Азоринд

Tekst
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1
Технокрад высшей категории

«И это называется сверхнадежной системой охраны?! – На преодоление первой линии Транк Руэлс потратил менее пяти минут.– Да у моей подружки застежка на бюстгальтере позаковыристее будет! Даже обидно… Я-то готовился брать крепость типа „Авакса“, а тут прошлый век... Они бы еще установили бегающие капканы с лазерным наведением».

Вообще-то для технокрада его квалификации электронная система охраны «Авакс» тоже не представляла особой сложности. Просто сумма, с которой был готов расстаться непредставившийся заказчик, без разговоров заплативший аванс в десять процентов, соответствовала заданию высочайшего уровня сложности. По нынешним ценам пять миллионов единвов стоил солидный остров на одной из густонаселенных планет Лирании или даже целый материк в так называемых неперспективных мирах Харзома или Шролдангского королевства.

«Вот и думай: то ли твой клиент – эксцентричный миллиардер, то ли он простофиля. И в то, и в другое верится с трудом. Ну не платят в нашем мире авансов джентльменам промышленного шпионажа! Среднестатистическая вероятность благополучного исхода – один к трем. В двух оставшихся – летальный исход „при исполнении“ или, если повезет, пожизненное заключение. А покойникам и постояльцам спецотелей со всеми неудобствами деньги уже ни к чему, там „все включено“. Вплоть до электрического кресла. Кто же станет рисковать такими огромными бабками?» – размышлял технокрад, пробираясь к цели. Его рассуждения были не лишены логики, следуя которой за подобный заказ браться не стоило. Тем не менее Транк согласился. Он любил трудные задания и среди узкого круга клиентов слыл специалистом высшего класса, выполнявшим любой заказ со стопроцентным результатом. Завоевать подобную репутацию стоило огромных трудов, еще тяжелее было ее поддерживать. Особенно сейчас, когда конкуренция среди коллег по ремеслу многократно возросла.

Количество технокрадов за последние пять лет утроилось. Их специфическая работа оплачивалась весьма щедро, и попытать счастье на этой довольно скользкой дорожке решались многие. Большие деньги кружат голову и притупляют чувство опасности, за что потом приходится рассчитываться по самому высокому курсу. Однако, невзирая на ужесточение наказаний (а может, и наоборот – благодаря им), спрос на специалистов по заимствованию чужих технических новшеств принял поистине космические масштабы.

Несмотря на усиленную звукопоглощающую способность стен здания главного генератора, до слуха Руэлса долетали отдаленные раскаты грома разбушевавшейся снаружи стихии. Для проведения операции он специально выбрал день, на который прогнозировался проливной дождь с грозой. Не слишком полагаясь на метеорологов и не желая зависеть от прихотей природы, шпион прибег к специальным препаратам, распыленным полчаса назад над секретной лабораторией. В результате ливень пошел строго по написанному сценарию, и на разряды молний свинцовые тучи сегодня явно не скупились.

«Хрустни моя черепушка! А из какого века эта охранная система?» Узкий коридор, сразу не понравившийся незваному гостю, заканчивался дверью, возле которой вальяжно развалились два здоровенных пса. Согласно схеме, Транку оставалось преодолеть всего пятнадцать метров, чтобы достичь находившейся как раз за этой дверью цели.

«Вот тебе и „застежка от лифчика“! Рановато я обрадовался… Эти зубастики с легкостью закусывают чужими панцирями, не говоря уже о мясе на ребрышках».

Мужчина хорошо разбирался в собачьих породах. Сейчас перед ним во всей красе предстали цепрексы – слегка одомашненные койоты полупустынной Грохмы, самой крупной населенной планеты Харзома. Вживую этих «красавцев» он видел впервые.

«И как бы мой первый раз не стал последним»,– проскочила «оптимистичная» мыслишка, когда один из стражей лениво направился к визитеру.

«Кто ж додумался использовать таких страшилищ? Ведь сожрут – глазом моргнуть не успеешь. А мне почему-то именно сегодня неохота становиться чьим-либо завтраком». У себя на родине цепрексы охотились на груантов – гигантских ящериц, покрытых прочной чешуйчатой броней, пробить которую могла далеко не каждая пуля.

Технокрад вытащил пневматический пистолет и прицелился.

«А дальше что?» – сам себе задал вопрос человек. Пес пока не проявлял агрессии. Он спокойно остановился в двух шагах от нарушителя и внимательно его изучал, периодически демонстрируя желтоватые зубки. Казалось, зверь молчаливо советовал гостю отправляться туда, откуда тот пришел.

«Умная собачка, чтоб ее блохи сожрали. И хозяева у нее, видать, не дураки – вон как обмундировали служивую.– Цепкость взгляда и умение подмечать самые мельчайшие детали в очередной раз выручили Транка. Вор обратил внимание на неестественное утолщение ошейника, по которому едва заметными дорожками пробегали световые огоньки.– Надо же – датчики бодрствования! Не думал, что в здешней глуши о них вообще знают».

Стоит заметить, что во всех развитых цивилизациях считалось дурным тоном использовать для охраны объектов животных. Но здесь, на маленькой планете Рустоль, где метеоритный дождь шел едва ли не чаще обычного, люди не особо задумывались над правами братьев своих меньших.

«Выберусь отсюда, обязательно напишу жалобу в фонд защиты четвероногих. Хотя вопрос о том, кого сейчас нужно защищать,– весьма спорный. Где ж это видано – травить живого человека диким зверьем!»

Незаконная эксплуатация собачьего труда сейчас серьезно затруднила Руэлсу выполнение и без того нелегкой задачи. Выстрели он в цепрекса – и прибор на ошейнике тут же сообщит, что его обладатель не справляется со своими обязанностями. После этого писать жалобу будет уже некому.

Койот облизнулся и наклонил голову набок.

«А ведь песик, наверное, не просто так строит мне глазки. Нет, он определенно чего-то ждет. Вон, слюна с клыков капает. Сейчас точно сожрет. Или меня, или… Точно! Он ждет, что его покормят,– предположил похититель.– И я просто не имею права обмануть чаяния столь милой зверушки. Иначе… Прощайте, пять миллионов. Здравствуй, тюремная баланда! Или чем тут потчуют в местах предварительного заключения?» Технокрад, предусмотрительно переодевшийся в униформу сторожа, только теперь понял, зачем старик по выходным дням трижды наведывался в здание главного генератора. «Но почему я не видел, когда этих зубастиков выводят прогуляться?»

Специалист по похищению чужих технических новшеств владел богатым арсеналом электронных помощников, умевших бегать по земле как тараканы, летать как стрекозы или ползать под землей наподобие кротов. И все же ни один из его роботов-шпионов так и не смог проникнуть в это помещение. Вернее, внутрь-то они пробирались… И моментально прекращали подавать признаки «жизни».

Это уже говорило о многом – для того чтобы блокировать аппаратуру Транка, требовалась довольно серьезная система глушения. В итоге выходило, что у заказчика действительно имелись веские основания для столь щедрой оплаты.

Согласно договору, Руэлс не имел права оставлять следов вторжения, поэтому его шустрые механизмы, стоившие не одну тысячу единвов, самоуничтожались, превращаясь в мельчайшую пыль.

«Так вот почему первую линию удалось так легко пройти! Во время кормежки псов она просто отключается.– В самом начале пути технокрад несказанно удивился, обнаружив в охранной системе вестибюля вполне комфортный коридор для прохода, в котором не работал ни один из сенсоров.– Минутку, но я не видел, чтобы сторож носил с собой хоть что-нибудь, напоминавшее еду для животных. Значит, она должна быть где-то здесь! Но где?»

Руэлс две декады подряд наблюдал за охраняемым объектом, оборудовав настоящую мини-лабораторию в километре от ограды секретного учреждения с непонятным названием ВИЛАС. Подобраться ближе не представлялось возможным. От остального мира объект отделяла широкая полоса отчуждения, нашпигованная таким количеством разномастных датчиков и сенсоров, что только на их обнаружение ушло десять дней. Еще день – на расчет безопасного коридора, которым можно было воспользоваться лишь в грозовую погоду, когда практически вся чувствительная аппаратура отключалась. В рабочем состоянии оставались лишь пьезоступы и нитевые уловители, которые нужно было просто не задеть, с чем Транк весьма успешно и справился.

И что теперь? Бесславно отступать от проголодавшихся животных? Тем временем заинтересованный взгляд пса становился все менее «нежным».

«Ну чего ты сверлишь меня голодным взглядом? Мог бы уже и сам показать, где тут собачья столовая. Ты же местный, а я тут проездом»,– мысленно пробурчал технокрад и вдруг заметил, что пес «сверлит» вовсе не его, а что-то за спиной «сторожа-новичка». Человек оглянулся.

«Ага, если я не ошибаюсь (а ошибаюсь я довольно редко), вот и кормушка! Иначе зачем здесь нужен шкафчик?» – Внимание человека привлек прямоугольный предмет, не имевший даже намека на дверцу или выдвижной ящик. Транк сосредоточился на цоколе непонятного сооружения, состоявшем из квадратных плиток.

«Так, так... А вот уборку, господа рустольцы, нужно делать почаще». Залапанная панель буквально «кричала» о том, что ее используют в качестве клавиши. Руэлс слегка нажал на плитку. В образовавшейся нише действительно оказался прозрачный мешок с собачьей едой и две миски.

Мужчина щедро насыпал вонючей смеси в обе емкости, сверху полил их микстурой благодушия, которую прихватил специально для сторожа, и поставил «деликатес» на пол, пытаясь выманить животное из коридора. Вымуштрованный пес жалобно заскулил, но остался сидеть на месте, не смея переступить незримую черту. Его напарник, почуяв запах пищи, тут же занял место рядом.

«Выучка – дело серьезное. Выходит, собачкам сюда ходить не положено». Руэлс осторожно подвинул миски к ногам животных. Цепрексы жадно набросились на еду. Наблюдая за работой их громадных челюстей, Транк вздрогнул от мысли, что ему придется протискиваться между пустынными хищниками.

 

«Хорошо, если микстура подействует… А если нет?» – Технокраду еще не доводилось применять проверенное на людях средство против зверья, поэтому сомнения оставались. Однако, подобравшись так близко к цели, Руэлс не собирался останавливаться из-за подобной мелочи.

Выудив из потайного кармана свой всезнающий сканер, он начал прощупывать охраняемое псами пространство. Прибор сразу обнаружил невидимую стену энергетического поля, перекрывающего коридорчик от потолка почти до самого пола. Лишь узкая полоска в двадцать сантиметров оставалась незащищенной, видимо, как окошко для раздачи корма собачкам.

«Теперь ясно, почему они не выходят из охраняемой зоны»,– сообразил человек.

Он приступил к дальнейшему прощупыванию коридорчика, поместив сканер рядом с мисками. Здесь также не обошлось без сюрпризов. Тип датчиков и их возможную реакцию на вторжение прибор не распознал, однако количество и местоположение «жучков» определил точно. Два десятка хитроумных устройств находились на метровой высоте от пола.

«Мог бы и сам догадаться,– улыбнулся незваный гость.– Электронная охрана не должна реагировать на хвостато-клыкастую».

«А теперь, песики, не вздумайте отвлекаться от кормежки».– Руэлс ползком пересек границу, охраняемую энергетическим полем, затем поднялся на четвереньки и двинулся к заветной двери. Одна из собак недовольно огрызнулась в сторону кормильца, но, убедившись, что тот не претендует на ее миску, продолжила с аппетитом жрать.

«М-да, похоже, на животных микстура благодушия оказывает весьма ограниченное действие. Стоит им всего лишь заподозрить, что кто-то претендует на их долю, и они благодушно откусят тебе руку или голову».

Система блокировки входа оказалась стандартной для подобных объектов. Помимо электронных замков и устройств сигнализации контактного типа, здесь еще были установлены лазерные контроллеры. Три луча проходили сквозь небольшие отверстия в двери и улавливались датчиками, укрепленными на противоположной стене помещения. При пересечении любого из них сразу срабатывала сигнализация.

«Уже лучше, господа любезные, но недостаточно, чтобы остановить меня»,– ухмыльнулся Транк, к которому вернулось приподнятое настроение. Ему не требовалось открывать дверь традиционным способом. Чтобы проникнуть внутрь, Руэлсу был необходим всего лишь небольшой лючок, которым он и занялся. Извлеченный из недр все тех же карманов электронно-лучевой нож не раз спасал своего хозяина в подобных ситуациях. Особенность инструмента состояла в том, что он не резал, а буквально раздвигал молекулы любого вещества, разделяя предмет на части. Для такого ножа не существовало практически никаких преград, пока хватало энергетического заряда.

Через пару минут технокрад находился внутри помещения. Он сразу принялся маскировать следы своего проникновения. Никто не должен был догадаться, что возле главного генератора побывал посторонний – это являлось основным условием заключенной сделки. В противном случае Руэлс мог рассчитывать лишь на аванс, половину которого уже потратил на оборудование для проведения самой операции.

Когда нижняя часть дверного полотна вернулась на место, обнаружить шов можно было только при помощи самых сверхточных приборов.

«Ура мне, всемогущему Транку Руэлсу! Он, то есть я, в который раз обошел все барьеры и добрался до цели! – От души похвалив себя, мужчина посмотрел на часы. На выполнение основного задания у него оставалось не более десяти минут.– Отлично! Я на месте, снаружи бушует стихия с изрядным количеством грозовых разрядов. Все как по нотам. Теперь взрыв шаровой молнии внутри здания ни у кого особых подозрений не вызовет».

Трюк с шаровой молнией специалист по техническим секретам уже один раз опробовал, но случилось это весьма и весьма далеко от здешней звездной системы, поэтому Транк не опасался, что местные органы безопасности заподозрят неладное.

«Теперь можно и к основной задаче приступать»,– подумал технокрад. Он непроизвольно почесал локоть левой руки, который в подобные минуты напоминал о былой травме. И вдруг пол под ногами дрогнул, человек пошатнулся и едва не упал. Погасло освещение, зазвенел сигнал тревоги.

«Хрустни моя черепушка! Что случилось?! Почему сработала сигнализация?! Где я ошибся?!» – Руэлса охватило состояние, близкое к панике.

– Крэндек, вы отдаете себе отчет, что своей медлительностью вот уже полгода держите в напряжении весь флот конфедерации?

– Прошу прощения, адмирал. Я понимаю вашу озабоченность, но у меня имеются строгие указания канцлера, запрещающие действовать напролом,– не реагируя на угрожающий тон собеседника, сдержанно ответил высокий брюнет с серебристой проседью на висках.

– Я не призываю вас нарушать приказы начальства, генерал, но согласитесь: с того момента, как нам стало известно о появлении необычного оружия у лиранианцев, его трижды можно было бы уничтожить.

– Уничтожить действительно было бы просто, уважаемый Гренкис, знай мы наверняка, где именно оно хранится. Но даже в этом случае нет никакой гарантии, что с трудом обнаруженное нами хранилище окажется единственным. Мне была поставлена несколько иная задача: добыть главный секрет лиранианцев таким образом, чтобы об этом они не догадывались как можно дольше. Сами понимаете, нашим ученым будет необходимо время, чтобы его раскрыть. Только тогда можно быть готовыми к любым сюрпризам со стороны противника и преподнести ему свои.

Все это было произнесено спокойным тоном и почти без эмоций в голосе, однако в словах генерала чувствовался мощный напор. На фоне своего собеседника он выглядел более уверенно.

– Так вы до сих пор не знаете, где враг производит свое опасное новшество?! – язвительно спросил адмирал.

Разговор проходил в одном из кабинетов адмиралтейства. Первый высокопоставленный чин командовал объединенным космическим флотом, а другой являлся заместителем начальника внешней разведки конфедерации Варпан, включавшей в себя два десятка звездных систем. Только что закончилось созванное канцлером очередное совещание генерального штаба. И снова, уже в пятый раз, начало боевых действий против планет Лиранианского торгово-экономического союза откладывалось на неопределенный срок. Появление у противника неизвестного секретного оружия, о котором имелись лишь косвенные данные, могло решить исход битвы не в пользу значительно превосходящих сил Варпана.

– Вы слишком торопитесь жить, адмирал, а в таком серьезном деле спешка неуместна,– лениво возразил брюнет.– Ваш сарказм по данному вопросу считаю абсолютно неуместным. Разведка свое дело знает. Мы обнаружили место, где производится основной компонент оружия. Сделали несколько попыток проникнуть внутрь своими силами, но, увы... Враг умеет оберегать свои секреты. Объект сверхнадежно охраняется, хотя снаружи все выглядит почти по-домашнему. Представляете, там по территории ходит сторож, словно это не секретная лаборатория, а овощная база.

– Ваши попытки провалились? Значит, лиранианцы в курсе, что мы ищем…

– Мои люди работают чисто и после себя следов не оставляют,– закончил за адмирала предложение Крэндек.

– Ну да… Настолько чисто, что результатов как не было, так и нет. Мне кажется, ваши неквалифицированные действия больше похожи на саботаж.

– Если мы будем продолжать беседу в подобном тоне, то договоримся до того, что я при генеральном штабе представляю интересы лиранианцев.

– Эта мысль посещает меня каждый раз, когда я вижу вас, генерал. Дайте хоть малейший повод и…

– Давайте забудем личные обиды, уважаемый Гренкис. В гибели вашего брата моей вины нет.

– Рассказывайте свои сказки вашему сторожу с базы! А я уверен, что людей моего брата подвели данные разведки. Вашей разведки, Крэндек! И когда-нибудь вы за это ответите! – командующий флотом почти сорвался на крик.

Рядом с собеседником этот мужчина смотрелся довольно блекло: щуплый, морщинистый, словно высушенный гриб, ростом ниже среднего, с обширной лысиной на макушке, которую обрамляли редкие волосы пепельного цвета. Даже парадный военный мундир висел на плечах адмирала, как на вешалке. Зато неброский серый костюм его оппонента сидел на хозяине как влитой, подчеркивая атлетическое сложение Крэндека.

– Я всегда отвечаю за свои поступки, адмирал! – Эта фраза прозвучала, как выстрел.

– Если к следующему совещанию ситуация не сдвинется с мертвой точки, я буду вынужден поставить вопрос об эффективности персонально вашей работы.– Гренкис слегка сбавил обороты.– Вы хоть представляете, сколько стоит держать в боевой готовности весь флот? Еще несколько месяцев – и мы проиграем войну, так и не начав ее. Вы это понимаете?

– Обещаю, что результаты появятся раньше следующего совещания. К делу подключены специалисты высочайшего класса.– Генерал вернулся к прежней спокойной манере разговора.

– Услуги которых, очевидно, стоят огромных денег? – Адмирал никак не хотел проигрывать в этом словесном поединке.

– Уважаемый, все расходы я согласовываю лично с господином канцлером,– улыбнулся Крэндек.– Экономия на разведке, как и на обороне, потом обходится гораздо дороже.

– Но пока наше экономическое положение стабильнее не становится,– желчно заметил Гренкис.

– Война – всегда дорогостоящее мероприятие. Особенно если стремиться одержать в ней победу.– Заместитель начальника внешней разведки посмотрел на часы.– А сейчас… прошу прощения. Мне необходимо срочно вас покинуть – через час вылетает мой корабль. Дело государственной важности.

– Я вас больше не задерживаю.

Через четверть часа Крэндек уже сидел в персональном челноке, уносившем его к спутнику планеты Зраглим. Там размещался резервный космодром вооруженных сил Варпана, где и базировались рейдеры внешней разведки.

«Как он точно заметил: „Мы проиграем войну, не начав ее“. Словно по бумажке прочитал мои мысли. Придется к следующему совещанию подкинуть адмиралу хорошую кость, чтобы он не рыл землю у меня под ногами. Иначе, того и гляди, снимут с должности. Тогда уже повлиять на ход событий станет гораздо сложнее».

Причиной конфликта двух галактических монополий стало открытие небольшой обитаемой планеты. На нее случайно наткнулись заблудившиеся в космосе торговцы Лиранианского союза. Как выяснилось позже, новый мир располагался в секторе, подконтрольном конфедерации. Согласно правилам, лиранианцы должны были извиниться за невольное вторжение на чужую территорию и сообщить о находке соседям. Вместо этого торгово-экономический союз установил на планете несколько порталов и вступил с туземцами в так называемый скрытый контакт. А те даже не подозревали о появлении пришельцев, общаясь и торгуя с ними, как с соплеменниками.

Для варпанцев в сложившейся ситуации колонизация планеты без сотрудничества с первооткрывателями становилась непростым делом. Лиранианцы же совершенно не были заинтересованы в том, чтобы помогать им. Они выдвинули фантастическую идею о якобы бывшем переселении своих древних предков на новую территорию еще до того, как конфедерация заявила свои права на этот сектор галактики. У них в данной ситуации имелось неоспоримое преимущество: обладая знаниями о культуре и обычаях аборигенов, лиранианцы легко могли настроить их против других пришельцев. Да еще выяснилось, что туземцы в основной массе походили на обитателей центрального сектора Лирании, и не только внешне. Генетические исследования обнаружили немало общего в структуре ДНК обеих рас. К тому же полученный материал дал лиранианским ученым новый толчок к решению проблемы долголетия, и через небольшой срок им удалось создать препарат, позволяющий на несколько лет продлить период активной жизни. Разумеется, лишь тем, кто мог себе позволить дорогостоящие инъекции. Проводимые эксперименты требовали изучения как можно большего числа представителей спорной планеты, а потому торговый союз не имел ни малейшего желания оттуда уходить.

Разведка Варпана обнаружила незваных гостей в своей вотчине только четверть века спустя. И этому в немалой степени поспособствовал Анс Крэндек, завербованный агентами союза еще в студенческие годы.

Он обладал всеми необходимыми для шпиона данными. Чистокровный варпанец, которых даже на центральной планете конфедерации встречалось не так много, был умен, изобретателен, прекрасно сложен физически и обладал редкими для молодого человека качествами – расчетливостью и хладнокровием. Связи отца-сенатора и неплохие собственные способности в свое время позволили ему с отличием окончить лучший столичный университет.

Именно в университете впервые проявились авантюристические наклонности парня. Подающий большие надежды студент, которому заботливый папаша готовил теплое место в политических сферах, Анс в первые годы старался вырваться за рамки предначертанного ему пути. Скуки ради он полгода участвовал в различных экстремистских группировках, требовавших расширения прав молодого поколения, еще какое-то время посвятил сходкам неформалов, даже пару раз посетил гей-клуб. Но все его выходки самому Крэндеку казались глупой детской игрой. Амбициозного паренька никогда не покидало стремление совершить что-то грандиозное. Его любимой поговоркой было изречение одного малоизвестного философа: «Скромные желания – прямой путь к нищете, мечтать нужно о великом». Сынок влиятельного политика стремился найти для себя подходящую цель в жизни, но практически любое его желание без особых усилий со стороны самого Анса выполнялось стараниями родителей. За полгода до окончания университета такое положение начало сильно его раздражать. И тут на жизненном горизонте неприкаянного гения и возникли агенты торгово-экономического союза.

 

В те годы отношения между сверхдержавами складывались еще вполне благополучно – среди студентов учебных заведений Варпана нередко можно было встретить лиранианцев. Они прилежно учились, однако при этом получали не только академические знания и не только в стенах своих альма-матер.

После встречи с одним из таких «студентов» жизнь Крэндека резко изменилась – он серьезно занялся своей карьерой. Авторитет отца и применение на практике полученных в университете знаний позволили молодому человеку быстро взлететь по служебной лестнице. К тридцати годам шпион стал адъютантом начальника внешней разведки.

Через год после его назначения отношения между сверхдержавами начали заметно ухудшаться, а за последние пять лет разногласия обострились до предела. Кто-то очень старался накалить обстановку. Начавший было затухать стараниями дипломатов конфликт вновь получил неожиданную подпитку и уже был готов взорвать мир на гигантских территориях.

Сейчас Крэндеку шел шестой десяток. Союз и конфедерация стояли на пороге большой войны, отсрочить которую завербованный агент считал трудной, но весьма увлекательной задачей.

Возможностей для этого существовало не так много. Сначала генерал хотел основным вариантом избрать вмешательство третьей силы, заинтересованной в разжигании конфликта. Однако ни харзомские князья, ни король Шролданга Зиргинд для этой цели не подходили. Первые – из-за внутренней разобщенности, а второй – по причине собственной самоизоляции. Королевство, включавшее в себя пять населенных планет, практически не имело контактов с другими соседями. Единственное консульство Шролданга на Зраглиме состояло всего из пятнадцати человек. Других дипломатических представительств у королевства не было нигде.

Поразмыслив, высокопоставленный чиновник отбросил вариант подключения третьей силы и решил сосредоточиться на возможностях Лирании.

Все прежние поручения хозяев на фоне этого безнадежно меркли. К тому же Ансу предоставили полную свободу действий в выборе средств и методов. Он мог не согласовывать свои действия с руководством. Наоборот, теперь тайные службы торгового союза сами подстраивались под него.

Уже полгода генерал балансировал на краю пропасти – любая, даже незначительная оплошность могла стоить ему жизни. И Крэндеку это нравилось. Острота ощущений, постоянный риск и поиски выхода из сложных положений заставляли держать себя в тонусе и ощущать полноту жизни.

Вот и сейчас шпион направлялся на очередную довольно рискованную встречу. Ему требовалось подключить к своей головоломной игре еще одну значимую фигуру. Такие рандеву генерал обычно устраивал на второстепенных планетах конфедерации, где не требовалось регистрировать прибытие судна, а пара сотен единвов сразу снимали все вопросы местных чиновников. Добраться до места можно было бы гораздо быстрее, воспользовавшись официальным порталом, но лицензионные пункты переправки людей требовали занесения всех данных о пассажирах, а «светиться» генерал не хотел. Использовать же нелегальные телепортационные точки Крэндек не рисковал.

– Ваш корабль готов к вылету, генерал.– Возле челнока его встретил полковник личной охраны.

– Приветствую тебя, Люмьгер. Кто на борту?

– Капитан Рандэл и его команда.

– Отлично! Возьми с собой еще Губерта. Отправляемся через полчаса.

«Да провались все оно в бездну!» – Боец по натуре, Руэлс всегда бился до последнего, даже в безвыходных ситуациях, но сейчас… Мужчина сгоряча стянул свои перчатки и с силой швырнул их на пол. Какой смысл не оставлять следов, если ты в ловушке?

– Лиранианцы лиранианичали в лиранианинском пруду и – долиранианичались.– Обычно эта трудновыговариваемая скороговорка успокаивала технокрада. Как молитву, он принялся ее повторять третий раз подряд.

– Внимание! Территория лаборатории подверглась выпадению метеорных частиц. Поврежден основной распределительный узел. Всему персоналу оставаться на своих местах. Помощь будет оказана сразу по окончании стихийного бедствия. Переключение на резервное питание через три минуты,– сообщил механический голос.

«Укуси меня акула! – мысленно воскликнул вор.– Надо же, подействовало!»

Транк ликовал недолго – основная работа была еще не закончена. Но теперь у него появилась возможность покинуть здание главного генератора с полным комфортом. Дверь, через которую технокрад проник в центральный зал помещения, отворилась сама собой – в аварийных ситуациях разблокировка объекта производилась автоматически.

На этом же принципе работы охранных систем строился первоначальный план технокрада. Он намеревался устроить пожар и покинуть горящее здание вместе с пожарниками, для чего под форму охранника специально нацепил костюмчик местных борцов с огнем. В общей суматохе слиться с «коллегами», а затем воспользоваться их транспортным средством было несложно.

Дождавшись включения аварийной системы питания, специалист по похищению технических новшеств направился к «Хранотексу» – агрегату, из которого следовало извлечь НЕЧТО интересующее заказчика. Таинственный наниматель оказался не только богатым, но и весьма осведомленным человеком, поскольку сумел выяснить, где и когда было приобретено именно это оборудование, а также персональный код его вскрытия, неизвестный даже покупателю.

Перед началом операции Руэлс попытался разузнать о назначении загадочного аппарата. «Хранилище активных биоинформационных субстанций. Производится в странах конфедерации Варпан только для внутреннего рынка». Других сведений найти не удалось. Вообще-то техновор не страдал излишним любопытством, все необходимые инструкции были получены от заказчика. Просто сказывалась профессиональная привычка подстраховывать себя где только можно.

Мужчина аккуратно установил небольшой прямоугольный термос прямо напротив патрубка. Набрал на клавиатуре код, по заученной процедуре ответил на несколько вопросов. После получения доступа к системе запустил исполнительную программу. Минута – и «Хранотекс» ожил.

«Запомните, термос нужно держать строго напротив патрубка. Ни одна капля вещества не должна попасть на одежду, а тем более – на открытые участки тела»,– предупреждение заказчика напомнило о сброшенных перчатках, когда в горлышко фляги уже начала капать зеленоватая жидкость. «Термос могли бы дать и побольше!» – мысленно пробурчал шпион. Тонкий ручеек прекратился, но Руэлс не спешил убирать емкость – вдруг последняя капля еще в пути? В это время под ударом одного из «подарков небес» земля под ногами человека опять содрогнулась, на долю секунды нарушив его равновесие. Коварная последняя капля жидкости словно подсматривала за технокрадом и отправилась в свободное падение именно в тот момент, когда фляга дернулась в руке мужчины. Зеленое пятнышко мгновенно впиталось в кожу, не оповестив об этом вора ни жжением, ни холодом, ни запахом, ни цветом.

«А вызов пожарных я им все равно организую! – Внезапно нахлынувшее веселье заставило Руэлса скорректировать планы.– Их метеоритный дождь моей шаровой молнии не помеха!» Незваный гость установил таймер на тридцать секунд и выполз из самой секретной комнаты на четвереньках прямо к закончившим трапезу собакам.