Хвостатые приключения

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава третья

Ожесточённая схватка

После дождя пахло мокрой землёй, но Баг, делая вдох, чувствовал запах тревоги. Она появилась ещё ночью, едва на нос упала первая капля дождя и где-то далеко прогремел гром, Баг ощутил необъяснимое беспокойство. Захотелось тотчас же побежать к дому Сэлы, сесть и ждать, но было слишком рано – кругом главенствовала темнота, а хозяева выгуливали Сэлу, когда на улице становилось светло.

Рыская по окрестностям в поисках пищи (утомительное это занятие – искать себе пропитание), Баг встретил Шустрика. Лохматый и нелепый пёс, получил свою кличку за способность быть в нескольких местах одновременно. Шустрик, несмотря на солидный возраст и больные лапы, умудрялся бегать с невероятной скоростью. Иногда казалось, он не бежит, а просто перемещается во времени.

– Привет, Баг, что нового? Удалость уже позавтракать?

– Лучше спроси, ужинал ли я?

– Что, неужели с самого вечера в пасти не было ни крошки? – удивился Шустрик.

– Представь себе.

– Непорядок. Так и лапы недолго протянуть.

– Можно подумать, ты сегодня сытый.

– Как сказать, – заулыбался Шустрик. – Вечером наткнулся на кусок колбасы. Ага. Не веришь? На помойке, рядом с продуктовым магазином. Учуял запах – носу собственному не поверил. А потом смотрю – колбаса, в чистом виде колбаса.

– Повезло.

– Не совсем. Кусок не такой уж и большой. Так скорее кусочек, но голод утолил.

Шустрик был постоянно голодным. Сколько бы он не съел, чувство голода его не покидало. А съесть Шустрик мог что угодно, его желудок был способен переработать даже полиэтилен. Не так давно от сильного голода старый пёс сжевал пакет, пропахший рыбой. Помниться, Баг тогда ему сказал, что вскоре у Шустрика начнутся проблемы. Тот лишь посмеялся. И действительно, съеденный пакет никак не дал о себе знать. Очевидно, от голода желудок Шустрика научился переваривать неперевариваемые на первый взгляд предметы.

– Баг, слышал последние новости? – спросил Шустрик, обнюхивая жестяную банку. – Живчика вчера чуть не убили.

– Кто?

– Человек стрелял в него из пистолета. Промахнулся. Я не знаю подробностей, но вроде бы Живчик напугал ребёнка.

– Не удивительно, не первый раз он бросается на людей.

– Одноглазый хочет отомстить тому человеку.

– И нарвётся на серьёзные неприятности.

– Вот и я про что говорю. Вообще, Баг, скажу тебе, странные они стали.

– Ты о ком?

Шустрик лизнул банку.

– Я об Одноглазом и его компании. Явно что-то замышляют.

– Не говори загадками. И перестань лизать банку. Всё равно не получится её проглотить.

– Она пахнет мясом, – мечтательно проговорил Шустрик и снова лизнул банку.

– Не отвлекайся. Почему ты решил, что Одноглазый странно себя ведёт?

Оглядевшись по сторонам, Шустрик зашептал:

– Ходят слухи… Баг, повторяю, это только слухи… но…

– Не тяни уже, – разозлился Баг.

– Одноглазый метит на место Марфы.

– Эти слухи я слышал. Их и сама Марфа слышала.

– Ты не понял меня, – Шустрик жадно посмотрел на жестяную банку и сглотнул. – А с другой стороны, не стоит верить слухам. Ладно, Баг, мне пора бежать.

– Подожди, ты что-то знаешь? Шустрик, стой.

– Некогда, Баг. Увидимся.

– Да остановись ты!

Но Шустрик уже перебегал дорогу, рискуя попасть под колёса мчавшихся машин.

Баг задумался. Шустрик явно недоговаривал. Хотел сказать, но в самый последний момент передумал. Или испугался. Не мешало бы разузнать, что замышляет Одноглазый, но сперва необходимо увидеться с Сэлой.

Баг пролез через решётки секционного забора, миновал площадку детского сада, выбежал во двор, спустился к первому подъезду и вдруг увидел Одноглазого. Лёгок на помине. Как всегда, со своей свитой. И Живчик с ним, и Рекс с Батлом, и ещё около десятка бродячих псов, снискавших в округе славу агрессивных животных.

Баг наблюдал за Одноглазым. Видел, как собаки, сгруппировавшись, что-то увлечённо обсуждают. Изредка Живчик начинал лаять, остальные виляли хвостами, вертели головами, у Рекса были прижаты уши, Батл постоянно оглядывался, щуря воспалённые глаза.

Переводя взгляд с подъезда, откуда с минуты на минуту могли вывести Сэлу, на свору собак, Баг вдруг догадался, что источником его тревоги является Одноглазый. Всё стало на свои места: разговор с Шустриком, слухи о желании Одноглазого занять место Марфы и это необычное сборище с утра пораньше. Слишком неспокойна свора, и разговор, что они ведут между собой, наверняка касается заговора против Марфы.

Посмотрев на подъезд, Баг тихо заскулил и бросился бежать. Он должен успеть предупредить Марфу об опасности.

Подбегая к мосту, Баг начал громко лаять. Люси и Пинта выскочили ему навстречу, пребывая не в духе от столь бесцеремонного вторжения.

– Ничего не говорите, – крикнул Баг. – Одноглазый планирует расправиться с Марфой. Я видел их. Скоро они будут здесь!

Люси загавкала, Пинта побежала к Марфе. Баг начал завывать, оповещая местных собак о предстоящей схватке.

Узнав, что нарушителем спокойствия явился Баг, Марфа разозлилась.

– Ты всех взбаламутил! С какой стати тебе пришло в голову, что Одноглазый замышляет недоброе?

– Я чувствую, Марфа, интуиция меня не обманывает. Ещё ночью появилась тревога, а когда увидел их, сразу понял – тебе угрожает опасность.

– Спасибо за заботу, но ты поторопился. Никогда Одноглазый не осмелится на такой шаг, поверь мне на слово.

– Но Марфа…

– Расходитесь, – обратилась Марфа к собравшимся дворнягам. – Баг погорячился, от голода часто случаются неконтролируемые приступы страха.

– А вдруг он прав? – спросила Пинта.

– Ещё одна паникёрша.

– Марфа, я настаиваю на своём, – прикрикнул Баг.

– Голос на меня повышаешь? А ты знаешь, что я могу…

– Смотрите, – протявкала пегая собачонка. – Сюда бежит Одноглазый со своей шайкой.

***

Схватка была ожесточённой. Разъярённые собаки дрались не на жизнь, а на смерть. Даже маленькие шавки, которым здесь явно было не место, и которым простилось бы позорное бегство, рвались в бой. Под мостом стоял шум, визг, громовой лай и протяжные стоны. Хуже пришлось тем, кто был слабее физически. Когда Баг увидел, как Одноглазый, подскочив к Пинте, попытался вонзить острые зубы ей в шею, он отпружинил назад, извернулся, оскалился.

– И ты здесь, – прорычал Одноглазый.

– Из твоей затеи ничего не выйдет, – Баг вцепился зубами в холку Одноглазого.

Тот взвыл, а Пинта, не зная, как себя вести, отбежала в сторону. И почти сразу была атакована израненным Живчиком.

Прошло немало времени, прежде чем Одноглазый подал голос, призывая своих соратников дать задний ход. Кто-то хромал, другие с трудом волочили лапы, третьи так и не поднялись с земли.

Уставшая Марфа, лёжа на животе и вытянув передние лапы, делала свистящий вдох, задерживала дыхание и пыталась выдохнуть. Пасть большой собаки была в крови, уши порваны, сильно кровоточила задняя лапа.

– Кто серьёзно пострадал? – спросила она, с трудом подняв голову и осмотревшись.

К ней подошла Люси.

– Дела плохи. Пинта погибла.

Баг стоял возле Пинты, зализывая той рану на боку. Он всё ещё верил, что есть надежда. Вот сейчас Пинта откроет глаза, посмотрит на него, улыбнётся и встанет на лапы. Обязательно встанет.

– Ну Пинта… – шептал Баг. – Давай, я же знаю, ты жива.

– Напрасно стараешься, – крикнула Люси. – Отойди от неё.

В общей сложности погибло восемь собак.

– Наших трое, – протявкала пегая шавка, поджимая лапу.

– Здорово они меня помяли, – сокрушался Шустрик. Он примчался из ниоткуда, и сразу вступил в схватку. И хоть драться Шустрик не любил – а если говорить правду, не умел – сегодня показал себя с хорошей стороны.

– Не думал, что ты появишься, – сказал ему Баг.

– Как я мог не появиться? А ты видел меня в деле? Я к Одноглазому подскочил и за заднюю лапу его… Видел, Баг? Он аж взвыл! А я снова зубы сжал, – и чтобы придать словам значимости, Шустрик начал щёлкать пастью.

– Угомонись, – едва слышно простонала Марфа.

– А я чего, просто Багу рассказываю. Вообще, хорошо мы их сегодня проучили, мне даже понравилось.

– Это далеко не конец, Одноглазый не успокоится. Он не из тех, кто признаёт поражения.

– Ничего, – Шустрик умудрился отыскать кусочек косточки и мгновенно её проглотил. – Пусть только сунутся, мы снова их… я ведь Одноглазого за ногу. Честно! И пастью – щёлк. Кто-нибудь это видел, а?

Встав на трясущиеся лапы, Марфа отправилась к себе.

– Марфа, – к ней подбежал Баг. – Мне жаль, что погибла Пинта.

– И мне жаль. Значит, ей суждено было погибнуть именно здесь и сейчас. Хорошая была собака, хоть и глуповата.

– И трусиха страшная, – грустно улыбнулся Баг.

– Видишь, как вышло. Я боялась, что когда меня не станет, Пинте придётся туго. Теперь сама ковыляю, а Пинты больше нет. Жизнь… кто её разберёт?!

Помолчав, Марфа добавила:

– Беру свои слова обратно. Если бы не ты, Баг, всё могло закончиться плачевно.

– Брось. Не думай сейчас об этом. Лучше скажи, как самочувствие?

Марфа залаяла.

– Всё болит, Баг, не уверена, что смогу выкарабкаться.

Баг промолчал. Проводив взглядов Марфу, он подошёл к Люси и Шустрику.

– Ну, какие планы?

– Никаких, – зло ответила Люси. – Надо порядок здесь навести.

– Только на меня не рассчитывайте, – поспешил сказать Шустрик. – У меня дела срочные, бежать надо.

– Скорее прыгать, как лягушка. Что с лапой?

– Ерунда. Одноглазому досталось больше. Я ж ему заднюю лапу прокусил. Подбежал и зубами – щёлк. А он…

– Сколько можно? – разозлилась Люси. – Уходи, без тебя справимся.

– И, наверное, без меня, – виновато сказал Баг. – Мне необходимо встретиться с Сэлой.

Люси фыркнула, но ничего не сказала. Баг с Шустриком ушли.

 
***

С Сэлой удалось встретиться вечером. Сегодня хозяин был в хорошем настроении, разговаривал по телефону и много улыбался, поэтому не стал препятствовать общению собак. Баг вкратце пересказал Сэле утренние события, заметив, как вытянулась её мордочка, округлились глаза и в них блеснули искорки страха.

– Мне жаль, – ответила Сэла, искоса поглядывая на хозяина. – Но я вижу, ты ещё что-то хочешь сказать.

– Сэла, разговор предстоит важный. Не буду затягивать, у нас мало времени. Ответь, ты хотела бы со мной убежать?

– Куда?

– Просто убежать. Быть вместе, скитаться по городу и никогда не расставаться.

– Мне не нравится слово «скитаться». А нельзя остаться здесь, ближе к дому?

– Пойми, если ты согласишься на побег, ты должна забыть о своём доме, о хозяевах, о прошлой жизни.

Сэла колебалась. Видя её замешательство, Баг поспешил добавить:

– Я не настаиваю, но мне кажется, побег – наш единственный шанс быть всегда рядом друг с другом.

– Мне страшно, Баг.

– Знаю.

В этот момент хозяин убрал телефон и обратился к Сэле:

– Нагулялась? Пошли домой.

– Сэла, подумай над моим предложением, – залаял Баг.

– Подумаю.

– Я буду тебя ждать. И ещё я, кажется… Кажется, я… ну… влюбился в тебя, Сэла.

Сэла с хозяином были уже на значительном расстоянии от Бага, но после его слов пуделиха резко обернулась.

– Баг, – тявкнула он. – Я тоже кажется… влюбилась в тебя.

Возликовав, Баг решил, что теперь ему под силу свернуть горы. Да что там горы… Он реки готов повернуть вспять. Последнее слово за Сэлой. Только бы она приняла правильное решение.

Глава четвёртая

Мопсиха спешит на помощь

Два дня Багу не удавалось поговорить с Сэлой. Пуделиху выгуливала мама, и всякий раз, завидев Бага, она тянула поводок, уводя Сэлу подальше от этого «дворового пса». Так мама окрестила Бага, и справедливости ради стоит заметить: в чём-то она была права. Баг действительно обычный дворовый пёс, не претендующий на статус породистой собаки. И что с того? Можно подумать, рассуждал он, собаки, которым посчастливилось родиться породистыми, обладают сверхъестественными способностями. У них четыре лапы, как и у Бага, одна голова, два глаза, нос и хвост. Собака она и есть собака – вне зависимости от всяких там титулов.

Жаль, не всем людям дано понять такую простую истину. Большинству подавай породистых питомцев и чтобы обязательно с родословной, с родителями-призёрами и прочей чепухой. А ведь если капнуть поглубже, собака – друг человека. Это известно каждому псу – будь то бездомный скиталец или изнеженный заботой домашний любимец. А разве друзей выбирают по их положению в обществе? Нет, дружба – это нечто большее. В понимании Бага, дружба была огромным переливающимся шаром, от которого исходит тепло и пахнет вкусной колбасой. Дружба тесно связана с преданностью. Быть преданным намного важнее, чем быть породистым. Так думал Баг, и вряд ли кто-то мог его переубедить.

Сейчас он бежал по тротуару, пытаясь проглотить комок обиды, застрявший в горле. Хозяйка Сэлы едва не ударила его веткой по хребту. Жестоко. Плохая женщина, решил он окончательно и бесповоротно. И есть хочется, аж желудок сводит. Всё сразу навалилось на Бага, верно подмечено – беда не приходит одна.

Подбежав к мусорным контейнерам, Баг начал принюхиваться. Пахло пластмассой, резиной, горелыми проводами и… хлебом. Баг обежал контейнер, затем остановился, поставил на него передние лапы, щелкнул пастью. Так и есть – запах плесневелого хлеба выбивается из-под металлической крышки. Ну что за невезение такое? Крышку ему не открыть и пытаться не стоит, а убежать и забыть струйки вкусного аромата (да, для бездомных собак даже заплесневевший кусочек хлеба кажется деликатесом) Баг никак не мог решиться.

Просидев возле контейнера до тех пор, пока его не отогнал дворник, Баг посеменил в сторону строительной площадки. Может, там удастся чем-нибудь полакомиться. Некоторые рабочие проявляют к местным собакам внимание, оставляют съестное возле забора. Но не всё так радужно, стройка – чужая территория. Охотников перекусить слишком много, вот и разделили собаки клочки земли на своеобразные делянки: этот кусок наш, другим здесь не место, а тот ваш, и мы туда не сунемся.

Частенько на стройке бывает Шустрик. Заранее зная, что может понести телесное наказание, он, несмотря на страх, крадучись подбирается к высокому железобетонному забору (в нескольких местах сделаны подкопы), принюхивается и напрочь забывает об инстинкте самосохранения.

Как правило, найти еду Шустрику не удаётся. Четвероногие хозяева стройки замечают Шустрика раньше, чем тому удаётся отыскать вожделенную еду.

Но у Бага есть свой секрет. Надо бежать вдоль забора, потом свернуть, миновать ворота и юркнуть в кусты. Полдела сделано. Теперь остаётся ждать маленького человека. Забавный такой человечек, люди называют его Михалычем, а собаки, которым вход на стройку заказан, прозвали коротышку Добряком.

Михалыч и в самом деле добряк. Никогда не пройдёт мимо, не угостив какой-нибудь вкусностью. В руках Добряка чёрный пакет, в пакете еда. В основном бутерброды и печенье – деликатесы.

Единственный минус, Михалыч бывает на стройке не так часто, как того хотелось бы вечно голодным хвостатым бродягам.

Сегодня Баг решил, что ему непременно повезёт, он обязательно встретит Добряка, и тот угостит старого знакомого печенюшкой или отломит половину бутерброда. Багу должно повезти, таков закон жизни. Он знал, что жизнь полосатая, правда, не чёрно-белая, как утверждают многие, а разноцветная. Полосы, по которым ты идёшь, в зависимости от ситуаций меняют цвет. Пять минут назад полоска была зелёной, и ты был сыт, а теперь почернела, и тебя кто-то ударил палкой. Ближе к вечеру встретил старого знакомого, и чёрная полоса сделалась светлее, превратившись сначала в серую, а затем в оранжево-жёлтую.

После знакомства с Сэлой жизненная дорожка Бага окрасилась яркими цветами. Даже мелкие неурядицы не в состоянии изменить светлые тона на более суровые.

Добряка Баг прождал до темна. За это время успел перекинуться парой фраз с Шустриком, тот спешил к супермаркету и лишь гавкнул на ходу, что жутко проголодался, сцепился с псом из соседнего района и был атакован неправильной вороной, пытавшейся прогнать Бага из кустов.

Добряк не пришёл, Багу не оставалось ничего другого, как с тоской взглянуть на ворота, вильнут хвостом и вернуться обратно.

Ничего, внушал он себе, тёмно-синяя полоска, что сейчас расстелилась под лапами, скоро превратится в голубую. Или бирюзовую. А быть может, в изумрудную. Когда-нибудь у жизни закончатся краски тёмных тонов, и ей не останется ничего другого, как раскрашивать полоски в весёлые цвета, излучающие теплоту и спокойствие. Эх, скорее бы настали эти удивительные денёчки.

***

Мопсиха Кора была заносчива и надменна. Выходя на прогулку, она не бегала по газону, не гоняла голубей и обращала мало внимания на других собак. Шла, никого не замечая, изредка пофыркивая и виляя хвостиком-обрубком. Воображала, что ей нет равных. Дружбу ни с кем не водила, а с Сэлой сумела сблизиться. Придя к мысли, что с пуделихой ей делить нечего, Кора снизошла до дружеского общения. Всё-таки веселее время на улице проводить, есть с кем пообщаться, обменятся новостями (в основном Кора хвасталась хозяевами и их трепетным отношением к собственной персоне) или просто помолчать за компанию.

Сегодня Баг очень рассчитывал на помощь Коры. Конечно, шансы невелики, но попробовать стоит. Кроме мопсихи, обратиться не к кому, а любое промедление смерти подобно.

Дождавшись, когда Кора поравняется со скамьёй, Баг вышел из кустов и склонил голову набок. Кора сделала вид, что не заметила пса.

– Привет, – протявкал Баг.

Хозяйка Коры не имела ничего против Бага, отгонять не стала, но поводок мопсихи слегка натянула.

– Ты со мной здороваешься, что ли? – лениво спросила Кора.

– Да. Ты ведь Кора, я прав?

– А ты кто такой?

– Я Баг.

– Мне это ни о чём не говорит. И сделай одолжение, отойди подальше, от тебя пахнет мусорным ведром.

Баг оскорбился, но вида не подал. Вместо этого он решил съязвить.

– А ты часто нюхаешь мусорные вёдра?

Кора взвизгнула и залаяла.

– Тише-тише, – испугался Баг. – Извини, я перегнул палку. Не сердись.

– Меня так ещё никто не оскорблял.

– Меня тоже, – соврал Баг.

Кора умолкла и отвернула морду.

– Ты можешь на меня злиться и считать невеждой…

– Я именно так и считаю, – перебила Бага мопсиха.

– …но мне необходимо заручиться твоей поддержкой.

– Никогда.

– Мне и Сэле, – заскулил Баг.

Кора насторожилась.

– Ты знаком с Сэлой? Она мне ничего про тебя не рассказывала.

– Спроси её в следующий раз, обязательно расскажет.

– Что ты там говорил о поддержке?

– Хозяйка Сэлы не разрешает подходить к ним ближе, чем на пять метров. А мне надо переговорить с Сэлой. Кора, помоги, пожалуйста.

– Чем?

– Ты у них на хорошем счету, предложи Сэле побегать по газону. Вас спустят с поводка, а я буду сидеть в кустах. Мне хватит минуты, чтобы обо всём договориться. Ну как, согласна?

Кора долго молчала, обнюхивая бордюрный камень.

– Кора, не молчи.

– Я думаю.

– Хотелось бы, чтобы ты делала это быстрее.

– Не наседай на меня. Обещать ничего не могу, потому что не уверена в своём настроении. Оно у меня меняется несколько раз в день. Хорошее быстро делается плохим. И наоборот. Такая особенность характера.

– Капризный характер, – не удержался Баг.

– Опять начинаешь?

– Констатирую факт.

– Не надо ничего констатировать. Иди, сиди в своих кустах. Увижу Сэлу, предложу побегать. Только долго ты просидеть там можешь, учти.

– Готов замереть хоть на неделю.

– И всё-таки как от тебя пахнет мусорным ведром. Уф! – Кора чихнула.

– Будь здорова.

– И тебе того же, – мопсиха, смахивая на раздутый шарик на ножках, побежала за хозяйкой.

Баг немного воспрял духом. Если Кора не подведёт и им с Сэлой удастся встретиться, судьбе нужно будет сказать спасибо за подаренный шанс.

***

Помогать Багу Кора не собиралась. Ещё чего! Этот бездомный пёс оскорбил её на глазах хозяйки – невиданная наглость. И самоуверенности ему не занимать; подошёл, заговорил, словно они состоят в приятельских отношениях. Ох уж эти бродячие грубияны, никакого воспитания и уважения к собакам домашним, интеллигентным.

Ночью Коре не спалось, уснуть мешали слова Бага. В разговоре он упомянул Сэлу, это обстоятельство пробудило в мопсихе неподдельный интерес. Что общего может быть у Бага с Сэлой? Неужели этот убогий замышляет какую-то авантюру? Кора вздохнула, вытянула толстые лапки и начала причмокивать. Всю ночь её гложило любопытство, мысли о предстоящей встрече дворняги и пуделихи (Кора уже решила, что выполнит просьбу Бага) не давали покоя. Дошло до того, что утром мопсиха проигнорировала миску с кормом – так не терпелось оказаться на улице и стать свидетельницей удивительного события.

Еле дождавшись, когда хозяйка выведет её на прогулку, Кора, оказавшись на улице, помчалась по тротуару, сопя и повизгивая от предвкушения. Никогда прежде Кора не передвигалась настолько проворно. Даже хозяйка, едва поспевая за питомицей, несколько раз просила ту сбавить шаг.

– Куда тебя несёт? Кора, не торопись.

В парке мопсиха огляделась по сторонам. Сэлы здесь не было, зато из кустов высунулась понурая морда Бага. Это ж надо, подумала Кора, поймав себя на мысли, что начала завидовать Сэле, не иначе провёл в парке целую ночь? Вот это да.

Не переставая перебирать лапками, мопсиха семенила по дорожкам, непрестанно вертя головой. Выпученные глазки всматривались в проходящих мимо собак, носик дёргался, вдыхая струйки запахов, но интереса они не вызывали. Кора была занята – она искала Сэлу.

Прошло полчаса, хозяйка потянула мопсиху к выходу. Кора упиралась, как могла, даже начала недовольно тявкать, мол, подожди, не нагулялась я, давай ещё немного пройдёмся. Хозяйка восприняла лай Коры по-своему.

– Ты не выспалась, потому капризничаешь. Пошли домой.

До вечера Кора промаялась в четырёх стенах. Оживилась лишь, когда настал час вечерней прогулки. Несмотря на мелкий дождик, который в любое другое время заставил бы мопсиху неподвижно просидеть на крыльце, Кора торопилась в парк, поражаясь собственной безрассудности. Неужели это я, – думала она, наступая в мелкие лужицы. – Бегу сломя голову, чтобы выполнить поручение дворняги. Невероятно. Не иначе Баг меня загипнотизировал.

Увидев Сэлу, Кора зашлась лаем. Наконец-то. Встретились. Рванув вперёд, мопсиха умудрилась выдернуть из рук хозяйки поводок.

 

– Стой! Кора! Да что с тобой сегодня?

Подбежав к пуделихе, Кора быстро проговорила:

– Привет. У меня к тебе разговор. Ты знаешь пса по имени Баг?

– Знаю, – ответила Сэла, обменявшись с Корой дружеским обнюхиванием.

– Так вот, он сейчас сидит в кустах и ждёт тебя. Мы с тобой должны поиграть на газоне, потом ты незаметно прошмыгнёшь в кусты.

Сэла начала ходить кругами.

– Что он ещё сказал?

– Больше ничего. Но я хочу знать всю правду, рассказывай, когда и как вы познакомились?

Ответить Сэла не успела, хозяйка Коры подбежала к хозяйке Сэлы, подняла поводок и погрозила мопсихе пальцем.

– Смотри у меня.

Кора сделала вид, что ей стыдно: шмыгнула носом, опустила глаза и вильнула хвостиком.

Пока хозяйки делились новостями, собаки приступили к исполнению своего плана. Первой желание порезвиться изъявила Сэла. Подскочила к Коре, шутливо куснув ту за ухо.

– Больно же, – проворчала мопсиха.

– Извини, так получилось. Не стой столбом, сделай вид, что тоже хочешь побегать.

Кора тявкнула, предприняв неудачную попытку куснуть за ухо пуделиху.

– Промахнулась-промахнулась, – веселилась Сэла.

– Я промахнулась? Ну подожди у меня, – натянув поводок, Кора исхитрилась цапнуть Сэлу за лапу.

Та в долгу не осталась. Прыгая, поскуливая и искоса поглядывая на хозяек, они вскоре добились желаемого результата. Отстегнув поводки, хозяйки разрешили побегать.

– Вперёд, – гавкнула Сэла, рванув к кустам.

– Не так быстро, у меня в отличие от некоторых не такие длинные лапы.

– Не отставай.

– Сэла, ты обещала ввести меня в курс дела. Я помогла вам. Сэла, остановись!

Но пуделиха, забыв, что по плану Бага, прежде чем скрыться в кустах, они с Корой должны немного поиграть, решила не тратить время впустую.

– Баг, – крикнула она, тяжело дыша. – Кора мне сказала…

– Сэла, ничего не говори, – взволнованно ответил Баг. – Сейчас мы с тобой убежим.

– Как сейчас?!

– Сейчас или никогда, – повторил Баг. – Решайся!

– Баг, я не готова к побегу. Всё так неожиданно. Дома у меня осталась любимая игрушка, без неё я не могу бежать.

– Какая игрушка, Сэла?! Не о том ты думаешь.

Кора юркнула в кусты и, не удержавшись на лапах, плюхнулась на кусок картона.

– Сердце из груди выскакивает. О чём вы здесь шепчетесь? Я имею права знать!

Баг пристально смотрел на Сэлу.

– Жду твоего ответа.

– Какого ответа он ждёт, Сэла? – допытывалась Кора.

– У нас мало времени, – заскулил Баг.

Сэла молчала.

– Меня кто-нибудь просветит?

– Помолчи, Кора.

– Да как ты смеешь?! Я ради вас… а вы… Неблагодарные!

– Сэла! Сэла, ко мне! – раздался голос хозяйки.

– Времени совсем не осталось, – тихо сказал Баг.

Кора высунулась из кустов.

– Твоя хозяйка идёт сюда.

– Сэла, ты где?

Баг вильнул хвостом.

– Ты отказываешься бежать?

– Они в кустах, – послышался голос Кориной хозяйки.

– Она уже совсем близко, – прошептала мопсиха.

– Сэла, – Баг ткнулся носом в ухо пуделихи. – Я всё понимаю, ты не готова.

– Вот вы где, Сэла, быстро вылезай.

Посмотрев на хозяйку, Сэла громко гавкнула, выскочила из кустов и что было сил побежала по мокрой траве.

– Догоняй, Баг!

Баг бросился следом за пуделихой.

– Сэла! – Зашлась криком хозяйка.

– Что творится, – проговорила изумлённая мопсиха. – Во дела! Сэла сбежала с бродячим псом. Кому рассказать, не поверят ни словечку.

Воздух пах весной и переменами. На город опускались сумерки, а для двух собак начиналась новая жизнь.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?