Белый Дом

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

«История одного бомжа»

Меня зовут Дима, мне уже совсем скоро будет семнадцать. С самого детства я окунулся в изучение мистики и всяких паранормальных явлений. Я буквально рос на всех мрачных произведениях, которые попадались мне на глаза. «Астрал», «Заклятие», «Хижина в лесу» и прочая гнетущая жизнь кинолента. Множество книг Стивена Кинга и Говарда Лафкрафта подарили мне кроме бессонных ночей ещё и тягу к неизвестному и потустороннему.

Друзья не очень относились к этому. Они смотрели на меня как на сумасшедшего и издевались надо мной. Какие же это друзья? Честно говоря, и сам не знаю. Слишком громко для них. Но даже среди этих «второсортных» были при мне двое человек, который могли поддержать меня в любую трудную для меня минуту.

Боря был не очень умным человеком, но смекалистым. Мы с ним знакомы очень давно. Практически с начала моего увлечения мистикой. Моё хобби он не разделял, но и отталкивать из-за этого не стал, чем заслужил моё более крепкое и стойкое уважение. С ним мы испробовали не один ритуал и обрыскали в поисках нечистой силы не один заброшенный дом, коих у нас было в достатке. Борис (как он себя практически никогда не называл) стал именно тем человеком, который смог пройти проверку временем, за что я ему и по сей день благодарен.

Вова, или же Волдырь, был глуповат и вспыльчив. Однако, это оправдывалось его двенадцатилетним возрастом. Он всюду шлялся за Борей и они, вроде как, были родственниками. Очень далёкими родственниками. Ко мне он не имел практически никакого отношения, и наша дружба была фактически формальной. Он был неким небольшим ручным багажом, который в случае необходимости можно было оставить где-нибудь, если не боишься детских истерических криков.

Именно этой кампанией мы чаще всего бороздили улицы в поисках каких-либо приключений, которые в один день, совершенно случайно начались с истории какого-то местного бомжа, который увидел очень страшные вещи.

Было самое обычное утро четверга. Март очень красиво возрождал краски, которые украла зима. Пусть не очень уверенно делая эти шаги и ещё пуская прохладный ветер гулять на улице, иногда забегая в мою комнату через форточку окна, он довольно хорошо справлялся со своей задачей. Кости мои хрустели, будто мой возраст исчислялся уже трёхзначными числами, а моё желание вставать было примерно же такое, как у Ктулху возможность проснуться.

Я сделал несколько движений и оказался перед компьютерным столом. Монитор как-то лениво блеснул мне в глаз, будто бы прогоняя меня от себя. Оно было и неудивительно. Вчера у меня был очередной киносеанс, посвящённый холодящим душу случаям проявления призраков в нашем мире. Но, все они в итоге оказались подставными. Однако, даже при таких условиях я не терял надежды и продолжал искать.

Одежда была аккуратно сложена на краю моей кровати. Я заранее готовил её себе, так как мои родители всё время были на работе и мне практически всегда приходилось делать все самому. Началось это когда мне было около шести лет. У нас был сильный дефицит средств и оба родителя были вынуждены выйти на работу. Несколько лет за мной смотрела моя бабушка. Однако, она ушла из этого из-за какой-то болезни. Мне в тот день просто сказали, что она от нас переехала.

Голод тихонько от желудка добрался до моих ушных перепонок звуком жуткого урчания. Уверен, даже соседи оценили мое желание подкрепиться. Быстро накинув футболку и черные джинсы, которые были на мне практически всегда, я направился на кухню, где меня ждали заготовки для моего завтрака. Парочка яиц, молоко, нарезанный белый хлеб в пакетике и маленькое блюдце с солью, за которым стояло подсолнечное масло. Именно так выглядели ингредиенты. И так было каждое утро.

Плита тихонько начала шипеть, а затем вспыхнул огонёк. Сковорода послушно встала ровно посерёдке конфорки и начала вбирать в себя тепло. Взяв в руки масло и покрутив крышечку, я аккуратно налил его. Много мне было нельзя, желудок такое не очень переваривал. Далее последовал треск скорлупы и упавший на горячую поверхность белок с желтком начали тихонько скворчать. Маленькая шепотка соли и несколько ловких движений вилкой превратили всё в единую субстанцию, которую я чуть позже погружу в себя. Ещё минута и у меня полный стакан молока, которое пахло так вкусно и свежо.

Было интересно переворачивать омлет, которому не хватало очень много ингредиентов в составе, но это быстро наскучило. Кладя в рот очередной кусочек моей утренней закуски я летал в мыслях, которые заключались в желании найти что-нибудь таинственное сегодня днём. Или хотя бы вечером. Да когда угодно, лишь бы побыстрее! Желание есть немного отпало, и я переключился на молоко.

Минут через пятнадцать сковорода пустилась в тазик, наполненный водой. Стакан стал рядом. Я конечно же мог всё поставить в раковину, но там был засор, который я уже несколько дней не могу победить. Утренняя трапеза закончилась.

Лениво включив телефон я увидел время. Там было почти одиннадцать часов, а чуть ниже красовались пропущенные звонки от Бориса. Беззвучный режим скоро оставит меня без моих единственных друзей.

Быстренько набрав пароль и перейдя в звонки, я нажал на контакт Борьки и начал слушать длительные и монотонные гудки, которые звучали слишком тяжело. Голос раздался внезапно, что придало мне бодрости.

– Дима? Ты опять что ли звук отключил? Я тебе два часа назад звонил! А если бы мне срочно помощь нужна была, а? А я знаю, ты бы просто лежал и спал… – доносился недовольный и явно огорчённый голос моего друга.

– Ну ты чего обижаешься? Говоришь так, будто ты моя девушка, а не суровый пацанский друг – чуть улыбнувшись, ответил ему я.

– Да пошёл ты, идиот. Мы тут с Волдырём собирались прогуляться. Но поскольку ты не отвечал, мы уже давно этим занимаемся – ещё более обиженно и уже немного по злобному сказал Борис.

– Понял. Ты не горячись, я сейчас подойду. Где мне вас искать? – попытавшись смягчить, спросил я.

– Помнишь дерево, в которое несколько месяцев назад молния ударила? Ну, то что в конце улицы почти – будто сомневаясь в своих словах, сказал Борис.

– Это которое недалеко от заброшенного на краю станицы амбара с картошкой? – сделав вдумчивый тон я снова спросил.