3 książki za 34.99 oszczędź od 50%
Za darmo

Должность

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Кристина подняла трубку старомодного телефона и приложила ее к уху. Тишина. Положив трубку обратно на рычаг, она снова повернулась к сидящему справа парню.

– Извините.

Парень вопросительно посмотрел на нее.

– Да?

– А… А что здесь происходит? – спросила Кристина.

– В каком смысле? – удивился парень, а потом вдруг понял – А… Вы новенькая. Понимаю… Ну, ничего, скоро привыкните.

И он перевел взгляд обратно на часы. Кристина снова села прямо, посмотрела на часы. Без одной минуты восемь.

– Бред какой-то, – пробормотала Кристина, протянула руку, чтобы открыть верхний выдвижной ящик стола, как вдруг со всех сторон раздался писк – это разом сработали все факсы, стоящие на столах. Кристина вздрогнула. Ее факс тоже выплюнул листок.

Она осторожно взяла его и прочла: “Картографы мечтают стать поэтами. Привилегии оформляются единым списком”.

Вокруг стал раздаваться стук машинок – некоторые сотрудники уже начали набирать текст.

Кристина тупо озиралась, держа в руках листок. Голова шла кругом от градуса происходящего вокруг безумия. Не веря в то, что она действительно это делает, Кристина взяла чистый лист из стопки слева, засунула его в щель и покрутила ручку, чтобы валик затянул его поглубже. Почти такая же печатная машинка долгое время стояла у ее бабушки, и в детстве Кристине нравилось с ней играть, печатая всякую тарабарщину, поэтому обращаться с машинкой она умела.

Она снова огляделась, все еще ожидая в глубине души, что вот-вот все рассмеются и объявят, что это розыгрыш. Розыгрыш, ради которого в этот лофт поставили тридцать печатных машинок и усадили за них тридцать человек. Все ради того, чтобы посмеяться над ней. С каждой секундой надежда на это таяла.

– Ну ладно… – вздохнула Кристина и принялась нажимать на клавиши.

“Привилегии оформляются единым списком. Картографы мечтают стать поэтами”.

Она перечитала текст, достала лист из печатной машинки, положила его в верхний лоток, лист из факса положила в нижний и снова огляделась. Все вокруг делали то же самое. Шум от множества печатных машинок стоял невообразимый, от него почти сразу же заболела голова. Те, кто успел выполнить первое “задание”, теперь, как и Кристина, просто сидели и ждали следующего факса. Кому-то он пришел довольно быстро. Кристине пришлось ждать около десяти минут, прежде чем аппарат снова запищал.

“Клубника была расставлена по шкафчикам. Андрей посмотрел на солнце”.

Она снова заправила чистый лист в машинку и принялась набирать текст.

“Андрей посмотрел на солнце. Клубника была расставлена по шкафчикам”.

Кристина положила бумаги в лотки и опять принялась ждать. Через пять минут все повторилось. Она снова напечатала две строки текста, снова положила бумаги к остальным. Где-то через семь минут пришел еще один факс. Потом еще один. И еще. И еще.

Предложения в них были абсолютно бредовыми и между собой никак не связанными. Кристина монотонно переставляла их местами, печатала на машинке и складывала листы в лотки. Так продолжалось без малого четыре часа. В какой-то момент факсы перестали приходить, и стук печатных машинок сошел на нет. В одиннадцать пятьдесят девять, как и говорила Марина Александровна, в помещение вошли люди. Около тридцати мужчин и женщин в строгих серых костюмах. По одному на каждого наборщика текста. Они подошли каждый к своему столу. Возле Кристины остановилась девушка со светло-русыми волосами, собранными в тугой пучок на затылке.

– Здравствуйте, – сказала Кристина.

Девушка не ответила. У нее в руках было два конверта формата А4 – желтый и синий. Она взяла стопку бумаг из верхнего лотка на столе Кристины и положила их в синий конверт. Бумаги из нижнего лотка отправились в желтый конверт. Девушка заклеила конверты и, так и не сказав ни слова, двинулась к выходу. То же самое сделали и все остальные люди в серых костюмах. Кристина развернулась на стуле, провожая их взглядом. А затем все вокруг стали подниматься на ноги, разминать суставы и потягиваться. Они брали сумки и куртки и неспешно шли к выходу. Некоторые люди переговаривались друг с другом. На часах было ровно двенадцать – начался обед.

Кристина тоже встала и почувствовала, как сильно затекли ее ноги за эти четыре часа. В голове стоял звон. Она шагнула к вешалке, чтобы взять куртку, и тут в ее поле зрения попало что-то странное. Кристина внимательнее посмотрела на левый угол стола. На темном дереве виднелись какие-то маленькие темные точки. Пятнышки. На полу под этим углом Кристина разглядела пятно побольше. Кто-то, видимо, пытался его оттереть, но след все равно остался. Конечно, ничего странного в пятне на полу нет, особенно, когда речь идет про такое старое здание, но…

Кристина помассировала виски указательными пальцами и направилась к выходу из помещения.

Как она и опасалась, обратный путь к лифтам ей удалось найти не сразу. Поэтому, когда Кристина наконец вышла на улицу под октябрьскую изморось и посмотрела на часы, она с сожалением обнаружила, что пятнадцать минут от обеденного перерыва уже прошли. Все ее коллеги разбежались кто куда, поэтому познакомиться с ними у нее не получится. Кристина достала телефон и пошла по направлению к маленькой кофейне, которую видела утром по дороге на работу.

– Привет! Ну как там на новом месте? – Маша взяла трубку после первого же гудка.

– Привет. Я… Не знаю… Очень странно.

– Что странного? Непривычно, когда быдло-начальник не выносит тебе мозг? – хихикнула Маша.

Кристина рассказала подруге о первой половине самого странного в ее жизни рабочего дня. За время разговора она успела дойти до кафе и сесть за столик. Картонное меню предлагало несколько вариантов бизнес-ланча на выбор.

– Погоди… Я ничего не поняла… Печатная машинка? И… Это только сегодня так будет или всегда? – спросила Маша, когда Кристина закончила рассказ.

– Не знаю, надеюсь, что только сегодня.

Кристина показала официанту пальцем на выбранный вариант бизнес-ланча, тот кивнул и удалился. Из трубки донесся детский плач.

– Блин, Тема проснулся. Слушай… – вздохнула Маша, – Я не знаю даже. А что там с зарплатой?

– Когда я устраивалась, мне сказали, что уже через неделю я получу аванс…

– Вот и отлично, – детский плачь на фоне стал громче – Маша подошла к кроватке, – Знаешь, я вот год уже сижу в декрете, и я бы с удовольствием вышла на любую работу. Особенно, если бы мне хорошо платили.

– Но ведь это… – Кристина оперлась локтями на стол и прикрыла глаза рукой, свободной от телефона, – Это бред какой-то.

– Ну да, бред… Но разве это сильно отличается от того, что ты делала у Жилина?

Кристина не поверила своим ушам.

– Ты серьезно? Конечно отличается.

– Ну, если задуматься… Ты брала цифры из одной таблицы и заносила их в другую. И в чем же принципиальная разница?

Кристину возмутило такое упрощение сути ее предыдущей работы, какой бы дурацкой она ни была, но она сказала лишь:

– В этом хотя бы был смысл.

– Может, и здесь смысл есть. Просто тебе не положено его знать. Сиди себе да печатай.

Официант принес тарелки и поставил их перед Кристиной.

– Да какой может быть смысл в таком идиотизме?

– Не знаю, Крис. Но вот что я тебе скажу: куча людей занимаются бессмысленной работой. У тебя еще не самый плохой вариант. Потерпи до аванса. Если не заплатят, то вали оттуда. А если заплатят… Ладно, я побегу, мне надо Тему покормить.

– Давай-давай. А я как раз себя покормлю.

Маша повесила трубку.

Кристина поела и попросила счет. До конца обеденного перерыва оставалось еще двадцать минут, поэтому она вновь достала телефон и набрала в поисковой строке “Финтехтрейд” – так называлось ее новое место работы. Первым в результатах поиска был сайт фирмы, который она уже излазила вдоль и поперек. Тем не менее, Кристина ткнула на ссылку. Главная страничка встретила ее изображением девушки, уверенно смотрящей вперед. Через секунду появилась надпись “Финтехтрейд. Лучшие на рынке рынков”. Кристина полистала сайт. Все это она уже видела – история компании, совет директоров, вакансии… Ни слова о печатных машинках. Что ж за чертовщина…

Кристина подняла глаза от экрана телефона и увидела, что сидящий через два столика мужчина пристально смотрит на нее. Она опешила. Взгляд мужчина не отвел, смотрел прямо в глаза. На вид ему было лет сорок, лицо серьезное, темные волосы коротко подстрижены. Давно он там сидит?

По спине Кристины пробежал холодок.

Она расплатилась и почти побежала обратно на работу. Когда двери лифта закрывались, в кабину успел проскользнуть молодой парень в синем костюме и с дипломатом в руке.