Пандорум

Tekst
7
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Пандорум
Пандорум
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,24  24,99 
Пандорум
Audio
Пандорум
Audiobook
Czyta Олег Кейнз
20,85 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 11

Несмотря на недвусмысленные указания, я решил пойти ва-банк. То, что я успел узнать о Пандах, их взглядах и образе жизни, подсказывало мне, что решение верное.

– Хмырь! Возьми Красного, тащите сюда шахтеров вместе с прахом.

– Прах?! Да вы сума сошли! – вскрикнула Мираби, с трудом отхиливая Йоту. – Это же самоубийство!

– Не думаю, что нас за такое погладят по головке! – вставил Сайден.

– Весь этот рейд сплошное самоубийство! Ну, вперед! Живо! – отмахнулся я. – Свалите все на меня, если старшие прижмут!

К моменту, когда вернулся Хмырь, мы потеряли Даврима. Воин неплохо держался, но слишком быстро лишился запаса расходников. Хилы не смогли вытянуть игрока с множественными эффектами кровотечения, отравления и замедления. Рой проглотил Даврима с потрохами, а мне пришлось пинками загнать Хмыря на передовую. Тот явно был не в восторге от моей инициативы, но держался неплохо, превосходно уклоняясь от ударов.

Перепуганные горняки принялись минировать ствол шахты, используя свои навыки для укладки Черного Праха в глубокие трещины и впадины стен. Работали они на удивление быстро, так что я дал ребятам команду отступать активнее.

Пещера действительно оказалась довольно крупной, стоит Рою пробиться сюда, и нас задавят числом. Честно говоря, я недоумевал с отважной глупости Роя, теряющего бойцов в попытке достать ощетинившихся и забившихся в нору противников. Думаю, решающую роль здесь сыграли жажда наживы и опьянение от легкой победы над «элитой» Сферы.

Наконец, нас вытеснили в пещеру. В конце продолговатого зала виднелся вход в очередной тоннель. Время вышло.

– Первая линия, всем прожать сейвы! Держаться до команды! Мираби, Селена весь хил на меня! – скомандовал я, одновременно активируя «Призрачную Аватару». – Все слабые доты на меня, резче! Все, что есть!

Все ударили почти синхронно. Темная эльфийка надежно держала аберрацию, мгновенно исцеляя входящий урон. Тем временем моя сила атаки возрастала с каждой секундой, подгоняемая вверх уроном от многочисленных заклинаний. Словно комариные укусы, они только раззадоривали мою оболочку, а магия черной целительницы отлично поддерживала неживую плоть.

– Все назад! Спринт, Массовое Ускорение, жрите банки! – прорычал я, распихивая своих бойцов. – Отход!

Отвратительная аберрация перекрыла Рою выход из тоннеля. Враг замешкался всего на секунду и этого хватило, чтобы одним ударом скосить сразу нескольких противников. Бритвенно острые лезвия когтей работали без устали, терзая плоть и оставляя глубокие шрамы. В меня начали вливать профильный урон от магии Света, но Мираби, словно богиня загробного мира, держала аберрацию черной целительной хваткой.

Иконка эффекта тревожно моргала, предвещая его окончание, больше мне не выдержать. На финальной секунде я использовал свиток «Большого Огня» и последний заряд «Оплота Тирануса», укутываясь в непробиваемый кинетический кокон. Ультимативное защитное заклинание предотвращало любой входящий урон, но лишало меня возможности двигаться.

Дорогой и мощный предмет превратился в пыль, зато я увидел, как занимается ад. Пламя взревело и окутало тоннель, поджигая искусно запрятанный в стены Прах. Своды раскололись, погребая под собой бойцов Роя. Стены пещеры покрылись трещинами и начали рушиться. В киллрейтинг хлынула лавина новых записей. Рой оказался достаточно глуп, чтобы сунуться в кроличью нору, в конце которой его поджидали свирепые барсуки. Или точнее сказать, Панды. Десятки бойцов противника оказались погребены заживо под толщей горной породы. Не знаю, какой черт дернул меня попробовать, но выяснилось, что «Оплот» не мешает обчищать тела поверженных противников. Не теряя ни секунды, я сгреб в свой бездонный инвентарь все, до чего смог дотянуться.

До точки невозврата оставалась всего пара мгновений. Когда защитный кокон откажет, меня сразу же размажет одной из гигантских глыб, навалившихся на щит сверху. Умирать такой бесславной смертью было досадно, но другого выхода из ситуации я не придумал. Наконец, уютный кокон «Оплота» приказал долго жить, но мои ожидания не оправдались. Глыбы горной породы неподвижно замерли над головой.

– Ну… Скорее…, – прохрипел Сайден, припав на одно колено и харкая кровью.

Вытянув руки, он испускал еле заметные волны, искажающие пространство. Я знал, что некромант обладал способностями в магии Разума, но что он может держать кинетический барьер такой мощности, даже не догадывался. Меня не нужно было уговаривать дважды. Свиток «Шутки Морпуса», опасного, но эффективного заклинания телепортации не раз выручал меня в сложную минуту и сейчас снова оказался под рукой.

– Стой…, – ахнул Сайден, но было уже поздно.

Телепортационный скачок перенес меня точно к некроманту, и схватив того за шкирку, я использовал силу инерции вместе с «Рывком», чтобы стремительно метнуться к чернеющему провалу тоннеля. Лишь завершив опасный маневр, я понял, что Сайден обращался не ко мне. Краем глаза я успел заметить обтянутое кожаной броней тело, погребенное под огромным валуном. Пещера продолжала обрушаться, и мы рванули вглубь тоннеля.

– Какого черта там произошло, ребята? – выдохнул я, испытывая несказанное облегчение от сорвавшегося рандеву со смертью.

– Хмырь, жадный ублюдок, решил обчистить пару карманов, пока я держал барьер, – устало отозвался Сайден, в изнеможении падая на пол. Некромант выжал из себя все соки, спасая мне жизнь.

– Жадность фраера сгубила, – покачал головой Блат. – Этот парень слишком самонадеян.

– Селена не смогла, – сухо констатировала Мираби, кивая в сторону завала. – Выжала все всухую, пары секунд не хватило…

– Ясно, а что с барьером, Сайден? Ты как вообще осилил такую штуку? Это уровень грандмастера как минимум.

– Логи ты еще не читал, я смотрю, – заметила темная эльфийка, снисходительно улыбаясь. – «Усиление Бездны», малое божественное заклинание. Просто я немного усилила жалкие потуги этого красавчика. Не благодарите.

– О, так мы, значит, работали в паре! Неплохо получилось, как насчет…

– Даже не мечтай, Сайден, не в этой жизни, – отрезала Мираби, больно ткнув выдохшегося некроманта посохом в плечо.

Тот лишь обреченно вздохнул, но даже в полумраке тоннеля я заметил его лукавую ухмылку. Перебранка между Сайденом и Мираби разрядила атмосферу, мы рассмеялись. Несмотря на дикую усталость, напряжение боя понемногу отступало.

– Киллрейтинг видели? Там настоящие реки крови! Пантера, ну ты прямо отжег!

– И тонны лута, погребенного под завалами.

– У меня резонный вопрос, парни, – произнес Странник. – Кто-нибудь думал, как мы будем отсюда выбираться?

– Сколько прошло с начала схватки? – спросил я.

– Минут двадцать, плюс-минус, – откликнулся Блат.

– Значит, ответный рейд должен вот-вот подоспеть на подмогу. Проведите ревизию расходников на случай непредвиденных осложнений. Думаю, с минуты на минуту Рою снимут джаммеры, и мы сможем уйти Камнями Душ.

– Очень на это надеюсь, – обронил Блат. – Тоннели уходят глубоко в недра земли, не хотелось бы наткнуться на какую-нибудь тварь.

– Вот уж не думал, что бравый вояка чего-то боится, – фыркнул Сайден.

– Темные тоннели, неизвестные твари, рыщущие во тьме… классика жанра, – томно произнесла Мираби, словно насмехаясь над некромантом.

Не надо было обладать даром провидца, чтобы предугадать развитие событий. Стоило только ударным отрядам «Пандорума» прибыть к рудникам, как Рой принял единственно верное решение. Без лишней суеты вырубив джаммеры, они покинули поле боя, оставляя на съедение волкам нескольких замешкавшихся «отставашек».

Как бы я ни желал убраться поскорее из затхлых и мрачных тоннелей, встречу с Арранкаром я предпочел бы отложить до лучших времен. Сейчас идея подорвать рудник не казалась мне такой уж гениальной, но сделанного не воротишь. Придется разгребать последствия. Не прошло и пяти минут, как оставшиеся в живых новобранцы, включая меня, вернулись в форт «Мизери».

Я ожидал скорой расправы над своими лидерскими талантами, нравоучений и криков, но был несколько удивлен тем, что нам дали спокойно отдохнуть и прийти в себя. Только час спустя явился Арранкар. Выражение его лица не предвещало мне ничего хорошего.

– Пантера, за мной, – сухо бросил центурион, обводя взглядом оставшихся. – Остальные на арену. Пока не поднимете «Железную Кожу» на десять единиц, никакой расслабухи.

– Боже, когда уже наступит тот день, когда я просто смогу выкачать ОМ с «Лесоруба» и вложить во что-нибудь полезное? – простонал Сайден, поднимаясь с койки. – Два часа до офлайна и опять пахать!

– Молись и кайся, – усмехнулся Блат, хватая того за шкирку. – Пойдем, мне нужен партнер в спарринге.

Мы с Арранкаром покинули казармы и двинулись в крепость Мизери. Я не задавал вопросов, а центурион не считал нужным меня о чем-либо спрашивать. Пройдя узкими коридорами, мы вышли к массивной дубовой двери. Арранкар остановился, прислушиваясь к приглушенным голосам.

– Если меня хотят наказать, к чему такие сложности, товарищ начальник? – мой вопрос разорвал тишину, эхом затихая в каменных сводах. – Сделали бы это прилюдно, в казармах.

– Это не мне решать, – сухо ответил Арранкар, распахивая передо мной двери. – К сожалению.

За дверьми оказался просторный зал с широкими окнами, выходящими на арену. Стол, несколько стульев, на которых непринужденно восседали игроки. Вепря и Моргану я уже знал, другие были мне незнакомы.

Мой взгляд, скользящий по лицам присутствующих, остановился и замер.

Шэдоу. Высокий и стройный как клинок рапиры, он выделялся из всех. Белые, как снег, короткие волосы, узкое лицо, цепкий, ощупывающий взгляд. Бывают люди, которые физически излучают опасность, будто дикие звери, спокойные на вид, но готовые в любой момент броситься и растерзать добычу.

Шэдоу был тигром.

Наши взгляды встретились и застыли, не в силах разойтись, пытаясь узнать и понять, чего хочет каждый из нас. Надо признаться, меня пробил озноб, а это чего-то да стоило. Шэдоу был одним из нескольких «консулов» «Эвтаназии», высшего командного звена клана. Об этом типе мне было известно немногое. Хотя его имя и было на слуху, он предпочитал не высовываться и не оставлять следов.

 

Мне уже встречались в жизни люди с такими жесткими глазами. Я подсознательно понял, что Шэдоу отвечает за безопасность клана. И он здесь не просто так.

Сходка обещала быть интересной. Собравшись с мыслями, я сделал уверенный шаг навстречу неизвестности. С тихим скрежетом закрылась входная дверь, оставляя меня наедине с матерыми волками. Трибунал начался.

Интерлюдия: Мозгоправ

Локация: мир Таэрланд, подземелья замка Блэк Нова

Каждый клановый замок хранит свои секреты. Не стала исключением и Блэк Нова, цитадель «Эвтаназии», неофициальная столица «Пандорума». Доступ в ее обширные подземные казематы был ограничен, а одно из подземелий полностью закрыто для всех, кроме «консулов», высшего звена клана.

Среди Панд ходили смутные слухи, постепенно превращающиеся в легенды, о секретном кланхране, тайной лаборатории и скрытом данже, якобы ведущем на Бесконечные Пути. Правду знали всего несколько человек.

Таинственный полумрак коридоров дохнул удушливым запахом тления. Проксимо брезгливо шевельнул ноздрями, ему не нравилось это место. Здесь он физически ощущал грязь, нищету и безысходность, от которых так долго убегал в прошлой жизни. Но лидер «Пандорума» прекрасно понимал, какую роль играет это место в его амбициозных планах. Пусть воняет, можно и потерпеть.

Гость, к которому он направлялся, настаивал на личных встречах с целью обеспечения секретности. Никаких сообщений, чатов и голосовых мессенджеров.

Вдоль узкого коридора тянулись ряды низких стальных клеток. Некоторые были пусты, на других виднелись рунические символы. Месяцы, проведенные в такой тесноте, могли свести с ума любого человека, но их постояльцы не были людьми. Жалкие пародия, кучки пикселей, непись…

Проксимо пренебрежительно оскалился, проходя мимо девушки в лохмотьях, обреченно протягивающей к нему исхудалые руки. Многие клетки пустовали, похоже, кое-кто слишком расточительно расходует материал. Нужно будет отправить еще ловцов.

Скрипнула тяжелая дубовая дверь, и Проксимо оказался внутри хорошо освещенного помещения. Больше всего оно напоминало лабораторию безумного вивисектора. Наклонный стальной стол, снабженный цилиндрическими держателями для рук и ног, не внушал приятных мыслей о судьбе подопытных, так же как дренажный сток, багровый от загустевшей крови. Зловеще блестели инструменты, разложенные рядом. Многочисленные полки были усеяны колбами и склянками, банками с алхимическими ингредиентами, крупный письменный стол завален свитками и бумагами. Воняло здесь заметно сильнее, и лидер «Пандорума» вновь брезгливо дернул носом. Сколько он не выходил отсюда, проводя свои опыты? Две недели? Три?

– Ну и помойка у тебя здесь, док! Черт ногу сломит, – пренебрежительно произнес Про, обращаясь к сутулому старику в сложных механических окулярах и грязном кожаном фартуке. Это был человек пожилой и определенно не красавчик. У игрока имелась возможность выбрать себе любую аватару, но он ограничился тем, что сейчас видел перед собой лидер «Пандорума». Этот факт говорил о многом. Насколько известно Проксимо, Мозгоправ был человеком дела и преследовал в игре определенные цели. И пока эти цели совпадали с его собственными, остальное не имело значения.

– Это называется «творческий беспорядок», Про! – осклабился Мозгоправ, отрываясь от своих дел. – Ты чего пожаловал?

– А с каких пор мне нужна причина? Или тебе стоит напомнить, на чьи деньги ты здесь развлекаешься? – холодным тоном заметил Проксимо, разглядывая существо, прикованное в углу. – Это она?

– Да, – с готовностью ответил Мозгоправ, направляясь к подопытной. – Идеальный образец для нашей маленькой авантюры.

– У нас с тобой разное видение задачи, док, – ответил лидер «Пандорума». – Масштабы моей авантюры куда больше, чем ты можешь себе представить. И мне нужны результаты, хорошие результаты.

– Я уже не раз говорил тебе Проксимо, спешка до добра не доводит, – нахмурился Мозгоправ. – Они почти как люди. В моем деле необходима точность и деликатность, один неверный шаг – и все пойдет насмарку!

Проксимо не спешил с ответом, он прекрасно знал таких людей. Целеустремленный и фанатичный, Мозгоправ превосходно справлялся с непосильными для обычного человека задачами, но как и любой талантливый ученый, был лишен возможности видеть картину целиком.

Судьба свела их вместе много месяцев назад. Сначала Проксимо не принял всерьез россказни старика, но тот был непреклонен и после нескольких простеньких представлений сумел-таки разжечь в нем интерес. Выгоду, которую узрел тогда лидер «Пандорума», сложно переоценить.

Осознав, на что был готов пойти Мозгоправ и в какое положение мог поставить его их необычный союз, Проксимо использовал все свои связи в реале, чтобы «пробить» незнакомца. Сделать это оказалось нетрудно. Старик не врал, он действительно был психиатром со стажем, академиком и уважаемым в научных кругах человеком.

Тем не менее Проксимо подозревал, что Мозгоправ все же водит его за нос. Успехи их предприятия были налицо, но педантичный старик любил тянуть резину, и это раздражало. Придется напомнить ему, кто здесь главный.

– Нам нужен результат! Через несколько дней начнется захват Таэрланда, я должен быть на 100 % уверен, что наш план сработает! У тебя осталась неделя, мне нужны точные, подтвержденные данные! – резюмировал Проксимо, переводя взгляд на собеседника. – Ты обещал, что дашь их мне!

– Ты связываешь мне руки, Проксимо! А ведь я почти нащупал алгоритм! – возразил старик, укоризненно поглядывая на игрока. – Конечно, эта особь оказалась крайне полезной для выполнения нашей задачи, но семь дней?! Этого мало.

– Достаточно, – отрезал Проксимо. – Ускоряй процесс, материала у тебя полно. Я не намерен больше ждать. Выполняй или выметайся, выбор за тобой.

Не дожидаясь ответа, Проксимо направился к выходу. Мозгоправ тяжело вдохнул и рассеянно поправил очки, что-то бормоча себе под нос. Он посмотрел на свою подопытную. Его рука скользнула по щеке прикованной к стене молодой девушки. Глаза незнакомки открылись, но в них не было ни тени эмоций, лишь безмолвная пустота.

– Хорошо, – с явным удовольствием в голосе прошептал Мозгоправ. – Очень хорошо.

Глава 12

– Уничтожение шахты, порча кланового имущества, неподчинение приказу, – перечислял Арранкар, кивая в мою сторону.

Центурион, скрестив руки на груди, всем своим видом показывал, что он думает о произошедшем. Моего мнения никто не спрашивал, и я терпеливо ждал, пока «взрослые» закончат свой разговор.

– А ты что думаешь, Вепрь? – спросил Шэдоу, мерно постукивая пальцами по столешнице.

– Хрен с ней, с шахтой, парень положил толпу насекомых одним ударом! – весьма натурально хрюкнул Вепрь, ухмыляясь. – Они, конечно, те еще дебилы, но приятно, спору нет!

– Крабы опять будут ныть насчет завалов, придется скостить аренду! Добыча адамантина встанет, пока не расчистят тоннели, – встрепенулся Арранкар. – Но не это главное, господа. Игрок ослушался прямого приказа, это недопустимо!

– Ар, можно подумать, ты сам всегда был паинькой! – рассмеялась Моргана, обращая на меня заинтересованный взгляд. – Парень действовал по ситуации, причем довольно неплохо. Но его самоуверенность может выйти клану боком.

– А я считаю, что Ар прав, это не по правилам, – добавил Джиндо, импозантный шаман с мощным татуированным торсом и в шапке с длинными перьями. – И вообще, почему мы обсуждаем новобранца? Проблемы? Кик его, и не трахайте себе мозг!

– Это моя инициатива, – произнес Шэдоу, прерывая перепалку. – Вы слишком ослеплены эмоциями, чтобы размышлять объективно. Попробуйте взглянуть на ситуацию под иным углом.

Белоголовый игрок поднялся из своего кресла и медленно подошел к окну. Его статус консула подчеркивал важность собрания. По спине пробежал неприятный холодок.

– Рой решил нас дропнуть, нанеся ущерб не только имуществу, но и репутации – продолжил Шэдоу, переводя взгляд от одного игрока к другому. – Пантера – единственный, кто помог нам сохранить и то, и другое. Рудник отбит, Рой выставили посмешищем, а мы остались при своем.

Вепрь и Моргана переглянулись, Арранкар наморщил лоб, но не рискнул перебить спикера.

– Вас всех сняли в первые же минуты боя, – продолжил консул, оборачиваясь ко мне. – Пантера – первый, и похоже, единственный, кому хватило смелости взять на себя командование. Отвага, решительность и умение импровизировать – редкие качества. Результат: мы в плюсе на пятьдесят киллов, насекомые унижены.

– С этим трудно поспорить, Шэдоу, – недовольно пробормотал Арранкар. – Из твоих уст все звучит совсем иначе. Впрочем, как и всегда.

– Какими бы сладкими ни были речи, вопрос все равно решается голосованием. Это правило нельзя нарушать, – произнес Вепрь, поглядывая на Шэдоу. – Казнить нельзя помиловать, братцы. Расставляйте свои запятые.

– Не торопись, мне кажется, парню нужно дать шанс постоять за себя, – возразила Моргана, задумчиво проводя пальцем по алым губкам. – Не каждый день мы собираемся по такому случаю.

– Тебе слово, Пантера, – вымолвил Шэдоу, и мне показалось, что в его голосе прозвучали нотки иронии.

Признаться, честно, я чувствовал себя провинившимся школьником, которого вызвали к директору. Для всех присутствующих в зале это представление скорее походило на развлечение, чем на реальный трибунал. Но для меня все было иначе. Если я вылечу из «Эвтаназии», обратно в «Пандорум» путь мне будет заказан, а с ним и возможность отыскать Вес’Надаль.

– Я действовал по обстоятельствам и не вижу смысла доказывать собственную правоту, – начал я, собравшись с мыслями. – Но позвольте заметить, что вы не учли несколько важных моментов.

Я обвел взглядом своих собеседников. Моргана заинтересованно выгнула бровь, Вепрь насмешливо крякнул, остальные ничем не выдали своей заинтересованности.

– Во-первых, в тоннелях осталось полным-полно лута, который должен с лихвой окупить издержки на их восстановление. Крабам ничего компенсировать не стоит, пусть раскапывают лут, еще сами должны останутся, – продолжил я более уверенным голосом. – Во-вторых, при всем моем уважении, словесный оборот «даже не думай» не является приказом. И даже если так, я все обдумал заранее и после разговора с центурионом только действовал. В-третьих, знаете, что пишут на форумах? Новобранцы «Пандорума» могут уложить рейд Роя одной левой, это отличный и совершенно бесплатный пиар.

Джиндо утробно рассмеялся, наблюдая как кривится Арранкар.

– К тому же у меня тут завалялось кое-что интересное, – быстро продолжил я, подходя к широкому столу. – Кажется, это твое?

Огненная плеть с красивой нефритовой рукояткой вспыхнула ярким пламенем и брызнула снопами ярких искр, оставляя на столешнице темную опалину. Предмет окружал фиолетовый абрис эпика.

– Бич Грешника?! Но откуда? – удивленно воскликнула Моргана, хватая свое сокровище.

– Удачное стечение обстоятельств, не более, – я невольно улыбнулся, глядя на смущенную заклинательницу. Впрочем, Моргана быстро взяла себя в руки и хитро прищурившись, погрозила мне пальчиком.

Плеть стала приятным бонусом при чистке инвентаря. Эпический предмет выпал с одного из бойцов Роя, погибших возле моего кокона в тоннелях. Этот жест доброй воли мгновенно повысил мой статус в глазах Морганы. Со жрицей Астарты лучше ходить в друзьях, приятное и крайне полезное выйдет знакомство.

– Парню удалось меня удивить, – загадочно улыбнулась заклинательница. – Если вдруг надумаете его выгнать, то только через мой труп!

– Это приглашение? – с интересом уточнил Вепрь, но получив однозначный ответ в виде вытянутого вверх среднего пальца, залился раскатистым смехом.

– Итого: критическая масса рациональных доводов, похоже, перевесила долю скептицизма, – философски заметил Шэдоу, обращаясь к коллегам. – Джиндо? Ар?

– Смело и остроумно, как ты и говорил, – ухмыляясь заметил Джиндо.

– Но все равно еще работать и работать, – ответил Арранкар, расплываясь в хищной улыбке.

– Без комментариев, – нарочито меланхолично промолвила Моргана, не сводя с меня пламенеющего взгляда.

Я с интересом наблюдал за происходящим. У меня давно возникло ощущение, что этот спектакль неспроста. И только сейчас стало ясно окончательно, что все это представление было заранее спланировано. Меня проверяли, причем в индивидуальном порядке, и кажется, я успешно прошел проверку.

– Свободен, боец, – усмехнулся Шэдоу, в шутку отдавая мне честь. – Еще увидимся.

 

Я коротко кивнул и поспешил на выход, теряясь в догадках. Не желая портить своими вопросами образ остроумного и находчивого парня, я приберег их на потом.