3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Двойная нагрузка

Tekst
41
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

глубоко внутри, и этот оргазм, такой острый и яркий. Заснуть удалось под утро.

Снова трель звонка, глаза еле открылись.

– Если это снова ты, Виктор, я тебя прикончу.

Но за дверью стоял молодой парнишка в кепке службы доставки.

– Маринина Яна Сергеевна? – голос бодрый до такой степени, что становится противно.

– Да, я Яна Сергеевна.

– Получите и распишитесь в доставке.

– Доставке чего? И от кого?

– От кого – нашей службе неизвестно. Всего доброго.

В ее руки вкладывают черный конверт без опознавательных знаков. Ставит закорючку на планшете курьера и долго рассматривает странное послание.

Глава 7

Положив конверт на прикроватную тумбу, долго не решалась открыть. Но ближе к вечеру, когда головная боль после вчерашнего выпитого спиртного прошла, открыла. Там оказались два пластиковых прямоугольника. Один – черный, с серебряным логотипом «Олимпия», на обратной стороне которого так же было написано красивым шрифтом ее имя – Маринина Яна Сергеевна, а внизу безлимитная карта постоянного клиента.

– Интересно, – проговорила Яна, покрутив карту в пальцах.

Второй сюрприз тоже оказался картой какого-то крутого, судя по золоту букв опять же на черном фоне, бутика нижнего белья. Посыл она поняла: «порвал – купи новые».

– Очень интересно.

Отложив обе карты в сторону, занявшись домашними делами, постоянно косилась на них, как на гремучих змей, которые вот-вот могут кинуться на нее. Ну, а по сути, что она теряет? Клуб хороший, новый, современный, женщина она молодая и свободная. Займется в кои-то веки собой, а не сожалением о потраченных годах в браке. Но подсознательно она все-таки надеялась на новую встречу с тем мужчиной, зачем уж себя обманывать.

При воспоминании, мурашки бегали по коже, его ласки, губы, руки. Его такие пошлые и откровенные слова, они заводили, подливали масло в ее и так не угасающий рядом с ним огонь.

В воскресенье, собравшись, Яна отправилась навстречу новой жизни, в которой будет спорт и всевозможные услуги дорогого фитнес-клуба.

Девушка на ресепшене, сверкая белозубой улыбкой, демонстрируя идеальное тело и уложенные волосок к волоску белокурые волосы, поздоровалась и вопросительно посмотрела.

– Добрый день. Чем могу помочь?

– Что мне с этим делать? – положив перед ней карту клуба, Яна ждала ответ. Может быть, это вообще неудачная шутка или прикол.

Девушка за стойкой нервно повела головой, осмотрела Яну с ног до головы, снова на карту, поправила идеальную прическу, но улыбку с лица не убрала. Взяла карту, провела по какому-то прибору, прочла информацию, которая отобразилась на мониторе компьютера, и выдала Яне серебряный браслет с ключиком на колечке.

– Данная безлимитная платиновая карта дает право ее обладателю посещать в любое время фитнес-клуб «Олимпия» и пользоваться без ограничения любой из предлагаемых клубом услуг. Сейчас вы должны пройти в раздевалку, затем в кабинет медика, а после этого вас найдет личный тренер.

– Личный тренер?

– Да, самый лучший.

– Хорошо, спасибо.

– Добро пожаловать в клуб «Олимпия», и удачного дня.

Девушка отчеканила, не снимая с лица улыбки, всю информацию, указав Яне направление раздевалки.

Переодевшись, посетив медика, милую тетеньку, которая измерила давление и сделала другие всевозможные замеры, Яна отправилась искать тренажерный зал. Он был светлый и просторный, играла музыка, две девушки бегали на дорожке, пузатый мужик пыхтел с гантелями под присмотром парнишки в шортах и майке.

– Добрый день, куколка Яна, – приятный мужской голос прозвучал совсем близко, так, что девушка вздрогнула от испуга. – Не хотел тебя напугать, извини.

Перед ней стоял Стас, тот Стас, что целовал ее, а потом был на сцене в образе греческого бога. Его улыбка обезоруживала, глаза светились блеском так, что Яна невольно залюбовалась.

– Добрый день. А ты здесь что делаешь? – глупый вопрос, если учесть, что он был гвоздем презентации «Олимпии».

– Я здесь работаю, и я твой тренер.

– Тренер?

– Да, личный тренер. Тебе обещали самого лучшего, вот он, я. Ты пока осмотрись, я схожу к медикам, посмотреть твою карту. Потом мы рассчитаем нагрузку, график и питания, и тренировок.

Он ушел, проведя по ее спине рукой, все так же мило улыбаясь. Через некоторое время вернулся, вместе сделали небольшую разминку, затем легкую тренировку. Стас постоянно что-то говорил, шутил, теперь уже у Яны не сходила улыбка с губ.

По комплекции он был меньше Макса, чуть ниже, уже в плечах, но моложе. Под футболкой играли мышцы, мощные ноги, накаченные руки и бедра. Он словно высечен из камня, идеален, совершенен и безумно обаятелен. Таким мужчиной грех не увлечься. Как там говорила Рябинкина: «Лучшее лекарство от бывшего мужа – это новый мужик, а лучше два».

Настроение было на максимуме, после тренировки был бассейн, русская парная, контрастный душ. Яна, завернувшись в фирменное полотенце клуба, обследуя его владения, набрела на турецкий хамам.

Стеклянная дверь, полукруглое небольшое помещение, очень много пара, что не разглядеть, есть кто внутри или нет. Теплый каменный пол с яркой мозаикой, девушка закрыла за собой дверь и шагнула в клубы пара.

– Куколка, ты снова меня нашла. Я начинаю верить в судьбу.

Глава 8

– Куколка, ты снова меня нашла. Я начинаю верить в судьбу.

– Черт, – вырвалось у Яны.

– Как скажешь, сладкая. Сегодня я черт, демон и дьявол. Называй меня, как хочешь.

Яна чувствовала, что мужчина улыбается, сама подавила улыбку в ответ.

– Иди же сюда, я скучал. Покажу тебе, кто скучал еще больше.

Пар начал рассеиваться, оседая на голые плечи каплями влаги. Яна могла разглядеть в центре комнаты круглую высокую каменную тумбу, по краям широкие скамьи, на которых сидели двое мужчин. Слева Макс, справа Стас, словно ангел и демон. У них даже полотенца, накинутые на бедра, были разного цвета, черное и белое.

– Иди ко мне, сладкая, – Макс тянет руку, приглашая к себе, откидывает прикрывающую его ткань.

Яна снова зависает, глядя на полувозбужденный половой орган мужчины. Переводит взгляд на Стаса, он смотрит игриво, ждет, что она будет делать, кивает в сторону Макса.

– И сними эту тряпку, ты знаешь, я не люблю, когда что-то прикрывает твоих шикарных девочек.

Идет, словно под гипнозом, сердце гулко стучит в груди, низ живота сводит спазмами возбуждения. И какую такую власть имеет над ней этот наглый, пошлый, испорченный мужчина, что она так покорно выполняет его просьбы?

Подходит ближе, скидывает полотенце, помещение снова наполняется белыми клубами пара. Грудь попадает в капкан сильных рук, соски тут же втягивают жадным ртом, прикусывают. Яна протяжно стонет от удовольствия, видит только макушку мужчины, вокруг больше ничего, только пар, влажно, жарко.

Руки блуждают уже по ее телу. Растирая кожу, пальцы проникают между ног, там уже все мокро, возбуждено.

– Моя ты мокрая, сладкая куколка. Чувствуешь, как набухли твои нижние губки, как к ним прилила кровь, как твоя девочка плачет от того, что хочет меня?

– Почему ты такой пошлый? – желание накатывает волна за волной, его слова, его действия.

– Потому что ты безумно аппетитная куколка. Иди, поласкай меня.

Девушку разворачивают, усаживают на теплый камень скамьи, перед лицом появляется возбужденный член, очень близко, очень большой. Яна сглатывает, облизывает пересохшие губы, тянется рукой, проводит по стволу. Пар начинает рассеваться, она четко видит набухшую, красную головку, поджатые яйца. Несколько раз проводит вдоль выпуклых вен, тянется губами, накрывая головку, втягивая, посасывая. Берет глубже, пробуя на вкус, не торопясь, словно смакуя.

– Да, девочка, черт, какой у тебя сладенький ротик. Вот так, умница, сожми яички, поласкай. Поиграй с моим дружком, он так скучал.

Пар совсем рассеялся, но Яна закрыла глаза, чтобы не видеть ничего вокруг. Чувствует, что Стас смотрит, прожигает ее взглядом. Рука Макса накрывает голову, делает несколько резких, быстрых движений, насаживая ее рот очень глубоко на свой член, Яна давит рвотные позывы, чувствует, как гладкая головка упирается в гортань, дышит носом, расслабляя горло.

Вынимает член, облизывает, как дикая кошка, ствол языком, спускаясь к яичкам. Лижет их, всасывая в рот, не в силах остановиться, это так грязно и пошло, так откровенно она никому не делала минет.

– Подожди, сладкая…уххх…. тише…а то я кончу.

Ее берут за руку, тянут на высокую тумбу, что по центру помещения. Макс укрывает ее часть полотенцем.

– Ложись, милая, вот так на спинку, на край. Согни в коленях, раздвинь ноги.

Выполняя все указания, Яна ложится на спину, ее голова повернута налево, перед лицом подергивающийся член Макса. Комнату снова наполняет пар, тело покрыто капельками пота, она ласкает живот, грудь. Жарко, душно, голова идет кругом, в губы упирается упругая головка, толкается, хочет проникнуть в рот.

Яна открывает его, в это самое мгновенье по ее возбужденным до предела складочкам и клитору что-то скользит. Она дергается от неожиданности, затем протяжно стонет, выпуская изо рта член.

– Нравится, куколка, да? Стас попробует, какая ты сладкая, ты не против? Полижет твою киску.

Мозг Яны отключился совершенно, желание, похоть, ей так хотелось немедленной разрядки, язык Стаса выписывал невероятные узоры, дразнил клитор, всасывая, облизывая его. Во рту был член Макса, он двигается сам, нежно придерживая ее голову.

– Боже, какой у тебя сахарный ротик, куколка. Такой нежный, чувственный. Расслабь горлышко, вот так, дай мне войти в тебя еще глубже. Умница…дааа…детка.

Стас проник двумя пальцами в ее влагалище, Яна издала громкий стон. Пальцы чуть согнулись, нащупывая неведомую очень чувствительную точку, не проникая глубоко. Резкие движения, трение, ее словно ударяет током оргазма, чувствует, как по ягодицам стекает жидкость.

 

– Грек, ты знал, что она умеет сквиртовать?– голос Стаса, словно через толщу тумана, она вся в тумане, в тумане своего удовольствия.

– Да, эта девочка безумно горячая. Схожу с ума от ее ротика, яйца разорвутся скоро.

Стас снова проникает в нее пальцами, движения быстрее, резче, сильнее. И снова по телу ток, судорогой сводит ноги, хочется их сомкнуть, но ей не дают. Оргазм накрывает за оргазмом, она словно не переставая кончает, мышцы не успевают расслабиться. Кричит, посылая вибрации члену у себя во рту. Клитор накрывают губами, втягивают, сосут уже не останавливаясь, щиплет себя за острые соски, кончает, выгибаясь спиной, толкаясь навстречу умелым губам.

Стас продлевает ее удовольствие, похлопывая по раздраженному клитору ладонью, размазывая по ней все соки.

– Поднимайся, садись, не могу больше, куколка.

Она садится, мужчины встают коленями на тумбу, по обе стороны от нее. Комнату вновь заполняет пар, она видит перед собой только два стоящих члена. Мужские руки гладят их, быстро скользят по стволам. Протягивает

обе руки, берет их, начитает сама мастурбировать двум мужчинам одновременно.

– Да, девочка, да, Яночка, подрочи нам, вот так. Сильнее, быстрее, сейчас кончу, бляяяя…. не могу больше, – это Стас, он кончает на ее грудь.

Сперма бьет струей, стекая на соски, капая вниз, на бедра. Забыв про Стаса, берет в рот член Максима, как можно глубже, несколько движений, в горло врывается поток густого семени. Не успевает все проглотить, часть капает с губ, рукой, что в сперме Стаса, сжимает яички.

– Да…аааа…вот так, сейчас сдохну, вот так, куколка…аааа.

Яна вылизывает его член, никогда раньше ни одному мужчине она такого не делала, не глотала сперму, не лизала с таким упоением яйца. А тут словно сняты все запреты и барьеры. Нет стыда и стеснения, так должно быть, здесь, сейчас, именно с этим мужчиной…с мужчинами.

Глава 9

– Ты снова от меня убежишь?

– Нет, не убегу.

Яна сидит, совершенно обнаженная, Макс стоит между ее ног, обнимает, прижимает к себе. Тела мокрые, ее грудь перепачкана чужой спермой, женское нутро все еще потряхивает от спазмов ярких оргазмов.

– Пойдем, я тебя помою. Ты такая грязная девчонка, – смеется, запрокидывая голову, на весь зал парной, эхо проносится по помещению. – Накинь полотенце, незачем видеть кому-то, что не для него.

Заворачивает ее в полотенце, прикрывается сам, толкая девушку к двери.

– Где Стас? – спрашивает, сама, не понимая, для чего.

– Тебе понравилось? – лукавый взгляд.

– Грек, вот ты где!

Яна застывает на месте от громкого женского голоса, он режет слух, они вдвоем только вышли из хамама и наткнулись на молодую женщину. На вид ровесница Яны, высокая, стройная, сквозь облегающую майку, под которой нет белья, четко видны соски, небольшая грудь. Тонкая талия, длинные ноги, такая «мисс совершенство», к тому же блондинка. И почему, думает Яна, ей так не везет с блондинками, просто моментально воротит от них.

Блондинка нахмурила идеальные брови, надула идеальные пухлые губки. Осмотрела Яну, как невиданное насекомое, а точнее, животное, которое по странной, необъяснимой причине оказалось рядом с идеальным мужчиной. Кукла на ресепшене была приветливее, она хоть скрывала свою неприязнь к женщине, которая носит размер одежды больше сорок четвертого.

– Макс, где ты был? – снова звонкий голос режет тишину.

Яна хочет отойти в сторону, уже делает шаг, но Макс крепко держит ее за руку, не давая сдвинутся с места.

– Марго, тебе какое дело, где я был? – в голосе чуть злобы и раздражения.

– Я тебя везде искала, нужно посмотреть документы.

– Считай, что ты меня не нашла.

– Но, Макс, у меня много вопросов по клубу и вообще.

– Марго, ты хотела быть директором, ты им стала, не делай мне головняк, это твои проблемы. Ничего личного, а если не справляешься, каждый раз бегаешь за советами, найдем другого.

Яна смотрела на этот диалог со стороны и понимала, что с этим мужчиной лучше не быть врагами. Прямолинейный, жесткий, не режет, а рубит, то, что ему не нравится или надоело. Вычеркивает, выкидывает без сожаления. А Яна не дура, понимала, почему эта Марго так скачет перед ним, с надеждой смотрит в глаза. Он ей нравится, очень нравится, а вот она ему на данный момент осточертела.

Может быть, у них что-то и было, скорее всего, было, она красивая. Не хотела бы она так же смотреть в его глаза и видеть равнодушие. Что, если эта милая, порочная интрижка зародит в ее сердце нечто большее? Даже страшно было подумать, как после всего она будет собирать себя по кускам. Нет, нет, она этого не хочет.

– Хорошо, я тебя поняла.

Марго, кто-то сразу поникла, развернулась и быстро ушла в сторону лестницы. Макс сильнее сжал ее ладонь, потянул совсем в другую сторону. Знакомый бассейн, несколько чаш с джакузи и совершенно никого нет.

– А где все посетители?

– Официальное открытие завтра, сегодня пробный день, проверка всех систем. Сейчас уже все ушли, только персонал. Пойдем.

Тянет в джакузи, сам сбрасывает с нее полотенце, полностью обнажая перед собой. Наверное, теперь это будет естественное ее состояние, быть постоянно голой рядом с ним.

– Иди ко мне, куколка, вот так, садись на меня, папочка тебя помоет.

Яна садится на мужчину, откидываясь спиной на его широкую грудь. Джакузи работает, пуская волны по телу, а руки Макса скользят по груди, животу, смывая следы чужого оргазма. Движения плавные, они расслабляют, соски чуть прищипывают, пуская дрожь и волнение.

– Такая сочная, красивая девочка. Раздвинь ножки шире, я поласкаю твои сладкие губки, уже соскучился.

– Ты говоришь такие слова, откровенные, мне никто такого не говорил.

– Тебе нравится? – хриплый голос проникает под кожу.

– Очень, я сама становлюсь такой откровенной. Аааааа…что ты делаешь?

Нежно поглаживая ее раскрытое лоно, пальцы мужчины спустились ниже, растирая упругое колечко ануса.

– Доставляю тебе удовольствие. Ты не подставляешь, какая ты сексуальная, когда кончаешь, хочется еще и еще слышать твои стоны, до криков.

Обе руки спустились под воду, пальцы одной нежно поглаживали клитор, другой – растирали попку. Томительно, сладко, нежно.

– Твоя попочка когда-нибудь принимала мужской член?

– Нет, – Яна уже сама крутила бедрами, пытаясь усилить трение. Возбуждение зарождалось изнутри, ей снова хотелось кончить и неважно, как, лишь бы получить освобождение.

Давление на анус усилилось, Яна инстинктивно сжалась, напряглась.

– Не бойся, куколка, не сегодня, тебя надо подготовить. Ты же доверяешь мне?

– Не знаю… наверно. Я тебя практически не знаю.

– Правильно, куколка. Но ты меня еще узнаешь. А теперь повернись ко мне, посмотри, что ты натворила.

Яна поворачивается передом к мужчине, она сидит сверху, их лица почти на одном уровне. Только сейчас, приглядевшись, видит на лице Максима ссадины и синяк на скуле.

– Ты что, подрался?

Тонкими пальчиками прикасается к воспаленной коже, внимательно изучает, гладит, возникает необъяснимый порыв, следует ему и нежно целует губами.

– Это называется пропущенный удар левой, сам виноват.

Яна смотрит глазами, полными волнения и заботы. Ей на самом деле жалко, хотя он такой огромный, словно скала, как, вообще, смогли его ударить. Интересно, тот человек еще жив?

– Ну же, куколка, не смотри на меня так. Я кончу, и ты даже не успеешь меня потрогать. Давай, посмотри, как он хочет тебя.

– Тебе не кажется, что ты слишком зациклен на своем половом органе?

– Если ты сейчас не перестанешь задавать вопросы, то мой половой орган зациклится на твоём, жестко, очень жестко зациклится.

Ее руки опускают под воду, прямо напротив ее лобка, большой эрегированный член. Она гладит его, скользит по тонкой коже, обводит головку подушечками пальцев. Макс целует ее шею, сжимая налитую грудь.

– Хочу жестко.

Глава 10

– Обещаю, куколка, жестко будет, но не сейчас.

Яна трется о его член под водой, скользя своими складочками по стволу, задевая клитор, кайфует, запрокидывает голову. Грудь не оставляют в покое, соски напряжены, торчат тугими вишенками, зацелованные и искусанные этим ненасытным мужчиной.

– Давай же, милая, сядь на него. Сейчас взорвусь, не могу больше.

В голове только одно – получить долгожданную разрядку, испытать вновь яркий оргазм. Яна привстает, медленно опускается на член, глубоко, чувствуя его своими стеночками. Головка упирается до самого конца, растягивая до мучительного наслаждения.

– Двигайся, милая, давай, вот так…черт какая ты узкая.

Яна выбирает темп, вода между их телами бурлит, выплескивается. Сама насаживается на возбужденную плоть, клитор стимулируется трением о лобок мужчины, крутит попкой. Движения сильные, размеренные, смотрит в глаза мужчины, в них чистый огонь, обжигающая страсть.

– Дурею от тебя, сладкая. Давай… вот так… резче…

Девушка наклоняется вперед, упираясь руками в борта джакузи, попка то и дело выныривает из воды и пропадает снова. Увеличивает скорость, сердце выпрыгивает из груди, оргазм очень близок, она остро чувствует его приближение. Пальцы Максима до боли впиваются в ягодицы, толкая на себя.

– Яна, куколка, я сейчас…черт…надо…

Но Яна ничего не слышит, делает несколько движений, содрогаясь телом на кончающем члене Макса. Остро чувствует, как его сперма стреляет тугой струей в ее лоно. Сжимает стеночками, громко стонет, ловя последние волны оргазма. В ушах словно воет сирена, перед газами красные круги. Падает без сил на грудь мужчины, тяжело дышит, в голове все еще сирена и громкий голос.

– Куколка, как ты? – Максим задает вопрос, но вокруг очень шумно, девушка ничего не понимает, смотрит ему в глаза.

– Что это?

– Это был оргазм, ахренительный оргазм, я кончил прямо в тебя. Я, честно, хотел тебя остановить, но ты так меня объезжала, детка, я не смог.

Сказанное дойдет до Яны потом, голова, как в тумане, на лице Макса красные блики. Она все еще сидит в воде на мужчине, но джакузи перестало бурлить.

– Почему так громко? Что случилось?

– Пожарная тревога, мы горим, куколка. Давай, я вынесу тебя из пожара?

– Что, правда, горим? – Яна испуганно смотрит по сторонам, но не замечает ни огня, ни дыма.

– Надеюсь, что нет, Марго, сучка, наверняка, ее работа. Давай, милая, надо выбираться отсюда.

Шли по темным коридорам, подсвеченным только огнями аварийных выходов. Сирена смолкла, было очень тихо, лишь звук их шагов и отборный мат Макса обо всей этой ситуации. Дошли до самого ресепшена, там был только Стас, с кем-то разговаривающий по телефону, и Марго, испуганными глазами смотрящая на Макса.

– Мне кто-нибудь скажет, какого хера тут произошло?

– Всего лишь проверка системы безопасности, завтра официальное открытие клуба, все должно быть проверено. А если это кому-то помешало, то приношу свои извинения, – Марго оттараторила ответ, как заученную фразу, и не придраться.

Макс перевел испепеляющий взгляд с девушки на Стаса, тот пожал плечами и отложил телефон. Свет резко включился, вмиг залив помещение так, что слепило глаза. Яна пряталась за мощной фигурой Максима, пытаясь справиться с полотенцем, сползающим с груди. Сам Грек возвышался, как монумент Зевсу, грозный, злой, готовый метать гром и молнии. Как раз не хватало в руках копья с молнией. Полотенце низко сидело на бедрах, литые мышцы, идеально сложенное тело, на мощной шее пульсирует артерия.

Яна берет его за руку, чтобы остановить зарождающуюся агрессию, он быстро сжимает ее ладонь, но не сильно, глубоко дышит, пытаясь успокоиться.

– Иди, одевайся, Стас тебя отвезет домой.

– Да я сама…

– Я сказал, Стас отвезет. Иди.

Яна боится сейчас перечить и говорить, что она сама доедет, не поздно еще. Быстро смотрит на Стаса, он кивает головой.

– А ты?

– А мне нужно потренироваться. Стас, пожалуйста, – голос гулкий, отстраненный, выпускает мою руку и уходит.

***

– Ты не голодна? Может, заедем поужинать?

– Что-то не хочется, – девушка сидит, отвернувшись, смотрит в окно.

– Яна, не думай, не накручивай. Было классно, ведь тебе понравилось.

– Понравилось, но это как-то неправильно, наверное.

– Понятия о правильности у каждого свои. Тебе когда-нибудь было так хорошо?

– Нет, никогда. Я даже не знала, что мое тело способно на такое, на такие яркие ощущения.

– Твое тело способно на более яркие ощущения, поверь мне. Поедем, поужинаем, я ужасно голодный.

В голове у Яны было много вопросов и непонимание происходящей ситуации. Было интересно, кто такая Марго, почему сработала пожарная сигнализация, неужели, это ее рук дело, почему, что, зачем? И вообще, почему она об этом думает, почему ее это тревожит?

 

Машина неслась за город. Солнце садилось, майский ветер развевал еще влажные волосы. Небольшое загородное кафе, открытая веранда с фонариками и живыми цветами. Ненавязчивый стиль Прованса, вкусные блюда, легкое вино. От переполненного событиями и эмоциями дня у Яны слегка кружилась голова.

Стас был не только красивым мужчиной, на него засматривались все девушки, но и очень интересным собеседником, шутил, рассказывал, как выстраивать правильное питание, распределять по дням нагрузки и контролировать вес. Но при воспоминании о том, как он колдовал у нее между ног, у девушки щеки загорались румянцем.

– Ты вспоминаешь, как это было там, в парной? Мне тоже очень понравилось, ты очень страстная и безумно сладкая, куколка.

Его рука накрывает ее пальцы, сплетает их вместе, глаза полны желания и бездонной нежности.

Глава 11

–Титова, ты уже готова отвечать?

– Нет, Яна Сергеевна.

– Тогда сиди, готовься, не мешая другим.

Прошло уже четыре дня с того горячего и полного эмоций выходного с посещением фитнес-клуба. Яна много думала, анализировала происходящее, пыталась как-то понять, что же на самом деле произошло.

Стас после ужина отвез ее домой, долго и нежно целовал в машине. Со стороны выглядело так, словно они подростки. По телу разливалась приятная нега, возбуждением наливались ее нижнее губки, она это отчетливо чувствовала. Хотелось прикоснуться, нежно провести, размазывая по ним влагу, но она останавливала себя и остановила Стаса. Двое мужчина враз – это она уж как-нибудь пережила, но в этот же день, друг за другом, будет уже перебор.

Четыре дня тишины от Макса, хотя все три раза их встречи были чисто случайны. Кто сказал, что он начнет писать, звонить и приезжать? Ей этого не обещали. К тому же, там Марго, полная огня и страсти, наверняка, спустила пар разгневанному на нее мужчине. Так что Яна должна воспринимать это, как незабываемое приключение, будет, что на пенсии рассказать престарелым подружкам на лавочке. Зато постоянно названивала Рябинкина, а бывший прислал два сообщения, которые она проигнорировала.

Но слова Стаса о возможности ее тела, о новых гранях удовольствия, все никак не выходили из головы. Бывший муж считал ее холодной, даже называл несколько раз фригидной, а, оказывается, это не она такая, а он не мог доставить ей наслаждения в полной мере. Такого удовольствия, при воспоминании о котором до сих пор подгибаются ноги.

Оказывается, она очень чувственная, открытая, ее тело откликалось на каждую ласку, она мурлыкала, как кошечка, и кричала, срывая голос. Макс разжег огонь сильными руками, такими пошлыми словечками, что потушить его будет трудно. Да и стоит ли?

Студенты готовились к экзамену, списывали, конечно, но Яна уже закрыла на это глаза, пусть, может, хоть так что-то отложится в их пустых головах. Девушка сама была далека от работы и экзамена, она помнила все до мелочей, и так некстати возникали воспоминания, как вспышки, – яркие оргазмы, стоны, ласки. Свела бедра плотнее, положив ногу на ногу, пытаясь, унять нахлынувшее возбуждение.

Дверь аудитории неожиданно резко открылась, взгляды всех присутствующих устремился туда. Грек, собственной персоной. Брюки, пиджак на широких плечах вот-вот готов треснуть, небесно-голубая рубашка, на фоне которой его кожа отливает красивым загаром. Мужчина делает несколько шагов, обводит аудиторию изучающим взглядом. Студенты в шоке, как, впрочем, и их преподавательница, Титова, и та подскочила с места, открыв рот.

Макс осматривает институтскую аудиторию, останавливает свой взгляд на Яне, в глазах вспыхивает огонек, и появляется лукавая улыбка. Ну, все, думает Яна, сейчас он откроет рот, выдаст свое: «Привет, куколка» или, того хлеще, «Сладкая девочка», и все, ее репутации пиздец. Это явление бога с Олимпа будут обсуждать все, долго, со вкусом, прибавляя что-то от себя и разбавляя яркими красками.

– А, да, я совсем забыла, – Яна вскакивает с места, быстро приближается к мужчине, разворачивая и проталкивая его в открытую дверь. – Совсем забыла, что меня просили зайти в деканат, пройдемте.

Хотелось назвать его по имени и отчеству, но она его не знала, даже фамилии не знала.

– Так, сидим тихо, я скоро вернусь. И не списывать, – отдав строгим голосом указания, погрозив пальцем, захлопнула за собой и ошалевшим Максимом дверь.

Ухватив за пиджак, потянула его в нишу, где стоял бюст Сократа. Мужчина подчинился, так же молчал, не выдавая ни слова.

– Что ты здесь делаешь? – зашипела Яна.

– Куколка, ты такая чертовски соблазнительная секси-училка, я даже дар речи потерял – руки притянули за талию к себе ближе. – Узкая юбочка, белая блузочка, собранные волосы. Пошли в библиотеку, с седьмого класса хотел училку в библиотеке трахнуть, ты словно воплощение моей детской сексуальной фантазии.

Максим принялся расстегивать на ней блузку, оголяя высокую грудь в белом кружевном бюстгальтере. Сквозь тонкую ткань отчетливо виделись темные соски.

– Черт, малышка, хочу их попробовать.

– Макс, прекрати, это учебное заведение, здесь кругом камеры и скоро перемена. У меня экзамен, там студенты списывают.

Она убирала его руки от своей груди, но все попытки были тщетны, грудь освобождают от тесного кружева, сосок захватывают в плен жадных губ. Посасывая, прикусывая, причмокивая, Макс ловил свой кайф, и его трудно уже остановить.

– Куколка, я охренеть как скучал по твоим сладким девочкам. У меня яйца полные спермы, чувствуешь, как стоит.

Он потерся об ее живот, показывая, насколько он готов и возбужден. Даже через ткань чувствовалась эрекция, жар, исходящий от нее, разливался по телу, лишал разума. И вот Яна уже сама подставляет вторую грудь, зарывается в его волосы пальчиками, накрывая его член сквозь одежду второй рукой, поглаживая.

– Макс… остановись… мы не можем прямо тут…ммм…

– Да, куколка, не можем. Поехали ко мне, прямо сейчас.

Грудь, наконец-то, оставили в покое. К перевозбужденным соскам было больно прикасаться, трясущимися руками Яна заправляет ее обратно в белье. Между ног разливался жар, влага, трусики насквозь мокрые.

– У меня экзамен, я не могу прямо сейчас.

– К черту экзамен, выстави им тройки, и пусть валят. Даю полчаса, не выйдешь к машине, приду сюда, оттарабаню на каждой парте, зацелую все твои сладкие дырочки, искупаю в своей сперме. Поняла, куколка?

Его глаза смеются, но голос вполне серьезный. Яна облизывает губы, кивает головой. Понимая, что если она не распустит студентов за это время, то сама изнасилует кого-нибудь, а лучше Макса.

–Хорошо.

– Время пошло. Черный «мерин» номер 111 на парковке.

Ее легонько хлопают по обтянутой узкой юбкой попке и указывают на дверь аудитории.

Яна уложилась за двадцать пять минут. Противная Титова получила свою совершенно незаслуженную отметку «удовлетворительно». Но встречаться с ней еще и принимать пересдачу у Яны не было ни сил, не желания, пусть подавится. Закрыв аудиторию, смотрит на изящный циферблат часиков на руке, успевает. Быстро идет по коридорам на выход, но на одном из поворотов налетает на чью-то фигуру, бумаги вылетают из рук, рассыпаясь веером по полу.

Глава 12

– Виктор! Ты, как всегда. От тебя одни неприятности.

Яна быстро собирает разбросанные по полу бумаги, не глядя на бывшего мужа. Ей абсолютно не хочется с ним находиться рядом, разговаривать, или, вообще, иметь что-то общее. Она уже собирается идти дальше, как Виктор хватает ее за локоть в попытке остановить.

– Постой, куда это ты так торопишься? У тебя должен быть экзамен.

Девушка смотрит на руку, держащую ее за локоть, ее передергивает от брезгливости, быстро одергивает, отходит на шаг назад.

– Какое тебе дело, куда я тороплюсь? Я перед тобой не обязана отчитываться. Отойди, я спешу.

Но Виктор не отходит, наоборот делает шаги в ее сторону, пристально рассматривая. Выбившиеся из пучка волосы, губы чуть пухлее, словно зацелованные или искусанные. Грудь высоко вздымается, на блузке расстегнуто больше пуговиц, чем надо, четко виды округлые полушария и твердые, торчащие соски. Он даже почувствовал легкое возбуждение, глядя на ТАКУЮ свою бывшую жену.

– Я вчера писал, ты не отвечала.

– Я была занята.

Виктор скользил по ее груди сальным взглядом, от чего-то девушке становилось мерзко и гадко, словно ее вымазывают грязью.

– У тебя кто-то появился? Ты такая…странная.

– Отвали от меня, тебе никакого не должно быть дела до того, появился у меня кто-то или нет.