Bestseler

Стеллар. Прометей

Tekst
Z serii: Стеллар #9
88
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Стеллар. Прометей
Стеллар. Прометей
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,96  25,57 
Стеллар. Прометей
Audio
Стеллар. Прометей
Audiobook
Czyta Алиса Тверская, Олег Кейнз
17,76 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– И вы готовы разделить нашу судьбу? Чтобы ни случилось на Черной Луне?

Вместо ответа Льдинка упала на одно колено. Секундой спустя ее примеру последовала и Ярость. Стряхнув волну волос с лица и бесстрашно, с какой-то веселой злостью глядя на меня снизу вверх, она нараспев произнесла:

– Я, Льдинка, Инкарнатор Стеллара… В каждом теле и любом обличье… живой или мертвой… клянусь…

Эхом слова присяги повторяла Ярость. Я вдруг понял, что они не шутят и мне действительно придется вышвырнуть их в открытый космос, потому что нет ни свободных флаингов, ни времени отправлять их назад под конвоем Инков. Рашидов будет разъярен, что так вышло, но, с другой стороны, они сами решили выбрать Первый Легион. Они были искренни в своем желании.

С самого начала все пошло не так, как планировалось. И неожиданно, как уже было – перед решением броситься в глотку Сциллы, на совете клановых лэрдов, на площади Ургента и перед строем Первого Легиона, – я ощутил, что нас накрывает своим крылом нечто, неизмеримое человеком. Нечто, что люди называют роком. Судьбой. Предназначением.

Ну что ж…

– Я принимаю твою клятву, Льдинка…

Глава 3

Черная Луна приближалась.

Сеятель казался жирной черной мухой на ее фоне. Огромный Осколок, поднятый в воздух загадочной техно-магией Бина Ши (никто из Инкарнаторов даже не предполагал, каким способом эта миллионотонная махина приводится в движение), проделывал странные маневры, выходя на орбиту. Старый и новый, оба Роя земного поколения Бина Ши замерли в его экстрамерных недрах, и где-то там находилась София, управляющая летающим ульем.

Мы следовали за ним.

Диск, покрытый лазурным переплетением А-узоров, занял весь обзорный экран и продолжал увеличиваться. Чем ближе, тем более зловещим выглядел чуждый планетоид. Я просматривал снимки, видео, множество разных проекций, но наблюдать вживую – совсем другое дело.

Черная Луна походила на измятый каменный орех, который усердно пытались разгрызть, расцарапать, раздробить сотней способов. Но добраться до начинки так и не удалось, хотя проломленная скорлупа покрылась сеткой трещин, а кое-где вообще отвалилась, превратившись в гигантский шлейф обломков. С одной стороны «орех» казался выщербленным – строенная огненная трещина титанического Разлома расползлась по половине Черной Луны, похожая на след когтей космического масштаба. Глубина этой пропасти не поддавалась измерению, скручиваясь многомерностью; материя, пространство и время там сходили с ума. Четыреста лет назад именно в этот район пришелся «Небесный Удар», тахионный залп объединенной формации всех военных орбиталов. Совокупная мощь Звездных Выстрелов нанесла повреждения планетарного значения, разрушила оболочку планетоида и уничтожила управляющий Стеллар, но трусость гранд-координатора не позволила довести дело до победного конца.

Исходящая от Разлома голубая паутина на поверхности – структурные разломы, дышащие А-энергией. Они тектонически активны и периодически меняют свой рисунок, образуя смертельный, непроходимый лабиринт из каньонов и торосов измененной материи невероятной формы и размеров, вставших под разными углами и частично левитирующих над поверхностью. На Земле не существует ничего подобного. Можно представить похожий рельеф, если увеличить в тысячу раз корку почерневшего подтаявшего льда, уже изъеденного солнцем и весенней капелью. Мест для безопасной высадки, свободных от тектонических сдвигов коры, азур-выбросов и постоянных Прорывов, на самом деле очень немного.

Перед нами на виртуальном глобусе мерцала карта из информационных банков, спасенных Одержимыми с Черной Луны. Зелеными иконками помечены старые аванпосты, построенные Инками Первого Легиона; алыми, оранжевыми и желтыми пятнами – районы опасной азур-активности. Собранные данные когда-то оплатили жизнями десятки Инков-разведчиков и исследователей. Что-то, конечно, могло измениться за прошедшее время, но не глобальные ориентиры.

Наша главная цель – Колодец возле форта Бура, находящийся в глубине Разлома. Это единственный стабильный маршрут в недра Черной Луны. Именно туда нужно доставить Ядро, а потом спустить и протащить сквозь многомерный лабиринт в так называемый Атриум Тьмы.

Но высадиться возле самого Колодца нереально. Сложный рельеф и непредсказуемые азур-бури в Разломе делают любой спуск в него смертельным испытанием. Даже открыто приближаться опасно – можно попасть под Прорыв или спровоцировать атаку инфицированных Ши из скрытых экстрамерностей. Когда-то Инки построили Дозорную Башню, чтобы наблюдать и предупреждать враждебную активность в Разломе, но сейчас мы не могли воспользоваться ее функциями.

Существовало еще несколько старых аванпостов, места под которые тщательно выбирались нашими предшественниками. Крупнейшими из них были Многоугольник – основная база на возвышенном плато – и Кратер, расположенный в отлично защищенном скальными рубежами лунном цирке. Именно из Многоугольника когда-то эвакуировались уцелевшие Одержимые на «Мстящем» и «Сиятельном». Там находился главный лагерь, штаб и центр снабжения Первого Легиона, несколько вышедших из строя звездолетов и множество оборудования, техники и снаряжения, которые пришлось бросить при бегстве. В каком состоянии все это находилось сейчас – оставалось только гадать. Однако следы Прорыва должны были давно развеяться, у нас имелись Схемы, Репликаторы, Десница и изрядный запас «живой материи», а значит – все или почти все можно восстановить.

От Многоугольника к Дозорной Башне и Буру вел Путь – огромный трубопроводный монорельс, проложенный над тектонически нестабильными областями. Когда-то он обеспечивал быстрое и безопасное снабжение лагерей в Разломе, куда отправлялись боевые группы, исследуя запутанные экстрамерности. Еще были Рубеж, Грот и Дальний, далекие аванпосты с немногочисленным гарнизоном, но сейчас они не имели никакого стратегического значения.

Решено было высаживаться в Многоугольнике. Безопасный район, подготовленный космодром, возможность использовать оставленные ресурсы Первого Легиона. Посадка Сеятеля могла вызвать мощный тектонический эффект, поэтому Рой прилунялся севернее, намного ближе к Разлому. Боевые трибы Бина Ши после высадки должны были отрезать самую опасную область – Разлом – и сразу начать продвигаться вдоль него к Дозорной Башне и Буру, а мы, прикрытые с самого опасного направления, пойдем у них в арьергарде, плотно охраняя Ядро Стеллара. Квадраты с востока и юго-востока были областью Желтой Тревоги, то есть условно-безопасными по меркам Черной Луны. Нужно было преодолеть всего четыреста миль, а если получиться восстановить разрушенные участки Пути – и того меньше.

Таков был наш первоначальный план.

– Сеятель начинает заходить на посадку, – сказала Арахна, стоящая за консолью первого помощника капитана. – Примерный расчет траектории на экране. Район совпадает с расчетным. Мы приближаемся к Завесе…

Запищали азур-индикаторы: мы вошли в гигантскую А-зону, окружающую Черную Луну. Азур-нимб, размер и форма которого зависели от непредсказуемых флуктуаций планетоида. Его А-энергия достигала верхних слоев земной атмосферы и являлась, согласно исследованиям, основным источником Азур на Земле. А-Зоны, образованные Осколками, это концентрированные очаги на поверхности, но они конечны, а свет азур-фонарика, озаряющего нашу планету – нет.

– Внимание, высокий уровень Азур-излучения!

Мощное L-поле корвета держало удар. Без него шансов не было: древние механизмы звездного корабля, хоть и экранированные, выйдут из строя, если материал тонкой электроники, позитронных процессоров и сложнейших компонентов будет изменен. Азур безжалостна. Почти все корабли первой эскадры Прометея именно по этой причине стали грудами мертвого металла, брошенными на поверхности Черной Луны.

– Внимание, нам придется изменить курс. Сеятель, кажется, хочет пройти прямо сквозь облако осколков, для нас это крайне опасно, – предупредил Зак, призрачной голограммой высветившийся на мостике. – Придется сделать маневр, расчетное время пока неизвестно…

Мы резко сменили курс, чтобы избежать столкновения. Подобные левитирующие поля обломков Черной Луны, размером от булыжника до небоскреба, образовывали хаотичные кольца, не подчиняющиеся законам небесной механики. Алые фреймы высветили нимбы неопознанных А-сущностей, пляшущих среди причудливых каменюк. Синий отсвет А-энергии упал на наши лица, залив мостик, – тройная царапина Разлома приближалась, пульсируя глубинным свечением. Мощность А-излучения росла с каждой секундой, азур-индикаторы уже трещали без перерыва.

– Входим под Завесу, – отрапортовал Зак.

Та самая Завеса, на которой гибло большинство земных кораблей. Невидимая граница А-поля Черной Луны, доступная земным сенсорам. За ней мы отрезаны, связь с Землей или Звездой уже невозможна. Пути назад не будет. Инки Первого Легиона использовали примитивную световую азбуку для визуальных сигналов. Нам придется последовать их примеру…

Корпус «Мстящего» сотрясла волна вибрации, потом еще одна, еще более мощная. Включилось аварийное освещение. Показания азур-индикаторов замерли на предельной отметке. Затем дрожь корабля стала постоянной и настойчивой, как будто снаружи барабанил каменный град. Я бросил взгляд на стремительно краснеющие индикаторы защитного поля и температурного режима L-генератора и спокойно спросил:

– Зак, все идет в штатном режиме?

– Опасный экстремум L-поля, – ответил сосредоточенный капитан. – По нашим расчетам, генератор выдержит три минуты, этого должно хватить, чтобы…

Он не успел договорить, «Мстящий» тряхнуло так, что многие из нас попадали с мест. Голограмма Зака погасла, вспыхнув электрическим разрядом. На секунду отключилась искусственная гравитация, по обзорным экранам расплескались видимые невооруженным азур-сполохи, похожие на длинные языки лазурного огня.

– Генератор L-поля сгорел. Подключился резервный, всего у нас их три, – бросила Арахна, сосредоточенно изучая данные консоли. – Управление… в порядке… Зак?

 

– Без паники, – голос Зака прозвучал из динамиков. – Похоже, мы попали в след азур-выброса. Я не могу оценить его форму и структуру, внешние азур-индикаторы вышли из строя. Управление в ручном режиме. Работаем.

Судя по резким поворотам, «Мстящий» пытался активно маневрировать. Обзорный экран ослеп, покрывшись сеткой белого шума. Корвет швыряло, он стонал, дрожал и трясся, словно попал под мощный ракетный обстрел. Я не припоминал подобного на его борту даже в моменты боевых операций. Судя по данным, которые еще поступали от внешних датчиков, защитное поле приказало долго жить, начала активно теряться целостность корпуса. Внезапно бахнуло второй раз – взорвался запасной L-генератор. Вообще, мы предвидели подобную ситуацию и поставили целую цепочку на случай выхода из строя, но никто не предполагал, что они выдержат так мало. Это означало, что…

– В прошлый раз мы проходили Завесу без особых проблем, – пробасил Каннибал. – По крайней мере, обратно…

– Сейчас сигнатура «Мстящего» в четырнадцать раз больше нормальной из-за модификаций, – резко ответил Зак. – Я предупреждал, что это может быть опасно! L-поле не рассчитано на перегрузку в нестандартной конфигурации…

– Давайте разбор полетов позже! – отрезала Арахна. – Зак, работаем. Техноманты контролируют генераторы, настолько это возможно… сейчас попытаемся оперативно подцепить еще резервные… Что у тебя?

– Снаружи… ад! Агрессивная внешняя среда, высокий азур-фон, атаки неопознанных А-сущностей. Корабль под контролем. Делаю что могу.

В голосе Зака появились нотки тревоги. Я вдруг вспомнил, что Зак Каррахейн при всем его опыте не имеет собственного опыта взлета и посадки на Черную Луну – в те времена он был всего лишь одним из помощников капитана. Сейчас мы поручили ему тысячу с лишним жизней Инкарнаторов и могли только довериться призрачному капитану. Что произойдет, если «Мстящий» взорвется в азур-нимбе, в тысяче миль над поверхностью Черной Луны? Уцелеет ли при этом Ядро Стеллара? Скорее всего, наша миссия будет полностью и бесповоротно провалена…

– Не нравится мне все это, – вдруг пробормотал Кастор, взглянув на меня. – Грэй…

– Внимание! У нас проблемы, – прервал его резкий возглас Зака, – мы не дотянем до расчетной точки посадки под L-полем. У нас меньше минуты. Единственный выход – садиться сейчас, куда есть возможность! Грэй?

– Делай как нужно, Зак, – приказал я.

– Принял. Постараюсь дотянуть как можно ближе, астра фатида…

Турбулентность стала еще более мощной, хотя это казалось невозможным. По ощущениям, мы резко снижались, скорее даже падали. Похоже, что вошли в штопор и вращались вокруг собственной оси; чтобы нас не расплющило по стенам, включилась искусственная невесомость. Я невольно позавидовал остальным Инкам, ожидающим высадки в экстрамерных карманах – если они и погибнут, то без подобной дикой болтанки. Взорвался третий генератор L-поля. А затем корвет мотнуло в сторону так, будто он получил пинок от великана, мы резко сменили траекторию и амплитуду вращения – и почти сразу с треском и скрежетом как будто врезались во что-то. С ревом рухнули вниз и ударились еще раз, теряя скорость, а потом резко остановились, хрустя и скрежеща так, что наши вопли были неразличимы в этой металлической какофонии.

Кажется, сели.

Выла аварийная сигнализация, мигали датчики целостности корпуса, разгерметизации и азур, боевой, пожарной тревог – все вместе на любой вкус. С потолка сыпались искры. Отдельные системы корабля еще функционировали – заботливый Зак включил гравитацию, и мы рухнули вниз, матерясь на разных языках.

– Все живы, значит, мягкая посадка! – раздался вполне бодрый голос Каррахейна. – Мы прилунились, братья. Мы на Черной Луне. И… у нас некоторые проблемы.

С запозданием включился обзорный экран, и на нас глянул совершенно сюрреалистичный пейзаж.

Глава 4

Снаружи, сквозь окно обзорного экрана, на нас недобро смотрела Черная Луна. Чуждый и откровенно пугающий пейзаж. Зловещий антрацитовый блеск измененной материи и яркое сияние А-энергии.

Изломанная, торосистая каменная равнина, испещренная зазубренными черными скалами. Они походили на огромные кривые зубы, растущие в самых разных направлениях. Над ними и среди них медленно левитировали обломки причудливых форм и размеров, а над горизонтом трепетали зарницы азур-свечения. Абсолютно чуждое и на подсознательном уровне угнетающее зрелище. Место, где человека не предусмотрено, и жутковато даже представлять, какие создания могут здесь существовать.

– Вот мы и вернулись, – выдохнул Каннибал, с хрустом защелкивая панцирь естественной брони. Арахна с трудом отвела взгляд от экрана и хрипло пробормотала:

– Честно говоря, я совсем не соскучилась…

Зак назвал это аварийной посадкой, но следовало смотреть правде в глаза – мы потерпели крушение. Судя по показаниям нейросети и рапортам капитана, значительно пострадал корпус, был потерян весь внешний обвес, фиксировалась частичная разгерметизация и пожар в трех сегментах корабля. К счастью, древние системы справлялись с поддержанием живучести, L-поле еще функционировало, уйдя от критического экстремума, – в этом районе Черной Луны, вероятно, не штормили опаснейшие азур-выбросы, в один из которых, по словам Зака, и угодил «Мстящий». Предсказать такое было невозможно, а раздутая экстрамерностями сигнатура корабля не позволила быстро пройти опасный участок. В результате – крушение. Хорошо еще, что не фатальное. Впрочем, конкретную степень повреждений мог определить только внешний осмотр.

Гермозатвор открылся с трудом, сервоприводы наружных шлюзов заклинило. Извне бушевали остатки пожара, но не обычного – на Черной Луне не существовало кислорода, поддерживающего горения, – а чего-то вроде призрачного пламени, имеющего азурическую природу. Я, как лидер и обладатель сверхзащищенного Доспеха Прометея, сошел с борта одним из первых, прикрывая остальных пузырем «Волнового Поля».

Гладкий черный камень под ногами очень походил на лед или застывший расплав. В его глубине проступала знакомая вязь азур-узора. Любой кусочек такой измененной материи на Земле считался бы мощным артефактом. А здесь они – просто обломки под ногами. И булыжники, висящие в пустоте…

А-фон – плавал, «дышал», как выражались Одержимые, от 300 до 600 единиц в минуту, что по земным меркам было «очень высоким», смертельно опасным уровнем А-излучения, а по местным считалось ниже среднего, приятной погодкой с легким ветерком. Несомненный плюс в этом был – наше развитие больше не сдерживал дефицит Азур, все Инки на Черной Луне очень быстро достигнут нужных эволюций…

«Мстящий» выглядел хреново.

На нем догорали очаги призрачных пожаров, оставляя язвы и шрамы в противометеоритной обшивке, которая потрескалась и частично облетела с бортов, обнажая выпуклый рисунок корабельного скелета. Многие внешние детали казались серьезно оплавленными. Вдобавок при посадке корвет зацепил один из черных клыков, закрутился и крепко впечатался в другой. Скальный утес рухнул, полностью засыпав кормовую часть. Убрать завал «Телекинетикой» – пара пустяков, но сами места повреждений выглядели прескверно – огромные вмятины во весь борт, скрученный рваный металл со следами разгерметизации. Изнутри синтетики успели залить его «холодной пеной», но было совершенно ясно, что наш звездолет вряд ли сможет сразу же взлететь.

Зак подтвердил мои наблюдения:

– «Мстящий» теоретически может подняться с грунта при оперативном ремонте, который займет минимум несколько суток. Но повреждение сегментов корпуса грозит полным разрушением корабля в полетных условиях. Если и получится быстро залатать дыры, следующее попадание в азур-выброс станет окончательным. Возможность же восстановления корпуса даже с применением «живой материи» – вызывает большие сомнения. Тем более в условиях Черной Луны…

Это прозвучало суровым приговором – дальше мы не полетим.

– Вы определили наши координаты? – спросил я.

– Да, – Арахна развернула проекционную карту, – смотрите…

Каррахейн оказался молодцом, он чуть-чуть не дотянул в нужный нам район. Мы упали в восточном квадрате, до Многоугольника по прямой – всего триста миль строго на запад. Не так уж много, учитывая местную географию. Наиболее близким старым аванпостом к нам сейчас был Кратер, находящийся в ста сорока милях северо-западнее. Во времена Осады эта хорошо защищенная цитадель в лунном цирке прикрывала восточный фланг Первого Легиона. После бегства Одержимых судьба ее гарнизона осталась неизвестной.

– Все понятно, – я нарушил некое повисшее в воздухе тягостное ожидание. – Начинаем высадку здесь. Кастор, поднимай Знамя! Нужно немедленно создать охраняемый периметр вокруг «Мстящего». Провести разведку и при необходимости зачистку прилегающей местности. Два усиленных звена вингеров – выслать сюда и сюда…

Мы споткнулись на высадке, первом же шаге, а это вряд ли можно было расценить как хороший знак. Все Инки – отнюдь не дураки и понимают, что первоначальный план полетел в топку. Сейчас нам предстояло преодолеть длинный и опаснейший путь, только чтобы оказаться в первой точке нужного маршрута. А само возвращение на Землю, на которое многие все равно рассчитывали, под большим вопросом, если мы не починим «Мстящий» или не найдем альтернативный способ это сделать… Но никто не собирался опускать руки из-за первой же неудачи. Не произошло ничего страшного. Я был полностью уверен, что мы преодолеем временные трудности и переломим ситуацию в свою пользу.

– Неглупая идея, Грэй, – кивнула Арахна, пометив одну из указанных мною целей дополнительной иконкой. – Предлагаю проверить Кратер в первую очередь. Там базировался «Экстерменацио». На момент того Прорыва он был не в строю, но большинство бортовых систем работали. Возможно, что-то оттуда пригодится для ремонта «Мстящего»…

Мико вывела справку, большую часть из которой я знал и так: не так много кораблей Звездного Флота было в составе первой эскадры. «Экстерменацио» – вымпел рангом повыше «Мстящего», «разрушитель» по древней классификации. Звездолет, чье прямое назначение – уничтожение противника подавляющей огневой мощью. Он получил значительные повреждения и в последние годы стационарно прикрывал Кратер. Прикрывал, согласно хроникам Одержимых, весьма успешно, наглухо заблокировав очень важные восточный и северо-восточный рубежи. Относительная безопасность районов вокруг Многоугольника и постройка стратегического Пути к Разлому – целиком заслуга гарнизона Кратера и команды «Эстерменацио».

– Что скажешь, Зак?

– Весьма вероятно. Как и мы, «Экстерменацио» пострадал от азур-шторма, и его тоже пытались восстановить, – ответил призрачный капитан. – Нужно смотреть. По идее, в Кратере должен быть ремонтный модуль, оборудование и материалы. В каком они сейчас состоянии, другое дело…

– Прошу включить меня в состав разведгруппы, – вдруг выступил вперед Стрелок, – я служил на «Экстерменацио». Хорошо знаю Кратер и его окрестности…

Его прервало мощное сотрясение тверди. Мы не удержались на ногах, изломанная равнина вздрогнула, на горизонте появилось пульсирующее азур-зарево, растущее с каждой секундой. Еще один толчок, и еще, но уже слабее – источник находился далеко, и он как будто ворочался, раздвигая кору Черной Луны. Звуковые преобразователи Доспехов с опозданием поймали и воспроизвели низкий грозный рык ломающихся пластов измененной материи, переданный электромагнитными колебаниями.

Мико: Судя по времени и направлению, это примерно в районе Сеятеля. Тектонический эффект приземления, Грэй.

Она была права, потому что буквально через несколько секунд в моем интерфейсе вспыхнула иконка Доминанта Бина Ши – вызов от Софии. Восприятие уколол жалящий огонь ее присутствия – вернее, какой-то ее части, потому что Матерь Роя наверняка сейчас была очень занята.

– Грэй, что произошло?! – призрачная проекция Супермонады излучала грозную, несдерживаемую мощь. – Почему вы не приземлились в назначенном месте?!

– Авария. Мы попали в азур-выброс. Уже работаем над устранением последствий.

Она окинула взглядом нас, поврежденный «Мстящий» и спросила с тревогой:

– С Сердцем все в порядке?

– Да. Но наш корабль поврежден. Нам придется высадиться здесь и немного скорректировать маршрут.

– Плохо, это очень плохо! – волосы Софии развевались от невидимого ветра. – Нам придется изменить план!

– Нет, действуем согласно плану. Для вас ничего не изменилось. Мы встретимся в заданной точке. Наш путь просто стал немного длиннее.

– Вы далеко. Грэй, ты уверен, что вы… сможете обеспечить безопасность Сердца?! – она почти не сдерживала гнев. – Им нельзя рисковать! Я пошлю навстречу вам часть Роя. Они помогут защитить Сердце!

– Нет. Мы способны защитить Ядро сами, – твердо ответил я. Конечно, помощь Бина Ши увеличила бы нашу безопасность, но я очень не хотел, чтобы особи Роя лишний раз приближались к Стеллару, крайне уязвимому на марше. Не то чтобы я не доверял Софии, просто лишнее искушение и лишний повод для конфликта сейчас ни к чему. Я был в Сеятеле и стоял у трона Синей Птицы. Я чувствовал, что так будет лучше. Высшие особи Ши ненавидят «мертвый рой», и без прямого контроля Матери им лучше не приближаться к Инкам и Ядру.

 

– Ты совершенно уверен? Такими вещами не рискуют!

– Первый Легион выполнит то, за чем сюда прибыл, – отрезал я. – Я сказал «нет», София!

– Хорошо. Рой тоже выполнит, – призрачная София вдруг задрожала, покрывшись рябью, а ее присутствие стало ощутимо слабее – так, будто на конце провода убавили напряжение. – Грэй, мне сложно говорить… Здесь все сломано. Азур-бури мешают. Я не вижу… многое. Могу не услышать твой зов. Будьте осторожны, не рискуйте. Мой Рой начинает высадку…

Она исчезла. Зарево на горизонте превратилось в огромный, в половину неба, полыхающий азур-нимб, фон А-излучения стал жестче, поднимаясь временами до тысячи единиц. Сеятель, в отличие от нас, сел в гораздо более опасном районе, и Рою предстояла немалая работа, чтобы отсечь гнезда зараженных Ши в экстрамерностях Разлома от нашего маршрута и сковать их возможные контратаки. Когда-то Первый Легион на годы увяз в тех местах, пытаясь отыскать путь в глубины. Это время назвали Осадой, она стоила множества жертв и высосала основные ресурсы Инкарнаторов. Контроль над устьем Колодца и постройка Бура стали огромной победой, но сейчас все плоды Осады были потеряны и оставалось лишь надеяться, что внезапная атака многочисленного и свирепого земного Роя позволит снова закрепиться в старых цитаделях Первого Легиона…

Кастор поднял Знамя и отдал первые команды. Вторая, третья и четвертая группы Инков покинули «Мстящий», с опаской вступая в новый мир. Над головой зашелестело – легкие крылатые «Гермесы», на глазах превращаясь в призрачные фантомы, ушли на разведку в разные стороны, проверенные боевые звезды быстро оцепили периметр крушения, под их прикрытием началась выгрузка и развертывание основных сил.

На поверхности Черной Луны полностью отсутствует вода, атмосфера и признаки биологической жизни. Гравитация и температура тоже ведут себя странно, особенно в районах постоянной азур-активности. Поэтому почти три четверти наших Инков укомплектованы модифицированными «Хищниками», десантно-штурмовыми Доспехами с полной автономностью и стойкостью к агрессивным средам, а последняя четверть – уникальной тяжелой и летающей броней класса «альфа-плюс» с еще более высокими характеристиками. Теоретически каждый мог продержаться больше двух недель на самообеспечении, другое дело, что почти все Фенотипы по плану предусматривали несколько геномодов местных Тварей, полностью адаптирующих организм к безвоздушной среде и перепадам гравитации. Их еще требовалось выбить, хотя Одержимые утверждали, что как раз с этим-то не возникнет больших проблем…

Синее пламя сверкнуло в небе, мгновенно превратившись в едва заметные точки, – звенья «Бореев» ушли за «Гермесами». Первая звезда, «Пернатые», с Ехидной и Стрелком – на Кратер, вторая, гвардейская «Гроза» во главе с самим Энди Старком, – к более далекому Многоугольнику. Я бы и сам с огромным желанием последовал за ними, к неизвестности древних аванпостов, но сейчас мое место – здесь, у «Мстящего», с массой покидающих корабль Инков и возле Ядра Стеллара.

Первые стычки начались практически сразу после старта выгрузки. Группы Инков, развернувшие защитный периметр, увидели в азур-диапазоне первых обитателей Черной Луны – смутные мерцающие пятна, пляшущие среди левитирующих повсюду камней. Это была одна из форм А-энергетов, войды и супервойды, постоянные жители А-зон. В отличие от земных представителей, местные достигали невиданных форм и размеров в богатой Азур-среде, но были так же голодны и беспощадны. Хотя Доспехи были специально экранированы, а аура Знамени распространяла ментальный щит, приземление «Мстящего» не прошло незамеченным. Одна за другой стайки этих существ, больших и малых, начали слетаться отовсюду, как насекомые на свет.

К счастью, благодаря полезному опыту Одержимых, мы заранее подготовились к отражению этой пакости. В условиях Черной Луны войды – меньшее из зол, привычная и надоедливая опасность, которая присутствует всегда. Арахна специально разработала Фенотип Заклинателя с А-способностями, нацеленными на нейтрализацию подобных угроз от азурических А-Тварей. Инк с такими геномодами был одной из двенадцати частей каждой боевой звезды Первого Легиона, Фенотип получил жаргонное название «душегуб» и при прохождении третьей эволюции превращался в весьма грозного Заклинателя Душ, в чем-то подобного легендарным Ястребу, Фенриру или приснопамятному Длани с Мира-Кольца…

На войдах в земных А-Зонах обкатка боем прошла прекрасно, теперь пришла пора проверить наши наработки в настоящем деле.

И они работали. С мрачным удовлетворением я следил, как призрачные силуэты стремительно гаснут под уколами «Боевой Псионики», распадаются клочьями от «Азурических Стрел» или лихорадочно бегут под действием наведенного «Поля Страха». Работали пять или шесть Заклинателей, им помогали несколько Техномантов-снайперов, используя альфа-винтовки с А-поражающим фактором, и этого вполне хватало, чтобы спокойно удерживать периметр, отстреливая А-Тварей на почтительном расстоянии.

Однако войды – только начало, самые безобидные обитатели Черной Луны. Вскоре появились твари посерьезнее – «Элементали», похожие на огромные шары светящейся энергии или гигантских призрачных медуз, окруженных мерцающим азур-нимбом. Такое существо представляло опасность даже для группы Инкарнаторов – впрочем, тактика борьбы с ними тоже была отработана еще на Земле. Силовые и азурические щиты наших Инков начали вспыхивать от мощных разрядов А-энергии, в дело активно вступили следующие специализации – условный «защитник», прикрывающий свою звезду от вражеского урона, и Заклинатель, наносящий огромные повреждения А-сущностям.

Понятное дело, что действовали они не в одиночку, все остальные активно поддерживали огнем из своих привычных игрушек, поэтому в окрестностях «Мстящего» расцвел и не думал утихать настоящий фейерверк А-способностей, сопровождающийся мощными спецэффектами. Единственный плюс – здесь не приходилось экономить Азур, шкала восполнялась очень быстро, поэтому Заклинатели и Техноманты действовали на полную катушку. В ход пошли «Искровые Разряды», «Солнечные Импульсы», «Игни-Сферы» и аналогичные аффиксы альфа-оружия и Доспехов. Я, честно говоря, залюбовался, испытывая некоторую гордость за их слаженную работу. Никакой паники от непривычной обстановки Черной Луны, никакой неразберихи, несмотря на хаос выгрузки из потерпевшего крушение корабля. Все-таки подготовили новое поколение просто отлично – и психологически, и тактически. Даже здоровенный «Элементаль», плюющийся сгустками А-энергии или мечущий огромные каменные обломки психокинетическими щупальцами, спокойно разбирался за несколько минут. С А-энергетов падали интересные Геномы, но изучать их пока не было времени – Тварей становилось все больше и больше. Развернулась настоящая битва, в которой с нашей стороны уже появились первые пострадавшие.

И на фоне всего этого из десантного порта «Мстящего» выходили новые и новые группы Инков, разворачивающие временный лагерь и выгружающие на левитирующие платформы наше снаряжение – штабеля длинных ящиков с оружием, оснащением и боеприпасами, громадные контейнеры-мегакрипторы, содержащие тонны воды и органической пищи, разобранное оборудование и материалы, запаянные цистерны с резервными носителями и многое, многое другое, что может понадобиться тысяче все еще людей в полностью враждебном мире…