Древний. Предыстория. Книга первая. Истоки

Tekst
131
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Четырёхметровые гиганты в белых комбинезонах покинули свечения боевых постов, сняли с защитных постаментов ремонтные Кристаллы и занялись выявлением и ремонтом многочисленных повреждений. Капитан погасил искрящий плазменными разрядами Кристалл наблюдательного поста и поднёс руки к разбитым граням, подключаясь к повреждённому энергопотоку. Внутренняя защита поста сохранила Скрижаль хранения информации, однако сам Кристалл придётся менять. В ходе боя боевое поле выкачало из него всю энергию, и структура вещества разрушилась. Более пятидесяти процентов Кристалла имело нарушенные внутриатомные связи, ещё четверть изменила молекулярный состав, остальное рассыпалось в пыль. Починить этот Кристалл сложнее, нежели изготовить новый. Что ж, до прибытия в ремонтный док придётся обойтись без поста Блюстителя. Информационная Скрижаль уцелела, и это очень неплохо, а ведь крейсер в этом бою находился в режиме саморазрушения ради обретения максимальной боевой мощи. Из такого режима корабли выходят живыми не всегда. Сегодня нервы врагов сдали раньше, чем иссякли их силы, Чужие не захотели умирать после окончания войны и обратились в бегство.

Светящийся шар крейсера совершил гиперпрыжок, и капитан почувствовал, как меняется вокруг структура пространства и времени. Внезапно корабль забила дрожь, и ровное сияние Кристаллов боевых постов сменилось рваными сполохами.

– Гиперпривод получил слишком сильные повреждения! – доложил первый пилот. – Мы теряем энергию! Нам не удержаться на трассе, необходим ремонт с полным отключением Кристаллов навигации и движения! Нам требуется посадка на Землю!

– Насколько нас хватит? – Капитан покинул разбитый Кристалл Блюстителя и направился к свечению своего поста. – Успеем дотянуть до ближайшей солнечной системы прежде, чем нас выбросит в реальный космос?

– Делаю, что в моих силах, – хмуро ответил первый пилот, закрывая глаза и сливаясь с кораблём.

Некоторое время ему удавалось удерживать теряющий энергию крейсер на гипертрассе, но в конце концов изнанка материи высосала из корабля последние крохи, и Кристаллы боевых постов стали гаснуть друг за другом. Экипаж крейсера отдавал кораблю собственную энергию, но вскоре воины начали слабеть, и скорость скольжения упала до критической.

– Ощущаю отпечаток звезды! – первый пилот открыл глаза. – Она где-то неподалёку! Выходим в реальное пространство!

Содрогающийся крейсер вывалился в реальный космос, и оставшийся без энергии тусклый шар лёг в дрейф среди потоков космических ветров. Зажечь боевые посты было нечем, и усталый экипаж расположился возле своих Кристаллов, восстанавливая истощённые силы в режиме Саморегуляции. В этом состоянии всех застал пришедший в себя оператор поста Блюстителя. Выяснив, в чём дело, воин собственными силами активировал аварийный Кристалл, и корабль вошёл в режим поглощения реликтовых излучений.

– Пока все отдыхают, слетаю, посмотрю, что здесь и как. – Оператор наблюдательного поста подошёл к лежащему капитану крейсера. – Чего время терять?

– Добро, – ответил тот, протягивая руку к кристаллическому основанию своего поста. – На поддержание связи у меня сил хватит. Сообщай, что увидишь.

Блюститель покинул центральный отсек, и спустя шесть частей от медленно восстанавливающего свечение крейсера отделился небольшой овал аварийно-спасательного катера. Кристалл Связи едва заметно завибрировал, и капитан ощутил колебания физических полей, принимающих входящую передачу.

– Мы на окраине солнечной системы, – докладывал Блюститель, – довольно далеко от местной звезды. Вижу несколько Земель. Начинаю облёт.

Некоторое время Кристалл Связи молчал, потом передача возобновилась:

– Я провёл облёт ближайшего сектора. Обитаемых Земель нет. Тут много космических тел разной величины, но нам ничего не подойдёт. Где-то от атмосферы одно название, где-то она отсутствует полностью, где-то враждебна. Одна из Земель вообще газовый гигант. Пока не вижу приемлемых условий для посадки. Ухожу на второй заход, осмотрю сектора, прилегающие к солнцу. Активирую гравитационное ускорение, возможны помехи.

Кристалл Связи зафиксировал нестабильность входящего сигнала, после чего сообщил об отсутствии возмущения физических полей и затих. На этот раз Блюститель не выходил на связь порядка получаса. Экипаж уже завершал фазу Саморегуляции, когда эфир ожил вновь.

– Я сделал виток вокруг местного солнца, прошёл по короткой орбите. Тут всё гораздо интереснее. Солнце молодое, жарит прямо-таки яростно! Как только «Один» восстановит ход, нужно выдвигаться сюда. Излучение такое, что за час зарядимся под завязку. На ближних орбитах вижу пять Земель, первичный анализ показывает, что любая из них в той или иной мере пригодна для посадки. Третья Земля от солнца в данный момент находится в перигее к крейсеру и имеет атмосферу предположительно азотного типа.

– Принято. – Капитан крейсера закончил процесс Саморегуляции и встал на ноги. – Осмотри третью Землю. Мы направляемся к ней. – Он перевёл взгляд на пилотов: – Ход есть?

– Мы поглощали все излучения, что только попались под руку. – Первый пилот усилием мысли активировал Кристалл своего поста и завис во вспыхнувшем над ним сгустке энергии. – На одно ускорение хватит. А там – чем ближе к солнцу окажемся, тем быстрее восстановимся.

– Экипажу боевые посты занять. Ускорение по готовности. – Капитан извлёк из разбитого Кристалла Блюстителя Скрижаль хранения информации и подключил её к свечению своего поста. Энергии внутренних полей крейсера вибрировали стабильно, но в целом силовой ресурс был предельно истощён. Пока не произойдёт полноценное восполнение, ремонт невозможен.

– Есть данные осмотра третьей Земли, – зазвучал голос Блюстителя. – Размер малый. Магнитное поле стабильное. Атмосфера азотно-кислородная, с сильным преобладанием азота. Температура атмосферы сопоставима с температурой кипения воды. Воды много, почти вся в газообразном состоянии, океан, по-видимому, стал образовываться недавно. Материк единый, состоит из базальта, фауна и флора отсутствуют. Вулканической активности не наблюдаю, посадку можно совершать где угодно. Тут ещё луна имеется. Малая, на близкой орбите, период обращения семь местных суток, тоже с атмосферой. Но туда приземляться неудобно, там атмосфера мягче, вода в жидком состоянии, много морей, непрерывные осадки и рельеф сложный. Искать место для посадки на луне?

– Не нужно. – Капитан взошёл в свечение своего поста и расположился в потоках энергии. – Будем приземляться на третью Землю. Есть расчёт продолжительности суток?

– Шесть стандартных часов[3], – ответил воин. – Но часть материка занимает северный полюс, наклона земной оси нет, так что на полюсе вечный день. Ухожу на облёт остальных Земель.

– Начинаем ускорение в сторону солнца, – объявил первый пилот, и тускло светящийся шар крейсера рванулся к звезде, многократно опережая потоки её фотонов. – Торможение. Мы в фотосфере звезды. Ложусь в дрейф. Перехожу в режим восстановления энергоресурсов.

Близость светила ощущалась сразу. Яркость Кристаллов бортовых систем усилилась, свечение силовых полей возросло, собственные биополя резко активизировались, восполняя недавний упадок сил. Капитан мысленной командой вывел изображение забортного пространства на внутреннюю обшивку центрального отсека. Казалось, что мощное защитное затемнение, призванное снизить степень воздействия фотонного потока на зрение, полностью отсутствовало. Всё пространство по правой полусфере крейсера занимало бесконечное огненное море, яростно вскипающее множеством протуберанцев, отчего чернильная темнота по левой полусфере казалась ещё черней.

– Как ярится-то! – Улыбнулся второй пилот, разглядывая океан жёлтого пламени. – Прям ярило!

Экипаж корабля с явным восторгом рассматривал бушующий океан бурлящего звёздного пламени. Яркие отблески, отбрасываемые бурлящим космическим огнём, скользили по лицам воинов, и их белая кожа рефлекторно принимала лёгкий бронзовый оттенок, собираясь противостоять переизбытку излучений. Но, не обнаружив пробоя системы защиты, пигментация вновь возвращалась в нейтральное состояние.

– У этого солнца нет названия, – капитан вошёл в информационное поле и сверился с массивом данных Скрижали, – только числовой код. Ярило, говоришь? Пусть так. Обозначим эту систему системой Ярило-солнца. – Он сделал отметку в базе данных. – Система молодая, сотворена относительно недавно, из Сияющих сюда никто не летал, потому что данное солнце является жёлтым карликом. Не самый лучший для нас вариант.

– Система находится внутри Рубежа. – Второй пилот зажёг перед собой стратегическую карту. – На самой границе. Теперь её стоит включить в перечень систем, подлежащих обязательному патрулированию.

– Это верно, – согласился капитан и на мгновение умолк. – Я чувствую избыток энергии.

– Компенсация энергетического провала завершена, – сообщил первый пилот. – Силовые поля стабильны. Можем выдвигаться к месту проведения ремонта.

– Выдвигайся. Разведывательному катеру организовать наблюдение за подступами к околоземному пространству. Посадку не совершать, осуществлять боевое охранение.

Крейсер пришёл в движение и направился к третьей Земле от солнца, только что получившего вместо безликого кода собственное имя. Светящийся шар «Одина» опустился на утопающую в море водяного пара базальтовую пустыню, и Кристаллы бортовых систем были выведены из взаимодействия с физическими полями. Активным остался только боевой пост второго пилота, осуществляющего обмен информацией с разведывательным катером. Экипаж приступил к ремонту, и второй пилот перешёл на громкую связь, чтобы немного разбавить соратникам кропотливую рутину восстановительных работ.

 

– Это хорошая система. – Голос Блюстителя, приходящий с орбиты, негромким эхом распространялся по обесточенному крейсеру. – Вторая Земля от солнца несколько меньше этой, но тоже с атмосферой. Там всё кипит ещё сильней, но когда-нибудь обе они станут пригодны для заселения. Четвёртая и пятая Земли расположены дальше от светила, там обстановка намного мягче, возможность их заселения появится гораздо раньше. Итого сразу четыре перспективные Земли, кроме того, возможно освоение некоторых лун у Земель, находящихся на дальних орбитах светила…

Второй пилот заносил в информационные ёмкости транслируемые с разведывательного катера данные телеметрии и проводил какие-то расчёты, тихо задавая Блюстителю уточняющие вопросы. К исходу четвёртого часа ремонт гиперпривода был завершён, подача питания на боевые посты восстановлена, и крейсер вышел на орбиту третьей Земли.

– Разведывательному катеру возвращаться на борт, – приказал капитан. – Второму пилоту составить подробный отчёт о системе Ярило-солнца и выслать в штаб флота с пометкой «перспективная система». Первому пилоту возобновить курс на соединение с силами патруля.

– Командир, – второй пилот невесело разглядывал вращающуюся перед ним модель галактики Пограничная, – готов расчёт движения системы Ярило-солнца. Тебе стоит взглянуть.

Капитан крейсера мысленной командой зажёг возле своего боевого поста копию полученных вторым пилотом данных и всмотрелся в схему векторов движения.

– Период обращения системы Ярило вокруг центра галактики двести шестьдесят миллионов местных лет, – мрачно произнёс второй пилот. – В восточной четверти этого оборота система приближается к Рубежу вплотную. Это отрезок пути в шестьдесят пять миллионов лет. Помимо этого система Ярило имеет осевое вращение по спирали, его полный оборот составляет немногим менее 26 000 местных лет. Когда восточный сектор осевого вращения системы Ярило-солнца будет совпадать с восточным сектором обращения системы вокруг центра галактики, часть спирального рукава Пограничной, в котором находится система, будет пересекать Рубеж и оказываться в области низкоэнергетического пространства. То есть, если коротко, в эти шестьдесят пять миллионов лет из каждых двадцати шести тысяч лет система Ярило-солнца будет порядка шести с половиной тысяч лет находиться за Рубежом, в области пространства, физика которого благоприятна для наших врагов. На территории Тёмных.

– Жаль, – капитан с грустью проводил взглядом быстро удаляющееся солнце. – Хорошая система. Красивая… – Он вздохнул: – Я сам свяжусь со штабом флота. Внеси поправки в общее информационное поле: система Ярило-солнца объявляется зоной потенциальной угрозы. Её колонизация для нужд цивилизации Сияющих не рекомендуется. Уходим к своим.

Спустя несколько мгновений крейсер совершил прыжок, и его сияющий шар навсегда исчез из пространства молодой солнечной системы, которой от рождения была уготована нелёгкая судьба.

Глава первая

65 000 000 лет назад, четырёхмерный слой Вселенной, оконечность спирального рукава галактики Порубежная, солнечная система Ярило, дальняя орбита третьей планеты, борт звездолёта «Нибиру» класса «межгалактический колонизатор», 27 часов 30 минут по времени цивилизации Аннуна.

– Господин, посадочный шаттл готов, – камергер Главного Консультанта склонился в поклоне. – Мы связались с колонией, они подтвердили благоприятную метеосводку. Наместник ожидает вас.

Главный Консультант небрежно пошевелил надбровными чешуйками, давая камергеру понять, что он услышан. Разговаривать со слугами по каждому пустяку оскорбительно для господина, и камергер ни на секунду не должен забывать своё место, хоть и занимает достаточно высокую должность. Особенно поэтому и не должен! Здесь, в чужой галактике, вдали от родных территорий и в опасной близости от границ Сияющих, субординация должна соблюдаться неукоснительно. Особенно сейчас, когда цивилизация Аннуна успешно закрепилась в этой солнечной системе.

Влиятельный чиновник прошествовал к посадочной площадке корабельного транспортёра и улёгся в свой персональный лимо. Камергер и младшие консультанты поспешили занять места за перегородкой, отделяющей ВИП-салон от салона для слуг, и транспорт с негромким шорохом пришёл в движение. Межгалактический колонизатор огромен, перемещение по нему без системы внутрикорабельного транспорта невозможно, подобная процедура могла бы растянуться на несколько суток, и приходилось терпеть неизбежный дискомфорт. Главный Консультант не любил закупоренные, словно гробы, банки корабельного транспорта, и даже наличие эксклюзивного лимо самой престижной марки, изготовленного на Аннуна по индивидуальному заказу, не помогло избавиться от неприятного осадка. Скрашивали это чувство лишь высокий комфорт и приличная скорость перемещения. Через несколько минут чиновник взошёл на борт посадочного шаттла, и пилот приступил к посадке на планету.

– Внешний обзор! – лениво произнёс Главный Консультант. – Вид на планету. Климатическую карту и сводку об активности Сияющих за последний год.

Камергер немедленно включил видеоэкраны и вывел затребованную высокопоставленным чиновником информацию. Главный Консультант обратил один глаз на строки представленных документов, и вторым глазом принялся разглядывать приближающийся земной шар. Это была именно его идея – аккуратно, не привлекая внимания, колонизировать третью планету данной солнечной системы. Без бряцанья оружием до поры до времени. Поначалу его расчёты не приняли всерьёз. Некоторые даже прямо заявляли, что он иссяк как консультант и попросту занялся голым популизмом. Эта солнечная система – Ярило, по классификации Сияющих, двести миллионов лет находилась внутри высокоэнергетического пространства, и потому однозначно заселена Сияющими бесконечно давно. Но Главный Консультант, регулярно посещавший Нейтральные Территории, в отличие от своих оппонентов-теоретиков хорошо изучил Сияющих.

Сияющие поддерживают плотную связь с высокомерными слоями Вселенной и тщательно соблюдают их законы. У них даже нет собственных, всё полностью скопировано у Высокомерных Светлых. А те помешаны на своей безукоризненности и величии жизненных форм, возникших в высокоэнергетических областях Вселенной. За это их все и ненавидят, так гласит всеобщее общественное мнение населяющих низкоэнергетическое пространство цивилизаций. Но Главный Консультант никогда бы не стал Главным Консультантом планеты по вопросам внешнего ресурсного обеспечения, если бы был настолько примитивен, чтобы бездумно следовать за толпой. Такие никогда не вырываются из этой самой толпы и навсегда остаются слугами. Над слугами поднимаются только наиболее эволюционировавшие представители вида. Те, чей разум настолько могуч, что способен навязывать толпе собственные законы. Иными словами, общественное мнение формируется господином для слуг с целью более эффективного выполнения поставленных им задач. Мышление же самого господина гибко, непредвзято и дальновидно. Собственно, совокупность этих и некоторых других качеств и возносит его над толпой. Из чего следует, что данные качественные особенности отражены в генах. То есть передаются по наследству, и потомство господина имеет генетическую предрасположенность к господству, а потомство слуг, соответственно, к служению. Потомственная кладка, из яйца которой вылупился четыреста девяносто лет назад Главный Консультант, принадлежала к классу господ вот уже восемьсот миллионов лет. И он, как высококачественный представитель кладки, был наделён острым умом и завидной дальновидностью. В результате чего и занимает свой пост, претендентов на который среди господ всегда предостаточно.

Поэтому его стратегическое планирование и практические действия всегда основываются на тщательном и взвешенном расчёте. Это подразумевает знание законов мироустройства, как своего, так и Чужого. Но по-настоящему высокоразумный индивид понимает, что мироустройство для всех общее. Просто оно имеет собственные нюансы применительно к разным жизненным формам. Иными словами, тот, кто хочет властвовать, обязан знать законы мироздания, на которых оно устроено. Нравятся они тебе или нет, это уже личная проблема. Можешь с ними не соглашаться, если глуп и упрям, но тогда и не обессудь, если ты и твоя кладка навсегда останетесь в слугах. Главный Консультант изучал общие законы мироздания и их нюансы, присущие различным видам, всю жизнь. Разумеется, общее количество цивилизаций огромно, изучить всех не хватит и всей тысяча двухсотлетней жизни. Но Главный Консультант не теоретик, он практик, посему подобного ему и не требуется. Для успешного владения рычагами власти и богатства достаточно знать всё о видах, с которыми приходится взаимодействовать. И это крайне нетривиальная задача, ибо таковых немало уже самих по себе, но внутри них имеется множество подвидов, образующих отдельные цивилизации. Поэтому знание общих для всех законов мироздания серьёзно облегчает поиск путей воздействия или взаимодействия. Собственно, Рубеж появился, и это необходимо признать, именно как следствие законов мироустройства.

Всё началось полтора миллиарда лет назад. До того момента никаких границ не существовало, и особого смысла в этом не имелось в силу отсталости технологий низкоэнергетического пространства и эволюционных особенностей пространства высоких энергий. На первый взгляд всё достаточно просто: Вселенная бесконечна и состоит из слоёв, расположенных от простого к сложному по возрастанию числа имеющихся в каждом конкретном слое измерений. Как известно, в нашем слое измерений четыре. Ниже нас лежит трёхмерный слой, выше пятимерный, затем шестимерный и так далее до бесконечности, или, если точнее, до значений, близких к бесконечности. Забивать себе голову деталями не имеет смысла по простой причине: перемещение из низкомерного слоя в высокомерный невозможно. Четырёхмерное существо, попадающее, допустим, в шестимерный мир, будет мгновенно расщеплено на атомы недостающими двумя измерениями. То есть будет физически уничтожено. Перемещение из высокомерного слоя в низкомерный возможно, но там тоже не всё элементарно: чем ближе слои, тем сложнее переход. Из того же шестимерного пространства к нам вроде бы и вовсе попасть невозможно, потому что тамошние энергии хоть и превышают наши, но их недостаточно для того, чтобы пробить барьер или что там на уровне энергий отделяет один слой от другого. Без проблем сновать туда-сюда могут только очень высокомерные существа, но как раз им это малоинтересно в силу примитивизма низкомерных слоёв в сравнении с их местом обитания. И это вполне объяснимо: любая разумная рептилия без всяких высокомерных слоёв вам подтвердит, что принимать солнечные ванны под жарким потоком солнечных лучей или охлаждаться, плывя через прохладную толщу озера или моря многократно приятнее, чем ползать по узким подземным норам, стискивающим тебя со всех сторон предельно ограниченным пространством. Высокомерные, попадая к нам, чувствуют приблизительно нечто подобное, только многократно сильнее. Поэтому из вышних, то есть расположенных выше, слоев сюда, по идее, мало кто будет заглядывать.

Вот с этого момента и начинаются сложности. Во-первых, вышние слои намного крупнее нижних. С каждым дополнительным измерением возрастает количество содержащейся в слое энергии. Точнее, наоборот: чем больше энергии в слое, тем больше у него измерений. Речь идёт об энергии Великой Вспышки, породившей Вселенную. В эпицентре Великой Вспышки концентрация энергии максимальна, на периферии посредственна, на окраинах минимальна. То есть чем выше слой, тем больше энергии и тем сильнее живущие в этом слое существа. Нечто подобное наблюдается и внутри слоёв Вселенной: состав слоя неоднороден на всём своём протяжении, и сформировавшая его энергия точно так же понижает свою плотность по мере удаления от центра слоя к окраинам. Поэтому если Вселенную принято делить на слои по возрастанию числа их мерностей, то сами слои «внутри себя» делят на энергетические области по количественному значению концентрации этой самой энергии в этих самых областях. Если упростить, то наш четырёхмерный слой Вселенной делится на пространство высоких энергий и пространство низких энергий. Единицу измерения энергии Великой Вспышки Сияющие называют «энергон», этот термин они тоже взяли у кого-то из Высокомерных. В области высших энергий четырёхмерного слоя концентрация энергии Великой Вспышки составляет шестнадцать энергонов. За «границей» высокоэнергетического пространства плотность начинает падать и на окраинах достигает своего наименьшего значения – четыре энергона. Собственно, поэтому четырёхмерный слой и четырёхмерен.

Недоступные вышние слои мало интересовали Главного Консультанта в силу отсутствия в этом практической пользы: попасть туда всё равно нельзя. А вот собственный, четырёхмерный, слой он изучил тщательно. Фигурально строение слоя представляет собой систему из семи концентрических сфер, находящихся одна в другой. Это и есть разные области концентрации энергии. Центральная, самая маленькая сфера, – это высокоэнергетическое пространство с плотностью в шестнадцать энергонов. Вокруг неё расположена гораздо более массивная сфера – пространство четырнадцати энергонов. В месте соприкосновения этих двух пространств находится так называемая «граница», тонкая область с концентрацией пятнадцать энергонов, более виртуальная, нежели физическая, так как её реальная толщина сопоставима с размерами одной-двух солнечных систем. Размеры всех вышеуказанных сфер изменяются в геометрической прогрессии в силу самой природы Великой Вспышки. Ну и так далее: за четырнадцатиэнергонной областью следует ещё большая двенадцатиэнергонная, следом десяти, потом восьми, шести и четырёх. В каждой из этих областей имеется множество галактик, насчитывающих бесчисленное количество солнечных систем и планет. Соответственно, на некоторых из планет возникает разумная жизнь. И особенности, свойственные этим живым формам, различаются в зависимости от областей, в которых зародился тот или иной вид. То есть биологическая энергетика вида зависит от того, в какой энергетической области он возник: в десятиэнергонном пространстве появляется десятиэнергонный разум, в восьмиэнергонном – восьмиэнергонный и так далее.

 

А далее всё становится ещё сложнее: на периферийных областях в относительной близости друг от друга могут находиться участки пространства с разной плотностью энергии. Это обусловлено тем, что Великая Вспышка распространялась по периферии неоднородно, будучи максимально концентрированной в эпицентре и всё сильнее разрежаясь на окраинах. То есть в двенадцатиэнергонной области пространства не может возникнуть четырнадцатиэнергонный разум, но может возникнуть десятиэнергонный и ниже. Короче говоря, больше заявленного быть не может, меньше – вполне. На периферии кое-где можно встретить довольно серьёзные «прорехи» в плане энергонасыщенности. Исключение только одно: эпицентр. В самом центре шестнадцатиэнергонного пространства концентрация энергии Великой Вспышки везде однородна, поэтому он и эпицентр. Таким образом, эпицентр шестнадцатиэнергонного пространства рождает только шестнадцатиэнергонный разум, равно как четырёхэнергонное пространство также рождает только четырёхэнергонную разумную жизнь. Остальные пространства зачастую имеют неоднородную структуру. Даже окраина шестнадцатиэнергонного пространства, не являющаяся эпицентром энергии Великой Вспышки, кое-где имеет провалы до четырнадцати и даже до двенадцати энергонов. В итоге всё это как-то само собой привело к тому, что шестнадцатиэнергонный эпицентр стали выделять как высокоэнергетическое пространство, а всё остальное – как территории низких энергий.

И испокон веков всем на это было по большому счету наплевать. Потому что на чужие территории никто особо не претендовал. Причины было две. Первая: переселение расы на территорию, несвойственную ей по энергетической концентрации, так или иначе, приводит к деградации. Если раса переселилась в область пониженной энергии, то её генотип, оказавшийся в режиме энергетического голода, начинал медленное, но неуклонное ухудшение. Постепенно снижалась интеллектуальная активность, раса глупела, всё более замыкалась в себе, тяготела к бесцельному существованию, научный прогресс замедлялся, сводясь к индустрии развлечений и областям экономики, дающим сиюминутную прибыль. Научный потенциал неуклонно становился всё менее способным на глобальные разработки, общественно-психологический потенциал утрачивал способность смотреть в будущее и развивать многоходовые программы на века. Биологический потенциал снижался ещё быстрее, раса мельчала, становилась болезненной и хилой, долголетие падало. В этом состоянии такую расу быстро уничтожали те космические соседи, для кого энергетика данной области являлась эволюционно родной. Если же раса переселялась в область более высоких энергий, то её генетика получала мощный энергетический удар, и всё заканчивалось ещё быстрее. Интеллектуальные способности расы после мимолётной вспышки быстро падали, структура мозга не выдерживала критической энергоперегрузки и оказывалась подвержена различного рода опухолям, воспалениям и прочим потерям тканей. Биологический потенциал резко возрастал, организмы становились крупнее, сильнее и агрессивнее. Вскоре интеллектуальный потенциал падал до критических значений, и раса превращалась в скопище физически мощных особей с малоразмерным мозгом и низким умственным развитием, увлечённых удовлетворением примитивных потребностей: поглощение, развлечение, похоть. В конечном итоге раса опять-таки замыкалась в себе и быстро уничтожалась космическими гостями. Поэтому переселяться в чуждые энергетические области никто особо не спешил.

Второй причиной являлось то, что на осуществление подобного переселения мало кто был способен. Космические расстояния между галактиками бесконечно огромны, а научно-технический прогресс дело не сиюминутное. На протяжении многих миллионов лет расам хватало забот и внутри своих галактик, насчитывающих сотни миллиардов, а зачастую и триллионы звёзд. Опять же кто-то появился на свет раньше, кто-то позже, но условия возникновения конкретных цивилизаций разнились. Более энергетичные цивилизации были более изобретательными, менее энергетичные виды являлись более трудоспособными и гораздо эффективнее справлялись с задачами, требующими длительных и масштабных рутинных действий. Зачастую одно уравновешивало другое, не говоря уже о необходимости считаться с последствиями Великой Вспышки, выразившимися в тех самых концентрациях энергии в разных областях. Например, Иго, родная галактика Главного Консультанта, находится в области восьмиэнергонного пространства, и подавляющее большинство возникших в ней жизненных форм, как разумных, так и неразумных, являются разнополыми хладнокровными рептилиями. Но если разумные существа с планет Аннуна и Аббенна относятся к прямоходящим и довольно схожи, то цивилизации противоположного сегмента галактики отличаются от них существенно как размерами, так и внешним видом, и манерой передвижения. А вот Галактика Юр, обитель извечных врагов-союзников-конкурентов, хоть и расположена по космическим меркам вплотную к галактике Иго, но находится в десятиэнергонном пространстве. И возникшая там жизнь весьма непохожа на Игиги. Юрские цивилизации – это теплокровные гуманоидные серокожие гермафродиты с абсолютно чёрными глазами, причём глазной белок у них практически отсутствует и тоже является чёрным. Размерами и телосложением Юрские цивилизации отличаются друг друга в очень широких пределах, но энергетическая основа у них тоже общая, как общая она у всех Игиги.

Поэтому серьёзных захватнических войн между галактиками не возникало, лишь отдельные цивилизации, достигшие технологий межгалактического перемещения, изредка совершали на соседей грабительские набеги. Но подобные редкие проявления не меняли общей картины. Межгалактические перемещения требовали очень длительных интервалов времени, и пришлая цивилизация-агрессор всегда оказывалась в невыгодном положении. И поддержка из родной галактики идёт медленно, и с течением веков колонисты начинают деградировать. Тем временем местные обитатели чувствуют себя превосходно и постоянно норовят вернуть свои права на захваченное пришельцами. В конечном итоге межгалактические контакты сводились либо к кратковременным грабительским набегам, длительностью своей не превышавшие одного-двух поколений, либо к торговым контактам, что, согласно архивам, случалось даже чаще.

Ситуация в других галактиках была схожей и не сильно изменилась даже с появлением Сияющих. Сияющие являлись шестнадцатиэнергонной формой жизни, пришедшей из области высоких энергий. Они возникли и развивались непосредственно в эпицентре нашего слоя Вселенной, этакие четырехмерные дети Великой Вспышки. Их путь развития кардинально отличался от всех остальных видов. Сияющие были биоэнергетической расой вследствие географии своего возникновения. Строение их мозга позволяло излучать собственные физические поля, влиять на уже существующие, а также воздействовать на их источники. Шестнадцатиэнергонная сущность Сияющих имела свойство с течением жизни накапливать энергию, отчего возможности индивида со временем возрастали. В результате всех этих особенностей технологии Сияющих были био-энергетическими и основывались на всякого рода излучениях, вибрациях, проводимости, накоплении всевозможных видов энергии и так далее, и всё это осуществлялось внутри мозговых тканей. Главным механизмом технологий Сияющих являлся сам Сияющий, а имеющееся в их распоряжении оборудование представляло собой различные резонаторы, концентраторы, усилители биоэнергии и так далее. Всё основано на сложнейших искусственно созданных кристаллах, сверхпроводниках, благородных металлах, имеющих высокую степень ионизации, редких элементах, включая изотопы, и прочего. И всё это не имело, как такового, ни источника питания, ни искусственного интеллекта, ни генераторов или трансформаторов. Работа всех технологий зависела от наличия возле устройств живого Сияющего, в противном случае всё было не более чем скопление бесполезного хлама, изготовленного из редких и подчас очень дорогостоящих компонентов. В связи со всем вышеперечисленным досконально разбираться в запутанных биоэнергетических технологиях Сияющих, не будучи Сияющими, не имело смысла.

3Один час Сияющих соответствует 1,5 часа Людей.