3 książki za 35 oszczędź od 50%

Шут из Бергхейма. Выводок

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Шут из Бергхейма. Выводок
Шут из Бергхейма. Выводок
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,21  24,17 
Шут из Бергхейма. Выводок
Audio
Шут из Бергхейма. Выводок
Audiobook
Czyta Дмитрий Горячкин
18,90 
Szczegóły
Шут из Бергхейма. Выводок
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая. Рейдовер

Мертвый рыцарь перестал колошматить танков и, будто обидевшись, побрел в центр костяного зала. Под ржавыми сабатонами захрустели черепа. Часть доспехов босса сгнила, и сквозь дыры виднелась мумифицированная плоть. Ростом доблестный воин был метров десять, однако мечом он работал очень быстро, для таких-то габаритов. Сейчас он тащил меч за собой, словно игрушку, которая надоела, но ее жаль выбросить.

– Приготовились! Милишники, отходим!

Вот прямо так сразу и отходим. Нет, братишка, тут так нельзя. Хочешь в логи – считай секунды. Босс должен пересечь круг из костей, и только потом станет иммунным. За это время хороший берсерк вольет порядочный урон, если разогнался. А я, несомненно, разогнался.

«За горло!»

Усиление «Кровавое безумие» активировано.

Лорд Штайнессер получает ослабление от вашего «Пронзания»

Лорд Штайнессер получает ослабление от вашего «Пронзания» (2)

Лорд Штайнессер получает ослабление от вашего «Пронзания» (3)

Все, третий стак. Ну, держись, ходячий! Сабатон мертвеца оторвался от пола, и громила, упакованный в ржавые латы, сделал еще один шаг к кругу.

Теневой клинок активирован!

Меч Ста Сожранных Душ вспыхнул от влитой в него силы. Я с размаху рубанул лорду по колену, предвкушая сочную разрядку урона. БАЦ!

Внизу, на краю поля зрения, всплыло:

«Лорд Штайнессер получает 0 повреждений физического урона. Лорд Штайнессер получает 0 повреждений дополнительного урона от тьмы».

Меня развернуло от отдачи. С трудом удержавшись на ногах, я злобно уставился на босса. Это как так?! Опоздал?! Или что-то изменили в последнем патче? Это ж сколько астрономического урона я только что слил в иммун?! Ежка матрешка!

– Викинг?! Какого хрена ты там забыл? Опять в ДПС-метр долбишься?!

Что за ерунда? Ну не мог я опоздать! Здесь окно в шесть секунд! Какого хрена он иммунный?

Героический прыжок активирован.

Я влетел в толпу рейда, собравшегося вокруг Валько. Положил дышащее светом рун лезвие себе на наплечник. Вот ведь латная скотина!

Лорд Штайнессер остановился:

– Голоса. Их голоса не давали мне спать. Когда они приходили ночью, к моей кроватке. Где ты был, отец? Они нашептывали. НАШЕПТЫВАЛИ! Их тени стояли вокруг и ждали меня. Звали меня!

– По местам! – заорал Валько. – Кларк, быстро из рейда – кайти сферу! Танки, ловите говно!

Два рослых северянина, одинаковых в своем сете, как братья, уже перекрыли коридор из дальнего зала и массовыми ударами набирали на себя визгливую мелочь. Черные, сгорбленные силуэты прыгали на воителей из темноты, отскакивали и пищали, как рехнувшиеся крысы.

Да, потеря в ротации Теневого Клинка мне аукнется. Бой теперь точно окажется средним, а то и ниже среднего. Не ворвусь на этой неделе в рейтинги… Предыдущая попытка была очень хороша, но мы все равно легли. А тут… Тут, по закону подлости, босса пройдем, и я отправлюсь на русский сегмент с логами ниже среднего! Прощай, топ-десять.

Высокие своды подземного Храма Смерти задрожали, сверху посыпалась крошка.

– Отец мой! Приди! – загудел закованный в ржавые доспехи лорд Штайнессер. Сквозь дыры в шлеме белело мертвое лицо со струпьями кожи на подгнивших скулах. Взяв огромный меч обеими руками, босс со скрежетом вонзил его в пол. – Приди хотя бы раз!

– Смотрим по сторонам и пошли-пошли-пошли! – приказал Валько.

Рейд двинулся вокруг причитающего Штайнессера. Тот звал папу. Папа слал ему в помощь разную мелкую дичь, которую перехватывали танки. От меча по полу расходились черные трещины. Все шло как обычно.

Вообще, оба предыдущих вайпа были по моей вине. Сначала тушкопулом, когда случайно швырнул в Штайнессера «Топор ненависти». Босс выбрал меня в качестве цели и сделал шаг. Тюкнул легонько. Я, разумеется, почти умер, но машинально отпрыгнул от него подальше. Точно так же машинально наш шаман решил меня полечить, а то чего это у него рейдовая панель не по феншую красная.

Лорд тут же забыл про меня, повернулся к лекарю и сдал в него конусный удар. Так как хилы обычно торчат с РДД – толпу кольчужно-тряпочных героев попросту сдуло. Меня поругали. Но так, гуманно.

В предпоследней фазе второй попытки я слишком быстро убил адда. Иногда убивать надо медленно, что в моем крошечном берсерочьем мозгу, разумеется, не задерживается.

Но что поделать – у некоторых наших ребят оружие было поумнее меня. В плане нарисованных игрой циферок интеллекта, конечно.

Поэтому сейчас я был начеку. Третьего вайпа мне не простят, несмотря на все мое обаяние.

– Ой-ой, – звонко воскликнул женский голос оповещения.

Пол вспучился, из-под него полезла белая сфера, похожая на шаровую молнию. Всплыла и двинулась к забившемуся в самый дальний угол Кларку. Охотник, больше похожий на оживший ходячий куст из-за опутывающих его доспех веток, бил по боссу автоатакой. На все подобные тактики Валько всегда ставил Кларка. Сфера должна была захватить самого дальнего от нее человека, сфокусироваться и доползти до него (разумеется, как можно позже, но уйти от этого рока никак нельзя).

– Ножками-ножками шевелим!

– Отец мой! Ты говорил, что никогда не оставишь меня. Но вместо тебя со мною были лишь тени! Где ты, отец? – громыхал лорд.

Танки забивали оптовую партию нечисти прямо на входе в зал. Отрабатывали блатное положение. Валько отдавал им лучший шмот. В клане с этим никто не спорил: одетый танк – счастливый рейд. Тем более что и Табуреддкин, и Мезарка были ребята ответственные, лояльные и понимающие, что роль танка – это не только носить щит да долбить босса в морду.

Но мы все равно постоянно подтрунивали над их привилегированным положением.

– Буренка, сэйв! Остальные прожались! – гаркнул Валько.

Трещины достигли стен, и отовсюду в нас ударил черный свет.

«Плач об отце» наносит 400 урона тьмы. 1600 заблокировано. Ваше здоровье 1350/1950

Полоса здоровья тут же полезла вверх. Буренка затянула восстанавливающую песнь. Жрица в сексуальном белье кружилась посреди рейда, и я старался в ее сторону не смотреть хотя бы по той причине, что Буренка – это Миша из Челябинска, студент-второкурсник с очень развитым чувством собственной важности.

– Кларк, сука! – взвыл Валько. – Кларк! Мускул сэйв, млять!

Охотник уткнулся носом в стену и упорно пытался пробежать ее насквозь. Сейв его почти спас, но вот сфера – неторопливая, неумолимая – доползла до зависшего рейдера. Вспышка.

– Спасибо, папа! – прогудел босс в ослепительном белом. Я попятился, промаргиваясь. Дело бесполезное, но от инстинктов не уйдешь. В молочном мире постепенно проступил Храм Мертвых, с потрескавшимися черепами на колоннах.

– На ком сфера? Кайтите!

– Ой-ой. Ой-ой! – заверещало оповещение. Внизу проплыло:

«Слеза отца» наносит 900 урона смерти. 1300 заблокировано. Ваше здоровье 1050/1950.

– Хилы, тащите, родные. Да на ком сфера, убогие?!

Рейд жался в сторону от ползущего к нему искрящего сгустка. Танки расправились с мелочью и потащили босса на место, перехватывая его крошащие удары.

– Сука, посмотрите, млять, ваши дебафы! – орал Валько. – Вызовите их и посмотрите! Быстро!

Сфера набирала скорость, приближаясь. Я выглядывал, в кого же она целится, пятился вместе со всеми, сжимая бесполезный Меч Ста Сожранных Душ, и понимал, что это вайп. На Штайнессере! Третий! Что за день-то такой?

– Викинг, млять! – ото льда в голосе рейд-лидера я покрылся потом. Что значит Викинг? Я тут при чем?

И вот именно в этот момент я увидел иконку дебафа «Вас преследуют». Чертова строчка с уроном закрыла ее напрочь, оставив только красную рамку. Нет, все-таки эти дополнительные настройки – прекрасное изобретение, но, думаю, в рейде сейчас никто так не считает. Героический прыжок откатился, и я сумасшедшим кузнечиком-переростком вылетел из толпы.

Как раз навстречу слезе. Уже в полете понял, что ошибся еще раз. Сегодня явно не день Егорки…

– Походу, Элвис покидает здание, – сказал я, глядя, как ко мне приближается сверкающая дрянь. Шлеп. Звяк. Вспышка. Все белое. В молочном небытии проступил череп в рогатом шлеме, из глазниц клубился дымок.

Смертельный урон. Прочность ваших вещей снижена на 30 %

Один за другим погасли фреймы танков. Сейчас я видел только интерфейс, как в старые добрые, докапсульные, времена.

Наверное, лорд-нытик впечатал братьев-северян в растрескавшийся пол. Под дебафом дезориентации те и защищаться не могли. Половина рейда легла после того, как я словил сферу.

– Викинг, гребанный ты рак! – крикнул кто-то.

– Да ты охерел, Викинг!

– Отец! Они послужат тебе с толком! – радостно ревел лорд Штайнессер, отправляя в пустоту оставшихся рейдеров.

Стыдно – не то слово.

Одна за другой схлопнулись все тридцать панелей. Последним пытался выжить наш разбойник, из новичков, но его зашибло аурой.

– А че тут случилось, пацаны? Я отходил, – попытался отшутиться я. Раньше такое прокатывало, но теперь ты лежишь в своем электронном гробу, и если встанешь, то выйдешь из игры. Где-то так, как вышел Кларк.

– На замену, Викинг, – процедил невидимый Валько. – Пипец – на плаксе вайпнуться. Вы чего, после такого позора хотите на ласта идти? Играть научитесь, крабообразные.

– Да я с интерфейсом переиграл, виноват.

– Вот посиди на лавочке, посмотри на травушку, да настрой свой гребанный интерфейс! – сказал Валько. – Три вайпа на фармовом боссе – я очень разочарован.

Вы исключены из рейдовой группы

Рейд-лидер у нас суровый. Он, наверное, социопат. Или как там называются люди, которые никогда ни с кем лично не общаются? Наш клан встречался уже трижды, многих я знал лично, а вот Валько, бессменный лидер, не появлялся ни разу. Маг в голубом балахоне – вот и все, что мы о нем знали. Маг, прекрасно знающий тактики, великолепно разбирающийся в механике всех классов, всех боссов и схватывающий на лету любое событие на поле боя. Талант от Бога, честное слово.

 

Тьма ушла, и я оказался на холме у старой мельницы со сгнившими лопастями. Дорожный указатель, на котором висельниками болтались плетеные куклы с глазами-шишками, покосился. Хмурые тучи скорбно плыли над черной землей с мертвыми деревнями. Когда-то тут правил Штайнессер, пока не перебрался в подземелье. Вместе с половиной жителей.

Дорога спускалась к храму, где я только что покарал весь рейд.

Один за другим у мельницы появлялись наши. Кое-кто смотрел на меня недовольно, кто-то подмигнул ободряюще. Табуреддкин хлопнул по плечу и бросил:

– Рачина!

– Не рачина, а крабик, – поправил его я.

Из-под шлема булькнул смешок.

– Все шутишь? – рядом оказался Валько.

– Нет, – ответил я. – Какие шутки. Разве можно с такими вещами вообще шутить? Разве нормальный человек будет шутить над ситуацией, когда двадцать девять величайших героев Лайланда погибли?! Но я ведь ломать. Я стараться. Я бить большого плаксу моей острая палка сильно-сильно. А он…

– Хватит, Егор, – сказал рейд-лидер. Валько в голубом балахоне висел в полуметре над дорогой. Его одеяние красиво трепал ветер. Куклы на столбе раскачивались. – Ну, не смешно уже. Что за донные ошибки? Ну, совсем на тебя не похоже.

– Да шут его знает, Валько, – неожиданно для себя серьезно ответил я. Развел руками, показывая на темный, мрачный мир вокруг нас:

– Может, надоело это все? Каждую неделю одно и то же. Скучно. Как на работу.

Лицо мага скрывал капюшон. Волшебники любят такую таинственность. Логично, конечно. Может, у него там глаза рыбьи, или жидкая поросль усиков вместо бороды, или прыщи со спичечную головку. А так – черное ничто, очень драматично и загадочно.

– Знаешь, Егор… Отдохни пока, ладно? Я пока поищу тебе замену. Захочешь вновь всерьез играть – дай знать.

О, походу меня увольняют.

– А пока – лучше возьми отпуск. Ты хороший игрок. Но сейчас мне в рейде нужны те, кто хочет играть, а не просто привык. Понимаешь?

– Ты меня больше не любишь? – спросил я.

– Дурак ты, – отмахнулся Валько и поплыл над дорогой в сторону храма. Рейд потянулся за ним. Из портала выскочил пришедший мне на замену паладин. Он смущенно кивнул легендарному берсерку и проскочил мимо. В небе заворочался гром.

На соседнем холме, меж двух сгоревших домов, застыл высокий, выше печной трубы, силуэт с длинными руками. Сгорбившаяся тварь наблюдала за мною, не понимая, что я набил таких, как она, около тысячи, прежде чем получил доступ к рейду. Тварь думала, что сожрет невинную душу.

Я думал о том, что устал и с удовольствием посмотрел бы какую-нибудь ерунду по телеку. Или почитал бы. Тоже развлечение. Игра давно надоела. Часто в рейд приходил с надеждой, что мы не соберем тридцать бойцов, и можно будет выползти из капсулы. Прогуляться.

Отпуск!

Я вызвал жестом панель выхода и ткнул в кнопку.

Пилик.

«Выход» мигнул и снова загорелся. Мир не померк, отключения не произошло.

Пилик.

Пилик-пилик-пилик.

Пилик-пилик-пилик-пилик!

– Ой-ой, – сказал я, в тон оповещению о проблемах.

Вся социальная панель заблокировалась. Я ткнул в чат гильдии, но ничего не смог туда написать. Попытался выдавить что-то из себя в общий канал – глухо. Просто деактивированные поля.

Меню. Поддержка.

Тоже все серое, неактивное.

Повис. Так, в панику не впадаем. Такое бывает. Редко, но бывает. В больших городах на этот случай всегда стоят башни Хранителей, где дежурят в игровом мире работники поддержки. Если все совсем плохо – нужно просто добраться до города.

Я, конечно, не рассчитывал на путешествие, но что поделать. Вызов транспорта.

Неактивно.

Это что, мне туда пешочком? До сети телепортов идти часа два точно.

Пилик.

«Выход» так и не очнулся.

Ладно. Пренебречь, братцы, вальсируем. Я зашагал по дороге прочь от храма.

«Отвязка от аккаунта…»

Что, простите?

«… завершена»

Меня выпнуло из тела берсерка, и тот грудой поломанного железа грохнулся на дорогу. Я смотрел на свое игровое тело откуда-то сверху. Электронный призрак над электронным трупом. Меч Ста Сожранных Душ светился тускло-зеленым светом за спиной поверженного громилы. Из-за мельницы показалась долговязая согнутая фигура. Клыкастая пасть, созданная из тьмы, разинулась в хищной усмешке. На лапах заплясали щупальцы-когти. Тень Падшего обогнула здание и потянулась к моему трупу.

«Эмуляция аккаунта – готово»

Что?

«Привязка эмуляции – успешно»

«Выбор стартовой локации – Бергхейм»

«Выбор имени персонажа – Лолушко»

«Выбор класса персонажа – Шут»

«Ошибка системы, класс не найден»

«Загрузка класса с сервера – успешно»

«Конфигурация настроек характеристик – успешно»

«Ваш класс – Шут. Хотите посмотреть подробности класса?»

Куклы на покосившемся указателе смотрели на меня. И, по-моему, ржали.

Тень Падшего вонзила в мертвеца лапу, склонилась к шее берсерка. Блеснули сотканные из света зубы. Что-то хрустнуло, и огромная туша стала втекать в моего героя. Воин подергивался в судорогах.

Я мог лишь наблюдать за этим.

Тьма пришла так, как, наверное, приходит смерть в реальной жизни. Мир померк, и меня потащило куда-то назад, в пустоту.

Сценарист

– Сервисная служба «Волшебные миры»? – полицейский проверил документы, с ухмылкой посмотрел на заляпанный белый фургон с эмблемой конторы. Рыцарь, прижимающийся спиной к космодесантнику. Массивный пулемет последнего терялся в грязных разводах.

«Вместе – победим» сообщал лозунг под рисунком.

– Игры, да?

Водитель сухо кивнул. Пальцы поглаживали кожаную оплетку руля. Взгляд глубоко посаженных глаз смотрел на дорогу, куда-то дальше конусов света от фар. Худой, скулы обтянуты, щеки запавшие. «Либо недоедает, либо болеет», – решил про себя полицейский. Из салона пахло туалетной водой.

Пижон.

– Багажник откройте, пожалуйста.

Мужчина повернул голову. Выражение глаз чуть изменилось, стало задумчиво-хищным. Будто изнутри человека облизнулся монстр, но затем спрятался. Может, он угашенный?

Полицейский отошел от автомобиля, глянул на сидящего в патрульном «форде» напарника, проверил кобуру. Ночную дорогу озаряли красно-синие вспышки.

Водитель выбрался из микроавтобуса, достал из отделения на двери толстую папку, а затем прошел мимо заляпанного борта и распахнул двери.

Полицейский заглянул внутрь. Кузов был залит голубым светом от игровой капсулы. Огромный хрустальный гроб с лампочками стоял прямо посередине отделения. Надежно перевязан, закреплен. Салон чистый, аккуратный. Но что ж так смущает-то? Что не так-то? На работе разное случается, и чуйка обычно не подводит.

В капсуле лежал человек.

– Что это?

Водитель молча сунул ему документы, накладные, договора, подписи. Полицейский взял фонарик зубами, направил свет на листы и полистал бумаги с печатями. Разрешение на перевозку. Гарантийные обязательства. В целях безопасности нахождение клиента в капсуле. Контактные телефоны. Расписки, сканы документов. Правила перевозки, нормативные акты. Пункт назначения. Дунайский, 34.

Какая же унылая хренотень. Он захлопнул папку, сунул фонарь обратно в карман, глянул на невозмутимого хозяина фургона. Можно было бы и придраться, если разобраться в этой прорве официальных документов.

– Куда его?

– В сервисный центр, на Звездной, – прошелестел водитель. – На стационар. Там все написано.

Полицейский кивнул. Дунайский – это метро «Звездная». Что ж так тревожно?

– И чего, вот так вот и ремонтируете? С людьми?

– Это нечасто случается, – спустя паузу ответил тот. – У пациента была травма мозга, отмечено затухание сигнала. Возможен шок при отключении. Из соображений безопасности возим вот так.

– Сын такую вот дуру хочет, ноет все время. Паладин хренов, – буркнул полицейский. Сунул пачку документов обратно. Что-то было не так. Что-то совсем не так. Водитель смотрел на него странно. Размышляя о чем-то. От этого взгляда по коже мурашки пробежали. – Расскажу ему про затухание сигнала, балбесу.

Мужик даже не улыбнулся.

– Счастливой дороги, – козырнул он владельцу фургона. Пошел к своему «форду». Залез в теплый салон.

– Все ОК? – спросил напарник.

– Ага. Волшебные, блядь, миры едут. Стремный мужик, но документы в порядке.

– Ммм, – напарник смотрел в окно, угрюмо изучая заросли по обе стороны дороги. Микроавтобус мигнул тормозными лампами и прополз мимо. Полицейский срисовал себе номерные знаки машины. Странный фургон. Странный водила.

– Хмырь один переиграл, везут в ремонт. Прямо с хмырем. Капсулы эти ж знаешь?

– Угу. Пробовал. Говно.

– Люстру гаси, и поехали.

* * *

Еще несколько минут Сценарист косился в зеркало заднего вида в ожидании мигалок патруля. Возможно, только что он совершил роковую ошибку. Но вряд ли ему стало бы легче, если бы он прикончил обоих полицейских. Иногда надо выбирать из двух зол. Это не одинокого фрилансера из загородного дома вытаскивать. Паренька этого, может, месяц – два никто не хватится. А вот исчезнувший патруль на уши весь регион поставит.

Но ведь могли же и запомнить… Надо учесть.

Похищение в капсулах было самым нервным из возможных вариантов рекрутинга. Лучше как-то по старинке. По-простому.

Сердце, однако, билось ровно. Он хорошо поохотился сегодня. Он добыл себе того героя, за которым следил несколько недель. И скоро, совсем скоро, Егор «Викинг» Гареев присоединится к его миру.

Волнительный момент. Волнительный.

Сценарист одной рукой раскрыл коробочку с драже «Тик-Так» и бросил одну в рот. Глаза, не мигая, следили за белым трассером шоссе. Фары выдирали из ночной мглы мокрую дорогу. Из магнитолы что-то тихо напевал Шевчук.

Сценарист улыбнулся. Да. Шут – это хорошо. Шут – это очень хорошо. Он должен вписаться в план.

Если, конечно, герой не станет играть в героя.

Впрочем, на все есть варианты.

* * *

Проехав Осьмино, он свернул на проселок, полчаса фургон скрипел подвеской по колдобинам дороги, прежде чем Сценарист вывернул на дорогу к своему участку. У ворот он остановился, вышел в ночную свежесть. Бросил в рот еще одно драже.

Вот оно, его королевство. За высоким забором из профлиста темнел ангар. Сценарист открыл ворота с пульта, и те с гулом поползли в сторону. Тихий район, подвымерший. Летом наезжают дачники, а вот сейчас хорошо. Сейчас тут пусто.

Фургон «Волшебных миров» закатился во двор, и уже через десять минут новичок самой лучшей из игр, запертый в электронном саркофаге, катился на пневмотележке вдоль рядов таких же электронных ячеек общества.

Над каждой капсулой торчал небольшой экранчик, где можно было наблюдать за героями. Однако Сценарист предпочитал делать это у себя в комнате, на большом экране, с хорошим звуком.

Загнав саркофаг на место, он подключил питание. Убедился, что пошла зарядка аккумуляторов, вскрыл перфорированную крышку и посмотрел на лежащего в трусах героя. Сноровисто загнал ему в вену иглу капельницы, сверяясь с показаниями терминала. Быстро подключил его к общей сети.

Сейчас все дается легче. Первый герой, которого взял Сценарист, успел очнуться, пока он возился с настройками. Пришлось его вырубить.

Все приходит с опытом.

Закончив, Сценарист перенастроил терминал и выпустил паренька в самый лучший из миров. Бросил в рот еще один «Тик-Так» и отправился к себе. Ужинать.