цену имеет немалую. Неизвестно еще когда что-то подходящее на живец добудем. Я серьезно – еще не поздно прикрутить гайки и дать задний ход.

Улыбка слетела отпущенной после растяжки резинкой.

– Ты рожи их внимательно глядел? Там же этюд в акварели, романтик стиль, называется «очередь у зубного врача». Представляешь, что это будет ночью? Уж лучше пусть бухнут и вырубятся. Всё едино измотаны все так что серьезной пьянки не выйдет –все лягут с малых доз. Всё едино в таком состоянии – они не бойцы.

Да и этого –он кивнул башкой в угол – наручников у нас нет, верёвки подходящей тоже, даже скотча. Надо же с ним что-то делать. Если уж мы не собираемся его мочить или вязать. Так что пусть ему. Бутылки должно хватить – всё одно какая-то уж больно дрянь подозрительная, с иероглифами, не стоит такое самим пить. Пусть человек оторвётся… Здесь –один ко скольки? Повторишь?

Трот кивнул. – Один к двумстам, за десять часов. Если конечно пометки не врут – а это может быть запросто.

– Ну вот видишь. Пусть будет. На удачу. – Закрутив собранное в скатерть Радар попер его в комнату.

Экс мур проводил ушедшего взглядом и обернулся на сидевшего хозяина.

– Тут и сиди, и не вылазить мне. Стволы, заряженные у всех наших. Бахнет кто по пьяни – и нам неудобство, и ты тоже огорчишься, прям таки смертельно.

Рейдеры развалясь в разных позах жевали и пили. Сосредоточенно работали челюсти, без тостов и шуток лилось бухло в глотки. Слабый свет давал тени на лицах, на зависть фильмам ужасов.

Буквально через дорогу раздался характерный звук удара – явно водитель потерял управление и на полной скорости во что-то въехал. Обычная ситуация при перерождении. Никому не хотелось представлять, как это было. И был ли он один в машине и что происходит в соседних квартирах и по району.

 

И так в голову лезли яркие воспоминания, которые каждый хотел бы забыть, вычистить с хлоркой. О безумных глазах, еще недавно знакомых людей. О крови и рваной человечине. Об ужасе полного бессилия перед чудовищным накатом событий. О чудовищах всех мастей, от которых не было спасения.

Всё это было за окном, за тонкой-тонкой преградой…

Глава 6

Сидевший на полу Радар с гримасой блаженства потягивал из хрустального стакана. Янтарного цвета жидкость неспешно убывала. Реквизировав с кровати подушку под зад и сложив ноги, он кейфующим султаном поглядывал вокруг.

Бахус на корточках сидел слева. Левой рукой он прихлебывал из кружки, добытой на кухне. Правая свободно лежала на колене. Стронг неспешно долил себе какого-то марочного вискаря. Смачно закусил копчёной колбасой. Чуть повернул голову принюхиваясь.

– Яблоко? Хм, вроде не было ничего яблочного ни в баре, ни в кухне. Что это? Откуда?

– Сок это, яблочный. В холодильнике взял. – Радар манерно кивнул в сторону окна. – Раз у нас тут «пир во время чумы», то всяк свободен наливать себе по вкусу.

Стронг слабо пожал крупными плечами. Мясистое лицо заметно скривилось.

– У людей нормальная пьянка. У нормальных людей. Правильный пахан, бы с пацанами выпил, не в падлу… И какой пир, какая чума?? В Улье кроме «трясучки» болячек не бывает.

– В моей временно пешей дивизии я определяю, чего, кому и когда. И, как, тоже я определяю. Остальные могут советовать, а не указывать. Мы друг друга поняли?

Трот расслабленно сидевший, опершись спиной на кровать, поднял стакан в руке. – Пьянка на войне, приравнивается к последней возможности пожрать и оторваться. Пир конкретно слаще царского. Потому что очень может быть последний. Тут у нас война не война, но дерьмо жёсткое. Типо того же.

Сечёшь? Жизнь и смерть – по фарту, а кайф по выбору. Вот и пусть, за вычетом того, что может быть реально опасно, всяк дурит как может. И чума на рейдеров и заражённых. На оба их дома. – Он пьяно икнул.

–Ты лучше расскажи, как ты на «Сельсовете» то оказался? Интересная должна быть история. Дойти пришлось издалека – и без волыны? Это как же ты сумел? Фарт конечно дело хорошеее. Везёт… ик …некоторым. Хвастайся.

– Чё тебе? Всё равно тебе такого не повторить.

– Рассказывай уже великий герой.

Бахус допил вискарь из кружки. Качнул опустевшую бутылку и ткнул её в угол. – Герой. Не кусок жидкого дерьма. Слушай, дело было так…

Компаха у нас была весёлая. Народ матёрый, пацаны пришлые, из таких мест, про которые ты и не слыхал. Нокаут, наш старший и вовсе не раз перемычку проходил. Сам он откуда-то с севера, рассказывал там «полоса» пошире и жизнь куда повеселее.

Тролль с картинной эффектностью облокотившийся на кровать, скорчил заинтересованную гримасу. Этакая детская живость в мимике и тоне.

– Крутая у вас была бригада. Мы тут сколько уже? Но никто и рассказать не может, что такое «полоса» и «перемычка». А вы значит в деле были. Расскажи, что можешь, раз уж никто кроме тебя толком не способен.

– Рассказать можно. Соты Улья отличаются по количеству мяса, прилетающего с перезагрузок. На восток летят куски городов представляешь сколько это человечины? Вот и получается, что там заражённые отжираются до совсем хамских размеров. Всё это пузырится и крутится постоянной мясорубкой. Жить там не реально, считай, как котёл кипит. В книжке, которую ты видел, это всё называют Пеклом. Есть и другие названия… Но это ты наверняка слышал.

На запад Внешка – полоса контроля внешников. Наших, сука, нежно любимых гостей Улья из чистых миров. Попадёшься им на глаза – разделают. Как свинью на колбасу. Вот всё то что между ними и называют «полосой».

Слева пики точены, справа ххх дрочёны. Вот островок между ними и есть «полоса».

Чего тебе никто не расскажет, так это того что находится за Пеклом и за Внешкой. О Пекле слыхал что есть там, где-то вроде муравейника, из которого скребберы лезут. И был как-то один типок, которому сильно с даром пофартило. Он значит сумел туда попасть и налопаться, то ли мёда, то ли яиц, но силу получил такую, что в своей полосе всю внешку смёл под ноль.

Потом как-то открыл двери в один из чистых миров и отвалил. Как – рейдеры и сейчас спорят. Кто-то говорит, что он взломал переходник внешников. Другие базарят – дар у него такой открылся, среди десятков других…Перемещаться куда захочешь… С собой забрал только свою ручную крысу и весёлый дом с девками.

– И больше никого? – Тролль потрясённо поднял брови.

– Больше никого и ничего. –Бахус почесал щетину на подбородке.

– Вот крыса.

– Ага. Так его кстати и звали – Крысом…

За «полосу», что скажу – здешняя по рассказам самая фиговая, самая узкая и нищая. Бывают и шире, и намного шире. И с другими законами Улья. Нокаут рассказывал там, где он прилетел, вообще перерождаются сразу, без потери сознания, как здесь.

Трот флегматично покачал ладонью – Неудобно. Что так и ждать весь срок пока станет ясно? Тут то просто, дождаться пока отрубится – потом придёт в себя человеком или нет.

– По рассказам дар есть такой, определять кто иммунный, а кто нет.

– Дар есть. Помню одного такого кадра. И тесты есть нескольких типов внешников – у асеев точно, я знаю, есть. Значит наверняка и нолды могут. За остальных не скажу.

Но, я тебя спрашивал о другом. Забыл уже?

– Не гони коней, расскажу и за свою «геройскую песню».

Занесло нас значит по одной теме к Речнику. Стаб большой, богатый, но тухлый. Прокрутили тему, подняли неплохо споранов. Ну двинули в местный кабак, обмыть. Понтов там немеряно, чисто дорогой ресторан. А по сути в натуре кабак. А знаешь, как определить, что пацан выпил лишнего? Не знаешь? Я тебя просвещу – он о делах начинает тереть.

В общем расслабляемся, как люди, веселимся. Девочек правда не снимали. А рядом, значит, местные за свои дела болтают. Не, я специально не подслушивал – но они ж в голос ругались. Потрошили они какой-то торговый центр, а несколько стальных дверей, открыть и не смогли.

Тролль непонимающе скорчил гримасу. – Я вроде как не спец, но какие сложности то? Отмычкой поработать, или взорвать можно? Где сложность?

Бахус весело хмыкнул. – Ну взорвать зассали. И правильно сделали. Что бы чего-то взрывать в Улье надо быть сильно отчаянным. Тут даже просто громкое слово сказать – как раз плюнуть, можно без балды остаться.

Отмычкой поработать можно. Еще можно даром поработать – тонкий кинетик, такое называется. Всё так. Только знаешь, есть такая штука. Люди, они делают, как им привычно. Вот в натуре, как обычно человек делает – так он и всегда будет. Ни по уму, ни по сердцу – по привычке. Речник – спекульский стаб. В шишках там – гнилые барыги. Вот и людей они под тему всегда пытаются подписывать так, что б себе навар – тебе с яиц бульон. Ну…Сечёшь?

Толька…Нагибать и ездить легко на тех, кто не готов мочить и дохнуть. Еще – тех, кому деваться некуда.

Человек с полезными навыками, тем более с хорошим даром легко прибьётся к нормальной рейдерской кодле. Рраз – и отвалил к лучшей жизни. Как-то цепляться за этот стаб наххх кому надо? Тут все на подъем лёгкие. Особо очковать тоже никто не станет. Жизнь берегут всё, но и разумно рисковать тоже умеет каждый.

Вот тебе и сложность. Не идут к ним работать хорошие рейдеры. Сваливают со свистом.

Память у меня алмазная. Запомнил я много чего с тех разговоров. Наутро, перетёрли мы с пацанами. Кинетик у нас был – Анис. И знали про это только мы.

Разобрались мы, что там за сегмент прилетал. Хорошее место – перезагрузка, как по часам, раз в неделю. Место от стаба всего в часе езды. Далеко не самый опасный район. Сама точка – это многоэтажный торговый центр. Речниковские с него только жратву гребли, да барахло иногда. А мы… Мы, там маленький склад охотничьего магазина вскрыли. Сам магазин видать за срезом остался, потому эти лузеры особо и не дергались. Не сообразили, что там ещё может быть. А мы тему просекли. Дошло?

Трот почти беззвучно присвистнул. – Патроны ящиками. Да еще регулярно, как по часам. Нифига себе… Я думал у вас тема куда как скромнее. Сильно во много раз скромнее… Как же вас сразу то не накрыли?

– За лохов нас не держи. На близких стабах мы всякое фуфло загоняли. Голимую дешёвку. Что бы ни у кого лишних мыслей не возникало – чего это мы возле того центра крутимся, и возле Речника. Ценный груз оставляли полежать на промежуточном складе, на одном стабе… Вы его не знаете. Когда надо – забирали и отправляли с караванами.

Эх, весёлые были дни, весёлые ребята. Бусины у каждого в карманах горстями тарахтели. Ээээх, пятеро нас было , было нас немало. Все стронги, и особо мы никого и не боялись. От беспредела мы бы сами отбились. А от предъявы…Даже если бы вскрылось – ну чё нам можно предъявить? Улей есть Улей, кто запретит взять, если оно ещё другим не взято?

В тот день я на шухере стоял. Пас коридор к выходу, по которому, если чё когти драть. И район вокруг – ясен пень. Тут сверху слез Круг, доложился что прикатили три машины, с другой стороны. Идут к нам. Нокаут сказал, что раз такое дело – перетрём. Не впервой. Мне приказал – сидеть на прежнем месте, пасти выход и тачку.

Потом начался фейрверк. Палили нахрен как на новый год. Сууука еще и стволы без глушаков, так что слышно было во все стороны на несколько сегментов вокруг. Я не видел, что там точно происходило, только уже услышал выстрелы.

Трот со спокойствием удава, уставился светло голубыми глазами в лицо собеседнику. – Кто стрелял первым?

– Не знаю. Честно, не знаю.

– Если вы себя за таких крутых держали, а свидетели вашей темы вам были лишние…Без обид, я знаю, что делают в таких случаях – Экс мур не отводил испытующего взгляда. Неожиданно трезвого взгляда.

– Мы не беспредельщики. Ваще можно было и договориться за долю. Планов на такой случай у нас точно не было.

И что я точно знаю никто из наших не стал бы устраивать шума. Это привычка… – На лице стронга мелькнула тень. –Но …Если бы всё-таки было что то, то Нокаут «шокером» был. Молнию из пальцев пускал, залюбуешься. Он мог одной молнией до пяти пустышей за раз положить.

Вот если бы на него кто забыковал – он мог бы и приложить в ответ. Или он был мёртв уже после первых выстрелов? Не знаю. Не знаю!!!

Но кто-то остался жив с обоих сторон, так или иначе. Начался затяжной треск.

Не повезло нам. Рядом видать большая стая заражённых паслась. Она и подрулила на шум, ломанула чётко к тачке и выходам. Тех, кто с моей стороны, я положил всех. Всех сссука, положил, но остался с пустым магазином.

Дёрнул к пацанам, что значит сваливаем уже, как можем. А там уже всё – элитник обедает. Я его засёк – он меня. Я эту падлу на всю жизнь запомнил. Здоровый как слон – и как только в двери прошёл. Клыки, не чищенные – с ладонь длинной. Смотрит и скалится скотина, как именинник. Я назад. Он за мной. Счёт на доли секунды. Ну я по ходу ствол кинул в проём лестницы, там спуск был вниз, этажа на два. Загремело здорово. А сам – в нишу за дверью и дыханье задержал. Секунда – вввух он мимо меня вниз. Я назад по коридору. Потому поворот и по лестнице вверх, до самого чердака. Замок то мы еще вначале на всякий случай убрали. Вот и случился…случай.

Ну что, зелень, представляете расклад? Я на чердаке – внизу элитник и хрен знает сколько заражённых. И оччень вероятно, что они меня начнут искать по запаху. А как начнут – так и найдут. Из снаряги у меня – только клюв на поясе.

Вылез я на крышу, смотрю по сторонам. Выходы вентиляции, гудрон под ногами и толстый провод на соседний дом. Далеко – метров двадцать. Но, короче, я рискнул. Решил, что, если что, уж лучше навернуться, чем тупо ждать. На руках по тому проводу кое как долез.

Дальше уже по району по-тихому, на цирлах. Так по тихоньку до Сельсовета и дочапал.

Тролль сморгнул – А как речниковские то въехали в тему? Ну, что перестрелка была и выживший был?

Бахус с Тротом переглянулись. Трот протянул

– Ну это как раз просто. Наверняка кто-то сидел в машинах. И этот кто-то знал с кем ребятки там встретятся. Интереснее другое – чего ты сразу к своим не прибился и не отвалил с Сельсовета?

– Непруха. Не было никого из стронгов на Сельсовете. Я сам на это рассчитывал. Но Улей – он такой. А с другими- сам знаешь. Речниковские очень уж быстро сработали. Никто не хотел связываться. – Стронг с легкой горечью на лице поморщился и замолчал.

Тролль с жадным интересом, блестя глазами, протянул – А как по районам то шёл? С одним молотком?

Бахус вздохнул – Как шёл? Аккуратно, блин. Так уметь конечно, в натуре, круто. И так может далеко не каждый рейдер, но красиво об этом рассказать не выйдет. Крался мышом. Смотрел соколом. И не быковал. Так и дошел.

Радар молча слушавший разговор, зевнул, прикрыв рот узкой ладонью.

 

– Ладно, давайте уже спать. Трот пасёт шесть часов, потом я.

– Четыре. Пусть два часа Бахус. – экс-мур обернулся – Продержишься ещё два часа? Хватит то сил?

– Сил? Сил хватит ещё на элитника… И вот на этот пузырь. – Скорчив дурашливую гримасу, стронг ловким движением сцапал очередную небольшую бутылку. Золотые медали на этикетке и красочные марки выдавали заоблачную цену «пузыря». Небрежным движением пальца он поднял рукав, прикидывая время по электронным часам – браслету.

Прищуренные тёмные и водянисто голубые глаза ненадолго встретились. Потом Трот молча кивнул. Быстрыми рывками повыбирав невыпитые бутылки, он скинул их в свой рюкзак.

Тряпки, закрывавшие окно, были отброшены. Комнату освещало яркое утреннее солнце. Радар сидел возле окна, глубже в комнату. Хороший бинокль с антибликовой оптикой медленно двигался. Окрестности не выдавали ничего достойного внимания.

…Вроде тихо, а там хрен его знает. Живых не видно, всё дохло и мёртво – переродились, значит, уже местные…

…Погоня или элитник? Чем нас Улей обрадует?..

За спиной «нарисовался» Бахус, с деланной небрежностью осмотрелся. Так же молча замер в расслабленной позе.

Из ванной вышел Трот. Довольно фыркая, он вытирал полотенцем красное мокрое лицо.

– Будет кто похмеляться, для подкрепленья сил душевных?

– Нет. Пьют с утра только аристократы и дегенераты. И не надо так шутить, немало не самых плохих ребят так попадало под замес. Не все успевают привыкнуть, к тому, что чем меньше пахнешь, тем дольше живёшь. – Стронг был смертельно серьезен.

– Это точно. И раз нам выпала такая удача – пользуйтесь. Хорошему рейдеру работающий водопровод – это и ванна, и кофе и какава с чаем.

– Уже. – Бахус вернулся к биноклю.

– Что там с раскладами? – Трот небрежно огляделся.

– На глаз чисто. Шкурой тоже ничего не чую. Даже тачку с мясом не вскрыл никто. Но сам знаешь – что, кому нужно, тот не палится.

– Знаю. Еще знаю, что любителей лезть на свежий район, да еще и ночью, немного. Есть немало мест, намного лучше подходящих для радостной встречи с салютом. Так что – район киснёт, солнышко встает и всё что полагается нас ожидает, где оно есть.

– Собираемся. – Радар шагнул от окна.

– Окей. Надо только мелочи закрыть, как полагается. – Бахус, думая о своем, рукою автоматически проверил «клюв» на поясе. Он быстро нырнул в кухню, пару минут там чем-то брякая и хлопая.

Когда стронг вернулся, он с довольной миной что-то дожевывал. – Вот что спирт животворящий делает. Наш «старший менеджер» остался иммунным. Сильно пофартило или бухло, какое-то сильно крутое? Не, по любому пофартило – даже если на бухло. – Он с любопытством покрутил перед глазами пустой бутылкой с выплавленными на стекле неизвестными иероглифами.

Трот поднял белую бровь. – Может просто срок ещё не вышел?

– Мне откуда знать? Пойди да проверь. Ты же у нас лекарь. Или не умеешь?

– Умею. Не мой любимый навык, но умею. – На миг по лицу мелькнула тёмная тень. – Трот огляделся. – Собирайтесь пока к отправке.

Он ушел в кухню и какое-то время отсутствовал. Наконец вышел.

Глава 7

Рейдеры, сидевшие по комнате, с интересом подняли лица. В основном все сидели на кровати, уже надев рюкзаки. Лишь Радар так же стоял у окна, а Бахус сидел на корточках напротив входа.

– Хорошо. У нас есть лошадка под барахло. И еще – я его поспрашивал по району – тут рядом есть промежуточный склад, для ларьков. Тупо железная дверь без вывесок. Там можно забрать несколько ящиков всякой хрени типо чипсов и батончиков. – Трот был собран и деловит.

Радар поморщился – И охота тебе связываться? Я бы оставил всё как обещано. Дойдёт до стаба – будет жить. Нет – на то воля Улья.

– Нам руки нужны. Рабочие и незанятые стволом. А что за человек к ним приделан, насрать. Если что не так подлечим – методом доктора Прикладного-Печенькина. Было дело и из худших уродов получались приемлемые работники.

Парень, наморщив лоб отмахнулся ладонью. – Пусть будет. Только, что там за метод? В смысле будет полезным –прикладным – дашь ему печеньку?

– Нее. – Трот оскалился, показав белые зубы. – Попробует накосячить или тупить, огребет прикладом в печень.

Подымая тучи пыли из-под колес, тяжелый грузовик громыхал по проселку. Сбросив скорость, он тяжеловесно закатил в уже знакомый лагерь. Выдав струю чёрного вонючего дыма из трубы, техника развернулась ближе к вагончику-бытовке и затормозила.

Из кузова на утоптанную землю выпрыгнули трое рейдеров. Радар, с удовольствием потягиваясь, сделал несколько шагов вперёд. Парень разминал шею оглядываясь, когда чуть позади «изниоткуда», «проявился» Сапёр. Старый ящик вернулся на место закрывая замаскированную нору под вагончиком.

Экс-армеец выпрямился, разглядывая приехавших. – Как прошло?

Радар промедлил с ответом, изучая дырки в стене. Похоже кто-то обстрелял бытовку уже знакомым боеприпасом со штырями.

Ответил Трот. – Трое с дуру угодили под ракету с беспилотника. Удар был с предельной дистанции – поэтому все выжили. Остальные попали под раздачу в мелкой стычке с дохленькими бегунами. На ногах осталось четверо, считая водилу. Дальше без приключений. Набрали еще хавчика по пути и подобрали свежака. Хавчик не диетический, и так даже лучше. Нехай враг болеет с нашего ливера. Нечего местное зверье баловать.

У вас чего? – Он дернул подбородком в сторону. Радар также сделал шаг назад и обернулся. В глазах у него был тот же вопрос.

– Налёт беспилотнков. Двое двухсотых. Без шансов. Летуны отстрелялись и ушли. Чуть больше десяти часов назад.

Радар смотрел пустым взглядом, сжав губы в нитку. – «Гости», после налёта не приезжали?

– Нет. Похоже наугад стреляли. Так, попугать для проверки. Если б кто-то запаниковал и дернул по сторонам – его б засекли. Этого не случилось. Но двум парням, неудачно сидевшим в этой фанерной коробке, не повезло.

Парень продолжал мрачно растягивать губы. – Кого потеряли по специальностям?

– Автоматчики, из армейских.

Радар кивнул своим мыслям. – Трот, как думаешь, это наш хвост от грузовика или случайность?

Экс – мур почесал за ухом. – Это не наш хвост от грузовика, но и не случайность. Если бы летуны шли за нами, то шли бы по дороге и попали под нашу глушилку. После чего благополучно расцеловались бы с землёй. В глубокий засос, большой любви, мать его. А простой патрульный не стал бы попусту сливать боекомплект.

Летун предполагал, что кто-то тут может быть.

Навскидку – это со стаба. Кто-то оттуда имеет связь с внешкой… Ожидаемо.

Радар обернулся на Сапёра. – Наш гость готов к мероприятию?

– Целиком и полностью. Сидит в землянке и прохлаждается в ожидании дела.

– Тогда идём как планировали. До темноты еще дофига времени… Пошли команду – в кузове жратва и раненные. Людей разместить, крупы-макароны – приготовить на обед. Смотри не перепутай.

Мы – в землянку на отдых. – Парень зевнул во весь рот, по -собачьи. Потом неловко ступая двинул вперёд.

Солнце падало к низкому степному горизонту. От обшарпаных немудрёных построек протягивались тени. Грузовик стоял на прежнем месте и позади него кучкой вытянулась компания рейдеров.

Радар внимательно изучал внутренность кузова «дальнобоя». Перед ним было нагромождение из нескольких старых шкафов, деревянных обрезков и строительного мусора.

– Хорошо. Очень хорошо.

– Да. Маскировка наше всё. – Сапёр был сосредоточен и сумрачен. – Двенадцать бойцов размещены в лучшем виде.

– Всего?

– Да. Так лучше. Это те, кто подходит для такого дела. Остальные, неплохи, но могут, допустить ошибки. Тебе бы то же лучше остаться. Вбитые навыки не заменишь ничем. Сам по случаю рискуешь угробиться и команду туда же потянешь.

– Ничего, подержишь за ручку и сменишь …слюнявчик, если придётся. Иметь дар зрения в деле важнее. И лекарь то же с нами. Да и стелс умелец – лишним точно не будет.

Над Ульем темнела тягостная осенняя ночь. Свежий неприятный ветер и беззвездное небо – тоскливое сочетание.

Дорога из убитого в ноль, потрескавшегося асфальта, пролегала по голому полю. Пожелтелая степная трава колыхалась серыми волнами под порывами ветра. Безлунная ночь позволяла кто как что-то видеть, пусть в серой палитре.

Тяжелый грузовик ехал довольно медленно и всё равно его дребезжание на ухабах слышалось далеко по окрестностям. Огромная металлическая туша с выключенными фарами странным снарядом двигалась сквозь ночь.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?