Za darmo

Вот и осень, господа…

Tekst
0
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Что-то градусник сломался

 
Что-то градусник сломался.
Ну, какое ОРВИ?
Просто сбитый нам попался.
Да живой я, не реви!
 
 
Да живой я, жить стараюсь.
Я тебе в изменах каюсь.
Хоть тебе не изменял.
Ревновал, но не гонял.
 
 
Ну, какие уже сорок?
Аппетит исчез. Мне творог.
Взрослый, взрослый! Я лежу!
Я пока ещё дышу.
Я живой. Я на коне!
Умирают – на войне…
 

Я понял, что мы расстанемся

 
Я понял, что мы расстанемся.
Не выдержишь ты напряжения.
Мы в памяти – так останемся.
Но это – твое решение…
 
 
Прощаться – наука сложная,
Прощаться – наука вредная,
Ты просто сдаешь возможное
В обмен на монетку медную.
 
 
Прощаются – как стреляются,
В упор – пуля-друг постарается.
Но не прощаться – маяться,
Жалеть и по жизни каяться.
 
 
Пускай всё по-твоему сбудется:
Затянется, позабудется.
И только потом, на пределе
Ты скажешь: «Не долетели!..»
 

Просто разошлись

 
Кажется мне, кажется,
Что опять с войны…
Рана еще мажется
Та, что вдоль спины.
 
 
Видится мне, видится
Цинк пустой, в нас бьют…
На тебя б обидеться…
Но так не сдают.
 
 
Дверью громко хлопнули.
Всё, теперь не злись.
Просто нервы лопнули.
Просто разошлись…
 

На войну не призываю

 
На войну не призываю.
Просто я тебя люблю.
Одеялом прикрываю.
Хоть с тобою и не сплю.
 
 
Ты не смейся,
Так бывает
На какой-то на войне
Шинелюшкой прикрывает
Ротный мальчиков во сне.
 
 
Сам сидит – мужик бывалый
А солдаты просто спят.
И со мною так бывало.
Мы ж не только на парад.
 
 
Я их мамам обещаю:
В пулемётную грозу:
Я их грудью защищаю
И живыми привезу.
 
 
Мы, конечно, не из стали.
Но мы выживем в огне.
Мы с тобой счастливей стали –
Закалились на войне.
 

Где тебя всю жизнь носило?

 
Где тебя всю жизнь носило?
По каким морям шальным?
И какая ведьма-сила
Отдала тебя иным?
 
 
Где те грозы и метели
Что нас в поле развели?
Не успели, не сумели.
А могли же ведь! Могли…
 
 
Снег идет и серебрится.
На вспотевшем на окне.
Я рисую эту птицу,
Не влетевшую ко мне.
 

Назовут пусть Тинатин

 
Мы на сопке, я на связи.
Сдохну, ноги не идут…
Никаких тут безобразий.
Все мы целы. Люди тут.
 
 
Задохнулся – ну, бывает.
Как решить – я сам решу…
А солдаты отдыхают.
Я не лёг. Хожу, хожу…
 
 
Всё, и я ложусь за кочку.
Бьют собаки… Сдохну, блин!
Передай жене, чтоб дочку
Родила мне – Тинатин…
 

Бьют, заразы…

 
Бьют, заразы! Бьют, как видят.
Камень. Сжался. Я грешил!
Чуть на мину не нарвался.
Выживу с тобой, решил.
 
 
У тебя пусть будет чёлка…
Муж, да на фиг! Ты не жуль!
На стене пусть будет полка.
Для осколков и для пуль.
 

Вот расстанемся и – мрак…

 
Вот расстанемся – и мрак.
Снова хмурые закаты.
Мы с тобой не виноваты.
Недруги, конечно, рады.
Только враг – всегда он враг.
 
 
Мы расстанемся в пути,
Мы с тобой не долетели.
Нам хотелось. Мы хотели…
Только пули впереди…
 
 
Мы с тобой не рассчитали,
Мы бояться перестали.
Только жизнь – она ведь бой!
Автомат дает мой сбой…
 
 
Отходи! Ещё гранаты!
Мы с тобой не виноваты!
Я прикрою, я смогу.
Наши ждут на берегу…
 
 
Жалко дочку с сыном, блин!..
И гусей щемящий клин…
Жалко в небе облака…
Помни! Я живой пока…
 

А надо просто жить

 
А надо просто жить.
Беда – она уймется.
Враги – они враги,
Им кровью отольется.
 
 
Друзья – они друзья,
На свадьбе и в бою.
Держись, мой друг, держись!
Патроны подаю…
 

Горе нужно пересилить

 
Горе нужно пересилить.
Пострадав, переболеть.
Горе нужно прорезинить,
Чтоб другого не иметь.
 
 
С горем мы уже знакомы –
Било. Ладно. Не везло.
Доводило нас до комы.
Мы пробились всем назло.
 
 
Только ты не виновата.
Эта ссадина – во мне.
Мы воюем, мы – солдаты.
На предательской войне.
 
 
Знаю, мокрый нос в подушке.
Слёзы вытри, не реви.
Вот когда умолкнут пушки,
Мы признаемся в любви.
 

Любовь не вечна под луной

 
Любовь не вечна под луной.
Она от напряженья тает.
А вспыхнув искоркой, сгорает.
Не знаю, что тому виной.
 
 
Любовь не вечна – ветер гнет.
Любовь не вечна – горбит спину.
Любовь нас парусом – вперед…
Где хлеб с водой – наполовину.
 

Неужели лето скоро

 
Неужели лето скоро –
От рассвета до упора?
Неужели мы с тобою
От побудки до отбою?
 
 
Неужели, всё как в сказке?
Занавес и – сняты маски?
Неужели, неужели
Ты с разгона мне на шею?
 
 
Неужели сходим в гости?
Заторопимся домой.
Ты на мамином погосте
Шепотом: «Люблю, он мой?»
 

В голубом она была

 
В голубом она была.
Просто так – жила, стояла.
Никого не удивляла.
Молча утро берегла.
 
 
Где-то плыли облака,
Где-то войны, где-то ветер…
Не моя она пока.
Нет чудес на этом свете…
 

Я себя приговорил

 
Я себя приговорил.
Я себя поставил к стенке.
И записку на коленке
Написал: «А я любил…»
 
 
Я с тобою был в беде,
Я с тобою был в разлуке.
Я ищу тебя, ты где?
Я заламываю руки.
 
 
Все понятно, я – не тот.
Не понятно – что случилось?
Вот твой дом. И ключик – вот…
Ничего не получилось…
 

Не хочу тебя терять

 
Не хочу тебя терять.
Не могу тебя обидеть.
Ну, нельзя всегда стрелять,
Уезжать и ненавидеть.
 
 
Ну, нельзя всегда в беде,
С чемоданчиком у края.
Ну, нельзя кричать: «Ты где?!!»
Телефон в руке ломая.
 

Умножай – не умножай

 
Всё! Ноябрь, стынут лужи,
Первые метели кружат.
Сквозняки насквозь со всех сторон.
День заботами загружен,
Разогретый стынет ужин.
Небо потемнело от ворон…
 
 
…У тебя работа – в сладость.
Говоришь: грустить – не в радость,
Полечу в Италию – сезон.
Там экскурсии, кафешки –
Равиоли-пелемешки…
Солнце, море, чайки и озон…
 
 
…В ноябре я, как на зоне,
Захожусь в беззвучном стоне.
Год прибавил снова седины…
У тебя – звонки, тусовки,
Презентации, обновки,
Скайп, и в этом скайпе полстраны.
 
 
Мы с тобой в контрастном мире,
Дважды два – всегда четыре,
Умножать всем в жизни довелось.
Только нам закон, как дышло –
Мы хотели, но не вышло,
Не сложились двойки, не сошлось…
 

Ты права, мы всё решили

 
Вот и снова я на даче.
Осень здесь дождями плачет.
Вот Покров… Из октября
Я звоню тебе, но зря.
 
 
Ты опять зовёшь подругу,
По таинственному кругу
Уезжаешь, уплываешь,
В сокровенных мыслях таешь.
 
 
Ты права, мы всё решили,
Мы вторую жизнь прожили.
Возвращаюсь я без спешки
К печке, где чадят полешки…
 

Поговорим

 
– Улетаешь? Не жалеешь?
Без меня там жить сумеешь?
– Ты меня стихами изнемог…
– Чем ты душу там согреешь?
Чем невзгоды там развеешь?
– Я сумею, мне поможет Бог!
– Не права, он ссор превыше,
Не ищи в Великом крыши…
– Иногда всему приходит срок!
Всё, посадку объявили.
Мы багаж свой предъявили.
Знать, судьба такая и наш рок…
 

Уже скоро первый снег

 
Уже скоро первый снег,
Солнце – усмехается.
Но любимый человек
Рядом, улыбается.
 
 
Говорит: мне всё равно!
Если вы попросите,
Занавешу я окно
И закрашу проседи.
 

Встретимся? Не встретимся?

 
– Встретимся? Не встретимся?
Где, в каком краю?
На Тверской отметимся?
– Нет, теперь в Раю…
– У тебя там хмарится?
Настроенье в ноль?
– Нет, твоя красавица
Окунулась в боль.
Не хочу печалиться,
Но печаль несёт,
Я устала маяться –
В этом мне везёт…
 
 
– Подожди, поправится,
Осень – я с тобой!
Всё ещё исправится…
Нет, пошёл отбой…
 

Быстро время провернулось

 
Быстро время провернулось.
Видишь, ты уже вернулась.
А у нас тут осень и дожди.
И стихи опять заботят,
В затаённых шхерах бродят.
Доплывут. Пишу тебе. Ты жди.
А ещё увяли груши.
Разуверились, как души.
Их стыдить за это не спеши.
Я болею – душит суша…
Вот опять ты мне про мужа…
Лучше про себя мне напиши…
 

Возвращение в Хмеймим

 
Я лётчик, мне приказ отдали.
Детали мы не обсуждали.
Иду на взлёт, я бомбовоз.
Чуму смешаем мы в навоз.
 
 
Мы здесь одни. Мы в странном мире,
Где дважды два – почти четыре.
А может пять. Или полмира.
Вот под крылом плывёт Пальмира…
 
 
– Десятый, выйди на форсаж!
Там под огнём наводчик наш!
Я захожу, я навожу.
Я исполнитель – не сужу.
Но я ещё, добавлю, мститель,
Инспектор, правоохранитель.
Отец советник был в Алеппо,
А я бомблю его. Нелепо?
 
 
Но я солдат. Теперь обратно.
– По плану? Что? Не понял…
             Штатно?
Помехи в связи извиним.
Всё, принимай меня, Хмеймим!
 

Яблочный Спас

 
Вот и Яблочный нагрянул –
Скоро листья зашуршат.
В доме запах сладко-пряный,
Осы пьяные жужжат…
Не грусти – переживётся,
Не горюй, зима – не век.
Спас за Спасом – нить не рвётся,
Дорогой мой человек…
Не грусти, что подкачало
Лето это. Не впервой.
Мы его начнём сначала,
Год добавив в возраст свой…
 

Нам сверху дано

 
Я не пью. Не курю коноплю.
В ворожбе никакой не замечен.
Появились морщины – не вечен,
Но тебя, как мальчишка, люблю.
 
 
Осень листья швыряет в костры
И, озлясь, тушит пламя дождями.
Нить обуглилась до коры.
Скоро лопнет. И что будет с нами?
 
 
Не придумано – сверху дано
Нам брести меж стогов по тропинке.
И кроссовкой сбивать ковылинки
Вдоль дороги, ведущей на дно…
 

Спина к спине…

 
Спина к спине – тебя не сдам.
Спина к спине – нет, не морозы…
Спина к спине – когда угрозы.
А так стоять – спокойней нам.
 
 
Они нас с тыла не смогли.
Они нас в фас – там я не струшу.
С врагами только так. А стужу
Переживём. Весна вдали…
 
 
Спина к спине – не лечь на дно.
Спина к спине – и нам не трудно.
И безопасней. Скоро утро.
Спина к спине… И мы – одно…
 

Сон не сбудется

 
Печально утро в снежной мгле…
Мне снилось – ты ко мне на дачу.
Ну, да! В промозглом ноябре
Я ж день рожденья обозначу!..
 
 
Накрыли стол. В бокал – вино.
Диск – в магнитолу. Печка греет.
И пусть стучится снег в окно,
Он не ворвётся. Не сумеет.
 
 
Приснилось. Глупый сон. Прости.
Позёмка по подворью крутится.
Мне продолжает не везти.
И, значит, этот сон не сбудется…
 

Газанём! А вдруг

 
Пообщаться хочется:
Носом в чёлку – чмок!
Почему хохочется?
Раньше я не мог.
 
 
Нас ведь разметелило –
Жизнью разнесло.
Разными постелями.
Ну, не повезло…
 
 
А теперь нас вынесло
На последний круг.
Трасса, правда, вымерзла…
Газанём! А вдруг…
 

Я пойму

 
Околдуй меня! Околдуй…
Жги лучину. На воду подуй.
Воск топи. Лей кофейную тьму.
Я прощу. Я стерплю. Я пойму.
 
 
Я ведь тоже колдую и жду.
То ли солнца, а то ли беду.
Вот схлестнутся в ночи
             колдовства:
– Не права ты!
– Права!
– Не права!..
 

Зачем придумали войну?

 
Я, правда, думала – ученья.
А их послали на войну.
В чужую странную страну.
Судьба его? Предназначенье?
 
 
Груз «200»… Не могу не выть!
А сын, а дочь? Как дальше жить?
Мне тридцать лет! Иду ко дну…
Зачем придумали войну?
 

Снег сползает со стрых крыш

 
Дождь со снегом… Снег с дождём…
Мы опять весну торопим,
Грусти в крепком кофе топим –
Пьём, надеемся и ждём.
 
 
Снег сползает с острых крыш,
Там ему не удержаться…
Всё в сугробах – не пробраться.
Ну, зачем кота ты злишь?
 
 
Он же чёрный – неудачник.
Но партнёр, усатый дачник.
Талисман. Два рваных уха…
Он желает нам «ни пуха…»
 
 
Лёг у печки, потянулся.
Он, как ты, уйдя, вернулся…
 

Улыбайся! Слышишь? Улыбайся!

 
Улыбайся! Слышишь? Улыбайся!
Всем врагам и недругам назло.
Просто быть собою оставайся.
Повезло нам в жизни. Повезло…
 
 
Мы с тобой не канули под Брестом,
Не ушли подлодкою на дно.
И в ледник крутой под Эверестом
Камнепадом нас не занесло.
 
 
Это всё досталось тем, кто были.
Тем, другим, торившим к жизни путь.
Умирая, они нас любили,
Улыбайся. Помни их и будь!
 

А враги у меня неплохие…

 
А враги у меня неплохие.
Всем на зависть, скажу, враги.
Предавая, люди такие
Не пройдут, не пожав руки.
На чаёк, как к другу, заглянут,
До получки денег стрельнут.
И вернут всё в срок, не обманут…
Посочувствуют и кивнут…
Просто сделаны не из стали –
Выпал случай, пошли и сдали.
Спорить, «нет» говорить не будут.
С днём рожденья поздравить забудут.
И из тыла на поле боя
Не вернутся уже за тобою.
…Поднимаю в атаку роту,
Дальше сам ползу по болоту.
Там у речки раненый враг.
Потащу. А иначе как?..
 

Я зову тебя в безлюдье

 
Снова снег… На перепутье
Тропку я ищу в безлюдье.
Где печурка греет руки,
Мышка под полом шуршит,
Где ладонь твоя погоном
На плече моём лежит…
Снова снег. Часы колдуют.
Сквозняки нам в окна дуют.
Я стою на перепутье.
Я зову тебя в безлюдье…
 

Добро пожаловать к нам в осень!

Добро пожаловать к нам в осень!

 
 
Уже убрали яблоки под грусть?
За дачами гудят. Там сеют озимь.
Зима не за горами. Ну и пусть…
 
 
А по коньку, по крыше, бродят совы!
Они простили нас – мешали им.
Сезонов смена, словно смена крова.
Зелёное – на жёлтый…
             Жёлтый – в дым…
 
 
Никто не спросит нас с тобой про осень.
Тактичны мы. Про осень все молчат.
Лишь сверху нам из-под небес доносит
Клик журавлей. Они о ней кричат…
 

Бей не сильно близкого, он живой

 
Из двухсот войн пугает – твоя война,
Во всех любовях моих – ты правишь бал.
Кто ж подумать мог, что эта весна
Рухнет в глубокий осенний провал?
 
 
И листва не золото – боль в душе.
И дожди – не изморось, слёз поток.
Слышишь, я же сдался тебе уже,
Выиграть эту войну я не мог.
 
 
Всё успокоится – вой, не вой.
Рвутся нервы струнами – звон стоит.
Бей не сильно близкого – он живой,
А что улыбается – просто вид…
 

Что не спится, переводчица?

 
Что не спится, переводчица?
Вот и мне не спится вдруг.
Мне на хинди очень хочется
Удивить тебя, мой друг.
 
 
И рождается меж струн
Мэйн тумсэ пьяр картха хун.
 
 
Что грустишь, толмач отчаянный?
Победим мы! Не грусти….
Я твой суженый, нечаянный.
Ну, не встретились – прости…
 
 
Ти амо кон тутто, слышишь?
Как живёшь ты? Чем ты дышишь?
 
 
Мы с тобой не переводимся.
Языки не сопрягаются.
Мы вселенные – расходимся,
Магнитуды обжигаются…
 
 
Осень… Голос не бельканто…
Журавли сложились в клин…
Остаётся эсперанто:
Mи, ты слышишь, амас вин…
 
 
Вот и всё. Перрон… Завьюжило…
Если хочешь – прокляни…
Скоро снег подарит кружево –
Мейд ин Чина: Во ай ни…
 

Наши пули не отлили

 
Наши пули не отлили.
Не хватило им свинца.
Нас свои, конечно, слили…
Всё! Патроны – до конца…
 
 
Наши пули в ветер дули.
Этим пулям цель – не та.
А свои… Свои – продули…
И не взята высота…
 
 
Я грешу, конечно, тоже.
В танках прошлых я горю.
И потом, всю жизнь итожа,
Я себя за всё корю…
 
 
Я – не прав. Я грешен. Ладно…
Но под Брестом отступив,
Я потом приду обратно.
Грань границ переступив.
 

Не каждый предаёт

 
Собаку обманули. Взяли – бросили.
В газетах не напишут – суета.
Собака… Одинокая… По осени…
И по ушам холодная вода…
 
 
В глаза смотрю. Прости.
             Нет, не покинули…
А просто предали. Бывает.
 
 
Просто кинули.
Бывает. Ну, домой ко мне. Вперед!
Ты знаешь, ведь не каждый предаёт…
 

Пишется – как живётся

 
То правда из вас, то врётся,
То, как бумага мнётся…
То просто не удается.
 
 
Пишется – как живётся:
То замирает, то рвётся,
То замыкает, то бьётся,
То проза, а то поётся.
 
 
Пишется – это пишется,
Что-то вам с неба слышится,
Что-то внутри колышется,
Не устаёт – движется.
 
 
Пишется – это как плачется,
Что-то в тебе корячится,
Что-то в тебе напрягается –
Хочется всем покаяться.
 
 
Пишется – это сомнение,
Это свечи горение.
Чаще всего – терпение,
Повод для настроения…
 
 
Пишется – это творится…
Ручки рука боится…
Вот напишу – и точка:
Дата – последняя строчка…
 

Поздно нам с тобой встречаться

 
Поздно нам с тобой встречаться:
Осень, вялые дожди…
Чтоб смотреть, чтоб улыбаться,
А в глазах уже – не жди?..
 
 
Поздно, время на исходе,
Настроенье – по погоде.
Я сегодняшний – не в моде.
Разминулись мы в пути.
 
 
Жаль, отличная бы пара,
Облепиху бы с базара
В дом тащили и… в желе!
Янтарём чтоб на столе.
 
 
Нет, сегодня клин за клином
Гогочащим строем длинным
Улетают журавли…
Не сумели, не смогли…