Королевский путь

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ВВЕДЕНИЕ

«В книгах всё было написано по-другому!?»

Эти мысли будут вас посещать по ходу чтения…

Специфичное название для non-fiction, поэтому нужно начать с тезиса.

Вы считаете свою жизнь исключительной, как личность вы выдающаяся и путь ваш обязательно «Королевский». Думая так – мы себя обманываем.

Вся аргументация будет основываться именно на этом!

Мы доверяем трудам, которые преувеличивают личную значимость. Мы не против увидеть на страницах, что являемся хозяевами своей жизни. Не возникает ли ощущение, что вас где-то дурят, что-то скрывают, ведь иначе в жизни всё бы было легко? Человек «разумный» часто подменяет понятия. Даже общаясь на одном языке, мы не понимаем друг друга, но во внутреннем диалоге мы заходим немного дальше…

Что такое для вас жизненный путь? Личность с большой буквы закаляет характер, преодолевая жизненные перипетии не дюжим усилием воли. Счастье только снится где-то в будущем, идя к успеху в настоящем. Нравственность и мораль – это краеугольный камень того, на чём стоит ваше мышление успеха.

Человек «Разумный» частенько пытается описать важные мировоззренческие установки крайне размытыми понятиями. Каждый из нас периодически путается в том, что происходит в собственной голове.

Мы же с самого начала книги перейдём к конкретике. Мы будем разбирать только неудобные вопросы, которые касаются всех и вся!

Свой путь никто не желает считать посредственным. Сознательно «Королевским» его тоже никто не считает… Название лишь преувеличивает то, что мы высокого мнения о себе. Где корни этой уверенности?

Исторически чуть раньше была идея наследуемой культуры – дело минувшей эпохи в психологии. Автор столь элегантной теории, которая в себя включает понятие «архетипа» (общественного прообраза) – Карл Юнг. Простыми словами – мы полны с рождения интуитивных схем про добро и зло, понимаем на уровне инстинктов свои роли в обществе – ребёнок и взрослый, благодетель и предатель, герой и злодей, друг и враг, муж и жена. Перечислять можно долго. Мы полны некоторых ментальных образов, которым нужно следовать или которые рассчитываем увидеть уже в других.

Если заменить культурное наследуемое на культурное бессознательное, то цены бы не было теории (нюансы, которые сейчас не так важны, мы всё обязательно разберём более подробно). Посредством научения в мозге отложилось, что есть некий путь и так уж вышло, что все истории связаны то с рыцарями, с королями, с героями и так далее и тому подобное. Все мы дети своих родителей, поэтому с самого детства переносим свои знания и пытаемся находить дальше «архетипы» и примерять маски.

Ищите и, как говорится, найдёте.

Так человек создал (не сознательно) всю культуру, всё искусство, где можно отыскать эту линию. Линию героя или короля. Ассоциации в голове не прямые, иначе бы в клинике не дали читать книги. Надеюсь, нет среди нас людей считающих себя Иса, Сталином и так далее… Из глубины бессознательного, будь оно не ладно, идёт посыл о пути героя.

А какие у нас ассоциации о своём жизненном пути? Он идёт нога в ногу с нравственностью и моралью? Много путаницы, ведь те же сказки (не все) из детства описывают героев без тернистого пути, без перипетий и без явных недостатков.

Если бы мы всё описали так, то по вашу сторону книги возникло бы недопонимание, ведь в реальности всё немного по-другому. Настоящее не проходит по сценарию сказки про «Иванушку-дурачка», не бывает всё сразу и легко.

Предлагаю с самого начала книги усомниться в том, что мы подразумеваем под нравственностью и моралью. Это размытые понятия. Осознайте, что в каждой конкретной ситуации смысл этих слов меняется. Нравственный ориентир – исторически-культурный маркетинговый ход. В укромных уголках Земли даже сейчас вы можете оказаться в желудках соплеменников, раньше это было нормальным явлением. В каких-то культурах (раньше их было больше) инцесты были в порядке вещей, ради сохранения чистоты родословной. Всю историю человек разумный практикует многожёнство, нетрадиционные сексуальные связи. Еще недавно к афроамериканцам было крайне предвзятое отношение, женщин долгий период истории за людей не считали и многое другое.

Как на «нормы» тогда полагаться, если нравственные ориентиры меняются так часто, что не успеваешь за этим следить. К примеру, кража в особо крупных размерах в обществе порицается, но уже отношение не резко негативное. В странах третьего мира за первое не всегда садят, а за палку колбасы могут лишить свободы. Дикостью было еще пол века назад понятие брошенных детей и матерей одиночек, то есть сознательный уход из семьи. Сейчас же в обществе это морально допустимо. Древнейшая профессия всегда процветала, но она не популяризовалась и не выставлялась напоказ. Сейчас же не существует чёткой границы между содержанками, любовницами и куртизанками.

Королевский путь и эти описанные допущения нравственности возможно с конкретным человеком (вами) ничего общего не имеют. Это игра слов, которые мы понимаем лишь отчасти. От той части культуры, в которой мы воспитывались и находимся.

Как ни странно в истории был человек, который специализировался на «Королевском пути». Никколо Макиавелли жил рядом, изучал и внимательно наблюдал за бытом и нравами князей его времени. Описывал он Государя неразборчивого в методах и средствах, который не мог удержаться пред жестокостью, не стыдился обмана и постулировал закон права сильного, прибегая к коварству. Макиавеллизм1 предполагает циничность, но не предлагает это обычным людям, он обращается только к Государям лишь в области политики, в своём понимании общественной деятельности не приемлет предписания морали и нравственности.

Можно возразить: «Ведь он жил в эпоху Возрождения и не мог думать иначе, мир был другой!?»

Предполагая, что раньше мир был другой и природа человека кардинально отличалась, мы попадаем в ловушку, ведь для таких изменений нужно больше времени. Больше времени для эволюции как вида.

Как раньше, так и в новом времени мир теряет нравственные ориентиры с завидной регулярностью. На пути к разрешению этой проблемы возникали новые религии, витки философии. И то и другое исходит из позиции, что они уже всеми знаниями о человеке, якобы «разумном», располагают. Кроме того, на руках любой религии реки крови, что с нравственностью (даже при первом приближении) не сходится. Все люди равны, но более «равные» те, кто верит в одного с вами бога, а других можно оставить в прошедшем времени.

Религия и философия дают законченный концепт, с логикой редко идут нога в ногу. Вот куда лучше обратиться с вопросом о нравственности и морали – так это к науке. Есть проблема, что в науке нет целостности, нет концепта. Наука – это поле брани, полемики, конкуренции и борьбы.

Наука «набрала обороты» и продолжает захватывать умы интеллигентной части общества. Когда культура признала своё невежество, лишь допустила, что не располагает ответами на все вопросы, пришлось искать новые знания. Поиск новых знаний и стал наукой в нынешнем понимании.

Любая законченная теория законсервирует науку и она перестанет развиваться. Готовность признать своё невежество делает науку динамичной и гибкой, нежели всё предыдущее вроде религии и витков философии.

Книги non-fiction не дают шанса вашей личности, что всё предрешено генами или средой и много чего еще неприятного для нашей человеческой сущности. Притом, что у науки, повторюсь, нет общего концепта, мы еще не пришли к абсолютному пониманию мира вокруг нас. Именно по этой причине многие на неё не ориентируются, не выставляют жизненные цели и нравственные идеалы. Признаться, у науки много ошибок – плоская Земля, теория эфира, а Калифорнию Колумб вообще считал за острова Японии… Любой человек найдёт пару десятков таких оплошностей, наука же их признаёт за ошибки!

Как жить, как справляться с трудностями и неудачами?

Каких правил придерживаться в обществе и как относиться к другим людям?

Какие выбрать инструменты?

Я сделаю попытку построить мост между результатами исследований и конкретно вашей жизнью. Мы вместе попытаемся связать разного рода исследования и не абстрагироваться, осознать, что эти знания про вас. Сложно связывать опыты ради какого-то законченного концепта, ведь и наука его не предполагает. Мы всё-таки попробуем обрести целостность бытия, системность его. Вместе придётся окунуться в философию и околонаучные дисциплины, мы быстро вынырнем.

Книга – предположение того, что человек разумный забыл кто он есть на самом деле, не замечает очевидных вещей и абсолютно запутался в жизни.

Предположение того, что науку можно воспринимать по-другому и после…

…в неожиданном ракурсе увидеть себя и всех рядом.

Тёмная сторона науки, это попытка её законченности и концепта.

Тёмная сторона конкретно вас – это то, что вам предстоит узнать из первой части книги о том, что вами движет и почему, и можно ли это изменить.

И в нас ли дело? Ведь Королевский Путь подразумевает политус (социум). Общение – это процесс длиною в жизнь. Об этом будет вторая часть книги, единственная, где будут практические советы. Приняв себя в неожиданном ракурсе, легко это знание забыть, если не перенести его в сферу коммуникации.

 

Современный мир – это борьба с риском потерять всё в один момент. То, что мы уже немного по-другому относимся ко всему, вектор движения само это знание не задаёт. И третья часть будет околофилософского дискоса. Что делать, чтоб жизнь стала счастливее – изменить условия человека или самого человека!? Первое (посредством книги) изменить мы не можем, постараемся влезть в глубины сознания, и откопать ключ к пониманию целостности жизни.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ – ВЫБЕРИ ТЁМНУЮ СТОРОНУ СИЛЫ

При таком названии части стоит обратиться к философии.

На суд каждому читателю можно предложить стою. Быть стоиком в современном мире не сложней чем в античности (Древней Греции). Для этого нужно иметь душевный покой при принятии того, на что мы не можем влиять, воспитывать мужество, чтобы изменить возможное. Обрести мудрость, чтоб отличать одно от другого.

Переплетение стоицизма и макиавеллизма – это интересная тема и раскрыта она будет после преодоления экватора книги, ведь на первый взгляд в этих двух понятиях открытое противоречие, поскольку стоики описывают свой путь как обязательно политический, нога в ногу с нравственностью, а макиавеллизм полностью её отрицает.

Давайте, перекинем мост к науке, через китайскую мудрость которая гласит, что:

«Не в каждом звере есть люди, но все звери есть в людях»

Из этого не следует, что «зверь в человеке» является чем-то обязательно опасным, злым и неподконтрольным. Реакция же другой части – греческой философии – немного другая (у человека есть «дух», «энтузиазм» – с греческого означает присутствие в нём бога).

Однако мы сейчас описываем эфемерные сущности, в действительности одушевление (энтузиазм) – это следствие нашей природной агрессии, которую мы будем разбирать в первой главе. Также сложно уверенно сказать какое поведение является врождённым, а какое появилось вследствие воспитания.

Откуда у нас эта агрессия и инстинкты? Вопрос пока открытый.

Тёмная сторона этой книги – это восприятие науки в ракурсе вашей личности и неожиданный ракурс на природу человека. Науку не так легко собрать во что-то целое, её часто рассматривают в отрыве от всего остального. Мы можем оторваться далеко от реальности, но будет ли польза? Та или иная сфера открывается перед нами фрактально в процессе изучения информации и создаётся впечатление, что мы не осведомлены ни о чём. Мир останется прежним, погружённым в хаос и ложь, которым движет страх и жадность к статусу и ресурсам.

Современный устрой говорит о том, что психология должна поменяться…

Понимание о том, что путь человека лежит через социум, к нам медленно будет приходить к началу второй части.

В новом и старом мире, нам нужно выбрать позицию, а какую?

Неожиданный ракурс

Существует ошибочное убеждение, что поведение животных (и в том числе Человека «Разумного») – реактивные. Корни этого в том, что все исследования были направлены на изучение реакций, рефлексов, которые считались единственными составляющими поведения. Ищите и, как говорится, найдёте.

Не так уж давно стали изучать «спонтанность» поведения. Психологи-бихевиористы поначалу приписывали какую-то мистическую жизненную силу, когда говорили о том, что не поддаётся логике рефлексий. Уоллэс Крэйг первый сделал предметом научного исследования спонтанность. Провёл серию опытов с самцами горлицы (семейство голубиных), на разные промежутки времени отбирал у них самок и наблюдал какой объект способен вызвать привычный паттерн поведения. Через несколько дней самец горлицы готов был ухаживать за белой домашней голубкой. Еще через несколько дней – стал исполнять поклоны перед чучелом голубя, еще через неделю – перед смотанной в углу тряпкой, кульминацией неразборчивости ухаживания стало специфичное поведение к пустому углу клетки.

Исследование показывает, что при длительном отсутствии стимулов какого-либо инстинкта снижается порог раздражения и, в конечном счёте, может упасть до нуля. Инстинктивное поведение может просто «прорваться» без стимулов внутренних и внешних. Каждое глубинное желание, которое не может разрядиться, приводит человека в состояние беспокойства и вынуждает к поискам раздражающего стимула.

То, что наше поведение не всегда поддаётся прямой логике, не отрицает множество других полезных теорий, вроде триединого мозга. У теории есть проблемы вроде той, что новые слои не могут настраиваться поверх неизменного состояния. Это не в правилах естественного отбора, ему нужно работать с тем, что есть (в каждом поколении). То разделение, к которому мы будем прибегать, это допущение, поскольку мы не знаем того, как происходили все эволюционные изменения. Содержание черепной коробки несёт в себе отпечаток предыдущих эпох, с этого предположения и родилась идея о триедином мозге (рептильный, мозг млекопитающего и примата).

Все системы мозга работают в тандеме, оплетены нейронными сетями с двусторонней связью и тому подобное. Чтоб сделать реконструкцию, создать у себя в голове модель мозга, всё-таки нужно его разделить, хотя само это действие как таковое не даст абсолютно ничего и вы это поймёте к концу части.

Рептильный мозг.

В голове чёрт ногу сломит. Рептильный мозг – самая древняя структура мозга, он не про чувства и не про логику, неразрывно с нашей эволюцией как вида существует 100 000 000 лет. Не нужно (с точки зрения психологии) вспоминать, что она отвечает за давление, дыхание и в общем за вегетативную нервную систему. Лучше вспомнить про стратегию поведения «Бей или Беги». Паттерн этой структуры мозга «Сражение или Страх».

Причём, как принято, изучили и забыли. Наука – сложная вещь, на себя никак не перенести? В том то и дело, что если бы вы стали применять это знание к себе, то поняли бы, что есть некоторые оплошности при первом приближении, ведь сюда нужно включить «замирание». Это первое, что бросается в глаза. Антилопа при шорохе в кустах сначала останавливается. Многие живые организмы даже не рассматривают вариант нападения или бегства, а просто замирают – им для этого эволюция подарила специальный окрас, недоступные для хищников места обитания и так далее. В человеческом обществе реакция замирания проявляется не столь отчётливо, если только человека поймали на месте преступления, если человек начинает делать что-то не относящееся к делу (смещённая активность). В наших социальных взаимодействиях есть некоторый зазор времени для принятия решений. Пусть даже секунда-две перед действием – это та же реакция замирания и она знакома каждому. Меня этот парадокс посетил лет 10 назад при изучении триединого мозга, что-то здесь не «клеится» и это лишь пол беды. Другая половина в том, что за реакциями рептильного мозга предполагают кратковременное их действие…

Мы сейчас не говорим об эмоциях или логике, но этой структуре мозга подчиняется всё. Есть некоторый фундаментальный закон содержания черепной коробки, что более древнее подчиняет менее. Именно поэтому психологию как науку стоит начинать изучать с рептильного мозга.

Суть в том, что паттерны поведения не просто «Бей или Беги». Мозг развивался не в пробирке, поэтому это всё можно переименовать в «Страх – Замирание – Интерес». Откуда взялся «Интерес?». Мозг рептилии работает в тандеме, и почти никогда реакция «Бей» не работает на физическую расправу (по вашу сторону книги может возникнуть парадокс, если бы мы говорили об этом). Интерес – это вопрос инстинктов более эволюционно молодых отделов черепной коробки, поэтому будет всё описано в главе «Королевский миф».

Если еще дальше усложнять систему, конструкцию (и потерять пару читателей на этом этапе), то можно заглянуть в гормональную составляющую этих реакций. Адреналин, норадреналин вазопрессин, кортиколиберин, кортизол и другие стрессовые гормоны у человека разумного возникают как при бегстве, так и при нападении. Передумал, не буду рисковать количеством читателей и описывать гуморальный механизм всего этого, а потом еще добавлять то, как развиваются хронические болезни при длительных стрессах. Факт в том, что пусковой стимул двух противоположных поведений один и тот же.

Стресс (даже мгновенный, что не является по некоторым определениям им) вызывает моментальное изменение гормонального фона, дыхания, температуры тела. Важно осознавать, что и стимул этот бывает разный. Говоря о стрессе у любого человека возникают разного рода ассоциации, связанные с экстремальными условиями.

Стресс – это стимул, реакция организма на окружающую среду. Те же гормоны вроде адреналина, норадреналина (и дальше по списку) выделяются чуть в меньших количествах на протяжении всего дня (даже если вы его стрессовым не назовёте). Эволюция сделала так, что особи которые так не реагировали на изменения внешнего мира – остались в истории, мы их не можем наблюдать.

Отступление к гуморальной составляющей человека неспроста…

Гормоны стресса названы из-за реакции на организм и дальнейшего приспособления. Выделяются гормоны, вследствие этого сердце меняет привычный ритм, кровь направляется к мышцам. Где брать кровь? В желудке и коже, поэтому мы холодеем и появляются мурашки. Ускоряется дыхание, ведь мышцам нужно больше кислорода (конечно, здесь сложней механизм). Адреналин «заставляет» печень высвободить хранящуюся глюкозу и повышает свёртываемость крови… Когда любой человек изучает гормоны, то абстрагируется до такой степени, что не переносит это знание никуда. В голове просто отдельное знание, знание о гормонах.

Гормоны стресса – это гормоны агрессии. У агрессии плохой «маркетинг», культура описывает нам это слово в негативном ключе, а так ли это?

Агрессия.

Любая неожиданность в мире (или на внутренней сцене человека), которая вызывает интерес – порождает фейерверк стрессовых гормонов.


Агрессия для человека является подлинным и первичным инстинктом. Чтоб подробно изучить этот феномен можно рекомендовать Конрада Лоренца книгу «Агрессия, Так называемое зло», вот отрывки из неё же:

«В добрые старые времена, когда на Дунае существовала еще монархия и еще бывали служанки, я наблюдал у моей овдовевшей тетушки следующее поведение, регулярное и предсказуемое. Служанки никогда не держались у нее дольше 8-10 месяцев. Каждой вновь появившейся помощницей тетушка непременно восхищалась, расхваливала ее на все лады как некое сокровище, и клялась, что вот теперь наконец она нашла ту, кого ей надо.

В течение следующих месяцев ее восторги остывали. Сначала она находила у бедной девушки мелкие недостатки, потом – заслуживающие порицания; а к концу упомянутого срока обнаруживала у нее пороки, вызывавшие законную ненависть, – и в результате увольняла ее досрочно, как правило с большим скандалом. После этой разрядки старая дама снова готова была видеть в следующей служанке истинного ангела.

…Это было в плену. Так называемая «полярная болезнь», иначе «экспедиционное бешенство», поражает преимущественно небольшие группы людей, когда они в силу обстоятельств, определенных самим названием, обречены общаться только друг с другом и тем самым лишены возможности ссориться с кем-то посторонним, не входящим в их товарищество. Из всего сказанного уже ясно, что накопление агрессии тем опаснее, чем лучше знают друг друга члены данной группы, чем больше они друг друга понимают и любят. В такой ситуации – а я могу это утверждать по собственному опыту – все стимулы, вызывающие агрессию и внутривидовую борьбу, претерпевают резкое снижение пороговых значений. Субъективно это выражается в том, что человек на мельчайшие жесты своего лучшего друга – стоит тому кашлянуть или высморкаться – отвечает реакцией, которая была бы адекватна, если бы ему дал пощечину пьяный хулиган. Понимание физиологических закономерностей этого чрезвычайно мучительного явления хотя и предотвращает убийство друга, но никоим образом не облегчает мучений. Выход, который в конце концов находит Понимающий, состоит в том, что он тихонько выходит из барака (палатки, хижины) и разбивает что-нибудь; не слишком дорогое, но чтобы разлетелось на куски с наибольшим возможным шумом. Это немного помогает. На языке физиологии поведения это называется, по Тинбергену, перенаправленным, или смещенным, действием. Мы еще увидим, что этот выход часто используется в природе, чтобы предотвратить вредные последствия агрессии. А Непонимающий убивает-таки своего друга – и нередко!»

Главная опасность инстинкта – в его спонтанности. Если бы агрессия была просто реакцией на внешнее проявление реального мира, то это пол беды. Это даже не беда, это прогнозируемо, поскольку можно было бы изучить и исключить факторы вызывающие агрессию.

Первая абсолютно непрогнозируемая проблема – это внутренний мир человека. Следующая глава этому посвящена, сейчас же важно заострить внимание, что переход на какое-либо конкретное действие зависит от оценки ситуации и восприятия обстановки. Один и тот же человек может по-разному реагировать, не говоря уже про разных людей. Влияние настроя, сама психосоматика и ваши ожидания сильно сказываются на уровне агрессии после стимулов из внешнего мира.

 

Вторая абсолютно непрогнозируемая проблема – снижение порога раздражения и, вследствие этого, его спонтанность. Если бы мы говорили не про агрессию, то можно было бы закрыть на это глаза. Многие учёные рассматривают агрессию в отрыве от всего остального. Фрейд впервые сказал о том, что недостаточность социальных контактов (и особенно их исчезновение) относится к числу сильных факторов возникновения агрессии.

Абстрагирование, непринятие агрессии как подлинного и первичного инстинкта (паттерна) ведёт к множеству ошибок при изучении природы человека. Из этого представления можно сделать вывод, что процесс становления личности должен проходить в максимально комфортных социальных условиях. Но мир полон стресса и если любого юнца от него оберегать, то что он будет делать во взрослой жизни? Причём цель-то какая? Слепить менее агрессивного и тем самым более приспособленного, а в итоге получится только более озлобленный на внешний мир человек.

Можно и потерять лаконичность повествования…

Агрессия – бездонная тема, поэтому разберём последний парадокс. Он заключается в том, что бывают менее и более озлобленные на мир люди. Да, это несоответствие и меня заставило пару лет назад забыть об агрессии в ракурсе первоначального инстинкта.

Почему у людей разный уровень агрессии, три аспекта:

1 – Период до рождения (в утробе). Сильный стресс, который испытывает мать, меняет навсегда нервную деятельность будущего человека. На это есть череда исследований, самым известным является исследование беременных женщин после инцидента 11 сентября в New-York 2.

2 – Период воспитания. Чётких правил нет. Есть пару исследований детей3. Главное не воспитать застенчивого человека (продолжение в третьей части книги). Инстинкт накапливается вкупе с последствиями сильных стрессов (невротические болезни), которые всегда уменьшают порог раздражения, то есть агрессия становится спонтанной, неконтролируемой и непредсказуемой.

3 – Мало кто вспоминает, что энергии у всех людей разное количество. Это не про шестое чувство и седьмой глаз, нет. Ретикулярная формация (р.ф.) – это образование вдоль оси ствола мозга (условно, рептильный мозг). Тема бездонная: Сеченов, который обнаружил зависимость р.ф. с различными спинномозговыми рефлексами; Петр Анохин, который сформулировал положение о специфичном влияние р.ф. на весь мозг в целом…

После исследования Дональда Пфаффа4, который обнаружил что р.ф. влияет на кровоснабжение мозга в целом, многие представляют ретикулярную формацию – как аккумулятор энергии, топливный бак. Многие физиологи и учёные тесно связанные со спортом, представляют р.ф., как генетической фактор (степень проводимости нервных импульсов через ствол мозга), который позволяет лучше включаться в работу и проявлять больше усилий в любой человеческой деятельности.

Многие агрессивны от природы или воспитания. У кого-то больше внутренней энергии, вы же замечали таких людей? Кажется, что они больны на голову, работают не покладая рук и тому подобное. Но в своей деятельности они агрессивны (даже если она во благо), это первоначальный инстинкт (реакция). Это то, что идёт перед абсолютно любым действием. Реакция организма – пул стрессовых гормонов, конечно же, в зависимости от ситуации и её оценки количество будет разное. Причём большое количество внутренней энергии никто бок о бок с хорошим здоровьем не ставит.

Можно возразить: «На нас же еще действуют множество других гормонов, ты явно что-то забыл или не учёл?». Тот же дофамин выделяется вместе со стрессовыми гормонами. Влияние окситоцина, эндорфинов и тому подобных – целевым поведением не назвать, это рефлексии и они быстро проходят.

И на самом деле, да, я кое-что не учёл. Мозг – это не только «химическая лаборатория», это еще и «электролинии». Наряду с гормонами важно то, какие части мозга активны. Мы опять наткнёмся на то, что рептилия внутри нас включена в работу всё время бодрствования.


Между нами говоря, вы по ту сторону книги еще не верите в это (или как минимум на себя не перенесли эти знания). Ведь если что-то не сходится в научном мире, мы не удивляемся, мы просто не используем это знание. Еще мы не используем то, что не подходит под наши внутренние установки. Человек заинтересован в подкреплении своих уже имеющихся знаний.

Нужно заканчивать абстрагироваться.


Тёмная сторона науки.

Хорошо или плохо?

Надеюсь, этого вопроса не осталось?

Агрессия для человека разумного не нова. Наш вид испытывает на прочность всех и вся. Начиная с тех, кем хотим перекусить, заканчивая внутривидовой агрессией. Каждый из нас – это немного органики из десятков триллионов клеток, одетых на звёздную пыль, оставшихся на Земле посредством своих эволюционных изменений. Но кое-что осталось без доработок, что-то постулирующее поведение – ваша нескончаемая агрессия.

Нам нравится верить, что мы являемся чем-то уникальным, что у нас есть «дух», «разум» и бог знает что еще… а еще мы стёрли с лица земли 90% всех видов животных, организовали монополию на пользование экосистемы; мы еще не говорим о том, что выходцы из европейской культуры стёрли беззаботно существовавшие цивилизации…

То, во что мы хотим верить и кем являемся со своим мозгом – разные вещи.

Социальные нормы пишутся победителями (вскользь уже было во введении). То, какая традиция победила, такую и будем исповедовать в своей жизни, жизнь коротка и мы редко можем заметить какие-то глобальные изменения. Факт в том, что:

Культура в целом,

Социальные нормы,

Нравственные ориентиры,

И в целом мораль,

– динамичны и довольно часто меняются.

Всё выше описанное – гибкие понятия. Сейчас одни, через 30 лет другие, так почему же человек разумный пытается их принять как Святой Грааль знаний? Не так давно мы бы посмеялись над тем, что робот может обыграть человека в шахматы, что будет пройден тест Тьюринга, что программа «Ватсон» сможет заменить всех докторов на земле, а что дальше? Где грань между жизнью человека и робота? Сейчас это звучит нелепо, но этот вопрос в скором будущем возникнет и поменяет нашу оценку и моральную установку к ныне «бездушным» роботам. А может и нет, кто знает!?

Не ошибка ли считать нравственность и мораль неизменными понятиями?

Мы не говорим с вами о том, что нужно идти воровать, убивать и так далее. Нет.

Это вопрос о том, что мы, находясь в свой культуре, не принимаем даже после веских доказательств свой изначальный паттерн поведения – агрессию. Агрессия в культуре, религии и политике описана как что-то неподобающее и из ряда вон выходящее. По этой причине мы даже не знаем, как реагировать на поведение окружающих (и своё в том числе).

Маленькое предположение – может если принять свою агрессию, как нечто истинно человечное, легче станет жить и будет меньше разочарований?

Наука частенько идёт вразрез с общими традициями и религией в частности.

Это её темная сторона, которую не так легко принять нам.

Неожиданный ракурс.

Наконец-то автор книги вспомнил как называлась глава…

К основной теме мы подошли так, что она вытекает из выше описанного сама по себе.

Если все люди агрессивны, то какая должна быть позиция относительно общества?

Каждый из нашего вида злой и агрессивный, это древний инстинкт, который идёт с самого архаичного отдела мозга. Мы крайне конкурентны и изначально готовы к противодействию в социальной жизни. Если вы этого не замечаете, то вы часто испытываете разочарование. Если вы еще не приняли это знание, то не представляете от какого количества негатива можно огородиться одним этим ментальным действием.

И лучше бы в таком конкурентном мире, принять позицию сильного.

Позицию силы!?

Причём, как и договаривались, эта глава не про эмоции.

Глава про то, что хватит уже играть роли, включите осознанность. Каждый из нас крайне агрессивный, как бы себе это не объяснял. Больше или меньше, это уже отдельный вопрос. Осознание того, что всеми движут одни и те же эгоистичные инстинкты к нам придёт через главу «Королевский миф». Но даже при первом приближении через понимание агрессивности нашего вида напрашивается вывод – вам нужно занять позицию силы.

Вам самим это нужно и это не хиропрактика.

Статист не нужен никому и вам в частности.

Позиция силы больше упирается в философию. В другой части книги мы будем рассматривать стоицизм и еще много чего интересного. Может возникнуть вопрос, ведь в стоицизме нравственность культивируется, а мы вроде поставили на ней жирный крест? И да, и нет. Это лишь кажущееся противоречие.

1Макиавеллизм – термин в политологии, обозначающий государственную политику, основанную на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали и тому подобном. Термин произошёл от имени итальянского мыслителя Никколо Макиавелли и связывается с идеями, изложенными им в его книге «Государь».
2Уровень стресса как в утробе матери, так и у новорожденных не должен превышать каких-то параметров. Влияние сильного стресса еще не родившегося человека исследовали на примере будущих матерей, которые проживали рядом с местом теракта 11 сентября 2001 года в New-York. Результаты показали, что стресс передаётся и на ребёнка, влияет на то, будут ли тяжёлыми роды. У подросших детей было в несколько раз больше тревожных расстройств чем в среднем у их сверстников.
3«Бухарестская программа раннего вмешательства» Нельсона. Исследовали 136 детей в возрасте от 6 до 36 месяцев живущих с рождения в детском доме. Коэффициент умственного развития находился ниже среднего (для этого возраста). Вывод – без окружающий среды, в которой есть эмоциональный опыт заботы и любви родителей, мозг не может нормально развиваться. Мозг пластичен, и до какой-то степени может восстановиться, если вернуть ребёнка обратно в семью (если этот фактор не станет снежным комом, за которым потянется всё дальнейшее становление личности). Пластичность связей в черепной коробке делает младенцев чувствительными к повреждению ключевых нейронных систем в случае неблагоприятного опыта (жестокое обращение, плохое воспитание).
4В 2018 году Дональд Пфафф с коллегами обнаружили, что р.ф. влияет на кровоснабжение мозга со всеми вытекающими последствиями для организма. Некоторые нейроны, расположенные глубоко в стволе мозга, играют роль в регуляции поведенческого возбуждения после воздействия окружающей среды. Исследование масштабное, сложное. Нам важен из него вывод – в стволе мозга находятся клетки (нейроны), которые способны регулировать нашу активность, ту самую энергию.