Стикс. Сломать систему. Часть 3

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Не знаю еще никого кто бы помер от болезни «амфиобная асфиксия». Только от её последствий. Вот за последствия, напомню – что здесь очень скоро будет призовая команда, приписанная к этой аэробригаде.

– Внешники? – Радар был собран и деловит.

– Нет. Копеечные муры. На дешёвой работе – забирать битое мясо после вылетов чёртовых птичек внешники не нужны. Но если их порешить, вот тогда уже на след встанет охотничья команда.

Эти – уже уроды хуже элитников.

– Сроки?

– Муры минут двадцать, если у них хороший командир- тридцать если плохой. Но не дольше. За расслабленность в таком деле можно самому на разделку попасть.

– Думаешь, сможем их порешить?

– Знаю, что нам стоит отваливать по-быстрому. – Трот мрачно качнул головой. – С мурами еще так на так. Они, знаешь, тоже не лохи и сколько народу в замесе поляжет – та никто тебе скажет. А «охотники», заточенные под добычу стронгов – нас положат.

Стоявший рядом Бахус ощерился – А не жалеешь ли ты стервятников? Мы бы их со снайперских стволов могли порешить как в тире. Опа – и тачка, и стволы, и патроны, нам бы это всё сейчас как раз зашло.

Сколько их там может быть? Одна машина? Две? Не на танке же они приедут за жмуриками. В семь стволов, с подготовленных позиций – чего нам их бояться?

– Ты как ещё живой? Вызовут «охотников» по связи и нам не жить. – Блондин угрюмо смотрел в сторону.

– Что им помешает вызвать «охотников» если они поймут, что здесь много оленей? За которых бабло причитается? Мы вроде и собирались в таком раскладе погонять сволочей. Забыл?

– Не при таком. При случайной встрече – не так, что на нас точно начнут охоту. Уходить надо и быстрее.

Радар поднял руку. – Ладно, хватит. «Охотников» вызовут в любом случае как поймут, что есть на кого. Опять же – не с нами ли связано падение беспилотника? Тут вопросы будут точно. Они нами очень заинтересуются. А нарываться на дуэль с мурами нам не стоит – должен же у них быть вариант на недобитую дичь.

 Уходить отсюда мы можем только в одном направлении – значит за нами рванут на машинах. А мы пешие, и при нас одна «электроника» нелегенькая. И еще «битые» … Они неходячие…Если ещё их тащить – мы тупо не уйдём.

Он поднял мутные глаза на Трота. Потом оглянулся на дом где оставался груз рейда.

– Какой из них покрепче будет?

Дорога, идущая от "внешки" вдоль степи, хоть и была сложена из кусков, что давало эффект "дурдома" в целом сложилась удачно. Идущая под разными углами, чудной ломанной змеёй, с разными обочинами и раскраской полосы – она отличалась все же ХОРОШИМ покрытием.

По свежему асфальту на немалой скорости катилась машина. На вид – одна из тех самоделок Улья, которые на местном жаргоне звали «пикапами».

До грубой переделки эта явно была разновидность микроавтобуса. Теперь былой пассажировоз красовался решёткой из толстого некрашеного прутка поверх вишнёвой эмали. Прутья и шипы со всех сторон – как лакированный панк ёж торчок. Сверху возвышалась сваренная из стального листа башня с бойницей, из которой торчало безошибочно узнаваемое дуло пулемёта.

До настоящего армейского броневика очень далеко. Но относительно быстро в производстве, дешево – и прекрасно подходит против легкого оружия и не слишком серьезного зверья. А что до серьезного – то быстрота бега – спасает надежнее танковой брони – это в Улье выучивали все. Ну почти. В смысле те, кто выживал.

– Хром, тормознёшь за три шага вон до той красной кляксы. Видишь? -Говоривший сидел на тумбе позади водительского кресла. Бледно голубые глаза глядели жестко, оценивающе, сухое лицо с резкими морщинами выдавало человека, видевшего слишком много. Он задержал взгляд поверх плеча водилы.

– Весёлый, Гранд, видите что-нибудь интересное? – Мур так же смотрел вперёд, бегая глазами.

– Не, Кэп, тишь и гладь. Нет. – из башни отозвалось сразу два голоса.

– Я гляжу свежие жмуры отрастили копыта и отчалили. Нехорошо. – Названный Кэп всё так же рассматривал окрестности. Только глаза бегали.

– Так может они на своих ногах ушли? Тогда должны недалеко шкериться. – раздался молодой голос из глубины кузова.

– Куда они делись, глянем. Клёст, Линза, топайте смотреть что там по следам. Там разберёмся.

Молодой стриженный под ноль парень в спортивных трениках и куртке лениво почесался. – Летуна тож глядеть или потом по второму кругу?

– Гляди. Хотя отсюда ж видно, как его расхреначило. В таком мусоре ты все одно ничего не поймёшь. Было дело элитники, камнями такие корки мочили. Тоже пропадал беспилотник и отправляли людей проверять…В общем глянь и возвращайся – не наша это тема.

Тихо, без хлопка закрылась дверь машины и двое парней настороженно озираясь двинули к тому месту, где возле детской площадки сохли кровавые подтеки.

– Весёлый, ё твою мать харе клювом щелкать. Видишь домишко за срезом «клетки». Держи его. Плотно держи. Если оттуда что-то двинется или в окне блеснёт или побежит и не увижу, как туда работает твоя волына… То в следующий раз «хабарником» пойдешь ты. Усёк? В раскорячку попрыгаешь. Вазелина у меня нет.

– Ты чё, Кэп… – Пулемётчик довернул ствол на новый сектор. – Чуешь засаду?

– Ни ххх я не думаю. Кто много лишнего думает тому башню срывает. Или отрывают пока не смотрит. Жмуры сами не ходят. Значит им помогли. И это скорее всего тот же, кто приземлил «птицу».

– Ну может это из рейдеров кто-то, они сюда, бывает, ходят. Или всё-таки думаешь на элитника? – Пулемётчик всерьез бдительно слился с прицелом.

– Сказал же уже, неххх тут лишнего думать. Улей, он Улей. Посмотрим, что получится.

Посланные бойцы вернулись в кузов.

– Кэп ничего – ни волын ни снаряги. Чисто. Не похоже это на зараженных. По беспилотнику – как ты и сказал, в мелкий мусор. Ничего не разберёшь.

– Вообще никаких следов? – Старший мур еще раз огляделся через лобовое стекло задерживая взгляд на автостоянке и срезе сегмента.

– Кровь капала. В ту сторону дорожка – парень ткнул пальцем на свежий дом в далеке.

– Понятно. – Кэп вынул из кармана «коробку» радиосвязи. – База? «Сырья» нет. Элитник. Тот же что «наблюдателя» приземлил. Мы возвращаемся…

Да. Да. Сделаем…– С мрачным выражением лица он оборвал связь. – Козлы. Ублюдки. Нам приказали проехать обшмонать полосу вдоль «чистой зоны» на три кластера. Пообещали через полчаса поддержать еще парой летунов.

Линза – молодой парень с узким лбом и печатью «плохого района» на всё лицо удивлённо поморщился. – Не въезжаю. Мы ж сказали, что это не элитник – тогда это чё было? То, что мы слышали? Ну раненные эти типы, а не убитые и ещё кто-то им помог. Может он там один ваще. Сам подыхает от дырок в ливере? Завалим лошков получим премию за «сырьё» и все делов.

– Летунов не так часто валят. А почему? Потому что это нихрена не просто. В лом мне того типа искать, который такое смог. Потому что найти можно.

Выбора у нас нет, по любому надо шмон делать. Вот и будешь свою премию отрабатывать, ты ж у нас в отряде сенс. Что ж найдём и замочим. Не впервой…

Семь человек при пулемёте – это серьезно. Да и крутым стронгам здесь делать нечего…. А беспилотник мог загнуться тупо от технических проблем.

Давай потихоньку к тому дому и смотри через стену. Не торопимся, просматриваем каждую хибару. С такими дырами ногами далеко не уйти.

Пикап остановился в паре десятков шагов, не доезжая группы свежих домов. «Стрелка» крови указывала именно сюда – на несколько плотно стоящих двухэтажек.

Старший мур разглядывал дома. – Пулемётчики, Хром и я, держим окна и подходы. Остальные идут «хабарниками». Шмон начнёте вон с того крайнего.

Держаться позади сенса, кто не в теме. Торопиться не надо, плотным стадом тоже не ходить. Гранаты у нас редки, но и жрач, если прыгнет, за раз – может двух-трёх насмерть порвать.

Услышите выстрелы – рвите обратно. Кто не успеет, кодлу элитника будет отвлекать собственной задницей. Всё, пошли. – Кэп отвернулся к щели- бойнице.

Муры, с автоматами наизготовку, неровной цепочкой двинули к подъезду дома. Была своя специфика в том, что люди, жившие в Улье, где почти нормой рейдеров был камуфляж – всё равно предпочитали спортивные треники. Привычка, ставшая сутью, не изменилась даже в безумном мире.

В прочем… Ездить за мясом – не ползать по сегментам.

Водила, не снимая обманчиво расслабленных рук с баранки, обернулся.

– Кэп, ну обшманают они все четыре домика… Дальше что? Куда потом?

– Если это рейдеры, то им один путь – обратно к Пеклу. Потому и странная это тема с кровоподтёками … Или заражённый мясо жрал и натекло? Тот мог. Мутно всё. Мутная тема – всегда к смерти.

Но проверить по любому надо. Главное, время пройдёт, а потом почти в ноздрю с беспилотником пойдём по степи. Пешие или на тачках, заражённые или рейдеры – догоним и засечём.

По уму так бы и надо было сразу. Только эти ххх, хотят «летуна» от случайностей сберечь, за счёт наших шкур. Главное, что б не элита. Те любят всякие подлянки с засадами. – Мур ткнул рукой в проезд между домами. – Вот где-нибудь за углом сидит и слушает, когда подойдут.

Водитель наклонил голову – Скорее всё-таки тут были рейдеры. Мы тут как-то пятерых выцепили. Ихняя тема – вон тот грузовик. Они его еще и запустить не успели, как их беспилотник в один заход положил.

Когда мы приехали, один еще жив был. Ну, мы его поспрашивали. А премиальных, прикинь, за пять тел всего по три спорана дали. Уроды, сказали – мол зелень совсем. Чё они здесь стронга ждали?

– Кто тут был сначала – насрать. Вот кто был после? Трём жмурам кто-то приделал ноги. Кто?

У дальнего от подъезда угла резко распахнулось окно. Оно как раз выходило в узкий проезд. Именно поэтому выпрыгнувший человек мелькнул буквально на миг – и скрылся за углом.

Короткая, в три патрона, очередь свистнула на пол ладони до камуфляжного бедра и бело-бурых кровавых обмоток.

– Стоять, твою мать. Куда рванул? – Кэп рыкнул в сторону, не отвлекаясь от бойницы.

 

– Так он один, щас бы и догнали. – Хром затормозил.

– Я тебе этого не приказывал. Кодлу забрать надо. Выковыривать этого бегуна из щели ты будешь? Давай к подъезду, принимай на борт пацанов.

Ща по любому догоним, с сенсом никуда он от нас не спрячется. Вот и расспросим вежливо и нежно чего ж тут за непонятки.

Пикап встал у подъезда открыв люк. Из дверей вылетели муры, с очумевшими лицами двигая стволами по сторонам.

Старший двинул к кабине. – Что с случилось? В кого стрелял?

– Рейдер – подранок из окна сиганул. Как раз из этого домика. Видели там что интересное?

– Пусто. Но кто-то там до нас был. Хавчик грёб. Хм…Как этот нас засёк? Мы вроде тихо работали.

– Потом разбирать будем. Сейчас давайте все по местам. Увидите этого –бейте по ногам. У нас к нему еще вопросы.

Мур взялся за края люка собираясь шагнуть внутрь.

Без какого-то предисловия он схватился за виски оседая вниз. Двое его бойцов, с лезущими на лоб глазами, корчились от боли на асфальте. Один из них успел потерять сознание, но второй еще увидел, как из окна второго этажа из дома напротив вылетели две крупных мужских фигуры. Здоровенные камуфляжные «жабо-белки» с глухим ударом приземлились рядом. В руке одного из них был «клюв» на длинной рукояти. Острый боёк описал дугу сверху вниз – и это было последнее что увидел беспомощно корчившийся боец.

…Как же пахнет кровью… Это у меня обоняние обострилось или так и должно быть?.. Блиин, так сюда же в любой миг гости пожалуют на вкусный аромат!!..

Радар угрюмо рассматривал победителей. Тонкое лицо было бледным, глаза неприятно мутными. Бахус, стоя у люка машины, оттирал геологический молоток какой-то тряпкой. Когда-то мирный инструмент в его руках уже не был мирным. Боек был хитро доточен. Рукоять обтянута кожаным шнуром. В чернении по металлу даже была определённая мрачная красота. А вот в содержимом чужих черепов на бойке – нет.

– Где тряпку то взял? – Парень продолжал рассматривать стронга.

– А… У этих от шмота ножом отхватил. Им он уже без надобности.

– Почему никого живьем не взяли? Я же приказал!!! – Радар не кричал, но голос был напряжен, как струна.

– Почему, почему…По…тому. – Рейдер перехватил блеск двух «агатов» из-за плеча «начальства». Ладонь Чура лежала на свободно висевшем автомате. –Такие вещи делаются на кураже или не делаются вовсе. А там получается, как получается. Вообще, вон твой Трот, пусть он и оправдывается. – Мужик с раздраженной гримасой дернул головой, как подросток. – Я ж говорил, что мы их всех положим на раз. Ты еще бежать предлагал.

У колёс машины на спинах лежало семь тел. Возле них на корточках двигался Трот. Он сноровисто ощупывал тела, собирая по карманам разную мелочь и скидывая её в пластиковый пакет Лицо рейдера было флегматично отстранённым и непохоже что бы его что бы то ни было беспокоило. Тушки и тушки. Свежие трупы с кровоподтёками из пробитых в черепах гранёных дыр. И ничего.

Услышав своё имя Трот обернулся.

– То, что ты говорил, привело бы к мочилову стенка на стенку. Видел у них в башне пулемёт? Да ещё и с запасным стрелком, на всякий случай. Очень может быть мы бы их и так порешили, только, стало бы нас куда меньше.

Так что меньше пузырься. Была твоя роль в драчке, но план был – его. А тебя бы, на раз сняли – не беспилотником, так подстрелив издалека. Точно тебе говорю. Не первый ты такой.

Что до пленных… Радар, ты конечно приказывал, есть такое дело… Но вот поверь мне, так оно намного лучше. Как получилось, так и получилось. И не знают они ничего. Мелкая сошка. Дешёвое дурачьё. – Было что-то очень неприятное в том спокойствии на лице, с которым это говорилось.

Радар отвернулся к стоянке, где быстро мельтешили рейдеры сливая горючее в бак грузовика.

– Вы здесь всё закончили?

– Почти. Важное – патроны, стволы собрано и готово. С пулемётом заморочка. Он там намертво вделан. Был дар не разряжен- просто бы вырубил и всё. А так возиться придётся.

– Ладно. Тогда бросаем. Нет времени на возню. Патроны только снимите. Через семь минут максимум мы уже должны ехать на максимуме к лагерю.

Заканчивайте и грузитесь. Время-жизнь. – Тонкая фигура почти бегом рванула к стоявшему грузовику.

Глава 4

Из трубы тяжелого грузовика «дальнобоя» вылетел столб жирного дыма. Было что-то уже непривычное в открытой кабине, где был виден водитель и шуме двигателя. Автозверюга не слишком быстро, но двинула по асфальтовой полосе прочь от стоянки.

Двери контейнера кузова были приоткрыты, давая немного света внутрь. В пустой жестяной коробке, вдоль стен, располагались рейдеры.

Ближе к центру кузова на толстой тряпке сидел Радар. Расслабленной тряпичной куклой прислонившись к стене, он похоже полудремал. Измученное лицо и полузакрытые глаза то и дело освещалось мельканием света фонарика.

В паре шагов, подсвечивая себе маленьким фонариком, Трот беззастенчиво потрошил давешний узел. Сверток, стоивший крови трех бойцов, был развязан и перерыт. Остальное население кузова не разделяло его делового напора. Что раненные, что просто усталые люди валялись кто как мог, на подстилках. Ни одного заинтересованного взгляда не блестело в мелькавших тенях.

Лишь Бахус сидя на корточках возле зелёной жестяной коробки «шайтан –ПВО», недовольно оглядывался. В очередной раз пробежав глазами на кабину и на Трота, он выдал.

– Слушай, мне надо в кабину. Случись чего и водилу заменить будет некому.

– Вот как раз и будет. Если что. Одним водилой меньше – это лучше, чем двумя за раз. – Он продолжил брезгливо перебирать коробки с лапшой, крупами, пачки муки, банки сахара и соли. Перекопав бумажные, целлофановые и пластиковые упаковки «суперархеолог» выдернул из глубины связку солёной сушеной рыбы. Отложив в сторону «ценный трофей», Трот завязал узел обратно.

– Радар, ты солёную рыбу будешь?

Парень приоткрыл глаза – Дай одну. – Голос был серый, под цвет лица. Кое как прожевав рыбку и запив её живцом из фляги, он снова отрубился. Теперь уже похоже намертво.

Сидевший в паре шагов к двери, уткнувшись лицом в колени, боец поднял голову. Он пошатываясь встал и подковылял к свертку. Света от дверей и фонарика хватало что бы разглядеть располосованную в хлам куртку, перевязки, пропитанные хорошо узнаваемым красно бурым цветом и серую ряху. Лицо Тролля было бледным, искажённым сдерживаемой болью, но вполне живым. Хотя общий вид был круче фильма ужасов про живых мертвецов. Он молча протянул руку.

– Так, ну только тебе на правах недопокойника. Остальным жрач будет только на привале. Через два часа значит встанем и чего-нибудь сварганим.

Бахус заинтересованно поднял голову.

– Это чей приказ? Гнать надо до упора. Водил менять, и не останавливаясь гнать до лагеря. Чем дальше сдергиваем, тем меньше шансов за то, что догонят.

– Это приказ и план нашего Сиятельства. Как раз на такой случай. Ты Солнце в небе видел? Представляешь сколько до темноты?

Я тебе должен раскидать что такое гнать по потемкам? На свет фар и шум всё, что можно и нельзя, будет наше. Даже на хорошей дороге это верняк «весёлая встреча». Даже по очень хорошей. А мы ведь пару раз будем по хреновым местам пробираться.

– Харе. Чё, ты меня за дятла держишь? Или за свежака? Но, два часа и час, пока можно, всяко лучше, чем два часа.

– Лучше. Но лучше встать там, где можно встретить «гостей», если уж придётся, чем остановка хрензнаетгде. Где есть место для ночевки, получше жестяной коробки. Там есть вода и на чём развести огонь. Значит наше стадо хоть немного оживёт и будет на что-то годным – если. Если.

И вообще, было бы у кого-нибудь из нас ночное зрение – ещё можно было бы рискнуть при выключенных фарах всё же дернуть по ночи. А так… У тебя оно есть?

Бахус ответил недобрым взглядом искоса. – Когда планы обсуждали о такой стоянке никто не говорил. Нехорошо.

– Работа с картой дело интимное и высокосложное, почти как поход по нужде, по большой и малой разом. Лишние глаза при этом – нехорошее извращение. А мы ребята правильные. Увы – но без тебя. –Трот заработал челюстями, давая понять, что разговор окончен.

Стронг оглянулся на всё так же дремавшего Радара. Потом скользнул взглядом по валявшимся в по углам бойцам. Пристально поглядел на жующего рядом Тролля.

– Вы на кой встали на открытом месте?

– Затупили. Когда оно вот так вокруг…Такое …Знаешь… Вот будто люди только что ушли. В комнатах игрушки детские валяются, рисунки, машинки всякие. Женские тряпки лежат, мелочи. Будто всё… Словно люди просто по делам ушли. – Лицо парня, пропечатанное болевой гримасой, приобрело отрешенно жалобное выражение. – Душу рвёт. Наверное, будь там кровищща или кости было бы легче. Ну…Оглушило. Опять же задолбались –узел сука тяжёлый.

Бахус сумрачно кивнул – Всех корежит. Может, кроме тех, кто здесь уже столько, что человеком быть перестал. В живых, при этом, остаются те, кто всё равно не тупит. Намерен жить – запомни.

– Ну пережили и хорошо. Тебе спасибо. Без тебя парни бы позагибались от кровопотери. Верняк.

Стронг поморщился на «спасибе». – Перетянул бы и тебя, но уже было нечем, даже ремень с пояса и волыны в дело ушли. Тебе было проще – дар сильно выручил ххх. Ну и подлатали вас быстро, хоть и слабо. Всё-таки мерзкие у внешников боеприпасы. С этими ублюдочными штырями.

– Замечательные штыри. Изумительные. – Трот подкинул в руке вынутый из кармана штырь. Гранёный тёмный кусок металла увесисто лежал в ладони. – Я таких с десяток с земли собрал, не считая того что из вашего ливера наковырял. Хоть бы один затупился или погнулся. Прекрасные штыри – на арбалетные болты пойдут за милую душу. Надо только прикинуть как их вделать в наконечник.

Жить, вы, долбоящеры, после перевязки будете точно. В Улье редко умирают от того что не убивает сразу. Тем более что вы не свежаки и живца уже попили. А тратить на вас дар сверх нужного, значит конкретно выпасть в осадок. Вон погляди, как это выглядит. – Он мотнул головой в сторону дремавшего Радара.

– Везёт некоторым, хотя на новичков вы уже не тянете. Так-то Улей редко дает вторые шансы при ошибках. За чужой счёт уже живёте. – Экс мур отвернулся.

Лицо парня прояснилось живой гримасой вопреки всему. – Да чё, я ничё. Слушай Трот …А что это воообще было?

Белая бровь пошла вверх. – «Это» – что?

– Ну та штука, когда Радар с меня повязку снимал и кровью по земле брызгал. Я тогда вообще опух.

– Надо было «охотникам» стрелку оставить. Иначе они б могли не туда попереть. Кабы они начали осторожно и медленно шмонать район – было бы куда хуже.

Со своей тряпки, ближе к приоткрытой двери контейнера-кузова поднялся один из бойцов. Прихрамывая он подошел к говорящим.

– Трот, я свою роль отыграл. Всё прошло как ты и сказал. Ребятки купились на живца и сами подъехали по удар, вот его. – парень мотнул подбородком на Бахуса. – Ты скажи, раз уж случай, а что если б я накосячил со своей ролью наживки? Ведь и так могло быть?

– Могло. Очень даже могло, Морти. Самое простое пересидеть в засаде и нарваться на выстрел. Или слишком не ловко шевелить жопой и опять же поймать пулю. Что ж – был бы ты плохой наживкой, стал бы хорошим прикормом. Рыбалка бы удалась по любому. – Он жутковато улыбнулся. – Так или иначе охотнички перестали бы бояться элитника, и на азарте рванули бы вперёд.

У Морти было жесткое «силовое» лицо, не приспособленное для тонкой «мультяшной» мимики. Он лишь сморгнул и закашлялся. И то – ненадолго.

– Головой для дела я рисковал. И дело сделал качественно. Значит мне хорошая доля с трофеев полагается.

– Доля будет. Тебе ж её Радар обещал. Он своё слово держит. На привале оклемается и будет делить. Всё пучком, всё посчитано и увязано – только ждёт дележа. Сейчас расслабляйся, пока можно. Ещё два часа считай курорт.

…Ё моё… Радар морщась поднялся с подстилки. Остановка была настолько резкой, что перетряхнуло всё нутро. … Хорошо хоть без языка не остался…

Снаружи застучали хорошо узнаваемые звуки очередей. Глушаки не делали стрельбу беззвучной. Хотя все же громкость была значительно ниже чем при просто стрельбе. Он огляделся по сторонам.

…Похоже все уже там… В контейнере – кузове было пусто, по полу валялись сумки, рюкзаки и тряпки. Бойцов не было. Как и их оружия.

Страха не было, не было растерянности – лишь холодная тревога и собранность. Словно ледяной душ окатил – и снаружи, и по нутру. Остатки тяжелого сна без снов, слетели прочь.

Пальцы сомкнулись на лежащем рядом стволе. Обернуться. В полуоткрытую дверь падал свет заходящего солнца. Рывок к выходу. Прыжок. Удар земли по ногам.

Короткий миг слепоты от ещё яркого света, после полумрака. В этот миг сердце впервые тревожно сжалось. Кольнуло неуправляемой тревогой – вопреки уже прорастающей привычке к экстриму.

 

Запах. Омерзительный уксусно-резиновый запах.

…Перезагрузка…Где-то совсем рядом. Только что прошла…

Через миг картинка прояснилась. Рейдеры вели бой уже перешедший из «тира» в дурдомную хаотичную свалку. «Заразы» были на вид не из крутых – лысеющие и полностью лысые, похожие на уродливых обезьян в грязных остатках одежды. Но двигались они уже проворно и быстро.

Внимание выхватывало короткие быстрые картинки, словно по пьяни.

Вот Бахус с короткой, в два шага, пробежки, бьет тяжелым ботинком в голову усевшегося на сбитом с ног рейдере «лысого». Тот, не успев вгрызться в шею лежавшего, отлетает в сторону. Сокрушительный удар всем весом в прыжке, ногами сверху, доканчивает дело. Кости и череп зараженного издали омерзительный хлюпающе-хрустящий звук. Брызнуло красным.

Две короткие очереди рядом. Двое крайних «лысых» отшатываются, покрывшись красными дырами. Один за одним они некрасиво оседают на землю. Трот. Стоит прислонившись к грузовику. Бледен. Стрелял от плеча стоя, и с такого расстояния – попал как в мишень в тире.

Радар упал на колено, вбивая очередь в «лысого» сбившего своего противника на землю и, не отвлекаясь на добивание, начавшего подниматься. Две пули из четырех попали в правую сторону груди. «Бегуна» откинуло назад, разворачивая. Бахус уже стоял радом. Удар острого молотка по черепу добил тварь.

Взгляд судорожно метался вокруг. И…Всё…Сердце сумасшедше колотилось в глотке. Парень жадно глотал воздух пересохшим ртом. На асфальте валялись тела в грязных тряпках и камуфляже. Под некоторыми уже натекали красно бурые лужи. На ногах стояли трое. Радар. Трот. Бахус.

Стронг с раздувающимися ноздрями и горящими глазами оглядывался по сторонам. Трот с мордой кирпичом сел на корточки у ближайшего «камуфляжного». Наложил ладони на голову. Потом влепил пару пощечин.

«Тело» буркнуло что-то окающе рычащее, с трудом поднимаясь на ноги и оказавшись пришедшим в себя Чуром.

– Живее. Сотряс не простатит за часок пролетит. Остальным повезло меньше, но насмерть вроде никого не успели. – Трот двинул дальше. Чур, пошатываясь, подошел к ближайшему телу выдергивая из рёбер длинный нож.

Бахус уже стоял на колене, держа под прицелом окрестности. Он оглянулся на стоявшего рейдера, цыкнув через губу.

– Дятел. Кто же против зараженных с ножом лезет. Клювом это делается. Клювом. Если уж нет ничего кроме штыка или ножа, так ты его не забивай как колун. Тебе его ещё вынуть надо. Если у тебя железо в туше застряло – тебе всё. Хана.

Трот с брезгливым выражением лица поднимал тела и грубо, как мешки с картошкой закидывал в кузов. При этом он не делал разницы между зараженными и рейдерами. Была какая-то комиксно-мультяшная неправильность и жуть в лёгкости движений, с которой нелёгкие «тушки» улетали наверх.

Радар стоя оглядывался по сторонам, держа в напряженных руках автомат.

– Сколько покойников? – Он словно со стороны услышал свой предательски хриплый «неровный» голос.

– Жмуров ни одного. Но овощи – все. Тема в общем фигня, а не замес. Тут же не одного хотя бы топтуна. Бегуны, еще и зубов не отрастившие. Мелочь и шваль. В основном за неделю можно всех покоцанных вернуть на ноги. Только один – тяжелее, того дольше. Помоги кстати, его надо аккуратнее, что б не сместилось. – Экс мур брезгливо кривя губы подтянул тело к грузовику.

Они аккуратно – но быстро подняли последнего рейдера в кузов.

– Всё отваливать надо на максимуме, пока новых не набежало. Бахус, давай в кабину, глянь что там. – Трот снял автомат с плеча.

Радар проводил взглядом уходящего вперёд рейдера, ещё раз оценивая место боя. Следы крови чётко показывали кто где был и где лёг.

…Да их же выпустили вперёд, а сами следом… Перехватив взгляд Трота парень понял, что сказал это вслух. Непохоже что бы того это как-то зацепило.

– Ясен хрен. Если бы с ног свалили меня – как бы я стрелял? Салабоны в прикрытии бы тему не вытянули – и всё. Сожрали бы всех.

Бахус со стволом наизготовку ушел вперёд. Напряженно обогнул кабину. С дальней стороны жесть капота была разорвана словно фольга. Следы очень серьезных когтей тянулись от выбитого стекла к краю… Внизу, на асфальте разбрызгав вокруг красные и серые комки лежала здоровенная медведеобразная туша. Бурая шкура влажно поблескивала, подчеркивая серьезную мускулатуру. Морда скалилась в небо. Выше длинных клыков и до узкого лба всё было разнесено в брызги. Стронг мельком глянул в разбитые пулями глазницы.

Быстрым движением он перевернул тушу, коротко выдохнув от усилия. Всё же весило многовато даже для него.

– Что ж ты такой жмот то? – Рейдер ловко распотрошил мешок на затылке. Быстрым движением протерев нож стронг вернул его в ножны на пояс. Добыча ему явно не понравилась. Кинув три спорана в карман, Бахус полез в кабину.

– Эй ты живой что ли? – Он недобро оглядел сидевшего за рулём Мистера.

Тот поднял лицо от баранки.

– Я живой. Да, я живой. – Лицо было отрешенно шокированное. Голос соответствовал.

– Тогда чего не помогал, когда замес пошел? – Бахус зло рассматривал рейдера.

– Этот…Прыгнул…Стекло в брызги…Лапой…Я по тормозам… Его в сторону …Качнуло…Я ствол с сиденья и в морду ему…Улетел… Не поднялся…Слава Богу не поднялся…Не помню больше…

– Ты же не пацан и ты был в теме, когда и похуже тварей валили. Соберись.

Валяй пока на соседнее место, сейчас вернусь. – Стронг легко спрыгнул на подножку и двинул к кузову.

Глава 5

Бахус открыл дверь контейнера-кузова заглянув внутрь. Цепко пробежав тёмными глазами по нутру грузовика, он вполголоса, но ясно рыкнул.

– Тачка на ходу, можно двигать. Вы готовы? Водила там тоже живой. Шуганулся просто.

Радар сидевший в глубине за грубо наваленным штабелем тел, прислонясь спиной к стенке и опустив подбородок на грудь, повернул лицо.

– Куда двигать собрался?

– Куда…Лучше всего сейчас дернуть напрямую через район с «перезагрузки». Там сейчас конечно вообще ххх. Но пытаться объезжать – еще хуже. Всё что хочет жрать, ломится сейчас за вкусным хрючевом со всех сторон.

– Вот и я том же. Сломают машину и все наши усилия полетят к черту. Это, не считая того что у нас и так почти вся команда небоеспособна. Так что нам любой бой – лишний.

Не нравится мне такое…Но хороший план – план который можно быстро переиграть. Надо становиться на ночевку на районе. Здесь, на этом кластере. И дальше ехать уже с рассветом. Что думаешь?

– Рискованно. Но, пожалуй, меньше чем рвать вперёд. И за тачку, тут ты прав, так больше шансов её сохранить.

Значит качу вперёд, пока не увижу чё подходящее для стоянки. Тогда и на ночевку. – Стронг замолчал, что-то прикидывая в уме. Потом повернулся и двинул к кабине. Через минуту грузовик неспешно двинул вперёд.

Тяжелая махина вильнула, въезжая внутрь района из небольших домов. На вид нечто вроде советских четырёхъэтажек, но посвежей. И, судя по общей отделке, подороже. Стоянки, детские площадки, билборды и всякая разная всячина создавали общую довольно благоустроенную картинку.

Чистые, сочные, не облупившиеся краски, целые окна – район был свеженький. Измотанные, небритые, осатаневшие рейдеры в пропитанном вонью камуфляже были здесь чужаками.

Грузовик встал, подъехав к подъезду параллельно стене.

Бахус открыл нараспашку двери кузова.

– Вот здесь нормально. Окна второго этажа дают обзор в нужных направлениях. Там и обустроимся. Если понадобится свалить – сигаем прямо на крышу тачки и дергаем.

– Может лучше первый? Нам ведь туда еще раненных переть…– Радар оглянулся на соседние лежанки.

– Хреново конечно. Но обзор рулит. И ещё на втором всё-таки меньше проблем с «заразами». С этим не стоит играть. Хорошо б вообще на третий залезть, а то и четвёртый – но так сложнее валить на колесах если что.

– Ладно, ладно. Прём. Ты и Трот в прикрытие. Я, Чур и Мистер тащим. Он как, нормально?

Бахус кивнул. – Чего ему сделается? Обосрался чуток, жопу отсидел, вот пускай и разминает. Только сперва хату глянуть надо.

– Ясное дело. Идём.

Радар, и Трот пошли к подъезду. Бахус, Чур и вылезший из кабины Мистер остались у грузовика.

Подъездная дверь на магнитном замке легко открылась. Отсутствие света в районе – было привычно узнаваемым для рейдеров. Одна из многих характерных печатей начавшихся перемен. Пара поднималась по лестнице. Освещения в подъезде еще хватало. Уже красневший свет солнца падал через окна. До заката, на глаз, было не меньше часа, но какое-то театрально трагическое ощущение от такой подсветки, висело в воздухе.