Пленница волка

Tekst
72
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Пленница волка
Пленница волка
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 22,36  17,89 
Пленница волка
Audio
Пленница волка
Audiobook
Czyta Светлана Радужная
15,55 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Я не ем мяса, – прошептала она, видя, как приподнимается бровь в ответ на эти слова. – Я вегетарианка.

– Уже нет, – приказным тоном промолвил мужчина и снова поднес кусок к ее рту. Когда же Соня попыталась отвернуться, он свободной рукой крепко сжал подбородок и развернул ее лицо к себе. – Открой рот! – прорычал, выжидающе смотря на нее. Страх взял верх, и девушка разомкнула губы.

Кусочек недожаренного мяса сразу оказался у нее во рту.

– Жуй!

Соня начала медленно пережевывать, потом тяжело глотнула и поняла, что мясо не вызывает привычной тошноты, как это случалось ранее. Ей даже немного понравился вкус. Она открыла рот, чтобы спросить, какие добавки использовались при приготовлении, но не успела опомниться, как во рту оказался и следующий кусок. Так незаметно для себя девушка проглотила весь свой завтрак.

– Вот и молодец, – он улыбнулся, отставляя поднос, и на мгновение Соня залюбовалась чисто мужской улыбкой, но следующие слова вывели ее из этого состояния.– А теперь в ванную. Нужно искупать тебя, а то ты вся липкая от моей спермы и грязная от земли и травы.

Испуг вновь отразился в ее глазах, и девушка стала инстинктивно отодвигаться от него, но тяжелая рука, ухватившая ее за ноги, не позволила сдвинуться ни на дюйм.

– Дрэйк, пожалуйста, отпусти меня, я никому не расскажу, что я видела, – тихо и жалобно взмолилась она, голос звучал сипло и неуверенно.

– Ты еще не поняла, дорогая, но я уже никогда никуда не отпущу тебя, – грозно прорычал мужчина.

Притянув к себе, он с легкостью, словно она ничего не весила, взял ее на руки и направился в ванную комнату.

– Ты теперь моя самка. По нашим законам мы практически женаты. Еще одна метка на твоем теле – и это будет окончательно. На всю нашу жизнь.

– Ты не можешь держать меня здесь вечно. Меня будут искать! – стадия мольбы перешла в стадию угроз, основанных, как ей казалось, на разумных доводах.

– Мы и не будем здесь вечно, Соня, всего лишь пару дней.

Она сразу же умолкла, когда поняла, что он обратился к ней по имени, которое девушка уж точно не сообщала ему.

– Откуда ты знаешь мое имя?

– Власть и деньги могут все, – иронично ответил Дрэйк. – Я сделал с утра телефонный звонок и узнал о тебе все, что возможно. От даты и времени рождения до места работы и проживания. И не переживай, – якобы успокаивая, – я уже послал человека к тебе на работу и домой. Он решит все вопросы, связанные с твоим отсутствием.

Все так же держа ее на руках, Дрэйк опустился в теплую ванную, частично наполненную водой. Девушка ойкнула и скривилась, когда горячая вода омыла ее ноющие мышцы, пощипывая между ног.

Мужская рука ласково накрыла лоно, слегка поглаживая в успокаивающих движениях. Каждый раз, когда он немного заводил палец вовнутрь, она сжималась от небольшой боли. Склонившись к ее шее, то целуя, то покусывая, он вызывал волны дрожи. Понемногу Соня невольно расслабилась в его нежных руках, и напряжение покинуло девичье тело. Теплая ласковая вода, его губы на ее шее, нежные и дерзкие, палец на разбухшем клиторе. Только почувствовав, что она сдалась на его милость, Дрэйк взял мыло, вспенил его между ладонями и стал намыливать ее. Он начал с ее лебединой шеи, перешел на наливную грудь, потом медленно переместился к упругому животу и, наконец, накрыл треугольник волос. Закрыв глаза, Соня выгнулась в его руках, ощущая только негу, которая вытеснила все: ужас, боль, панику, шок.

И снова мужчина остановился, когда удовольствие почти захватило ее. Это была настоящая пытка. Смыв с девушки мыло, он поднялся, все так же не выпуская ее. Мягко опустив ее на коврик возле ванной, он прошелся руками по ее стану, любуясь красотой молодого тела, по которому текли капли воды. Потянувшись за полотенцем, Дрэйк стал тщательно вытирать ее. Тотчас он почувствовал, что сильный аромат, которой он пытался игнорировать все это время, ударил по рецепторам с новой силой. В пах мгновенно прилила кровь, член затвердел настолько, что причинял сильную боль от желания. Опустившись перед ней на колени, мужчина прижался лицом к ее животу, шумно втягивая аромат в себя. Пряный, сочный, мускатный, с чуточкой ванили, напоминающей ему дом и тепло. Ее естественный аромат, без любимых у всех человеческих женщин духов, что так раздражают нос животного.

И этот аромат принес ему самую замечательную новость, от которой ему хотелось завыть от удовольствия и триумфа: она оказалась уже беременна. В утробе был его сын, зверь знал это. Он чувствовал его на уровне, который никогда не будет подвластен людям. Сильный альфа, будущий вожак. Но все же что-то еще в ее аромате призывало его. Напрягшись, Дрэйк снова стал втягивать запах, опускаясь непосредственно к еще припухшей плоти. Расставив ее ноги, заставляя схватиться руками за умывальник, чтобы удержать равновесие, он уткнулся носом прямо в ее лоно. Этот аромат снова завлекал его оплодотворить ее, несмотря на то, что она была уже беременной! Все же у Сони вновь произошла овуляция, как если бы она была самкой оборотня, а не человеком.

И теперь уже Дрэйк замер от шока. Понимание медленно пришло к нему: его ген не только физически совместил ее с ним, он дополнительно освободил от фолликула зрелые яйцеклетки, сделал ее возможной понести целый выводок щенков, как настоящую самку оборотня. Желание сейчас же оплодотворить ее полностью подорвало его хрупкий контроль, и зверь в нем захотел тут же взять ее, наполнить своим семенем, закончить это безумие. Но тут же, снова стряхивая наваждение, зашипел. Жди. Позже. И мужчина понимал, почему. Он должен наполнить ее своим семенем в самое сильное время, будучи в животной форме.

Дрэйк мог и сейчас перевоплотиться. Это был лишь человеческий миф, что только при луне они превращались в оборотней. Но именно при луне они были сильнее, и только во время полнолуния он мог зачать самое сильное потомство. Поэтому Дрэйк быстро вытер ее живот, бедра и ноги. А поднявшись, взял ее на руки и унес в постель. До вечера еще пара часов, но он мог пока поиграть с ней, показывая все грани удовольствия, сводя с ума, чтобы, когда он превратится, ее не интересовало ничего, кроме нахождения его члена внутри нее.

Глава 3

Осторожно положив свою ношу на постель, Дрэйк провел рукой вдоль такого соблазнительного тела, внимательно вглядываясь в глубину огромных испуганных глаз, которые уже вновь темнели от желания. Мужчина хотел, чтобы пламя страсти постоянно плясало в них, а уж он всегда получал то, что желал. Медленно опустившись на распростертое под ним тело девушки, он захватил ее рот в плен своих губ. Сначала нежно обвел языком ее сомкнутые губки, но только когда он почувствовал, как слабнет сопротивление, кровь в венах закипела, и он, обхватив ее лицо ладонью, языком разомкнул преграду, резко погружаясь внутрь.

Единственная мысль колокольчиком звенела в голове Сони: то, что он насилует ее рот, полностью сковывает волю. Его горячий язык пировал в ней, сталкиваясь с ее языком, подавляя, лишая возможности дышать. Когда, наконец, он оторвался от нее, Соня резко втянула в себя воздух, видя блестящий торжествующий взгляд. Волны тепла снова растекались по венам, возбуждая и заставляя гореть. Не находилось ни малейшего объяснения происходящему с ее телом, но все же постепенно приходило понимание, что это сильнее простого желания и является непостижимым для ума обычного человека.

Дрэйк вновь обвел языком ее губы и стал поцелуями спускаться ниже, остановившись на изгибе шеи, предвкушая момент, когда сегодня поставит там метку, полностью связав свою пару с собой, показывая всем, кому она принадлежит. Припав губами к этому месту, он оставил жестокий красный след, как бы намечая дальнейшую цель. Соня выгибалась в его руках, прижимаясь к нему все сильнее, заставляя его кровь бушевать в венах. Дрэйк поцелуями-укусами спустился ниже, лаская нежную кожицу на ключицах, после чего захватывал ее зубами. Подхватив под коленями и раскрыв ноги девушки шире, поместил свое тело между ними, упираясь возбужденным членом в ее плоть и потираясь между губками при каждом движении. Рот его накрыл торчащий горошиной сосок, а рукой Дрэйк захватил и теребил сосок ее второй груди. Соня тихонько застонала, и тепло в ее венах превращалось в жар, концентрируясь в матке.

Он резко втягивал ее сосок, чередуя сосание с зажимом зубами, при этом жестоко перекатывая другой между пальцами. Через некоторое время, выпустив его покрасневшим и набухшим, перешел ко второму. Уделив внимание груди, губами стал перемещаться вниз, целуя и прикусывая ее пульсирующий живот, обводя пупок языком, двигаясь все ниже, пока не накрыл ее требующий внимания клитор.

Соня металась по постели, как в приступе лихорадки, все мысли давно покинули ее, оставив лишь безумную жажду и огонь внизу живота. Сейчас все, что ей было нужно – чтобы Дрэйк потушил его, так как она просто боялась сгореть заживо. Но когда девушка почувствовала его губы на своем клиторе – ласкающие, втягивающее его – испытала шок и огромное смущение. Она немного приподнялась на локтях и, видя его голову между своих бедер, попыталась свести их, руками схватив мужчину за волосы, стараясь оторвать от себя.

Резко зарычав, Дрэйк поднял лицо, раздраженный неповиновением. Он отцепил ее хватку от своих волос и сильно раздвинул ей ноги.

– Не выводи волка, Соня, а то придется столкнуться с последствиями, к которым ты совсем не готова! – с прорывающимся в голосе рычанием сказал он, замечая, как страх вновь появляется в глубине ее глаз. – Моя слюна – это лучшее средство против воспаления, а у тебя все сильно воспалено здесь, – палец прошелся по ее промежности, – ведь я грубо порвал твою девственную преграду и значительно растянул внутренние мышцы. Наша слюна имеет заживляющие свойства, поэтому волки вылизывают раны, чтобы те затягивались быстрее. И если я не полечу тебя сейчас, то ночью будешь страдать от боли, когда я войду в тебя.

– Но я же не оборотень, она, скорее всего, не подействует, – промямлила Соня, хватаясь за последнюю возможность избежать этой смущающей ласки.

 

– Ты совсем не слушала меня, Соня, – оскалился Дрэйк. – Ты должна очень внимательно слушать все, что я тебе говорю. Мой ген в твоей крови, и это позволяет не только слюне подействовать на тебя – ты теперь вся принадлежишь мне, моя пара, моя сука, моя самка и моя жена для всего мира оборотней.

Твердо проговорив это, он вновь опустил голову к ее лону, и принялся методично вылизывать его. Язык Дрейка отличался от человеческого – ведь волк уже был близко под его кожей – он стал шероховатым и длинным. Соне казалось, что это правда животное лизало ее. Соки желания покрыли стенки изнутри. Это было самое фантастическое ощущение в ее жизни, и страх вновь отступил под его напором. Девушка почувствовала, как язык стал проникать глубоко внутрь, пройдясь по воспаленным местам. Соня задергалась от неприятного чувства, перемешанного с огнем, когда, движениями имитируя член, он входил и выходил из нее. Постепенно появилось облегчение от уменьшающегося раздражения стенок, покалывание отступало с каждым последующим вторжением языка, а лава, собирающаяся в матке, готовилась выплеснуться наружу.

Проворный язык стал набирать темп, ударяя по стенкам лона, пальцы сжали ее клитор, то потягивая с силой, то отпуская, поглаживая. Казалось, она не сможет более этого вынести, и в момент, когда Дрэйк снова резко и глубоко вошел в нее языком, одновременно щелкнув по клитору, огонь в крови взорвался диким удовольствием и Соня забилась в конвульсиях наступившего оргазма.

– Аухххх… – со всхлипом ловя ртом воздух, закричала она, отрешившись от мира.

Дрэйк упивался ее мощным оргазмом, втягивая в себя сводящие с ума женские соки. Соня была прекрасна, божественна в своем нескрываемом удовольствии. Он наслаждался ощущением ее вкуса на губах, перекатывая его на языке, как самый изысканный деликатес. Член уже болел, став до невозможности твердым, и все же он ждал луну. Когда ее судороги немного уменьшились, он приподнялся и накрыл поцелуем ее рот, заставляя девушку почувствовать свой собственный вкус. Соня, еще не пришедшая в себя, снова выгнулась в его объятиях. Это было так греховно – ощущать свои соки во рту, на языке Дрэйка, на его устах.

– Ты такая вкусная. Ты чувствуешь это? Самое настоящее пиршество! – слегка отстранившись от ее уст, прошептал мужчина и снова приник к ним.

Он, напившись сполна ее губами, оставил ее измученный рот и перевернул девушку на живот, покрывая легким поцелуями спину. Поместив руки ей на ягодицы, он грубовато мял их, а после медленно раздвинул одной рукой, другой же накрыл мокрое лоно, и его средний палец погрузился внутрь. Стон удовольствия вырвался из женской груди, покалывания уже почти не было, хотя неприятное ощущение еще полностью не ушло.

Но палец не задержался надолго в ее тепле. Выйдя, мужчина провел им дорожку от лона к кольцу ее ануса, протянув туда тоненькую ниточку ее смазки. Дрэйк медленно описывал круговые движения, по сантиметру заводя мокрый от ее влаги палец вовнутрь. В это время он не прекращал проходить дорожкой поцелуев по ее позвоночнику, спускаясь к лопаткам и посылая маленькие разряды удовольствия по всему телу девушки.

После очередного кругового движения он резко ввел палец в ее запретный канал, растягивая анус. Плотное кольцо сфинктера туго обхватило его, рефлекторно сжимая со всей силы. Соне казалось, что тело стало пластилином в мужских руках, и она обрела небывалую до сих пор гибкость, в который раз прогибаясь под напором новых ощущений. Дрэйк медленно вывел палец из нее и, уже почти полностью его освободив, оставил только самый кончик, а затем снова резко задвинул внутрь. Так повторялось бесчисленное количество раз, пока Соня не почувствовала, как к одному добавился второй палец, причиняя небольшой дискомфорт. Девушка подвигала бедрами, пытаясь вытолкнуть их, но только достигла противоположного эффекта. Они еще глубже погрузились в запретную дырочку, и девушка осознала, какими же они были толстыми, как сильно растягивали ее, наполняя. Казалось, Соня больше не выдержит. Громкий стон на грани крика вылетел из ее горла.

– Тсс, ты так крепко сжимаешь мои пальцы, заставляя представлять, как ты также сожмешь мой член, – греховно прошептал на ушко мужчина, и ее глаза распахнулись от понимания того, что он имел в виду. – Да, я войду туда, – как будто читая ее мысли, ответил Дрэйк. – Я не могу сейчас войти в это жаждущее лоно, потому что пока не должен пролить в тебя семя. Но туда я могу кончить, и тебе понравится чувствовать мою сперму, вытекающую из твоего ануса.

Он не дал ей время на то, чтобы обдумать и принять эту мысль, мощно и резко задвигав пальцами в ней, то выходя, то вновь погружаясь на всю длину. Член Дрэйка сильно пульсировал от прилива крови и дикого желания. Мужчина уже полностью потерял контроль, находясь на грани похотливого безумия. Выдернув пальцы и смочив их слюной, он снова резко задвинул их внутрь, останавливаясь на мгновение, а затем двигая ими, словно поглаживая, разминая и размазывая слюну по стенкам. Соня дергалась под ним, мыча и брыкаясь, беззащитная перед его напором. Слезы снова потекли по ее щекам. Слезы горечи от бездействия, слезы от предательства тела, которому, несмотря на осквернение, было неожиданно приятно, слезы от переизбытка всего: и чувств, и действий, и ситуаций.

Дрэйк вошел в бешеный раж, засовывая пальцы туда и обратно. Но уже через пару минут таких манипуляций он окончательно потерял терпение и вынул их. Прижавшись своей большой раздутой головкой к колечку, мужчина резко толкнулся вперед, проникая в ее анус огромным членом. Соня закричала не только от пронзившей ее боли, ведь, несмотря на то, что его два пальца были толстыми, член Дрэйка оказался намного больше, но и от сильного удовольствия и безудержного огня, снова заполонившего ее. Это было нереально – наслаждаться его действиями. Но все же зрачки девушки почти закатились под веки, а кровь хлынула к лицу. Горловые стоны помимо воли вырывались с ее уст вперемешку с всхлипами и слезами.

– Да!!! – мужчина почти провыл это, чувствуя хватку ее мышц, что так сжимали его, доводя до точки. Мысли полностью покинули голову, и он грубо и жестоко брал ее, понимая, что нужно бы быть нежнее, но животное взяло верх на уровне чистого волчьего инстинкта.

Он слушал ее стоны и крики, словно эти звуки были самыми лучшими в его жизни. Пусть поначалу в них, наряду с удовольствием, улавливались и отголоски боли, но Дрэйк знал, что его слюна помогла ей, так как потом в стонах осталось одно только дикое наслаждение. Он сильно сжал ее бедра и, не прекращая напористых движений, поднял ее ягодицы, заставляя опустить голову. Мужчина поставил свою пару в любимую позу его волка, говорившую о покорности и подчинении.

Движения становились все быстрее и быстрее. Лицо Дрэйка блестело от пота и усердия. Девушка под ним билась в жестоких конвульсиях ошеломляющего оргазма, когда через его пелену услышала дикий вой и ощутила, как мужчина зашел в нее по самое основание, выплескивая внутрь свое горячее семя. Соня резко дернулась, ощутив мощный поток внутри себя, и взорвалась во втором оргазме, который был намного сильнее предыдущего. Она не знала, сколько это продолжалось, казалось, что целую вечность.

Почувствовав, как он вышел из нее и отпустил бедра, девушка обессилено упала на постель. Как будто все тело налилось свинцом, было переполнено им и плескалось на волнах все еще бившегося в ней экстаза. Закрыв глаза, она уже погружалась во тьму, но где-то на подсознательном уровне отметила, как сильные руки слегка развернули ее на бок, горячее тело прижалось к спине и широкие ладони нежно накрыли живот. И такой далекий голос ласково шептал ей:

– Отдыхай, милая, – Дрэйк нежно поглаживал ее живот, где уже зародилась одна жизнь и скоро появятся другие. – Спи, набирайся сил. Я буду согревать тебя.

Он никак не мог успокоиться, все медленно поглаживал ее тело, невесомо касаясь самыми кончиками пальцев, чтобы случайно не разбудить.

Дрэйк облокотился на одну руку и просто смотрел, как она спит, истощенная его ласками. Второй рукой он размазывал сперму по ее спине, животу, груди, втирая свой запах и желая, чтобы он навсегда остался на ней. Желание пометить ее любыми способами было непреодолимым, поэтому он даже не пытался бороться с ним.

Скоро ему придется вернуться в стаю, возможно, завтра или послезавтра, и представить ее как свою пару. Дрэйк знал, что многие его не поймут и будут недовольны тем, что их альфа соединился с человеческой женщиной, но пусть только попробуют что-то высказать против этого. Волк уже готов наказать любого наглеца. Им придется принять ее как альфа-суку, и если кто-то потребует вызова… Что ж, он ответит на него. Дрэйку все равно, какие законы ему придется нарушить: Соня принадлежит ему, и никто не сможет это изменить. Он нежно поцеловал ее в шею и, положив голову на подушку рядом с ней, погрузился в долгожданный умиротворенный сон.

Глава 4

Мужчина проснулся ближе к вечеру и потихоньку встал с кровати, стараясь не разбудить свою зазнобу. Сквозь сон Соня зябко поежилась под легкой простыней в поисках утраченного тепла, и он заботливо накинул сверху одеяло. Не стоило ее сейчас будить: залегшие тени под глазами явно указывали на измученное состояние девушки, а истощение не входило в его дальнейшие планы.

Луна была уже совсем близко. Хотя на темнеющем небосводе еще не проявился бледный силуэт, волк в нем остро чувствовал ее. Но даже учитывая то, что безумная жажда немного стихла, ведь пик полнолуния пришелся на вчерашний день, луна все еще имела над ним власть, провоцируя его зверя.

Дрэйк тихо вышел из спальни, прикрыв за собой дверь, и двинулся к лестнице. Ему нужно было подкрепиться и связаться со своим бетой. Ян был не просто вторым в стае, он был ему как брат, и мужчина всегда знал, что у того хватило бы силы стать вожаком самому. Будучи бетой, тот признавал в Дрэйке достойного альфу и покорялся его силе, не соперничая с ним за место в стае. Поэтому только Яну он мог довериться и дать поручение разузнать все о жизни Сони и уладить ее дела. А вот имя своей пары он легко выяснил сам. Стоило только найти ее сумочку и обнаружить оставленный на опушке леса автомобиль, в то время как девушка мирно спала в его домике. Конечно, Дрэйк не хотел в этот момент покидать свое неожиданное приобретение в лице пары, но это была вынужденная мера, тем более он был уверен, что ментально почувствует момент ее пробуждения.

Соня, возможно, еще не понимала этого, но для него связь между ними была очень сильна – он ловил отголоски всех девичьих ощущений и чувствовал ее состояние. Дрэйк замечал, как под натиском желания и удовольствия от его ласк постепенно отступали страх и шок, появившиеся вначале. Он действовал четко и решительно, не оставляя ей времени на панику, и это была его главная тактика.

Да, если бы все сложилось не так, если бы они встретились в городе, не в полнолуние, то, возможно, он бы сумел придержать своего зверя. Он бы ухаживал за ней, как все человеческие мужчины. Хотя Дрэйк должен был признать, что сократил бы время ухаживания до минимума. Да, "если бы" хорошо звучало, но, вспоминая ее аромат, сводивший его с ума, он понимал, что по-другому поступить в этой ситуации не мог. Слишком велика была тяга его зверя к ней. Все случилось, как и должно было быть, и теперь ей ничего не оставалось, кроме как признать и принять это.

Дрэйк достал из холодильника кусок мяса и вцепился в него чуть заостренными зубами.

– Я вижу, спаривание полностью вымотало тебя, друг, – проговорил насмешливый голос за спиной. Но Дрэйк уже давно почувствовал постороннего, поэтому даже не вздрогнул. – Это также притупило твое чувство опасности.

– Ян, да тебя за километр слышно! Ходишь как слон, какая тут опасность. Ты уверен, что твоя мама спарилась с волком? – поддразнил Дрэйк своего бету, оборачиваясь к нему.

Родители Яна были одной из немногих истинных пар, чьи чувства и силы не угасали и по сей день. Подтверждением тому служило ожидание нового выводка в их семье. Дрэйк даже дразнил друга тем, что его старики дадут фору любому волку. На самом деле, это была единственная истинная пара, которая встретилась на его пути.

– Черт возьми, уверен, это точно был не слон, но вот возможность какого другого животного не исключаю. Поэтому и стараюсь по мере возможности не появляться у них на глазах, – усмехаясь, ответил мужчина.

Дрэйк откровенно засмеялся. Характер матери Яна был всем хорошо известен. Она не только сыну предлагала разных самок для спаривания, но даже Дрэйку некоторых подсовывала. При этом, когда понимала, что все-таки ошиблась и это не их истинная пара, сама же отправляла тех восвояси. Друзьям даже казалось, что, разочаровавшись в местном женском контингенте, она выйдет за пределы города. Да, мама у Яна была замечательной, и он даже немного завидовал другу. О той суке, что родила его, Дрэйку даже вспоминать не хотелось.

 

– Ну, дружище, мой будущий альфа уже готов, или же ты дал осечку? – вздернув бровь, усмехнулся Ян.

Вожак зарычал в ответ на намек о слабости, показывая бете свой оскал.

– У нее будет не один щенок, скоро там будет целый выводок.

В глазах беты он увидел удивление и неподдельный шок.

– Дрэйк, она же человек!

– Я знаю, – устало выдохнул в ответ альфа. – Но мой укус изменил Соню, и я не могу теперь от нее отказаться. Ее аромат сводит с ума, призывая, а волк все повторяет: "Скоро, скоро". Поэтому тебе лучше побыстрее изложить мне, как идут дела, и вернуться в стаю. Я чувствую просыпающийся в тебе интерес, твой волк тоже уже близко, и моему зверю это не нравится. Каким бы близким другом ты ни был, делиться с тобой я не собираюсь, – последние слова мужчина с нескрываемой угрозой прорычал.

– Прости, альфа, – Ян преклонил голову в знак подчинения. – Пробег прошел нормально, без особых казусов. Правда, один самец из молодняка побежал за Дианой.

– Он еще жив? – немного обеспокоенно спросил Дрэйк, но, увидев усмешку на лице беты, все понял.

– Ни один из волков не успел его остановить, – немного злорадно улыбнулся бета. – У Дианы острые коготки, ты же знаешь.

– Чужаков не было?

– Был момент, когда я поймал чей-то запах, но он быстро исчез. Все же, думаю, стоит проверить: это уже не первый случай, – серьезность для весельчака беты была редким исключением, поэтому альфа решил прислушаться к заместителю.

Потом Ян вернулся к своему обычному поведению, игриво улыбнувшись, и, выводя Дрэйка из задумчивого состояния, произнес:

– Тебе понравится твоя теща. Она уже готова стать бабушкой. И это я просто сказал, что ее дочь проведет с тобой несколько дней в долине. А так как здесь нет телефона, то позвонит позже.

– Ну, бабушкой она точно вскоре станет, – самодовольно похвастался Дрэйк. – А на ее работе все уладил?

– Конечно. Проблем не возникло. Только вот, боюсь, тебе все-таки придется дать им эксклюзивное интервью. Дрэйк, ты уверен во всем этом? Оно того стоит? – спросил Ян, и нотки в его голосе подсказали: это не просто обыденный интерес.

– Да, черт возьми, она стоит того! Теперь я лучше понимаю твоих родителей. С ней я чувствую себя целым. И никто, слышишь, никто не заберет ее у меня, – его интонация не позволяла усомниться в сказанном, чувствовалась твердая уверенность в своих словах. – Теперь проваливай отсюда, а то уже темнеет и я чувствую, как зверь рвется наружу. Ты должен быть сейчас со стаей.

– Да, альфа, – почтительно кивнув, промолвил Ян и удалился.

Дрэйк посмотрел, как бета уходит, и повернулся к холодильнику. Достав оттуда еще пару кусочков мяса, положил на сковородку, понимая: для его пары их нужно поджарить. Он чувствовал, что она скоро проснется, ощущая где-то на ментальном уровне, что ее сон уже не такой глубокий.

Проснувшись, Соня поняла, что находится в комнате одна. Отбросив все остальные проблемы, она сосредоточилась на одной: как использовать выпавший шанс, чтобы выбраться из этого кошмара? Осмотревшись, но так и не обнаружив ни своей, ни его одежды, она кое-как обмотала вокруг себя простынь, стараясь не сильно сковывать ею движения. Подойдя к двери, которая, на счастье, оказалась незапертой, девушка вышла к лестнице. К ее радости, Дрэйка нигде не было видно, и Соня стала быстро, насколько позволяло ее состояние, спускаться, глазами лихорадочно отыскивая дверь.

– Далеко собралась, родная? – услышала она угрожающее рычание за спиной и напряженно замерла, ожидая чего угодно.

Соня вздрогнула, когда руки в крепком захвате обхватили ее плечи, прижимая к горячему мужскому телу, а губы обожгли поцелуем оголенное плечо.

– Я знал, что ты проснулась, еще до того, как ты открыла глаза, – все так же раскатисто проговорил он. – Мне не нравится, что ты хотела сбежать. Думаешь, я бы позволил тебе сделать это?

Руки еще сильнее сжались на плечах, и она уверилась в появлении новых синяков на своем теле. Но неожиданно Дрэйк слегка ослабил захват и развернул ее к себе лицом. Его взгляд пронзил ее, и губы накрыли припухшие от предыдущих жестоких ласк уста. Язык вновь исследовал ее рот, заново пробуя вкус, которым невозможно было напиться. Мужчина оторвался от нее только после того, как у Сони вырвался стон наслаждения. И это вызвало на его губах улыбку торжества.

– Я приготовил тебе ужин, – проговорил Дрэйк и, резко стянув с нее простынь, взял на руки и понес на кухню.

Пока Соня приходила в себя от поцелуя, он уселся за накрытый стол, умостив ее себе на колени. Боже, она ягодицами ощущала его мощный орган, так как Дрэйк так же расхаживал по дому обнаженным. В голове девушки сразу зародился один вопрос. Господи, она должна была думать, как убежать отсюда, а вместо этого задавалась мыслью, как такая большая плоть поместилась в ней.

– Давай, родная, открой ротик, будь хорошей девочкой, – нежность, с которой он обращался к ней, никак не вязалась с грозным видом и доминантным поведением.

За своими мыслями Соня и не заметила, как он поднес к ее губам кусочек слегка поджаренного мяса, и по инерции сразу открыла рот, лишь потом сообразив, что не стоило этого делать. Но мясо уже оказалось на языке, и ей ничего не оставалось, как прожевать. Его изысканный вкус удивил ее рецепторы, заставляя чуть не стонать от удовольствия.

Пока его пара задумчиво пережевывала, Дрэйк языком описывал круги на ее плече, одной рукой поглаживая грудь, а другой, сжимая бедро, крепко удерживал в объятиях. Мужчина не мог не прикасаться к ней, не ласкать, это притяжение было непреодолимо. Как только девушка проглотила и открыла рот для вопроса, второй кусочек сразу же оказался там. Соня снова отдалась наслаждению непривычным вкусом, не замечая понимающей улыбки Дрэйка. Мясо теперь должно было стать главным блюдом в ее рационе, ведь его самка уже понесла, и, он был уверен, вскоре в ней зародится еще как минимум одна жизнь.

Мысли о детях подвели его к пониманию, что, когда они вернутся в стаю, нужно будет вызвать Эмилию Райдер, их врача. Та специализируется на помощи самкам в прохождении беременности, присматривая за ними и успокаивая, если те теряли плод. Несмотря на то, что в отличие от человеческих женщин самки оборотня могли нести целый выводок, беременность очень часто прерывалась. Именно поэтому каждый щенок был бесценен. Их, как и женщин, берегли и хорошо охраняли от диких ликанов и волков-одиночек, посягавших на молодняк.

Эмилия – врач от Бога. Сейчас она находилась в его стае, так как две самки должны были скоро родить. Но после этого собиралась покинуть их. Когда-то ее родную стаю уничтожили, и она попала на воспитание к людям. Закончила медицинский колледж и вернулась в мир оборотней. Несмотря на достаточно молодой возраст, Эмилия помогала женщинам в родах и занималась исследованием проблемы частых выкидышей. Жаль только, что после трагического случая со своей стаей она не могла оборачиваться. Альфы всех стай очень ценили ее и уже много раз пытались найти возможность ей помочь в этом, но зверь внутри девушки все еще спит.

Дрэйк посмотрел, как Соня сама, не замечая этого за своими раздумываниями, кладет последний кусочек мяса себе в рот, и улыбнулся. Он чувствовал, как не терпится его волку вырваться на волю, как прорезались когти на руках. Уже скоро. Совсем скоро.

Дожевав, Соня резко распахнула веки, сообразив, что уже без посторонней помощи съела все остальное. Сделав глоток поднесенного Дрэйком апельсинового сока, она посмотрела ему в глаза.

– Почему мне стало нравиться мясо? – тихо прошептала она, все еще страшась его реакции. А потом так же тихо добавила: – Я его раньше терпеть не могла, выворачивало от одного запаха.