Опасная беременность

Tekst
8
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Опасная беременность
Опасная беременность
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,85  19,88 
Опасная беременность
Audio
Опасная беременность
Audiobook
Czyta Тася Миролюбова
15,55 
Szczegóły
Опасная беременность
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

НАСТЯ

Боже, как тошнит!

Нет, точно надо завязывать с мультивитаминами, которые мне подсунула Танька. Пышные волосы, крепкие ногти… Да я сдохну, прежде чем отращу буйную гриву и железный маникюр, как обещано в рекламе этого витаминного комплекса. Я элементарно не выживу. Тошнит так, что перед глазами мелькают чёрные мушки!

Хорошо, что совещание подходит к концу, смогу убежать в приёмную и выпить холодной воды с лимоном, это помогает.

– Задержитесь, Анастасия Николаевна, – бросил босс, когда я уже почти добралась до двери.

О, нет, не сейчас! Воды! Холодной! С лимоном!

Планёрка закончилась, последний из сотрудников покинул кабинет. А я сделала полный разворот и поползла обратно к столу шефа, изнемогая от неприятных ощущений внутри. Проклятые витамины!

А шеф явно издевается. Сначала подождал, когда я наполовину высунусь из двери, и только потом окликнул. Не мог сразу остановить?

Его кабинет, между прочим, по размерам не намного уступает футбольному полю. От входа до директорского стола ковылять на шпильках два часа, лучше уж сразу вызвать такси!

Месяц назад я положила перед Турановым на стол заявление об уходе. И с тех пор шефа подменили. Бесится, слетел с катушек. Помню, он уже был таким, очень давно, когда мы только-только начинали работать вместе. Его всё не устраивало, я во всём была виновата, чувствовала себя тупицей и бездарностью из-за его постоянной критики.

Но так продолжалось только первые месяцы. Удивительно, что тогда мне удалось выжить. Постепенно я вошла в курс дела, подстроилась, научилась угадывать замыслы начальника и действовать на опережение. Пять лет он платил мне безумную зарплату, а я стала для него незаменимой.

Но месяц назад решила уволиться, и вот теперь шеф буквально сорвался с цепи.

– Да, Вадим Михайлович?

Вернулась и замерла перед столом директора. Вытянулась в струнку, прижала к груди папку с документами – пусть экранирует и защищает от молний, которые посылает в меня хмурый босс.

Вот, что я натворила. Превратила ледяной айсберг в пылающий раздражением вулкан. Всего-то: захотела вырваться на свободу. Очевидно, нанесла боссу жестокую моральную травму. Как говорят – хочешь узнать мужчину, попробуй с ним развестись.

В моём случае: попробуй уволиться.

Вадим Михайлович откинулся в кресле и смерил меня взглядом. Задумчиво осмотрел мои бёдра, обтянутые серой юбкой, мазнул по голубой шёлковой блузке, затянутой на шее крупным бантом…

Я в долгу не осталась, ответила тем же – уставилась на босса. Теперь мне бояться нечего, ещё немного потерпеть, и я распрощаюсь с местом персонального ассистента.

Свобода-а-а-а-а!

Дорогой пиджак висит на вешалке у окна, а мой начальник остался в белой рубашке, рукава которой закатал, открыв взору мощные, чуть загорелые, руки в переплетении вен.

Хммм… Вообще-то спокойно рассматривать шефа мне трудно. Теперь я хорошо знаю, какие сильные у него руки. Синяки на моих бёдрах сходили неделю. Не могу видеть эти широкие плечи, потому что запомнила, какие каменные мускулы и шелковистая кожа скрываются под рубашкой. Скульптурные мышцы, широкая грудь, длинные, шикарно прокачанные ноги… А уж какой у него массивный и крепкий член!

От жарких воспоминаний моментально вспотела, сгусток энергии шаровой молнией пронёсся по организму, вниз, под живот, где сразу же горячо запульсировало. Дикое неконтролируемое возбуждение затопило весь организм огненной лавой, оно было настолько сильным, что даже тошнота на пару минут отступила…

Стоп, стоп! Настя, перестань фантазировать, соберись! Ты же спалишься!

Туранов тем временем прекратил меня гипнотизировать и криво усмехнулся:

– Ну что, Егорова… Увольняться не передумала?

Егорова?!

Очуметь. Ну, это вообще ни в какие рамки! Могу себя поздравить – ко мне снова обращаются по фамилии, так надменно и пренебрежительно. Егорова. А ведь я давно заслужила право, чтобы ко мне обращались по имени. Иногда – Анастасия Николаевна и на вы, часто – Анастасия, и очень редко – Настя. Никогда – Настенька или Настюша.

А ведь, говорят, бывают добрые руководители, которые ласковы со своими секретаршами. Увы, это не наш случай. А может и к счастью. Ведь те добрые руководители, вероятно, очень по-доброму раскладывают своих очаровательных помощниц прямо на рабочем столе в обеденный перерыв.

А Вадим Михайлович за пять лет ни разу не оскорбил меня неприличным намёком или предложением. Мы всегда держали дистанцию. Туранов – бешеный трудоголик, стальной робот-автомат. И от меня требует того же самого. Никаких сексуальных поползновений в мою сторону не совершал, если и посматривал на мою грудь и ноги, то только во время испытательного срока. А потом как отрезало. Даже обидно, я всё-таки красивая молодая женщина, а не многофункциональная приставка к ксероксу и кофемашине.

Но вот грянул корпоратив в честь десятилетия компании, и случилось то, что случилось… Мне очень стыдно, но я ни в чём не виновата. Теперь я ещё сильнее хочу поскорее уволиться, чтобы не видеть каждый день шефа и не сгорать от стыда.

Хорошо, что Туранов ничего не помнит. Это моё спасение.

– Анастасия, я, вообще-то, задал вопрос. Повторяю для задумчивых: увольняться не передумала?

– Нет, Вадим Михайлович, – негромко, но твёрдо ответила я.

Директор скривился.

– Насчёт новой помощницы… – Туранов подтолкнул пальцем в мою сторону тоненькое пластиковое досье. – Вот эта не подходит.

– Как?! – ахнула я. – Но… Вы же… Вадим Михайлович! Она вам понравилась!

– Нет.

– А я поняла, что да!

– Ты ошибаешься, Настя, – презрительно поморщился босс.

Если он забракует ещё и эту претендентку на мою должность – уже пятую! – тогда я не знаю, что делать.

– Нет, постойте! У Рябининой прекрасное образование, она ответственная и добросовестная, а ещё у неё чудовищная скорость печати и отличный английский.

– Она хрюкает.

– Простите, что?

– Анастасия, она хрюкает, когда смеётся.

– Я не заметила… – произнесла обескураженно. – Но могу вас заверить, если вы примете эту девушку на моё место, у неё не останется ни поводов, ни времени для радостного смеха.

– Тем не менее. Мне нужен квалифицированный персональный ассистент, а не поросёнок, который в присутствии партнёров вдруг решит прохрюкать «Турецкий марш» Моцарта. Так что, Анастасия, потрудись найти нового кандидата.

– Хорошо, – уныло ответила я. – Будет сделано, Вадим Михайлович.

– Напоминаю, пока не подберёшь замену, об увольнении можешь забыть.

– Да, я помню, помню, – огрызнулась я, сражаясь с новым приступом тошноты. – Могу идти?

– Свободна.

Через пять минут, когда я дрожащими руками наливала себе в запотевший стакан ледяной воды и давила в неё четвертинку лимона, снова в динамике селектора услышала требовательное:

– Анастасия, зайди!

Выжатый в лохмотья лимон шлёпнулся на пол, я клацнула зубами о край стакана, вода расплескалась.

Да твою же мать! Ну что ещё ему от меня нужно?!

Мне плохо, меня тошнит, неужели нельзя хотя бы на пять минут оставить меня в покое?!

Решено, завязываю со здоровым образом жизни, хватит. Больше никаких витаминов. Волосы у меня и так хорошие, а родных ногтей всё равно не видно под слоем гель-лака. Да и с ними тоже всё в полном порядке. Зачем я купилась на Танькину рекламу? Может, она устроилась распространителем этих гадких пилюль, и ей отстёгивают с каждой проданной коробки? Цена-то там ого-го!

Замахнула стакан ледяной воды, выдохнула и потащилась обратно в кабинет. По привычке выпрямила спину и постаралась придать физиономии учтивое выражение:

– Да, Вадим Михайлович. Что-то ещё?

– Ты отправила цветы Алине?

– Конечно. Вчера вечером, как вы и велели. Она их получила, был отчёт о доставке.

Босс бросил хмурый взгляд на телефон. Я поняла, что роскошный букет не помог, обиженная девушка не перезвонила.

Молодец, Алиночка, держи круговую оборону! Чем позже твой красавец узнает правду, тем лучше для меня. Возможно, я даже успею уволиться и навсегда исчезнуть с радаров Вадима Михайловича.

Алина не сдаётся уже две недели. Правильно! Мужиков надо игнорить, им это только на пользу.

– Кстати, я не получил от тебя материалы по «Альфадому». Я же приказывал подготовить полную сводку. И где?

– Синяя папка прямо под вашим левым локтем, – кивнула я на стол. – Нет, под левым! Синяя! Да, вот эта.

Туранов раскрыл нужную папку и убедился, что придраться не к чему, всё идеально – отчёты, таблицы, графики. Не зря я потратила на это столько времени. Отказалась от встречи с подружками, не пошла с ними в кафе и в очередной раз услышала, что я карьеристка и зазнайка.

Обидно!

– Мне нужен был электронный вариант.

– Файл «Альфадом-15» в разделе «Альфадом» в Гуглдокс. Так как предыдущий вариант называется «Альфадом-14», я посмела предположить, что ваш гениальный мозг подскажет вам, что файл под номером 15 самый свежий.

«Видимо, зря! Не подсказал».

Моё чудовище насторожилось и возмущённо тряхнуло густой тёмной шевелюрой.

– А ты стала дерзкой, Егорова, – прищурился шеф и ожёг таким грозным взглядом, что я тут же представила, как одной рукой он наматывает на кулак мои длинные волосы, а другой выдёргивает из пояса ремень.

По спине побежали мурашки, а следом тут же сошла раскалённая лавина, опалив каждую клеточку тела. Я сжала бёдра, стиснула зубы и медленно выдохнула.

– Что с тобой происходит, Анастасия? Не узнаю тебя.

Я и сама себя не узнаю. Полнейший неадекват. Позволила себе съязвить в адрес шефа, кошмар. Неужели это тоже действие витаминов?

– Извините.

Директор посмотрел на планшет, быстро отыскал файл «Альфадом-15», поиграл чёрными бровями, презрительно поджал свои красиво очерченные губы… Но так и не нашёл к чему прицепиться.

 

– Всё в порядке, Вадим Михайлович?

– Да, Анастасия, – буркнул через губу.

– Заодно напоминаю, что сегодня в восемь у вас тренировка с Артемьевым в его клубе. Спортивная сумка в комнате отдыха, я собрала.

– Поедешь со мной в клуб, – встрепенулся шеф.

– Вадим Михайлович! – возмутилась я. – Нет!

Последнее, о чём я мечтаю, снова полюбоваться на голого шефа. А ведь он будет прыгать в клетке в одних спортивных шортах. Не хочу смотреть на его ослепительный торс, сплетённый из стальных мышц!

– В клуб! – повторил Туранов и поиграл желваками.

Я тут же сникла. Меня ещё не уволили, а это значит, что я продолжаю работать в обычном режиме, то есть, принадлежу боссу душой и телом двадцать четыре часа в сутки. Круглосуточная вахта. Все вокруг восхищаются целеустремлённостью и работоспособностью гендиректора IT-компании «Туран-софт». А я почему-то испытываю непреодолимое желание истыкать мучителя дротиками.

Особенно сейчас. Когда он основательно подпортил мне жизнь. Загнал в ловушку, из которой я не знаю, как выпутаться. Что я скажу своему парню, когда он вернётся из поездки? Как буду смотреть ему в глаза?

Ненавижу босса, ненавижу! Я же всё продумала и чётко распланировала. Но тут вмешался Туранов со своим каменным членом и диким желанием по-прежнему держать меня при себе на коротком поводке!

– Анастасия, пока я буду тренироваться, мы расширим презентацию для завтрашней встречи с представителями «Техно-Инжиниринга». У меня возникло несколько новых идей, – с энтузиазмом сообщил зеленоглазый злыдень.

– На ринге вам нельзя отвлекаться. Артемьев вас поколотит, – ухватилась я за соломинку.

Если мужики начнут тренироваться в восемь, это означает, что домой я вернусь не раньше десяти! Да блин!

– Не поколотит. – Туранов самоуверенно расправил плечи и размял шею. – Зато когда ты вернёшься к себе, то сможешь сразу доработать презентацию, и завтра у нас будет чем порадовать партнёров из «Техно-Инжиниринга».

– Да, Вадим Михайлович. Конечно.

А спать мне не надо, зачем? Сон – это ж сущая ерунда!

Ладно, осталось совсем немного потерпеть, и я вырвусь из цепких лап этого обворожительного монстра.

Надеюсь, вечером в клубе Артемьев хорошенько его отлупит!

Глава 2

НАСТЯ

К восьми вечера на ярко-синей «Ауди» шефа мы подъехали к спортивному клубу, принадлежащему другу Вадима. Потом я битых два часа сидела в зале, наблюдая, как полуголые мускулистые мужики мутузят сначала грушу, потом друг друга.

В паузах Туранов накидал мне столько поправок, что я поняла – презентацию для «Техно-Инжиниринга» придётся полностью переделывать. Просижу всю ночь.

Когда мужчины бились, я болела за Матвея Артемьева, темноволосого тридцатишестилетнего красавца с такими плечами и грудной клеткой, что кажется, он запросто остановит разогнавшийся локомотив.

Вот классный мужик, я понимаю! Вижу, как он относится к своей маленькой жене, и сердце тает. От Матвея Николаевича веет надёжностью, в то время как мой босс – это опасность и непредсказуемость.

– Что ты девочку опять за собой притащил? Отпустил бы её домой, бедную, – посочувствовал мне Артемьев. Он давно уже привык, что мы с боссом – нитка с иголкой, куда он, туда и я.

– Работы много, – отрезал Туранов.

– Значит, плохо планируешь, если не можешь разгрузить для себя и Насти один вечер, – поддел Артемьев.

– Так это Настя всё и планирует, – ухмыльнулся мой злодей. – Да и вообще, что ты переживаешь, Матвей. Она любит смотреть, как я тренируюсь. Правда, Анастасия?

Я едва не лопнула от возмущения. Нет, ну вы представляете?! Вот же гад!

Ничего не ответила, только стояла около октагона и молча метала молнии.

– Жестокий ты человек, Туранов, – засмеялся Матвей. – Настенька, когда этот деспот тебя доведёт, увольняйся и приходи ко мне. Лучше будешь планировать мой день, уж я-то всем буду доволен. И после семи вечера не задержу.

– На чужой каравай рот не разевай! – Вадим стукнул друга в плечо забинтованным кулаком. – Я Настю никому не отдам. Отжимайся, братан.

Когда началась битва в клетке, я мечтала, чтобы Матвей, бывший боец ММА, навалял посильнее моему боссу. Пусть отомстит за то, что этот негодяй так усложняет мою жизнь.

Но нет, моего же так просто не пришибёшь, у него тоже сила немеряная. Туранов много лет занимался боксом, даже завоевал несколько региональных титулов. Он хоть и уступает другу в размерах, но тоже хорош. Стремительный, похожий на туго сжатую пружину, которая готова в любой момент выстрелить. Вижу, что выплёскивает свою злость. Видимо, не понимает, почему обиделась Алина и зачем прячется. Или психует из-за бывшей жены, она постоянно подкидывает проблем, шантажирует пятилетней дочкой, которую Туранов обожает.

А может Вадим переживает из-за меня? Всё-таки новую помощницу ему будет очень трудно найти, мы уже в этом убедились. Пять кандидатур отсеял, ему никто не нравится…

Две мощных фигуры передвигались в октагоне, два опасных зверя сражались друг с другом. Артемьев нападает, но Туранов уходит от удара или резко атакует в ответ.

Вот-вот, резко атакует. Именно это он и сделал в коттедже «Ривьеры», где проходил наш корпоратив…

Я встряхнулась, прогоняя жаркие и постыдные воспоминания.

Надо бы смотреть в планшет, но зрелище на ринге отвлекало, я никак не могла сосредоточиться. Вообще, заметила, что я стала какая-то рассеянная. Хорошо, хоть по вечерам не тошнит.

Пришла Дашенька, юная синеглазая жена Артемьева, на вид – совсем ребёнок. Когда я впервые её увидела рядом с Матвеем, решила, что она его дочка. У них большая разница в возрасте.

Но нет, Даша – жена. Ещё и глубоко беременная.

– Приветик! – юная женщина осторожно опустилась рядом со мной на стул, пристроила большой живот на коленях, вздохнула. – Боже, ну почему мужчинам так это нравится! – покачала она головой, взглянув на ринг, где Туранов и Артемьев самозабвенно мутузили друг друга.

– Привет, Дашенька! – я с завистью погладила тугой, как барабан, живот. – Толкается? Ночью спать мешает?

– Ещё как! – улыбнулась Даша с совершенно эйфорическим выражением лица.

Счастливая! Скоро станет матерью.

К горлу сразу же подступил предательский комок.

– Даш, а как ты себя чувствуешь? Помню, ты очень страдала из-за токсикоза.

– Всё прошло! Да, токсикоз – это кошмар. Меня так тошнило, брррр! Я постоянно рыдала, психовала из-за любой ерунды. Сама себе не принадлежала.

– Хм…

Даша будто описала моё нынешнее состояние… Эх, жаль, что у меня это всё из-за витаминов, а не из-за беременности! Да я бы по стенам бегала от радости!

Сколько девушек боятся залететь. А для меня это стало бы невероятным счастьем. Но, к сожалению, с моими гинекологическими проблемами это невозможно. Я провожаю взглядом каждую беременную, каждую коляску, из которой торчат и весело дрыгаются крошечные ножки в носочках.

Это ужасно больно – чувствовать себя ущербной. Да, вот так мне не повезло. Но что тут поделаешь…

– Как я мотала нервы Матвею! – со смехом вспомнила Даша. – Вот уж он вокруг меня побегал.

– Да он всегда вокруг тебя бегает, Даш. Видно, что влюблён без памяти. Слушай, а у вас такая разница в возрасте. Всё хотела спросить, как вы познакомились?

Яркий румянец вспыхнул на гладких Дашиных щёчках. Они стали совсем пунцовыми. Девушка потупила синий взгляд.

– У нас было довольно необычное знакомство… Честно говоря, не очень-то и приятное… Никакой романтики, Матвей ужасно меня обидел.

– Да ты что! Трудно поверить, что он может обидеть женщину… девушку. Он такой джентльмен.

– Мы были незнакомы. Он перепутал меня с другой девушкой.

– Перепутал… – эхом откликнулась я.

– Угу. Но сейчас, конечно, всё уже видится в другом свете. – Даша метнула влюблённый взгляд в октагон, на своего мужа.

Матвей Николаевич как раз попытался засадить зверский кросс в породистую физиономию моего шефа, но тот увернулся. Эх, жаль. Иначе завтра он бы отменил встречу с представителями «Техно-Инжиниринга», не пугать же партнёров разбитой рожей. А мне тогда не пришлось бы всю ночь переделывать презентацию.

ВАДИМ

Бл**ь, сколько же с бабами проблем! Алинка отправила в глухой игнор, бывшая супружница мотает нервы на кулак…

Но самая моя большая проблема – это Настя.

Если она всё-таки уйдёт из компании, это полный п***ц. Она станет моей грандиозной потерей. Вообще-то я собирался ещё очень долго держать её при себе. Всю оставшуюся жизнь! Лучшей ассистентки не найти, мне все завидуют. Она настолько профессиональна, что я категорически запретил себе на неё пялиться, внушил себе мысль, что флирт или секс с Настей – табу. Моя помощница неприкосновенна.

Нельзя смешивать секс и работу. Трахнешь тёлку и начнутся обиды, претензии, истерики. Да мне Звезду Героя можно дать за стойкость. Целых пять лет я игнорировал рядом с собой такие роскошные сиськи и умопомрачительную задницу. Боролся с импульсами, которыми меня бомбил окаменевший член. Старательно отводил глаза, когда Настя наклонялась передо мной за упавшей авторучкой.

И я научился не реагировать на Настины прелести, потому что бизнес для меня всегда на первом месте. Девицу для секса я найду за три секунды. А такую помощницу, как Настя, днём с огнём.

Я искренне надеялся, что лет через десять Настина красота увянет: личико утратит свежесть и на нём появятся морщины, роскошная грудь обвиснет, тонкую талию затянет жиром, длинные ножки уже не будут такими точёными.

И тогда мне станет легче. Уже ничто не будет отвлекать от работы. Всего-то – десять лет потерпеть, бабий век короткий. Ладно, я упорный, и терпеть я умею…

Однако бл**ь! Настя пока только расцветает, она с каждым годом становится всё краше. Её кожа сияет, голубые глаза блестят, а о лишних килограммах и речи не идёт, хотя времени на тренажёры у неё нет. Уж не знаю, что будет дальше…

Но тут грянул гром. Беда пришла откуда не ждали. Помощница всё равно решила уволиться, несмотря на всю мою деликатность и самоотверженность. Чего ей не хватало, не понимаю! Я ведь никогда её не обижал. Не лапал, был вежлив, сильно не ругался, удовлетворял все материальные запросы.

Но нет. Заявила, что в её жизни закончился определённый этап, и теперь она должна перейти к следующему. Организация и планирование – это Настин конёк, в этом она сильна.

Бл**ь, ну, а мне теперь что делать? Как я без неё?!

В общем, пусть даже и не мечтает. Я её не уволю.

Никуда. От себя. Не отпущу. Точка.

Глава 3

НАСТЯ

Спустя полчаса, когда тренировка закончилась, а мужчины обменялись медвежьим объятьем, я стояла в пустой раздевалке около Вадима и прижимала бинт, пропитанный антисептиком, к кровавой ссадине на плече. Заодно рассматривала его татуировки. Кельтский орнамент охватывал правое плечо и часть мощной груди, поросшей тёмной порослью. Выглядело красиво, конечно же. Мой босс красив весь – от ушных раковин до мизинцев на ногах.

Чтоб ему пусто было!

Туранов, в одних спортивных шортах, сидел на скамье и прикладывал к рёбрам пузырь со льдом. Он гордо посматривал на меня снизу вверх. Очевидно, ждал моих восторгов – как здорово он дрался, какой он герой и крутой боец.

Вместо этого я повторно смочила бинт антисептиком и безжалостно провезла влажным комком по ссадине. Туранов скривился, сжал челюсти.

– Терпите, – жестоко приказала я. – Сами виноваты. Хлебом не корми, дай подраться. Ну и вот.

Я сильнее придавила бинт.

– Ближе подойди, тебе же неудобно, – сказал вдруг шеф и попытался притянуть меня к себе, но я мгновенно высвободила руку.

Ощутила себя такой хрупкой на фоне его широкой фигуры. Помню, как подхватил, словно пушинку… там, в лесу, в коттедже. Сейчас, когда крепкие пальцы сомкнулись чуть повыше локтя, меня пробило от макушки до пят электрическим разрядом. Грудь мгновенно налилась тяжестью, соски затвердели, а к щекам будто бы приложили горячий кирпич. Я даже украдкой метнула испуганный взгляд вниз – не заметит ли шеф, как бурно я реагирую на его прикосновения.

А Вадим тем временем ухватил меня за бёдра и притянул ещё ближе, так, что я оказалась между его коленей.

– Ну, Вадим Михайлович! – возмутилась я, отбиваясь. – Что вы себе позволяете?

– Да ладно, Настя. Мы с тобой пять лет вместе. Что ты дёргаешься? Съем я тебя, что ли?

– Раньше вы меня никогда не лапали!

– Я и сейчас этого не делаю. Не знаешь ты, как лапают, – ухмыльнулся шеф и насмешливо уставился на меня своими зелёными глазами.

В зависимости от настроения они у него меняют оттенок – от золотисто-карего до малахитового или даже изумрудного.

Удивительные глаза, вообще-то…

 

А взгляд наглый и раздевающий. В самом начале моей работы в «Туран-софте» шеф точно так на меня и смотрел. Тогда мне казалось, что меня раздели, нагнули над рабочим столом, поимели со смаком, потом одёрнули юбку и, шлёпнув по попе, отправили работать.

Я вся горела от взглядов нового начальника, дрожала, как осиновый лист, каждый раз, когда заходила к нему в кабинет. Но всё быстро прекратилось. Туранов, вероятно, убедился, что я ему подхожу, и превратился в образец учтивости. Иногда, конечно, язвил и даже орал, когда косячила, но отныне никаких вольностей себе не позволял.

А как только написала заявление, пошёл вразнос. Вы только поглядите, в бёдра мои вцепился, да так по-хозяйски! На что он надеется? Что под влиянием его мужского шарма я передумаю увольняться?

Не передумаю!

Особенно после того, что он натворил.

…Вадим Михайлович вдруг резко втянул воздух, его ноздри затрепетали, он прислушался к ощущениям, словно пытался различить какой-то запах.

Господи… Я перестала дышать от ужаса. Сегодня утром брызнула на запястье те самые духи, которыми пользовалась во время корпоратива. Вот дура! Чем я думала?! Неужели узнает этот аромат? Конечно, он ведь так плотно притянул меня к себе и не выпускает. Если сделаю ещё одно движение, упрусь коленом прямо туда. И ведь хочется ужасно… Ощутить через тонкую ткань шортов горячую плоть, почувствовать, как от одного-единственного прикосновения его член наливается силой, увеличивается, каменеет…

За пять лет совместной работы я видела шефа в самых разных ситуациях. Сколько раз он расхаживал передо мной в одних трусах, почёсывая стальной рельефный пресс, разговаривая по телефону и диктуя задания. Запрещала себе фантазировать, каков мой босс в постели.

Теперь я это знаю…

Сейчас лицо Вадима так близко… И сам он пахнет невероятно. Терпкая смесь парфюма, антиперсперанта и мужского пота волнует и будоражит.

Да нет, ничего Вадим не узнает. По крайней мере, пока не объяснится с подружкой. А Алина, умница, держит круговую оборону.

– Ладно, я в душ. Жди в холле, тебе нельзя здесь, вон, мужики уже идут, – пробухтел шеф, провожая недовольным взглядом борцов, которые только что вошли в раздевалку.

*****

По вечернему городу, наполненному огнями рекламы, мы возвращались из спортивного клуба.

Мы с боссом живём в одном элитном жилом комплексе, только в разных корпусах. У босса трёхкомнатные апартаменты, а у меня большая студия. Да, если бы не работа в «Туран-софте», ни за что бы я не купила себе такую дорогую квартиру. Но я честно отработала каждую копейку из моей безумной зарплаты. Вадим не имеет права обижаться на меня за то, что я решила уволиться.

– Настя, ты все поправки записала? Ничего не пропустила?

– Да, Вадим Михайлович. Когда я что-то пропускала? – устало вздохнула я.

– Ну, могу привести примеры, – язвительно заметил Туранов.

Улыбается, изверг. После боя с Матвеем в клетке-октагоне он всегда пребывает в чудесном настроении, словно освобождается от проблем и негатива.

– Не надо.

– Ты такая недовольная. Чего хмуришься, Анастасия?

Я закатила глаза:

– Вадим Михайлович, а вы всерьёз полагаете, что сотрудница, которая возвращается с работы домой почти в одиннадцать вечера, должна сиять тихим счастьем и посылать всем вокруг лучи добра?

Туранов дёрнул уголком рта, возмущённо втянул воздух, но промолчал.

Всё же хорошо, что я написала заявление. Ещё месяц назад, если бы посмела возмутиться ненормированным рабочим днём, прослушала бы высокомерную отповедь – ты знала, на что идёшь, и твой труд достойно оплачивается.

Да, тут не поспоришь.

Туранов, очевидно, подумал о том же:

– И снова дерзишь! Полагаешь, это нормально – разговаривать с начальником в таком тоне?

– А вы мне почти уже не начальник!

– Не дождёшься, Настя. Я тебя не отпущу.

– Вам придётся меня отпустить.

– Настя, не зли меня! – зарычал Туранов. – Ты не представляешь, на что я способен!

Ну вот, уже начались угрозы. А что он может сделать? Вообще-то… многое. Может затравить меня, и я уже не найду хорошую работу. Я уже присмотрела несколько компаний, где зарплата в три раза меньше, но всё равно приличная, на безбедную жизнь хватит. Зато и рабочий день там не безразмерный, а восьмичасовой.

Но если Вадим разозлится, он запросто устроит мне весёлую жизнь. Меня просто никуда не возьмут.

Нет, он так со мной не поступит. За пять лет я ни разу не замечала, чтобы он вёл себя с кем-то бесчестно или подло… Мстить помощнице, которая отдала ему пять лет жизнь, было бы самой настоящей подлостью.

Но ведь мужья, узнав о желании жены развестись, начинают мстить, несмотря на двадцать лет совместной жизни и троих детей. Да, так бывает.

На красном светофоре, когда машина замерла, босс вдруг протянул в мою сторону руку, ухватил меня за подбородок и развернул лицом к себе.

– Ой, Вадим Михайлович… Вы что?!

Сердце пронзило уколом адреналина, дыхание сбилось. А Туранов уставился прямо в глаза пронзительным зелёным взглядом.

– Вы так меня рассматриваете, словно видите впервые, – смущённо пробормотала я. – Мы столько лет с вами работаем… Вы всё обо мне знаете.

– А вдруг я вообще ничего о тебе не знаю? – задумчиво произнёс Туранов. – Я до сих пор не понял, почему ты решила уволиться… Тысячи девушек мечтали бы оказаться на твоём месте. А ты хочешь от меня сбежать. Это загадка.

Как же он не понимает?! Я больше не могу, я выдохлась!

Ну и… невозможны наши прежние деловые отношения после того, что случилось на корпоративе. Рано или поздно Туранов узнает правду. И тогда нам обоим будет очень стыдно. Лично я уже и сейчас пылаю от стыда.

И от волнующих воспоминаний!

Туранов убрал руку, и автомобиль тронулся с места. А я прерывисто выдохнула, ощущая, как вниз по позвоночнику бегут огненные искорки, словно меня подожгли, как бикфордов шнур.

Это очень плохо, что я так вспыхиваю от его прикосновений. Скоро возвращается Игорь, и как я посмотрю ему в глаза? Что скажу? Мне даже по скайпу трудно с ним разговаривать, отвожу взгляд в сторону. А когда встретимся, наверное, провалюсь сквозь землю. Игорь сразу же поймёт, что со мной что-то случилось.

Признаться во всём моему парню? Это значит поставить крест на наших отношениях… Как же так! Наконец-то встретила надёжного, симпатичного, ответственного мужчину, а теперь должна с ним проститься?

Из-за проклятого корпоратива!

Вадим высадил меня у подъезда. Он даже вышел из машины и открыл для меня дверь.

Хмм… А это приятно и неожиданно. Что это на него нашло?

У подъезда цвела сирень. Головокружительный аромат ворвался в лёгкие.

– «Техно-Инжиниринг», Настя, – ласково напомнил Туранов. – Скинь презентацию сразу же, как будет готова. Я раньше трёх не лягу, ты знаешь.

– А я бы с удовольствием завалилась прямо сейчас, – в полнейшем унынии призналась я.

Как же меня достала эта работа!

– Да ладно, Настя, ещё детское время. Прекрати, не узнаю тебя. Ты какая-то странная в последнее время.

Ах, как же мне хотелось выкрикнуть прямо ему в лицо: ещё бы мне не быть странной! Это вы меня довели, вы! Кто на меня набросился – там, в домике «Ривьеры»?!

Но если честно, нельзя всю вину сваливать на босса. Я тоже частично виновата в том, что случилось.

– Так, а знаешь что… – задумался директор. Прищурился прозорливо, как вождь нации, сосредоточенно сдвинул к переносице свои умопомрачительные брови.

– Что?

Моё сердце лихорадочно заколотилось. Неужели Вадим сейчас скажет: а знаешь, Настя, давай не будем переделывать презентацию, там и так всё нормально. Отдыхай, моя радость, моя неутомимая пчёлка.

– Что, Вадим Михайлович? – повторила я и облизала пересохшие от волнения губы.

– Закажи-ка для Алины ещё один букет. Какой-нибудь совсем сногсшибательный, хорошо? И отправь прямо сейчас.

Я сглотнула и стиснула кулаки так, что ногти больно впились в ладони.

– Всё сделаю, Вадим Михайлович.

ВАДИМ

Твою же мать! Алинка решила меня довести! Да она надо мной издевается!

Куда она сбежала? Почему свинтила из «Ривьеры»? Дозвониться до неё невозможно, букеты и подарки принимает, но никак не реагирует. Даже домой к ней съездил, но безрезультатно. То ли дома не было, то ли затаилась за дверью, лишь бы не открывать.

Отправила меня в чёрный список, заблокировала в соцсетях… Я, конечно, легко обошёл бы все блокировки, учитывая специфику моей работы. Взломал бы любую защиту, везде бы пролез. Как никак, собрал под своим крылом лучших айтишников города. Но если пойду на таран, это не поможет мне узнать, что творится в голове у Алинки.

В чём я виноват?

В том, что уснул после секса? Или был слишком груб? Но мы обо всём договорились, это была её идея. Сама же захотела поиграть в «нападение и изнасилование». И сценарий сама озвучила. А я и рад стараться! Всегда интересно поэкспериментировать. Я не идиот, чтобы от такого подарка отказываться. Тем более, желание дамы для меня закон.