Война

Tekst
Z serii: Древний #3
43
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3
Лани

Лани энергично потянула рукоять управления, выполняя бочку с одновременным увеличением скорости, и бросила перехватчик в практически отвесное падение. Системы эмуляции тренажера тут же воссоздали соответствующие манёвру перегрузки, грудь словно сдавило стальным обручем и дышать стало невыносимо тяжело. Преследовавший её противник пронёсся над головой, и девушка резко вывела машину из падения, стремясь как можно быстрее зайти ему в хвост. Рывок рукоятью получился чрезмерно сильным, и перехватчик взял слишком высоко, проскочив мимо цели. Многократно возросшие перегрузки сбили дыхание, в ушах зазвенело.

– И снова ошибка, Катт, слишком много эмоций, – тут же раздался в наушниках голос инструктора. – Не нервничайте, младший лейтенант, в нашем деле излишнее дёрганье ни к чему.

Лани с досадой закусила губу. Ей снова не удалось выполнить этот манёвр. Уже раз в двадцатый. Рилл, наверное, считает её безнадёжной криворукой истеричкой. Она почувствовала, как на глаза против воли наворачиваются слёзы. Не удивительно, что он не обращает на неё внимания. С какой стати лучшему перехватчику полка интересоваться молодой неумехой, не способной одержать победу даже над тренажёром. Она единственная из всего молодого пополнения до сих пор не смогла сдать на имитаторе перехватчика тест на ведение боя повышенной сложности. А ведь в лётной школе на Прайме она была не самым плохим курсантом.

– Ещё раз повторим этот элемент, – приказал инструктор. – Затем всю последовательность с самого начала.

В армию Лани пошла, не раздумывая, лишь только ей исполнилось четырнадцать. Представители руководства детского дома поначалу пытались отговорить упрямую девчонку, но быстро поняли, что все их усилия ни к чему не приведут. Миниатюрной Лани, с её выразительными глазами и красивым грудным голосом, стоило бы попытать счастья где-нибудь на актерском поприще или попробовать свои силы на эстраде, благо все тестовые программы единодушно указывали на многообещающий потенциал её вокала. Но крошка Лани, как прозвали её в детдоме за небольшой рост, и слышать не хотела ни о чем, кроме военной службы. Её родители жили на Арториус-2, позже переименованном Содружеством в Кольцо Венеры. После уничтожения Президента Арториуса и освобождения Земли, Луны, Марса и Орбитальных Колец, последним оплотом сторонников Корпорации стало орбитальное кольцо Венеры. Понимая, что в открытом противостоянии станцию не удастся удерживать долго, Корпорация собрала все возможные ресурсы и ушла к Сатурну, скрывшись в астероидных полях. Инспектора и высшие руководители Корпорации сделали всё, чтобы перед уходом обеспечить себя живой силой. Облавы устраивались в общественных местах ежечасно, людей хватали без каких-либо разбирательств или объяснений и превращали в модов. Уровни станции словно вымерли, жители пытались укрыться в технических помещениях, потому что оставаться в домах было опасно, патрули Особого Управления вскрывали запоры и вытаскивали людей непосредственно из своих жилищ. Родителей Лани забрали прямо из квартиры. Оранжевые фигуры ворвались в их сектор среди ночи, хватая всех без разбора. Её спасло лишь то, что шестилетний ребёнок не представлял для Корпорации никакого интереса. С тех пор она больше не видела своих родителей. Три дня перепуганная до полусмерти маленькая Лани пряталась в уровне гидропоники, пока голод не заставил её вернуться в разгромленный жилой сектор. Там её и десяток таких же осиротевших в одну ночь детей собрала в своей квартире старая женщина, которую моды не схватили по причине преклонных лет. Ещё месяц они не решались выходить из подуровней, до тех пор, пока последний транспорт, до отказа забитый плененными людьми, не покинул орбитальное кольцо. Схваченных людей подвергали морализации уже в полете, в целях экономии времени. Корабельные верфи работали круглосуточно, штампуя боевые фрегаты, сразу же уходившие к секретным базам Корпорации, последняя партия сошла со стапелей за час до начала Сражения за Венеру. Правда, этим далеко уйти не удалось. Потом ещё неделю шли бои на станции, Древние вылавливали модов, не успевших покинуть кольцо, и одну из таких оранжевых групп огромные воины в непроницаемых черных скафандрах уничтожили прямо в их секторе. При звуках первых разрывов плазменных зарядов перепуганные дети вжались в углы, с ужасом ожидая появления зловещих оранжевых фигур. Но всё стихло очень быстро. Через несколько минут в их подуровне стоял Древний. Никто не заметил, как он вошёл, могучая чёрная фигура просто оказалась посреди квартиры со жмущимися к стенам детьми. Потом появились спасатели, и самый страшный период жизни закончился.

Затем были детский дом на Кольце Марса, ласковые воспитатели, делавшие всё, чтобы заменить родных, согреть теплом искалеченные войной детские души, и всепоглощающая мечта о пилотском кресле боевого корабля, в котором маленькая Лани будет героически сражаться с Корпорацией, отнявшей у неё родителей. После окончательного разгрома оранжево-красных мир в Солнечной системе наступил едва на неделю, после чего Содружество Людей узнало о том, что оно не только не одиноко во Вселенной, но и втянуто в так называемую Войну Пришедших После, глупое и кровавое соперничество за право признания Величайшими цивилизациями. Тот факт, что никто даже не поинтересовался у людей, а нужно ли им вообще это самое признание, лишь усилил людскую ненависть. Сообщество Равных быстро заняло в сознании человечества место уничтоженной Корпорации. Уж очень похожими у них были методы убеждения в правоте своей точки зрения. В результате военному флоту Содружества потребовались сотни тысяч пилотов. Гигантская индустрия человеческой цивилизации, усиленная технологиями новых союзников, была готова поставить на вооружение армии мощнейшие боевые системы, но управлять ими оказалось некому, и вновь летные школы открывали набор с четырнадцати лет.

Вечером своего четырнадцатого дня рождения Лани уже стояла в строю абитуриентов. Два года обучения в лётной школе протянулись нестерпимо долго. Первый курс сплошь состоял из бесчисленных гипнограмм вперемешку с медицинскими процедурами, направленными на улучшение функций организма. Острота зрения, глубина восприятия, скорость реакции, выносливость сердечно-сосудистой системы и вестибулярного аппарата и ещё целый ряд специфических для боевого пилота особенностей – курсанты не выходили из медицинских стационаров неделями. Перерывы делались лишь на медкомиссии, на которых проводились десятки скрупулезных тестов, давались направления на корректировки, и процесс начинался снова. К моменту окончания первого курса Лани казалось, что запах медицины сидит в каждой клетке организма, он пропитал её насквозь и уже никогда не выветрится. Она вместе с остальными курсантами мечтала о том дне, когда начнутся полеты, уже с трудом веря, что он когда-нибудь настанет. Но он настал. Весь второй год обучения был посвящён полётам. Подъём, кросс, завтрак, многочасовые изнурительные занятия на летных тренажёрах, короткий перерыв на обед, снова занятия, ужин, два часа личного времени, сон. Затем подъем, кросс, завтрак, занятия… Занятия, занятия, занятия. Очень скоро к симуляторам прибавились настоящие полеты, и Лани поняла, что первый курс был просто роскошным отдыхом. Сначала тренажеры вкупе с полётами, а затем полёты вкупе с тренажёрами выматывали так, что к исходу дня курсанты еле волочили ноги, и редко находились такие не сгибаемые усталостью личности, которым удавалось использовать два часа вечернего личного времени на что-либо, кроме сна. Однажды их школу посетила инспекция, проверявшая качество подготовки. Возглавляла ее сама Алиса Тринадцатая. Инспекция работала весь день, вечером было проведено торжественное построение всего личного состава школы, которое длилось едва пятнадцать минут. Алиса коротко и емко довела до сведения курсантов, что их школа является лучшей из всех и они должны быть достойны своих инструкторов, каждый из которых – боевой пилот. Лани смотрела на неё затаив дыхание. Кумир, наверное, всех без исключения девчонок Содружества, Алиса была в своём знаменитом небесно-голубом комбинезоне боевого пилота прошлой эпохи, в её огромных голубых глазах можно было утонуть, а роскошные золотистые волосы огромным водопадом лились по спине до пояса. Высокая, стройная, словно точёная, с гордой осанкой. Настоящая космическая принцесса. Закончив доклад, Алиса поинтересовалась, есть ли у курсантов какие-либо проблемы или жалобы. Кто-то из строя сказал, что всё отлично, только тренировки уж очень тяжёлые, гоняют их до седьмого пота. Алиса тогда слегка качнула головой и туманно ответила, что они ещё не видели, как тренируются группы специального назначения. Ими занимается сам Тринадцатый лично. Вот кому не позавидуешь, добавила она. Больше вопросов не было. Хотя Лани не представляла себе, как тренировки могут быть ещё более изнурительными. И всё же никто не бросил обучение, до выпуска дошли все. Она окончила летную школу с неплохими показателями, считая, что знает о пилотировании всё, с нетерпением ожидая назначения в действующие войска, в зону боевых действий.

В первый момент, получив на руки предписание, младший лейтенант Лани Катт была счастлива. Её, как одного из лучших выпускников, направляли в Третий полк Орбитального Прикрытия, осуществлявшего охрану и оборону колонии Содружества на Радуге – второй планете Альфы Центавра. Первая колония Людей вне пределов Солнечной системы, кислородный мир земного типа, почти близнец колыбели человечества, форпост Содружества на пути к звездам. Кроме того, на орбите Радуги располагался космодром подскока, который часто принимал корабли союзников, нуждающиеся в экстренном обслуживании. Инсекторат быстро понял, что получил кость в горле, и, несмотря на свою удалённость, довольно часто атаковал Радугу. Указ Совета Глав Содружества был прост: ни один выстрел врага не должен достичь планеты. Для этого в системе разместили почти десять процентов военного флота человечества, орбитальные крепости, а системы дальнего обнаружения были предоставлены Дэльфийской Империей. Радугу берегли. В силах орбитального прикрытия служили настоящие боевые асы, многие из которых прошли войну с Корпорацией. Назначение в такое место службы являлось мечтой для любого молодого пилота. Лани была зачислена в списки первой эскадрильи тяжёлых перехватчиков, которой командовал старший лейтенант Рилл Волс, герой Сражения за Венеру, получивший награду из рук самого Тринадцатого. Стройный сероглазый красавец, лучший боевой ас полка, она влюбилась в него с первого же взгляда, представляя, как они борт о борт будут громить врага, не оставляя ему ни единого шанса. Из них получится отличная пара, прямо как Алекс и Алиса! Это было так романтично…

 

Но счастливая эйфория закончилась быстро. На второй день Волс собрал новичков и провёл учебные бои с целью выяснения боевого мастерства вновь прибывшего пополнения. Никто из новеньких не продержался в бою против ветеранов и двух минут. Волс только покачал головой и списал всех на станцию, отстранив от полётов. За каждым новичком закрепили инструктора из состава старослужащих, и вновь начались тренировки: тренажёр, полёты. Полёты, тренажёр. Разочарование в собственном умении больно кололо самолюбие. За полгода её службы Инсы предприняли две крупные атаки на Радугу и четыре мелкие разведки боем. Никого из новичков Волс не взял в бой ни разу. После последнего нападения Лани возмутилась, что прилетела сюда воевать, а не отсиживаться на станции, на что тот спокойно ответил, что воевать ещё надо научиться, а бездарно погибнуть у нее ещё будет возможность. Пристыженная Лани умолкла, а невесть откуда взявшаяся в тот момент в ангаре Бэкко, эта рыжая стерва из третьего звена, из-за спины Волса сделала такое пренебрежительное лицо, что Лани очень сильно захотелось сказать ей все, что она о ней думает. Бэкко не скрывала, что положила глаз на Рилла и собирается заполучить его себе. И времени даром не теряла. Она умудрялась постоянно виться вокруг Волса, да ещё в таких нарядах! Как только командование позволяет ей вытворять такое с пилотской формой?! При мысли о наглой сопернице Лани буквально переполнилась возмущением. И чем эта Бэкко, спрашивается, лучше? Они вместе закончили лётную школу, и рыжая точно так же сидит на станции вместе с другими, проходя доподготовку. Да он на нее даже не посмотрит! В последнее, к сожалению, верилось слабо. Все парни в полку засматривались на Бэкко, впрочем, Лани тоже была не из последних. Ещё неизвестно, кто из них лучше! Мы ещё посмотрим, кто кого.

Но три дня назад ситуация резко ухудшилась. Волс объявил, что доподготовка подошла к концу и через неделю будут проведены экзаменационные учебные бои. Для начала он устроил тесты на симуляторах, и все прошли их успешно. Кроме Лани. Она так волновалась, что у неё что-нибудь не получится, и Рилл будет разочарован её способностями, что у неё конечно же не получилось. Ей очень хотелось произвести на него впечатление и доказать, что она не зря занимает место в его прославленной эскадрилье. Поэтому она влезла в самую гущу боя, рискуя быть уничтоженной, и благодаря этому маневру ей удалось расстрелять все учебные цели, кроме одной, той, что сидела на хвосте. Враг произвёл захват цели, и до гибели оставалось полторы секунды. Тогда Лани заложила боевой разворот на экстремальной скорости и минимальном радиусе. В случае успеха ей удавалось зайти противнику в хвост и уничтожить его менее чем за секунду. Это была бы не просто лучшая победа во всей группе новичков, но и своеобразный рекорд полка. И у неё получилось, но вот выстрелить она так и не смогла – автоматика симулятора сочла возникшие при выполнении сложного маневра перегрузки запредельными и отключила управление перехватчиком, имитируя потерю сознания пилота вследствие нехватки кислорода, вызванной резким оттоком крови от головного мозга. Пока Лани «приходила в сознание», имитатор паучьего истребителя развернулся и сжег её. Бэкко прямо-таки светилась от счастья. Волс нахмурился и ничего не сказал, лишь объявил тесты законченными и распустил пилотов по кубрикам. Уходя, Бэкко бросила на неё победный взгляд с таким видом, будто Волс как минимум решил на ней жениться. Лани хотела объяснить Риллу, что автоматика симулятора допустила ошибку, ведь на самом деле она не потеряла сознание, было очень больно, да, но ведь она же не утратила контроль над машиной… Но Волс не стал её слушать, сказав, что сейчас у него нет времени на разговор, возможно, они смогут поговорить несколько позднее. Как в этот момент Бэкко не разорвало от колоссального приступа восторга, оставалось загадкой. Она светилась от удовольствия словно сверхновая. В ответ на этот фейерверк мимики Лани сделала невозмутимое лицо и с достоинством удалилась к себе в кубрик. Оставшись одна, она проплакала всю ночь. Когда на следующий день инструктор посадил её за тренажёр, она провалила все боевые симуляции. Поговорить с Риллом так и не удалось, в тот же день весь ветеранский состав эскадрильи ушёл на авианосце в усиление глубинного патруля, появилась информация о возможном присутствии в системе разведывательных кораблей Инсектората. И это, наверное, было даже к лучшему – последние три дня у Лани всё буквально валилось из рук. Если дела пойдут так и дальше, она точно потеряет его, так и не получив. Но всё так несправедливо! Она ведь смогла, она победила в той симуляции, почему всё поверили компьютеру, а не ей?!

– Тебя снова сбили, Катт. Возвращайся на исходную, – прокомментировал инструктор её очередную ошибку. – Да что с тобой такое? Перестань дергаться! Ты что, не с той ноги встала или весь мир тебя бесит?

Лани с досадой закусила губу. Так не пойдёт. Она четвёртый день на нервах, тут и до серьёзных неприятностей недалеко. Если её сочтут за истеричку, то долго возиться не будут – спишут на землю и всё, прощай полеты. И вместе с ними Рилл. Девушка тряхнула головой. Надо собраться, хватит ныть. А с Риллом она обязательно поговорит, надо ему доказать, что компьютер ошибся. Он должен дать ей второй шанс, он опытный пилот, он обязательно её поймёт. Больше она его не разочарует. Лани доложила о готовности, и инструктор запустил симуляцию. На сей раз она справилась.

– Молодец! – похвалил инструктор. – Давно бы так. Я уже думал, что никогда не вылезу из-за этого долбанного компьютера, порази его космическая радиация! Давай на исходную, повторим ещё раз. Стоит закрепить успех.

Лани ещё дважды успешно выполнила задание, и инструктор объявил занятие законченным.

– Иди, отдыхай, Катт, – сказал он, отключая питание тренажёра. – На сегодня достаточно. Завтра должны вернуться наши, я поговорю с Волсом, чтобы тебе назначили второй тест. Думаю, против он не будет.

Уже направляясь к себе, Лани почувствовала, как сильно устала. Она посмотрела на запястье. Простенький, но надёжный армейский коммуникатор «Чайка» в дежурном режиме показывал время, и делал это лучше любых фирменных хронометров. Ого. Сегодня прямо-таки рекорд, она провела в кресле симулятора семь часов подряд. Обед безнадёжно пропущен, и стоило только осознать этот факт, как пустой желудок тут же заявил о себе. Можно было перекусить чего-нибудь в пилотском баре или дождаться ужина – до открытия столовой оставалась пара часов. Но сперва надо принять душ и переодеться, она буквально взмокла от многочасового напряжения. Лани зашла в свой кубрик, сбросила влажный комбинезон и прошлёпала в ванную. После курсантской казармы в летной школе отдельный кубрик в жилом подуровне орбитальной базы показался ей просто роскошными палатами. Впрочем, жаловаться действительно было не на что, Содружество заботилось о быте своих бойцов. Конечно, по сравнению с гражданской квартирой в жилом подуровне где-нибудь на орбитальных Кольцах, армейский кубрик был невелик и непритязателен, однако жить в нём было вполне комфортно. Маленькая аккуратная прихожая, достаточно просторное спальное помещение с климат-системой и большим настенным экраном стационарного коммуникатора, который помимо своих основных функций всегда был включён в общую информационную сеть базы. Половину спальни занимала очень даже неплохая двуспальная кровать, являющаяся стандартной частью кубрика. И хотя в официальных документах ничего такого не значилось, неофициально всё знали, что командование не случайно установило именно такие стандарты. Личный состав Вооружённых Сил имел приблизительно равное соотношение полов, и между ними часто завязывались отношения, порой более глубокие, нежели просто боевая дружба. Оставшуюся часть помещения занимал встроенный в стену от пола до невысокого потолка платяной шкаф, напротив которого располагался пульт автоматической системы снабжения хозслужбы, небольшой письменный столик и ванная комнатка с настоящей душевой кабиной. Последняя деталь особенно радовала Лани. Она любила постоять под хлещущими водными струями: контрастность температур снимала усталость и придавала неплохой заряд бодрости. Вот и сейчас она установила напор воды на максимум и активировала свою любимую программу контрастного душа. Утомление отступило, и настроение сразу повысилось, подстёгнутое сознанием успешно проведённой тренировки. «Всё-таки никогда не стоит терять уверенности в себе, – отметила Лани, – нельзя позволять себе раскисать, после этого так трудно собраться». Она решила для себя, что больше подобного с ней никогда не случится, и выключила воду. Минут пятнадцать ушло на приведение себя в порядок, после чего Лани упаковала нуждающийся в стирке комбинезон в специальный контейнер, уложила его в пневмоприёмник, приложила к считывателю личный идентификатор и набрала номер, соответствующий типу заказа. Индикатор деловито мигнул, и автоматическая система едва слышно хлопнула, забирая заказ. Теперь можно и поесть. В столовую идти не хотелось, да и было ещё рано. В результате выбор пал на бар, и Лани вышла из кубрика.

В баре оказалось довольно людно, несмотря на ранний час, но свободные места ещё имелись. Лани поискала глазами столик, стоящий в самом дальнем углу помещения. С тех пор как световая панель над ним забарахлила и вместо подачи яркого освещения лишь слегка рассеивала полумрак, это стало её любимым местом. Стол оказался не занят, и через несколько секунд она уже задумалась, выбирая вариант рациона. «Пожалуй, стандартный Вечерний-2 подойдет, – решила девушка, – лёгкий и не очень сытный набор, в самый раз сейчас». Всё равно больше никакой активности сегодня не ожидается, наедаться вечером не хотелось. Лани поднесла руку к пульту заказов, размещавшемуся в центре стола, и набрала нужный код. Пока система производила всё положенные манипуляции, она окинула взглядом бар, разглядывая присутствующих. Взрослых, 23–25-летних ветеранов, подобных Риллу, было немного. Почти всё они сейчас в составе боевых вахт, командование ожидает результаты операции по поиску паучьих разведчиков, объявлена максимальная степень боеготовности, отпуска отменены. Зато здесь почти всё новички, Лани узнала многих своих сокурсников по лётной школе. Народ продолжал прибывать. Обычно пик наплыва посетителей приходился на позднее утро и поздний вечер – время, когда вахты сдают смены и отправляются на отдых. Однако до смены оставалось ещё три часа, а бар уже был почти полностью заполнен. Если так пойдёт и дальше, то конец её уединению наступит минут через пятнадцать. И вообще странно, что Бэкко тут нет, как же она могла пропустить такую тусовку и лишний раз не показать себя?

Словно в ответ на немой вопрос в бар весело ввалилась шумная компания пилотов, среди которых, естественно, оказалась Бэкко. Лани поморщилась. Стоило догадаться, что так и будет, что-то же должно было подпортить такой приятный вечер. Рыжая сотоварищи направились прямиком в её сторону, и Лани запоздало поняла, что свободные столики остались только в её плохо освещённом углу. Ну и ладно, она с удовольствием с ней поболтает, стоит продолжить сегодняшние победы. Пульт заказов тихонько звякнул, и система подачи выдала заказ. Лани стала неторопливо расставлять блюда, украдкой поглядывая на приближающихся пилотов. Подошедшие принялись усаживаться за соседний столик, кто-то заметил её и показал ладонь в знак приветствия:

– Привет, Лани!

Лани улыбнулась в ответ и подняла ладонь.

– Ты почему одна, давай к нам!

Все тут же обернулись к ней и принялись здороваться. Парни, увидев одну из самых симпатичных девушек полка, заулыбались, зазвучали вопросы и дружеские шутки. Лани лучезарно улыбалась, отвечая каждому. Спустя пять секунд она уже была в центре мужского внимания. Бэкко отреагировала на ситуацию, как флюгер на внезапный порыв ураганного ветра.

– Катт, подруга, ты здесь? Прости, дорогая, я тебя сразу и не заметила! – Рыжая была само воплощение дружбы и добра, вклеив улыбку во всё лицо. – Ты прячешься в этом тёмном углу от посторонних глаз? Перестань, зачем так переживать? Никто уже и не помнит о том, что ты единственная провалила предполётный тест!

«Ах ты рыжая паучиха, – подумала Лани, и её лучезарная улыбка стала ещё лучезарнее. – Ну, хорошо же». Она небрежно махнула рукой и сказала, глядя Бэкко в глаза:

 

– Тест?.. А, тест! Ну конечно же припоминаю. Я его пересдам завтра, как только вернётся старший лейтенант Волс, инструктор уже назначил пересдачу. Я просто решила немного перекусить и зашла сюда, здесь хорошее место, приятные люди. Правда, иногда сюда всё-таки забредают отдельные мерзкие персонажи, но я обычно не обращаю на них внимания!

У Рыжей порозовели щеки. Кто-то хихикнул, видимо, был в курсе их соперничества. Остальные не поняли скрытого смысла, стали делать заказы и обсуждать друг с другом новости. Бэкко справилась с нахлынувшим гневом. Обмен улыбками продолжался.

– Тогда приятного аппетита, дорогая! – промурлыкала Рыжая. – Растущему детскому организму нужна еда. – Она прозрачно намекнула на шестнадцатилетний возраст Лани. Сама Бэкко была на три года старше и уже год как являлась совершеннолетней. – Смотри, не засиживайся допоздна, а то родители будут волноваться! – Она томно повела плечами, демонстрируя глубоко декольтированный комбинезон.

Лани и глазом не моргнула, лишь растянула улыбку ещё шире – так, что возникла опасность разорвать рот.

– Моих родителей уничтожила Корпорация десять лет назад, так что теперь за меня волнуются наши командиры, но ты же знаешь, подруга, ИХ сейчас нет на базе. Но в случае необходимости, думаю, найдутся желающие оказать мне помощь и проводить до двери моего кубрика, ведь на нашей базе не всё интересуются старыми женщинами. – Она преданно захлопала глазками.

Бэкко задохнулась от возмущения.

– Ты кушай, дорогая, не буду тебе мешать! – улыбнулась она и тихо добавила: – Смотри, не подавись! – С этими словами Рыжая отвернулась от неё и уселась за свой столик.

Лани победно усмехнулась. Давно было пора так её отшить. А в следующий раз она пройдётся по рыжей стерве ещё круче. И сделать в комбинезоне декольте может не только Бэкко, кстати. И не только у неё есть, что в нём показать. Об этом надо подумать, завтра возвращается Рилл, и Рыжая обязательно будет увиваться вокруг него. Стоит устроить ей сюрприз. Лани улыбнулась, составив план действий, и принялась за ужин.