Приют для душевнобольных Конора Бёрча

Tekst
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

© Юлия Алпагут, 2021

ISBN 978-5-0055-0111-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1. Чарли

30 сентября 1979 год. Приют для душевнобольных Конора Бёрча. Ночь. Пасмурно. На территории приюта тускло горело несколько фонарей…

Все постояльцы заведения уже давно спали. Ну почти все… По стечению обстоятельств, никого из немногочисленного персонала, кроме сорокапятилетнего сторожа Рика, в приюте не было.

Полночь. Рик, как обычно, делал обход. Обойдя весь первый этаж здания, где находились кухня, столовая, библиотека, комната для развлечений и много чего ещё, он поднялся на второй, где размещались палаты для душевнобольных.

Рик, освещая себе путь фонариком, прошёл по тёмному коридору со множеством дверей с окошками и уже собирался отправиться в свою комнату, как вдруг услышал тихие завывания, доносившиеся до него из-за двери одной из палат. Это была палата Чарли.

Чарли – высокий, крупный мужчина с избыточным весом, тридцати семи лет. Он сидел на своей кровати крепко прижимая к груди плюшевого мишку и, немного покачиваясь из стороны в сторону, тихо выл… «пел» какую-то колыбельную.

Рик подошёл к двери и посветил в окошко. В тёмную комнату тут же проник луч света.

– Эй, ты! – Рик ударил ладонью по двери, – Заткнись!

Крупный мужчина не обратил на это никакого внимания. Он, как ни в чём не бывало, продолжал покачиваться и выть.

– Псих… – усмехнулся Рик.

***

Закончив обход, Рик вернулся в свою маленькую комнату. Письменный стол, стул, шкаф, кровать и тумбочка… больше ничего в комнате не было.

Включив свет, он подошёл к письменному столу, на котором лежало несколько книг, стопка газет и стояла тарелка с двумя яблоками. Мужчина положил на стол фонарик, снял с пояса связку ключей и бросил её рядом.

– Наконец-то, – выдохнул он и, выдвинув стул, устало плюхнулся на него.

Сделав глубокий вдох, Рик взял одну из книг, открыл её где-то на середине и, откинувшись на спинку стула, погрузился в чтение. Прошло некоторое время, и он услышал какие-то тихие, непонятные звуки. Оторвавшись от книги, мужчина повернул голову к двери и прислушался – тишина.

– Пфф… – фыркнул он.

Переведя взгляд на тарелку с яблоками, Рик положил книгу на стол. Потом достал из кармана своих штанов маленький ключик и открыл им ящик стола. В ящике, помимо всякого барахла, лежал довольно большой кухонный нож. Мужчина достал его, взял с тарелки яблоко и, отрезав от него кусочек, засунул себе в рот. Не успел он проживать этот кусочек, как вдруг услышал – дверь в его комнату скрипнула.

Рик повернул голову и, как ошпаренный, вскочил со стула. Яблоко выпало у него из руки и покатилось по полу прямо к ногам незваного гостя.

– Чёрт! – проглотив кусок яблока, выкрикнул он, – Ты меня напугал! Кто ты? И как ты… Я же закрыл все двери!

***

Час ночи. В коридоре на втором этаже горел свет. Двери нескольких палат были распахнуты. На полу лежали изрезанные трупы десятка постояльцев. Весь коридор был залит их кровью…

По коридору к лестнице шёл Чарли. Он ревел. Ревел, как раненный зверь. В одной руке он держал нож, а в другой – связку ключей…

2. Кэтрин

12 сентября 1980 год. Полдень. После прошедшего утром дождя, погода была прекрасная. Ярко светило осеннее солнце, и только пожелтевшие листья и слякоть напоминали о том, что наступила осень.

Двадцатипятилетняя девушка Кэтрин прошла вдоль высокого, каменного забора и остановилась возле металлических ворот. Между воротами и калиткой разместилась табличка с названием заведения, находящегося за этим самым забором.

– Приют для душевнобольных Конора Бёрча, – прочитала Кэтрин и подошла к калитке.

Девушка попыталась открыть её, чтобы попасть на территорию, но та оказалась заперта. Никакого звонка не было.

– И как же я туда попаду?! – тихо возмутилась она.

В надежде кого-нибудь увидеть, Кэтрин какое-то время крутилась возле калитки, а потом и возле больших ворот, которые тоже, как назло, были закрыты.

Прошло минут десять, а может и больше – никто из здания так и не вышел и на территории не показался.

Кэтрин уже собиралась уходить, как вдруг услышала тихий скрип. Каким-то странным образом калитка приоткрылась сама собой. Может быть девушка пыталась открыть её не в ту сторону, а внезапный порыв ветра приоткрыл её? Скорее всего так и было. Она не стала задумываться на эту тему.

Кэтрин вошла на территорию приюта, прикрыла за собой калитку и направилась к большому, красивому и чуть мрачноватому трёхэтажному зданию.

Поднявшись по каменным ступеням к главному входу, она остановилась возле массивной, деревянной двери. Расстегнув пальто, девушка поправила своё красивое, голубое платье и причёску, после чего схватилась за ручку и попыталась открыть дверь, но та была заперта. Кэтрин вздохнула и осмотрелась. И здесь никакого звонка не было.

– Хм… Ладно, – выдохнула она и постучала в дверь, но никто не открыл.

Немного помедлив, девушка постучала ещё раз, потом ещё.

– Здравствуйте! Откройте! Я по объявлению! – нетерпеливо выкрикнула она, но никто не ответил и дверь так и не открыл.

Кэтрин ещё какое-то время постояла возле двери, потом спустилась вниз по лестнице и огляделась по сторонам. Нет, никого на территории так и не было.

Девушка стала вглядываться в окна, но и там никого не было видно. Тогда она прошла вдоль здания и завернула за угол в надежде, что там она найдёт хоть кого-нибудь. Но и за углом никого не оказалось.

– Эй! Кто-нибудь! – выкрикнула она.

В ответ снова тишина.

Кэтрин, глядя на окна, ещё немного прошла вдоль здания и вдруг, споткнувшись о небольшой камень торчащий из земли, упала прямо в грязь.

– Чёрт! – от неожиданности выкрикнула она.

Тут же поднявшись на ноги, девушка посмотрела на свои грязные руки, а потом на запачканные пальто и платье.

– Боже… Да что же это такое?! – отряхиваясь, раздосадовано бубнила она себе под нос.

Но сколько бы Кэтрин не пыталась смахивать с себя грязь, она никуда не девалась. Только ещё больше размазывалась по одежде.

– Нет, это бесполезно… Ужас какой… – опустив руки, расстроенно вздохнула она.

Девушка ещё раз взглянула на своё грязное платье и руки, а потом повернулась. Она хотела уйти. Ведь было похоже на то, что в приюте вообще никого не было. И зачем только она пришла сюда?..

Повернувшись, Кэтрин вздрогнула от неожиданности. Перед ней стоял какой-то человек и смотрел ей прямо в глаза.

– Господи… Вы меня так напугали… – положив руку на грудь, выдохнула она.

В ответ последовала тишина.

– Простите, – чуть улыбнулась Кэтрин, – Простите, я просто не ожидала… Вы так тихо подошли… Я… я по поводу работы. Вы Морган Бёрч? – спросила она человека в тёмном дождевом плаще, резиновых перчатках и лопатой в руке, который стоял всего в паре шагов от неё.

Человек ничего ей не ответил. Только, с каменным выражением лица, осмотрел её с ног до головы. Кэтрин тоже посмотрела на своё платье, а потом снова на человека.

– Извините меня за мой внешний вид, – сказала она, – Я споткнулась и…

Не успела девушка договорить, как человек, который стоял сейчас перед ней и не вымолвил ни слова, резко замахнулся и ударил её лопатой по голове. Кэтрин даже пискнуть не успела… После полученного удара, она без сознания рухнула на землю.

Человек усмехнулся, отбросил лопату в сторону, взял девушку за обе руки и потащил её вдоль стены здания.

3. Морган Бёрч

20 сентября. Вечер. В холл приюта вошла высокая, стройная женщина лет тридцати пяти. На ней было длинное, тёмное, строгое платье под горло. Её блестящие, чёрные волосы были собраны в красивый пучок на затылке. В правой руке женщина держала трость. Такую же чёрную, как и её волосы. На трости красовалась серебристая рукоять в виде змеи с кроваво-красными глазами. Хвост этой твари обвивал ствол и казалось, что она, эта металлическая змея, вот-вот оживёт и зашипит. Внизу деревянная трость тоже была обделана серебристым металлом…

Женщина миновала холл и вскоре подошла к лестнице, ведущей на другие этажи здания. Немного помедлив, она стала неспешно подниматься по каменным ступеням. Но не успела она дойти до пролёта на второй этаж, как внизу, к лестнице, подбежал Билли. Приятного вида, коренастый двадцатипятилетний мужчина был одним из работников приюта.

– Мисс! – выкрикнул он.

Женщина замерла и медленно повернулась.

– Да, Билли, – сказала она.

Молодой мужчина поднялся на несколько ступенек вверх и остановился. В это время женщина спустилась на одну вниз.

– Мисс… У нас проблемы… – нерешительно сказал Билли.

– Господи… – устало выдохнула женщина, – Ну что опять?

– Вы… вы должны это увидеть.

– Ладно. Надеюсь, ничего серьёзного.

– Хм… Как сказать…

Билли поднялся к женщине, прошёл мимо и продолжил подниматься выше. Та, тяжело вздохнув, последовала за ним. Вскоре оба шли по коридору второго этажа.

Пройдя через весь коридор, Билли остановился возле последней двери с окошком. Женщина остановилась рядом с ним. Билли посмотрел на неё и кивнул головой на дверь, рядом с которой стоял. Женщина не стала его ни о чём спрашивать. Она подошла к двери и заглянула в окошко.

В палате кроме кровати и небольшого окна с решёткой, которое разместилось на противоположной от двери стене, больше ничего не было. А на кровати, которая стояла слева возле стены, спиной к двери сидел высокий, широкоплечий мужчина с тёмными волосами. На мужчине была смирительная рубашка с завязанными за спиной рукавами.

Женщина с тростью вопросительно посмотрела на Билли. Тот молча смотрел на неё.

– Кто это? – наконец спросила она.

Билли ничего ей не ответил. Он сунул руку в карман своих штанов, достал оттуда паспорт и протянул женщине. Та взяла документ и, недолго думая, открыла его и пробежалась взглядом по буквам.

 

– Джеймс Лэнг… – прочитала она.

Билли молча смотрел на женщину с тростью, которая в свою очередь, смотрела на документ. Прошло некоторое время, прежде чем она перевела свой взгляд на окошко, а потом снова на работника приюта.

– Джеймс Лэнг, тридцать семь лет… И? – протянула она.

Билли сделал глубокий вдох.

– Кто это? – спросила его женщина, – Как здесь оказался? И почему на нём смирительная рубашка?.. Билли, ты же знаешь, что мы не берём буйных. Это всего лишь приют, а не лечебница!

– Понимаете, мисс… – уставившись себе под ноги и нервно потирая руки, тихо произнёс работник приюта, – Это… это не совсем то, о чём вы подумали. Точнее… Совсем не то.

– Ладно… – сжав рукоять трости, выдохнула женщина, – Я тебя слушаю. Рассказывай.

– Он пришёл сюда утром, – начал Билли, – Как раз после завтрака, когда вы уехали. Стив вывел всех на прогулку, а я был в холле. Этот… Этот Джеймс сначала спрашивал меня о какой-то Кэтрин. Я ему сказал, что никакой Кэтрин здесь нет. Он стал кричать, звал эту женщину… Я пытался его успокоить, так он оттолкнул меня и побежал наверх! А потом он чуть ли не убил Стива! В общем… Я вколол ему успокоительное и мы со Стивом притащили его сюда.

Женщина сделала глубокий вдох, медленно выдохнула и посмотрела в окошко.

– И связали… – тихо произнесла она.

– А что нам ещё оставалось делать?! – разведя руками, ответил ей Билли.

Женщина снова посмотрела на работника. Да так грозно, что у того даже мурашки пробежали по коже.

– Ты хоть понимаешь, что вы наделали?! – прошипела она, – И что мне теперь прикажешь с ним делать?! – женщина кивнула головой на дверь.

Билли посмотрел на окошко, потом снова на женщину.

– Может убить его? – еле слышно произнёс он.

– Какого чёрта ты несёшь?! – разозлилась женщина, – Совсем с ума сошёл?!

– Мисс, я… Я просто пошутил!

Женщина так крепко сжала рукоять трости, что Билли на мгновенье показалось – она вот-вот сомнёт металл, как бумагу. Молодой мужчина готов был сквозь землю провалиться, лишь бы эта строгая леди не смотрела на него так, как смотрела.

Прошла, казалось бы, целая вечность и женщина закрыла глаза. Снова сделав глубокий вдох, она медленно выдохнула.

– Мисс… – осторожно произнёс Билли, и женщина открыла глаза.

– Ладно, иди работай, – спокойно сказала она ему. – Я что-нибудь придумаю.

Билли чуть улыбнулся. Он достал из кармана ключ от двери, рядом с которой они оба стояли, и протянул его женщине. Взяв ключ в ту руку, в которой она держала паспорт незваного гостя, женщина снова посмотрела в маленькое окошко. Билли какое-то время помялся на месте и вскоре ушёл, оставив её наедине с той проблемой, которую создали он и его коллега Стив.

Оставшись в коридоре одна, женщина тяжело вздохнула. Она открыла паспорт и ещё раз взглянула на фото.

– Значит Джеймс… – тихо произнесла она.

Всё это время мужчина в комнате сидел на кровати неподвижно, будто статуя, и, казалось, смотрел в окно. Он смотрел на небо. С того места, где он находился, он больше ничего видеть не мог.

Женщина выпрямилась, сделала глубокой вдох, сунула ключ в замочную скважину, повернула его и открыла дверь. Она вошла в комнату и остановилась. Какое-то время она молча стояла так и смотрела на широкую спину мужчины. Он тоже молчал и даже не шелохнулся, словно не слышал ни того, как поворачивался ключ в замке, ни того, как открывалась дверь, ни того, как в комнату кто-то входил.

Немного помедлив, женщина подошла к кровати и бросила на неё паспорт. Только тогда Джеймс, наконец, повернулся. Часть его лица была изуродована ожогом. На фотографии в паспорте это было не так заметно, как сейчас. Но женщина не обратила на это никакого внимания. Так, будто на лице мужчины вовсе не было ужасного шрама…

Джеймс посмотрел на женщину, потом на свой паспорт на кровати и снова на женщину.

– Наконец-то, – сказал он, – Я уж подумал, что останусь здесь навсегда.

– Встаньте, я разряжу рубашку, – холодно произнесла женщина.

Джеймс встал. Он был такой высокий, что женщина почувствовала себя такой маленькой, как никогда раньше. Незваный гость посмотрел на неё сверху вниз и повернулся к ней спиной. Женщина, прижав трость локтем к боку, стала развязывать рукава смирительной рубашки.

– Не боитесь? – спросил её Джеймс.

– Чего?

– Меня.

– Я ничего не боюсь. Тем более людей, – уверенно ответила ему женщина и, наконец, развязала рукава.

Джеймс снял с себя рубашку, бросил её на кровать и повернулся лицом к своей «спасительнице». Высокий, широкоплечий, в тёмно-сером костюме, немного помятом и потрёпанном из-за утреннего «приключения», с ожогами на лице, шее и руке, он нависал над ней, как скала. Женщина сделала шаг назад.

– Не хотите принести мне свои извинения? – приподняв брови, спросил Джеймс.

– За что?! – усмехнувшись, спросила в ответ женщина и тут же продолжила:

– За то, что вы устроили здесь сегодня утром?!

Джеймс тоже усмехнулся.

– Откуда вы знаете, что я что-то устроил? – сказал он, – Вы ничего не видели.

– Прекратите этот детский сад, мистер Лэнг! И, скажите спасибо, что вас просто успокоили. Если бы я была здесь, я бы вас пристрелила! Вы вообще понимаете, где находитесь?!

– Да. В психушке.

– Это не психушка, мистер Лэнг.

– Ладно, если вам так угодно… Я нахожусь в психиатрической лечебнице! – с явной насмешкой сказал мужчина.

– Вы ошибаетесь! Это не лечебница. Это всего лишь приют. Но вам, действительно, не помешало бы подлечиться. И что вам вообще здесь нужно?!

– Я ищу свою сестру Кэтрин. Она должна быть здесь.

– Как я понимаю, Билли вам ещё утром сообщил, что никакой Кэтрин здесь нет. Ни среди постояльцев, ни среди персонала.

– Ладно… – выдохнул Джеймс, – Не знаю, что она вам там наговорила, но вы совершаете ошибку, скрывая её. Она сбежала из дома больше недели назад…

– С таким-то братом… – усмехнулась женщина, – Я почему-то не удивлена!

– Она сбежала не из-за меня. Поссорилась с матерью. Я должен поговорить с ней.

– Сожалею. Но вам придётся поискать свою сестру где-нибудь в другом месте, мистер Лэнг.

– Значит, вы не хотите мне помочь? Хорошо. Тогда я хочу поговорить с хозяином приюта! Мне нужно поговорить с Морганом Бёрчем! Он здесь?

Женщина усмехнулась.

– С Морганом Бёрчем? – переспросила она.

– Именно! Где я могу его найти?!

– А с чего вы вообще взяли, что Морган Бёрч – это мужчина?!

Джеймс какое-то время молча смотрел на женщину, а потом спросил:

– Так… Это вы?! Вы Морган Бёрч?!

– Приятно познакомиться, мистер Лэнг, – ответила ему Морган. – Хотя… не очень приятно… Так… О чём же вы хотите со мной поговорить? Может быть вы хотите, чтобы я выделила здесь комнату для вас?

– Смешно…

Джеймс оглядел палату, потом снова посмотрел на Морган.

– Мы можем поговорить в другом месте? – спросил он.

– Мне кажется, я вам уже всё сказала, – ответила ему хозяйка приюта.

– Пожалуйста, – чуть склонив голову, произнёс Джеймс.

– Хорошо, – вздохнув, согласилась Морган. – Следуйте за мной, – сказала она и, повернувшись к гостю спиной, направилась к двери.

Джеймс взял с кровати свой паспорт, сунул его во внутренний карман пиджака и вышел из палаты вслед за хозяйкой этого заведения.

4. Ужин

Морган первая вошла в свой кабинет, который располагался на третьем этаже здания. Большая, светлая комната с большим окном. Здесь были шкафы, диван и письменный стол возле окна…

Морган обошла стол и остановилась возле своего большого кресла. Она указала Джеймсу на стул, стоявший с противоположной от неё стороны стола.

– Присаживайтесь, – сказала она.

Мужчина закрыл за собой дверь и подошёл к столу.

– Спасибо, мисс Бёрч, – сказал он, – Я постою.

– Как хотите.

Морган села в кресло, приставила трость к столу, сложила на столе руки, скрестила пальцы и пристально посмотрела на гостя.

– Я вас слушаю, – сказала она.

– Кэтрин правда здесь нет?

– Правда. Вы сомневаетесь в этом? Хотите обыскать приют?

Джеймс вздохнул, закрыл глаза и потёр пальцами переносицу.

– Боже… Простите меня, мисс Бёрч… – тихо сказал он и через мгновенье снова уставился на неё. – Я не знаю, что на меня нашло… Поймите, я очень беспокоюсь за сестру. И я точно знаю, что она поехала сюда.

– Мистер Лэнг, здесь вашей сестры не было. И вы первый посторонний человек здесь за последние полгода. Поверьте.

Джеймс открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тут раздался стук в дверь. Он повернулся. Морган тоже посмотрела в сторону двери.

– Да! Входи! – громко сказала она.

В кабинет заглянул высокий мужчина лет тридцати. Увидев Джеймса, он пренебрежительно фыркнул и посмотрел на хозяйку приюта.

– Мисс Бёрч, время ужина, – сказал он ей.

Морган взглянула на часы на столе.

– Ах, да, – выдохнула она. – Я совсем забыла. Спасибо, Стив. Я сейчас спущусь.

После этих слов Стив скрылся за дверью. Морган встала.

– Не хотите поужинать с нами, мистер Лэнг? – предложила она гостю.

– Я бы хотел закончить наш разговор, – ответил ей он.

– А разве он не закончен?

– Нет.

– Ну… Боюсь, что пока мы не поужинаем, закончить разговор нам не удастся. Дело в том, что мои подопечные есть без меня не будут. А я не хочу, чтобы они умерли от голода.

Услышав это Джеймс усмехнулся.

– Вы же не ужинаете с ними каждый вечер, – произнёс он так уверенно будто знал наверняка и, после непродолжительной паузы, добавил:

– Уверен, что у вас есть и другие дела. Они ведь как-то обходятся без вас.

Морган молча взяла трость, неспешно обошла стол и подошла к Джеймсу совсем близко.

– Тогда, когда меня здесь нет, мистер Лэнг, Стив, с которым вы уже успели «познакомиться» … Этот милый мужчина, которого вы сегодня чуть не убили, переодевается в женское платье и… скажем так… становится мной на какое-то время. Но… Сейчас я здесь и в этом нет никакой необходимости. Верно?

После этих слов, хозяйка приюта неспешно подошла к двери, открыла её и повернулась к гостю.

– Так вы поужинаете с нами? – спросила она.

– Не скажу, что с удовольствием, но… видимо, придётся, – ответил ей Джеймс.

Женщина ухмыльнулась и вышла из кабинета. Джеймс последовал за ней.

***

Морган и Джеймс спустились на первый этаж и прошли по коридору к столовой, из которой доносились голоса… Голоса… Стоял гул.

– Хотел вас спросить, – сказал гость, когда женщина остановилась возле приоткрытой двери в столовую.

– Да? – повернувшись к нему, отозвалась она.

– Вы не хромаете… Зачем вам трость?

– Сейчас увидите.

После этих слов, Морган распахнула дверь, возле которой стояла, и вошла в комнату. Немного помедлив, Джеймс вошёл вслед за ней.

Это была большая, прямоугольная комната. В центре стоял длинный стол. Он уже был сервирован для ужина. Возле стены, где располагалась дверь, стояло несколько стульев. Во всех четырёх углах комнаты разместились напольные подсвечники с горящими свечами. У одной из стен, что находилась слева от двери, располагался камин, в котором плясали языки пламени. Недалеко от камина, возле той же стены, стоял большой, деревянный сундук.

Огонь в камине и огоньки свечей… Огонь… Огонь был единственным источником света в этом странном, мрачном помещении…

За длинным столом сидели постояльцы этого заведения, и почти каждый из них что-то говорил. Кто-то топал, кто-то стучал по столу. В помещении было ужасно шумно. В углу, возле сундука, стоял Стив и наблюдал за происходящим.

Джеймс остановился в нескольких шагах от двери и осмотрелся. Морган прошла к столу и встала возле своего места. Она всегда сидела во главе стола, спиной к камину. Рядом с ней, по обеим сторонам, стульев не было.

Морган какое-то время стояла молча и смотрела на своих подопечных. Потом она приподняла трость и громко ударила ею о пол. В комнате в одно мгновенье наступила тишина, и Джеймс услышал, как потрескивали поленья в камине…

Все, кто находился здесь, посмотрели на хозяйку приюта. Та улыбнулась и повернула голову к гостю.

– Подойдите, – сказала она ему.

Джеймс, повинуясь словам, подошёл к мисс Бёрч и встал с ней рядом.

– Они не очень-то любят посторонних, – чуть нагнувшись, тихо сказала она ему, после чего вытянулась во весь рост, окинула взглядом постояльцев приюта и громко сказала:

– Это мистер Лэнг! Сегодня он будет ужинать с нами!

Стив, который всё это время стоял в углу комнаты рядом с сундуком, недовольно фыркнул. Да так громко, что этот звук заставил всех, кто находился в помещении, вздрогнуть и посмотреть на него. Морган тоже не стала исключением. Она повернулась и молча кивнула на стулья, которые стояли возле стены. Стив закатил глаза, потом недовольно вздохнул, после чего взял один из стульев и поставил его к столу по правую руку от хозяйки приюта.

 

– Спасибо, – поблагодарила его Морган и посмотрела на гостя. – Присаживайтесь.

Джеймс сел за стол, странная женщина с тростью тоже…

По правую руку от Джеймса сидела Мелори. Худенькая женщина лет тридцати в каком-то пёстром, похожим на детское, платье. В руках у Мелори была кукла. Мелори гладила её по волосам и улыбалась. Джеймс смотрел на эту маленькую, странную женщину и пытался понять, о чём она сейчас думает. Может быть эта кукла её «дочь»? Мелори так нежно обнимала её и улыбалась ей. Даже шептала что-то, словно кукла была живая.

Пока Джеймс с интересом наблюдал за своей «соседкой», в столовую вошла Дейзи. Молодая девушка лет двадцати пяти на вид, в тёмном платье с белым фартуком. Она быстро подошла к хозяйке и чуть нагнулась к ней.

– Мисс Бёрч, уже можно подавать ужин? – тихо спросила она.

– Да, милая, – ответила ей Морган и, посмотрев на Джеймса, добавила:

– И принеси, пожалуйста, приборы нашему гостю.

Дейзи мельком взглянула на мужчину, рядом с которым стояла.

– Конечно, мисс, – чуть склонив голову, ответила она.

***

После подачи ужина, Дейзи, с разрешения хозяйки, села от неё по левую руку, прямо напротив гостя. Девушка то и дело поглядывала то на него, то на мисс Бёрч…

Все ужинали молча. Прошло некоторое время и Морган взяла графин с красной жидкостью, которую и налила в свой бокал.

– Хотите вина? – спросила она Джеймса.

Тот как-то странно посмотрел на неё, а потом на стол. У каждого постояльца этого заведения стояло по бокалу с красной жидкостью. Джеймс взглянул на графин, который Морган всё ещё держала в руках, после чего посмотрел ей в глаза.

– Вы поите их вином? – тихо спросил он.

Хозяйка приюта усмехнулась.

– Конечно… Нет, – также тихо ответила она. – Вино только у меня. А у них… вишнёвый сок. Они всегда пьют вишнёвый сок по субботам. Все, кроме Эмми.

Морган поставила графин на стол и осторожно указала рукой в конец стола. Джеймс повернул голову и увидел худую, пожилую женщину лет семидесяти. Но рядом с ней тоже стоял бокал с красной жидкостью. Хозяйка приюта немного наклонилась к гостю.

– Она терпеть не может вишнёвый сок. Предпочитает гранатовый.

После этих слов, Мисс Бёрч всё-таки налила Лэнгу немного вина в его бокал и продолжила ужинать. Джеймс, сделав пару глотков, тоже принялся за еду.

Мелори, которая сидела от него по правую руку, уже почти всё съела. Она промокнула рот салфеткой и взяла в руки куклу, которая всё это время сидела у неё на коленях. Худенькая женщина поправила кукле волосы и посадила её на стол, рядом с тарелкой. Потом взяла ложку, зачерпнула в неё остатки еды и стала тыкать ложкой в лицо своей игрушки.

– Ешь, Габриэлла, ешь… – тихо говорила она, – Я поела, и ты должна поесть… должна поесть… Посмотри, какая ты худая…

Джеймс с интересом посмотрел на Мелори, которая пыталась накормить куклу по имени Габриэлла, а потом – на эту самую куклу. В этот момент еда с ложки Мелори стала падать. Одно мгновенье, и она оказалась прямо на красивом платье Габриэллы. Увидев это, странная, худенькая женщина громко закричала. Она бросила ложку на стол и вскочила со стула так, что тот с грохотом упал на пол.

Джеймс тоже встал. Он недоумевающе смотрел на обезумевшую женщину и на других постояльцев. Никто, кроме него, казалось не обращал никакого внимания на поведение Мелори. Никто, кроме Дейзи. Она тоже вскочила из-за стола и выбежала из столовой.

В это время Мелори вцепилась обеими руками себе в волосы.

– Ты испачкала платье! – кричала она, – Ты испачкала платье!

Морган тяжело вздохнула, промокнула рот салфеткой и медленно поднялась. Мелори, не переставая кричать, схватила со стола свою куклу и швырнула её в другой конец комнаты, после чего снова вцепилась в волосы.

Джеймс посмотрел на хозяйку приюта. Пока Мелори кричала и топала ногами, та неспешно подошла к большому сундуку и открыла его. Мужчина увидел, что сундук этот был наполнен точно такими же куклами, какую худенькая женщина в пёстром платье только что с ненавистью швырнула подальше от себя.

Мисс Бёрч достала одну из кукол, закрыла сундук и подошла к своей подопечной. Одной рукой она обняла бедняжку Мелори, положив ладонь ей на плечо, и показала куклу, которую держала в другой.

– Смотри, Мелори, какое чистое платье у Габриэллы, – спокойно сказала она.

Мелори посмотрела на куклу и в один миг перестала кричать. Потом она отпустила свои волосы, взяла игрушку в руки и заулыбалась.

– Габриэлла… Габриэлла… – говорила она, радостно прижимая куклу к груди, – Габриэлла хочет спать. Пора спать.

– Пойдём, милая, я тебя отведу, – сказала ей Морган и повела к двери.

В это время в столовую вошёл Стив, за ним Дейзи.

– Опять? – спросил Стив хозяйку.

Та кивнула ему в ответ. Стив взглянул на Джеймса, а потом выдохнул:

– Я отведу её… Занимайтесь гостем, – с нотками недовольства в голосе, произнёс он.

Морган, как и прежде, не стала обращать на это его недовольство никакого внимания.

– Спасибо, – поблагодарила она работника и отпустила свою подопечную.

Стив осторожно обнял худенькую женщину за плечи и тихо сказал:

– Пойдём, Мелори.

Вскоре оба вышли из столовой.

Дейзи вернулась на своё место. Морган тоже. Джеймс какое-то время стоял рядом со столом и пристально смотрел на хозяйку приюта, которая, казалось бы, не обращая на него никакого внимания, спокойно принялась за еду. Лэнг сел.

– Никогда не общались с особенными людьми? – сделав глоток вина, спросила его мисс Бёрч.

– Не приходилось.

– А я делаю это каждый день, – тихо сказала хозяйка приюта и еле заметно улыбнулась.

Джеймс взглянул на особенных людей, а потом на сундук с куклами.

– И часто она так? – спросил он.

– Когда как… Не чаще раза в неделю. Ешьте.