Bestseler

Стеллар. Прометей

Tekst
Z serii: Стеллар #9
89
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Стеллар. Прометей
Стеллар. Прометей
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,88  25,50 
Стеллар. Прометей
Audio
Стеллар. Прометей
Audiobook
Czyta Алиса Тверская, Олег Кейнз
17,72 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Интерлюдия. Льдинка

Все вышло не так, как хотели Льдинка и Ярость.

Они просто хотели посмотреть трансляцию присяги Первого Легиона. Увидеть знакомые лица тех, кого привыкли считать своими. Они ведь тоже когда-то мечтали стоять там, вместе со всеми, принести древнюю клятву Прометея на Эспланаде, и это никуда не ушло.

Но не сложилось, Ожог запретил. Он сказал, что у них теперь иная судьба. После возвращения с Мира-Кольца Ярость и Льдинка находились под покровительством клана Кошек, в одном из их тайных убежищ. Ждите моего сигнала, сказал Ожог, о вас позаботятся. Сам он не мог покинуть борт «Гедеона», как и не мог забрать их туда (туманное объяснение об А-угрозе), но зато дал знать на Землю своим новым друзьям.

О них действительно позаботились. Далекий европейский архипелаг, каменистые дюны и отмели Либерии. Убежище выглядело как роскошная клетка, оснащенная всем необходимым, от бытовых мелочей до терминала Стеллара, а Кошки и Котята – так называли людей, работающих на меркаторов, – выполняли малейшие прихоти, но чем дальше, тем больше они казались ласковыми тюремщиками. Ярость и Льдинку это сначала развлекало, потом слегка тяготило, а чуть позже – начало откровенно раздражать.

Несмотря на то, что формально обе девушки были почетными гостьями, их опекали; неназойливо, но весьма бдительно. Позволили посетить хаотичный, шумный и жаркий Нео-Либерти, заполненный толпами сброда со всех краев Земли, – но по согласованному маршруту; позволили побродить по каменистым отмелям и тропическим зарослям – только в сопровождении группы охраны. Ярость уже начинала кипятиться, и если бы не слова Ожога – это мои люди, не обижайте их, – уже на второй неделе свалила бы куда-нибудь подальше от зеленой тоски. Льдинка держалась лучше, она была терпеливее.

Хорошо, что здесь был ретранслятор.

Что ж, посмотрели. Была красивая присяга на Эспланаде и призрачное Знамя, развернувшееся над гордыми рядами Инкарнаторов, и эффектное появление Софии, и неожиданные слова Грэя. После них когиторы всех Инков открыли владельцам новый инфопакет.

Архив Стеллара. Сухая шокирующая биография предыдущих инкарнаций.

Каждый получил данные только о себе. Но у всех они сходились в нескольких деталях: Куб, секретная директива «Перековка», Тимус.

Все они, первое поколение Тимуса, были обнуленными преступниками.

Ярость ушла в тренажерный зал и долго отрабатывала серии ударов на манекенах для рукопашного боя, едва не размолотив их в щепки. Льдинка же… Льдинка плакала, свернувшись в клубочек. Когда Ярость вернулась, она смотрела в одну точку застывшим взглядом.

– Льдинка…

– Я не Льдинка, – безжизненным голосом ответила Льдинка. – Мое настоящее имя Луиза Шварц. Известна также как Швея, Спящая, Ткачиха, Ткущая Сны. И я… чудовище.

– Успокойся, пожалуйста…

– Мое происхождение засекречено, анима изменена неизвестным способом, тип источника и способности аномальны, – продолжила напарница тем же тоном. – Я убила более пятидесяти тысяч людей. И сто сорок пять Инкарнаторов. Это только подтвержденные данные.

– Ты? – неподдельно изумилась Ярость. – Но как?

– Я проникала в их сны. И они умирали. Или сходили с ума. Или начинали убивать всех вокруг. В Архиве написано, что я манипулировала ими для своих целей. Я… заставила заснуть целый город. А потом… его жители, тысячи людей, проснулись и начали безжалостно убивать друг друга. – Льдинка неожиданно всхлипнула. – Мужья убивали жен, матери – детей. Десятки тысяч смертей в один день. Это задокументированный факт, Ярость. Мое воздействие свело их с ума и заставило так поступить…

– Может, это ошибка? – спросила Ярость, пытаясь как-то успокоить подругу. – Или просто вранье?

– Нет. Это же Архив Стеллара, глиф «подтвержденная информация»… тут много материалов: фото, видео, свидетельские показания, аналитика… такое не подделаешь, – шмыгнула носом Льдинка. – Все сходится, Ярость. Это мои способности. Даже внешность… моя. Эта…

Она провела руками по лицу, оставляя красные полосы, и вцепилась в светло-русые волосы, словно пытаясь их вырвать. После возвращения с Мира-Кольца Льдинка получила новый носитель – не в Криоцентре Города, а от Кошек, – напоминающий специально выращенное клон-тело. Оно не очень походило на прежнее, но, по мнению Ярости, отлично подходило напарнице. Миниатюрная блондинка с большими зелеными глазами, девочка-ангелочек. Ярости сменить носителя не предлагали, да она бы и отказалась сама – организм А-мутанта, уже прошедший первую эволюции, стал привычным и нравился ей резкой, взрывной мощью. А на пугающий внешний вид и мнение о ней окружающих Ярость всегда плевала с высокой горы.

– В общем, это сделала я… – простонала Льдинка, – я…

– Успокойся, астра, фатида! Это не ты! – Ярость начала терять терпение. – Нас стерли. Сейчас все мы – другие личности. Новые!

– И все равно – это ужасно…

– Да уж, ничего хорошего. Понятно было, что с прошлым какая-то подстава. Но такого я тоже не ожидала… А твоя способность сниться… ей есть объяснение? – осторожно спросила Ярость.

– Как я поняла, они пытались меня изучать… но сами не поняли. В Архиве написано, что при анимафикации происходит необъяснимое изменение типа Источника. Там еще что-то про либрос-волны, я не поняла, засекреченная информация… нужен легатский доступ…

Она вновь закрыла мокрое от слез лицо руками.

Ярость никогда не отличилась тактичностью и умением успокаивать. Да и у самой на душе было скверно. Поэтому она не нашла ничего лучшего, как громко, длинно и замысловато выругаться. Неожиданно это помогло.

– Что? Что такое «опнутая трахома»? – вдруг спросила Льдинка. – Впервые слышу такое… выражение…

– От Штифта услышала, – буркнула Ярость. – Откуда я знаю, что это значит? Непереводимая хрень какая-то…

При воспоминании о Штифте она непроизвольно улыбнулась. Техмастер выжил, все-таки исполнил свое желание и вернулся на Землю. Как и многие другие, он затерялся где-то в фильтрационных лагерях в третьем городском кольце, где проходили адаптацию эвакуированные аборигены Мира-Кольца. Поговаривали, что вернуться на Землю оттуда решили немногие, слишком тяжелой и непривычной для рожденных в пустоте оказалась земная жизнь. Но все-таки у них появился выбор, в отличие от Ярости со Льдинкой.

– А ты? Что там у тебя самой в био? – спросила Льдинка.

– Не знаю! Мне плевать, астра фатида!

– Ты не смотрела? – поразилась Льдинка. – Не читала? Ты не хочешь узнать?

– Не-а, – протянула Ярость. – Что это изменит? Что было, то прошло. Я просто не хочу этим заморачиваться!

– Боишься, – покачала головой Льдинка. – Боишься, что ты тоже в прошлом… чудовище.

Она попала в точку, они обе знали это. Ярость, несмотря на внешнюю браваду, подозревала, что у нее тоже весьма бурная биография. Проснувшиеся на Мире-Кольце навыки кровавой резни совершенно четко указывали, что в прошлом у нее далеко не мирные дни. Если уж скромная и милая Льдинка имела такой багаж погубленных душ, сколько мертвецов стоит за ней самой?

– Тебе от этого будет легче, да? – усмехнулась Ярость.

– Нет, – покачала головой Льдинка. – Я и так знаю, что мы все такие. Мы все – маньяки, кровавые твари, преступники.

– И Ожог тоже?

– Он, наверное, вообще монстр, – грустно улыбнулась Льдинка, – раз сам Грэй его опасается. Знаешь, я умом понимаю это, мне страшно, но знаю, что все равно буду его ждать. Любого… И еще я думаю, что он все вспомнил сам, еще там. И про себя, и про нас.

– Понимаю. Как думаешь, что решат остальные? Они ведь уже приняли присягу!

– Не знаю, – задумчиво пробормотала Льдинка. – Но им… легче. Они – вместе. Их простили… и приняли… И у них есть цель. А у нас, Ярость? Что нам теперь делать? Они все уходят! А мы остаемся. Как трусы. Как предатели. Нас даже не приняли в Первый Легион!

Ярость вздохнула – она никогда не была сильна в речах, но тут их эмоции совпадали. Все их поколение стало Первым Легионом – все, кроме их тройки. Жгучая обида и разочарование. И Ожога, который мог бы успокоить и объяснить, что происходит, сейчас не было рядом.

– Ожог сказал, что Грэй нас использует. Как пушечное мясо.

– Тогда зачем рассказывать правду? – яростно возразила Льдинка. – Нет, ты не понимаешь! Грэй не лгал. Нам дали второй шанс, чтобы искупить то, что мы наделали в прошлом! Стать другими, пойти другим путем!

– Ты же знаешь, что шансы вернуться с Черной Луны…

– Они все тоже знают, – сказала Льдинка в ответ, – и пойдут. Ты сама знаешь, что пойдут. Да и какое значение имеют шансы? Когда на кону – вся Земля? Даже Ши идут… А мы сидим здесь и ревем, как две идиотки!

Ярость хотела заметить, что истерику вообще-то устроила исключительно Льдинка, а ей самой глубоко похрен на все прошлые инкарнации, но в процессе передумала и вместо этого сказала:

– Мы сидим тут, потому что у Ожога есть какой-то план.

– Он опять все решил за нас! – фыркнула Льдинка. – Знаю я его хитрые планы! Хочет нас сберечь, я понимаю… Нет, так не пойдет. Я так не могу, Ярость! Ты как хочешь, а я так не могу. Мы должны сами решить. Сами выбрать, что делать. Я… решила.

– И что же? – спросила Ярость, уже предчувствуя ответ.

– Я… отправляюсь с ними. Это… будет правильно.

Она говорила тихо, но когда подняла голову, светло-зеленые глаза блеснули волей, которой можно резать стекло, – и Ярость поняла, что переубедить напарницу не получится. Да и не особо хотелось ей переубеждать Льдинку, потому что сама Ярость пребывала в смешанных чувствах. Оставаться на Земле и ждать здесь неизвестно чего, руководствуясь туманными планами пропавшего на «Гедеоне» Ожога, не выглядело хорошим вариантом. Тем более в одиночку.

– Ожогу это не понравится. Он сказал, что…

– Я знаю, что он сказал, – перебила ее Льдинка. – Может, оно и к лучшему. Знаешь, я на сто процентов уверена, что он найдет нас даже на Черной Луне.

 

– Ты помнишь, что сказал Грэй, когда нас вывозили? – попробовала Ярость последний аргумент. – Первый Легион нас не ждет. Они могут нас не принять!

– Думаю, в космос все равно не выкинут, – закусила пухлую губу Льдинка. – Главное, пробраться на «Мстящий»! Так ты со мной? Собирайся, до отбытия осталось шесть часов, а нам нужно еще как-то добраться до Города!

– Кошкам это тоже не понравится, – угрюмо пробормотала Ярость. – Они нас не остановят, конечно, но могут поднять тревогу…

– Неужели? Не переживай, они заметят наше отсутствие только после пробуждения, – нехорошо улыбнулась Льдинка, встряхнув кисти, – а спать они будут… ну, до завтра. Мы должны успеть! В верхнем ангаре я видела флаинг, на котором нас привезли…

– Предлагаешь угнать? И кто будет пилотировать?

– Когитор, конечно, – Льдинка пружинисто поднялась и быстро направилась к выходу. Ярость замерла, пораженная ее неожиданной энергичностью, а затем бросилась следом.

– Стой, куда ты! – крикнула она вслед Льдинке. – Астра фатида, подожди! Я с тобой!

Глава 2

Мы бессмертны, но жизнь коротка. Нужно ценить каждое мгновение и использовать любую возможность, чтобы ощутить ее вкус. Потом – может не наступить никогда. Эту простую истину знают многие люди и почти все Инкарнаторы, и я сам старался следовать ей по возможности.

Даже здесь. Даже сейчас.

Прерывисто дыша, Арахна вывернулась из-под меня, обняла за шею, уютно устроилась рядом. Упругая, теплая, по-настоящему живая. Чуть отдышавшись, она довольно промурлыкала, обжигая ухо горячим дыханием:

– Грэй, все функции организма работают нормально…

– Точно все? – не удержался я, поглаживая обнаженные плечи.

– Хочешь еще раз проверить? – она игриво укусила меня за ухо.

– Уже нет времени, ты же знаешь, – ответил я с искренним сожалением. – «Мстящий» вышел на орбиту. Нас ждут.

– Да. Жаль, – вздохнула Арахна, отстраняясь. – На Черной Луне, поверь мне, нам будет не до этого.

Она прекрасно знала, что спорить со мной бесполезно. Встала с ложа, грациозно потянулась и начала нарочито медленно одеваться, словно позволяя напоследок полюбоваться совершенством своей фигуры. Я спокойно наблюдал. Не верилось, что всего несколько часов назад это гибкое тело покоилось в криокапсуле куском замороженного мяса. Предусмотрительная владелица, выбравшись из корабельного ядра, забрала его обратно. Для Инков Стеллара было бы невозможно оживить носитель высокой эволюции, но Одержимые свободны от подобного ограничения.

Тяготил лишь повод для инкарнации. Как и мы все, Арахна должна была покинуть Звезду.

– Признаю, твой ход оказался гениальным, – задумчиво прищурилась Одержимая, натягивая черный комбинезон, – хотя сначала я решила, что ты сошел с ума… Никогда бы не подумала, что в сочетании с присягой и Знаменем раскрытие прошлого подействует на них таким образом. Ни одного беглеца, ни одного отказника, наоборот, их мотивация стала гораздо крепче… Как ты пришел к этому решению?

– Просто понял, что так надо, – ответил я, – что так будет правильно.

– Предвидение на основе гносеологического базиса «Сфирот»? – вполголоса пробормотала Арахна. – А если бы часть взбунтовалась и ушла, тогда что? Был запасной план на этот случай?

– Они же не ушли, – пожал я плечами. Активировал Десницу и, предупреждая дальнейшие вопросы, вытащил из криптора и протянул ей тяжелый пульсирующий Азур цилиндр суперконденсатора.

– Здесь миллион Азур и Геномы для восстановления твоего старого Фенотипа. Все, как ты просила.

– Прекрасно, Грэй, – уже полностью одетая Арахна двумя руками приняла дар и улыбнулась, – благодарю тебя.

– Никаких благодарностей. Спасибо тебе. Ты заслужила.

Это было абсолютной правдой, безо всяких экивоков и намеков на наши близкие отношения. Без Арахны, взявшей под контроль Звезду, у Первого Легиона никогда не появилось бы бесценное снаряжение и техника класса «альфа-плюс». Репликаторы орбитала работали на износ, целый год беспрерывно штампуя невоспроизводимое оружие Утопии, а Техноманты Города модифицировали его азур-артефактами и «живой материей», готовя к грядущей операции. Говоря по правде, сейчас Первый Легион был экипирован гораздо лучше того разномастного сборища, что отправилось на Черную Луну сто лет назад.

Тому был целый комплекс причин. Во-первых, судя по воспоминаниям выживших, гранд-координатор, тогда контролировавший Звезду, оказал ограниченную техническую помощь, не используя наиболее грозные альфа-Схемы и технологии. Возможно, резонно опасался, что Прометей и верные ему Инки, получив их, смогут обратить против самой Звезды. Во-вторых, большинство старых Инков полагались на свое, любовно собранное снаряжение и оружие, на привычные Фенотипы, отлично показавшие себя на Земле. К сожалению, на Черной Луне расклад оказался совсем иным, часть экипировки быстро вышла из строя, а многие А-способности были малоэффективны или вообще бесполезны в новых условиях. Из-за этого Первый Легион первое время нес тяжелые, безвозвратные потери. И в-третьих, у предшественников не имелось такого количества «живой материи», которую мы щедро расходовали для производства невоспроизводимых компонентов. Грубо говоря, добытой в логове Прайма брахмой затыкали технологические дыры, получая на выходе предметы, изготовить которые в иных условиях было бы невозможно. Достаточно вспомнить созданный таким способом геоход «Мидгард».

Сейчас же, используя опыт Одержимых, мы учли предыдущие ошибки в подготовке и тактике. Снаряжение и техника были адаптированы для действий в условиях мощного А-излучения, подбирались сочетания наиболее эффективных Фенотипов и А-способностей. Испытания новых звезд Инков на Земле показали, что путь был верным, но Земля и ее Тревоги – это цветочки по сравнению с тем, что ждало на враждебном планетоиде.

Так вот, без Арахны в корабельном ядре, Схем и Репликаторов Звезды, без ее таланта и энергии, позволивших запустить новую итерацию «Инкарнации», мы никогда бы не добились подобных результатов. Она стала незаменимой и верной помощницей, одной из ключевых фигур Первого Легиона, и только полководческий гений Кастора стал причиной, что Знаменосцем стал он, а не Одержимая. Но если Кастор – моя правая рука, то Арахна, несомненно, левая.

Сияние батарейки быстро тускнело. В А-спектре было прекрасно видно, как в азурическое плетение Одержимой вливается энергия, как пульсирует ее Источник от апгрейдов и имплантации потерянных при разрыве связи генных модификаций. Через полминуты Арахна подняла опущенные веки и плотоядно облизнулась.

– М-м, отлично. Как новенькая. Пошли, Грэй. Пора познакомиться со сменой.

Покинув каюту, мы прошли на мостик Звезды – мимо привычной суеты в отсеках и коридорах, где работали деловитые техники Легиона. Экипаж Звезды сейчас на две трети состоял из городских специалистов. Часть лояльных космо сохранила свои посты, но остальных пришлось расформировать и отправить вниз, на фильтрацию. К ним вскоре присоединились те, что захотели эвакуироваться с Мира-Кольца. Впрочем, я был уверен, что они найдут себе место в большом мире – почти все космо были отличными специалистами, умеющими работать с техникой Утопии, а таких с руками отрывали и в Городе, и в клановых владениях.

А на мостике нас ждала еще одна Арахна. До серебряного ноготка на мизинце похожая на ту, что около меня. На мгновение я решил, что это просто голографическая проекция, но пси-поле, которым я инстинктивно зондировал все окружающее, не дало обмануться. Двойник Арахны был вполне материальным, мыслящим, имеющим свой азурический контур. Пожалуй, на первый взгляд я мог даже принять его за настоящую Арахну, если бы она не стояла рядом. Мико мгновенно сопоставила их энергоинформационные слепки и азурические контуры, и всплывшая картина оказалась весьма интересной.

Идентичность была практически полной, но рисунок Источника имел некую смазанность – искаженное отражение, а пси-аура, хоть и несла характерный отпечаток, мысленный «запах» Арахны, казалась замкнутой ледяной сферой. Пожалуй, даже опытный Заклинатель задумался бы, кто из них является оригиналом.

Мико: Эфемер, Грэй. Искусственно созданный с помощью А-энергии психоактивный объект, управляемый цифровой нейрокопией создателя с ограниченными функциями. Имеет разум, память и способности оригинала, действующие как «тень» – как правило, не выше первого ранга.

– Привет, подруга, – насмешливо сказала «моя» Арахна. – Готова принять командование?

– Конечно, дорогуша, – не менее иронично улыбнулась «копия», грациозной походкой приближаясь. – О, Грэй, приятно познакомиться. Вы, то есть мы, хорошо смотритесь вместе со стороны, м-мм. Сделать вам фото на память?

– Взаимно… Арахна. Я и не знал, что ты владеешь искусством создавать эфемеров, – сказал я спокойно.

– Я и не владею. Из наших полноценно умел только Айсберг, – ответила Арахна. – Но я же недаром выпрашивала у тебя библиотеку Фенотипов. Технология известна, а недостаток мастерства можно компенсировать излишком брахма-частиц.

Обе Арахны одновременно идентично улыбнулись и обменялись понимающими взглядами.

– Можешь не беспокоиться, Грэй, – сказала эфемер, – я понимаю, для чего создана. Звезда будет в надежных руках, никто даже не заметит разницы.

Я, собственно, не беспокоился – прекрасно знал, что эфемер не способен предать или обмануть создателя. Тот же Прометей без колебаний доверил своим двойникам Город и Звездный Выстрел. Пока есть запас Азур и направляющая воля, эфемер будет выполнять свою роль. Дело тут было в другом – подозрительная Мико предупредила, что эфемер полностью подконтролен Арахне, а не мне. Я всецело доверял Одержимой, давно доказавшей свою преданность, но…

Впрочем, сдавать назад было поздно. Я медленно кивнул близнецам-блондинкам, и та, что была рядом со мной, запустила процедуру извлечения управляющего ядра Звезды. Из открывшейся в рубке шахты поднялась колонна, укрытая пластинами бериллиевой брони.

– Принимай командование, – произнесла настоящая Арахна. Она прикоснулась к выдвинутой консоли корабельного ядра, открывая его защитную скорлупу, и быстро набрала код. Через несколько секунд безликий голос когитора сообщил об активации.

– Альфа-когитор активирован. Он будет синхронизирован через Ядро с моим эфемером, таким образом, Звезда остается под нашим полным контролем и одновременно мы выполняем условия Рашидова… – Одержимая закончила свои манипуляции, и столб с кристаллом ядра с гудением уехал в недра станции. – Она знает почти столько же, сколько и я. Мы будем поддерживать сеансы связи с Черной Луны, и Звезда устроит там настоящий ад, если это потребуется… Готово. Ну что?

– Полномочия получены. Командование орбиталом принято, – сообщила эфемер. – Все системы функционируют нормально. Коды разблокировки Звездного Выстрела? Коды управления «Инкарнацией»?

– Получишь при необходимости, – ответила Арахна, искоса взглянув на меня. – Грэй, наш флаинг готов.

А затем был старт, черная бездна космоса и тающий серебряный обод Звезды, увенчанный зубцами пусковых пилонов с черными монокристаллами «Копий», нехорошо помаргивающий алым огоньком Звездного Выстрела в ступице трехосного колеса. Военный орбитал был нашим самым грозным оружием и последним козырем в рукаве. Я надеялся, что не пожалею о количестве «живой материи», затраченной для восстановления главной орбитальной пушки. Один Звездный Выстрел, тот, что на Земле на Фиордасе, – это, конечно, хорошо, но два – еще лучше. Особенно если о его исправности мало кто знает…

– Не жалеешь оставлять все это? – спросил я необычно задумчивую Арахну, неотрывно смотрящую на уползающий вдаль орбитал. – Ты вложила сюда немало труда…

– Мне не впервой, Грэй, – дернула плечиком Одержимая. – Смотри, что это?

Мы проходили в верхних слоях термосферы, внизу виднелся огромный диск Земли, укутанный облачным одеялом. Арахна указывала на отчетливую черную точку, явно следующую за нами. При всей скорости флаинга она даже не думала отставать и, кажется, даже приближалась.

Я активировал «Бинокулярное Зрение», уже зная, кого увижу.

Птенец! Глупо было так называть огромного молодого руха, размахом крыльев уже накрывавшего стоянку винтокрылов, но это был именно он – Птенец, безошибочно нашедший меня даже на земной орбите. Я мгновенно протянул пси-нить, соединяясь с его сознанием.

Знакомое пламя искренней звериной радости. Привязанность. Тоска. И недоумение, почему я не возвращаюсь. Он всегда находился где-то рядом. Ждал или искал меня. Наша связь после пробуждения в яйце и гибели родителей-рухов становилась все сильнее. Такой друг, что на мгновение защемило сердце от того, что предстояло сделать.

Выхода не было. Забираться на такие высоты опасно даже для рухов. Даже А-морф золотого ранга не способен существовать в околокосмическом пространстве, и я чувствовал, какие усилия прилагает Птенец, чтобы упрямо следовать за флаингом.

 

Я на мгновение прикрыл глаза. Как ни тяжело расставаться с верным другом, лучше будет, если он обретет полную свободу. Станет обычным рухом, владыкой небес и санитаром гигантских А-Тварей. Чувствуя боль, свою и его, преодолевая его отчаянное сопротивление, я на мгновение овладел его разумом, нашел и безжалостно сжег там свой ментальный слепок. А потом резко оборвал соединяющую нас связь.

С такого расстояния я не мог расслышать наполненного болью крика руха, но его ментальное эхо все равно обожгло сознание. Черная точка на белом фоне облаков уменьшилась, а через несколько секунд исчезла, пропала из видимости.

Прости, Птенец. Так будет лучше.

«Мстящий» пока находился над Городом, принимая последние челноки с грузом. Хищный силуэт корабля не изменился, хотя внутри корвет претерпел радикальную реконструкцию. Прометею для высадки пяти тысяч Инков на Черную Луну потребовался целый флот, нас в пять раз меньше, но «Мстящий» все равно не мог вместить всех желающих и – самое главное – тьму необходимого снаряжения. Решение было найдено нейросетями наших Техномантов, и оказалось оно простым и гениальным. Подсказкой послужила операция по захвату Звезды, когда боевая группа Одержимых спряталась внутри экстрамерного саркофага, в котором хранилось Ядро Стеллара. Позднее мы вывезли саркофаг с Осколком на «Мстящем», чтобы вернуть Стеллар в Город – правда, для этого пришлось расширять грузовую палубу корвета. Сейчас же часть внутреннего корпуса вообще полностью модифицировали, убрав грузовые и складские отсеки, камбуз, спасательные капсулы и прочие вспомогательные помещения, а освободившееся пространство заняли мега-крипторами из Осколков, в экстрамерности которых легко могли уместиться сотни тонн груза и тысячи людей. Правда, такое радикальное переоборудование сводило ценность «Мстящего» как боевой единицы к нулю – корабль полностью лишался «госта» и получал мощный азур-нимб, превращаясь в жирную мишень. Плюс падали скорость, мобильность и мощность двигателей, ибо рейдер не был рассчитан на подобную балансировку, и, по словам Зака, управлялся как «беременная черепаха». Пришлось выдержать целую битву с капитаном, не позволявшим уродовать свой корабль.

Но у нас не было выбора – все должны чем-то пожертвовать.

Несмотря на многомерность, внутри царила лихорадочная суета последних приготовлений. Многочисленные Инки двигались по артериям корабля, занося ящики с припасами, снаряжением, оружием и разобранной габаритной техникой. Занимая почти все пространство грузовой палубы, заваленной ящиками и деталями, возвышался огромный колокол саркофага с Ядром Стеллара, внутри и снаружи взятый под охрану звездами наиболее надежных Инкарнаторов.

– Айве, Грэй!

Приветствия слышались со всех сторон, Инки оборачивались, уступали дорогу. Почти все салютовали – словно не было файла Архива с темным прошлым, который получили все без исключения. Арахна, идущая следом, вполголоса бормотала что-то об «онтологическом катарсисе». Для меня же последнее время подобные размышления вообще отошли на третий план, став чем-то совсем незначительным. Возможно, Цирцея и Арахна были правы, и Сфирот понемногу изменял меня, потому что общее решение Инков Первого Легиона казалось естественным и само собой разумеющимся. Конечно, несколько паршивых овец есть в любом стаде, но, как показывала статистика, на этапе Тимуса мы очень хорошо пропололи дурные всходы.

На командном мостике пустых мест не оставалось. Собрался весь цвет Инков старой гвардии: Кастор, Каннибал, Гнозис, Гелиос, Цирцея и молодые командиры новообразованных «звезд». На огромном обзорном экране виднелся черный осколок Сеятеля на фоне бело-голубого земного диска, окруженный фреймами идентификационных иконок. Скорость, высота, траектория, мощность азур-нимба, многодиапазонная активность и позитронно-резонансное сканирование – наши сенсоры и разведывательные аппараты чутко отслеживали передвижение огромного осколка Черной Луны. Моя нейросеть уже получила подробный доклад, и сейчас я изучал его: от странных эволюций Сеятеля в земной атмосфере до количества грузов и списочного состава Инкарнаторов на борту «Мстящего».

– У нас инцидент с нарушением периметра Космодрома? – удивился я вслух. – Что там произошло?

– Дело требует твоего личного рассмотрения, – ответил Кастор. – Я пытался оперативно с тобой связаться, но Звезда была вне зоны доступа.

Я уже изучал подробности. Нарушение воздушного пространства Города неизвестным флаингом с выключенным транспондером, попытка прорваться в охраняемый периметр Космодрома, принудительное приземление тройкой вингеров, задержание, опознание… ну надо же!

Льдинка и Ярость. Луиза Шварц и Бестия. Спутницы Рашидова, которых он потребовал оставить на Земле, попытались проникнуть на «Мстящий», чтобы, согласно их объяснениям, тоже вступить в Первый Легион. Удивительное дело! Однако на хитрый план Кошек все это не походило – абсолютно дилетантская попытка проникновения, что было совершенно несвойственно клану торговцев. Если бы они захотели внедрить их в Первый Легион, можно было бы сделать это в тысячу раз проще и изящнее.

– Что сам думаешь? – спросил я Кастора.

– Думаю, что у нас два новых рекрута, – хмыкнул Воин. – Решение за тобой, Грэй.

– Где они сейчас?

– Здесь, в экстрамерности, пока под присмотром Моры. Приказать привести сюда?

Льдинка выглядела совсем иначе, чем я ее запомнил, – и очень похоже на свою призрачную аниму. Тоненькая, светловолосая и миниатюрная, очень молодая и совершенно безобидная на вид. Есть такой типаж – женщина-ребенок, вечный милый щеночек, Луиза Шварц однозначно принадлежала к нему. Ткачиха-Швея-Льдинка…

Ярость же явно не теряла времени. Пожалуй, она могла поспорить телосложением с Воинами первой-второй эволюции. Гипертрофированная мускулистость носителя-шивы делали ее внешность пугающе экзотичной. Среди Инков Первого Легиона были подобные личности, но немного – мы все-таки старались оставаться людьми.

На шеях и запястьях обеих блестели бериллиевые браслеты «Стражей», а за спиной молчаливой тенью виднелась Заклинательница Теней. Мора откровенно не любила своих бывших узников, тем более – Альф. Она уже высказала свое мнение по поводу опасности аномальных способностей Ткущей и необходимости немедленного развоплощения обеих девушек.

Неправильно. Так делать нельзя. Они нам не враги…

Покачав головой, я лично снял с них бериллиевые оковы. Азур у обеих пленниц, естественно, сразу откачали, да и что они могут сделать нам под L-полем?

– Вы знаете, что я обещал Ожогу оставить вас на Земле, – медленно произнес я. – Зачем вы здесь?

– Мы хотим вступить в Первый Легион, – сказала Льдинка, гордо вздернув подбородок. – Мы хотим… быть вместе со всеми Инками.

– И вы хотите, чтобы я нарушил свое слово?

– Никто не может решать за нас, – упрямо повторила Льдинка. Мне показалось, что в уголках ее глаз блеснули слезы. – Мы ведь – тоже люди! И имеем право сами выбирать, за кем нам идти. Грэй, ты всегда говорил, что Инки созданы для защиты людей. Чем мы хуже остальных?

– Вы не хуже, – печально улыбнулся я. – У вас просто иная судьба. Я… не могу принять вас, Льдинка.

– Тогда вам придется выбросить нас в космос, – подала голос Ярость. – По своей воле мы отсюда никуда не уйдем.

И как объяснить упрямицам, что я и хотел бы, но не могу? Что слова могут быть сильнее людей, а желания и воля – ничего не значат, когда на кону весь мир. Все, что я мог бы сказать в утешение, прозвучало бы фальшивкой.

– Грэй, тогда ты зачем вернул нам знания о прошлом? – вновь заговорила Льдинка. – Вы… сделали нас другими… а теперь бросаете? Я… мы… как жить с этим дальше? Ведь забыть не получится. Цирцея, ты рассказывала о неизбежной анимафикации. Мы не хотим снова превращаться в чудовищ! Грэй, ты обязан дать шанс… искупить старые долги.

Она практически умоляла. Я посмотрел на застывшие лица Инков, старых и новых, окруживших нас плотным кольцом. Все они были едины, даже суровый Кастор. Только Мора по-прежнему горела одиноким светочем тихой ненависти.