3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

ЛЕШИЙ

Tekst
30
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1. «Леший»

Мертвяк брел по лесной чащобе, натыкаясь своими изъеденными останками тела на обломанные кусты и стволы елей. Он шел бесцельно, пытаясь отыскать что-то съедобное. Раньше это была она. Женщина. Явно преклонных лет, на затылке уцелевшая грязная пакля длинных, седых волос. С плеч рваной шторой свисают остатки ночнушки. Мертвячка ковыляла по заросшему мелким молодым подлеском сосновому бору. Добравшись до большого разлапистого дерева, она на секунду замерла. Куст, стоящий перед ней, шевельнулся и внезапно метнулся навстречу. Толстая ветка быстро протянулась до ее головы, и что-то черное вонзилось аккурат в правую глазницу. Тело бывшего человека осело на мягкую подушку из прелых листьев и хвои, а странная ветка вновь втянулась обратно в куст, пряча то самое черное, что так быстро прервало нежизнь очередного мертвяка.

– Мародер, это Леший… – раздалось из-за «живого» куста. – Добрался до домика. Вокруг с десяток мертвяков было. Дорога чистая, продолжаю. Можете выдвигаться.

– Понял тебя, – прозвучал голос в наушнике. Назвавшийся Лешим откинул с головы капюшон костюма снайпера, похожий на надетую на спину болотную, или лесную кочку.

Пятнистая сетчатая маска скрывала лицо человека, который медленно и тщательно вытер свой черный вороненый нож о траву. Уложив клинок в ножны на ноге, он снова запахнул полы своего костюма, скрывая навешанное на тело обмундирование, вынул откуда-то из-за спины футуристического вида автомат с глушителем и кучей различных приспособлений. Медленно, аккуратно ступая по опавшей хвое, он двинулся дальше.

По пути Леший еще дважды применил свой нож, навсегда упокоив какого-то мужичка в майке-алкоголичке и пожилую даму в вечернем платье. С каждым днем мертвяков в округе становилось все меньше. Если в первые дни они бродили большими стаями, в основном переродившись из укушенных людей, пытавшихся отыскать укрытие за городом, то сейчас в лесу редко можно было встретить более трех-четырех одновременно, не любили почему-то мертвяки лес и забредали в него лишь по случайности или какой-то, одной им известной причине. Упокоение мертвяков было рутинным делом, которое стало уже порядком надоедать Лешему. Изо дня в день, неспешным, прогулочным шагом он мог вырубать ножом десятки мертвяков, даже не прибегая к огнестрельному оружию, при этом практически ничем не рискуя.

Прожженные вирусом мозги этих существ работали очень плохо и чаще всего они даже не могли понять, что передним не куст, или кочка, а человек, что позволяло Лешему оставаться незаметным для большинства из них. Такой простой метод позволял ему подолгу бродить по окрестным лесам, и вершить свой молчаливый суд.

Маскировочный халат ему достался еще из той жизни, что была до катастрофы. Словно чья-то незрима рука толкнула парня забрать со службы свою сумку, в которой и лежал его «рабочий» костюм.

После катастрофы выяснилось, что такое решение оказалось очень даже простым и полезным. Останавливаясь посреди пустынной улицы, Леший мог быть уверенным, что больше половины оживших мертвецов пройдет мимо. Только совсем уж «молодые» особи могли что-то заподозрить, увидеть, услышать или ощутить запах. Более «старые» же, прогнившие, испускающие трупный запах, слышимый порой за десятки метров, не выказывали никакого интереса к этому непонятному и, на вид несъедобному, объекту. В лесу же обычный человек не всегда мог разглядеть под таким камуфляжем человека, потому лес был территорией Лешего…

* * *

Два грузовика на основе древних "Уралов" неспешно катили по старой разбитой дороге с высохшим асфальтом. В кузове каждого из них тряслись по нескольку человек. Сборщики ехали в новую разведанную и зачищенную точку. С каждым разом забираться приходилось все дальше, а пригодных продуктов становилось все меньше. Несмотря на хорошо развитую ферму на острове, людям были необходимы такие продукты, которые они не могли вырастить, например, соль, сахар, сода, различные химические вещества и многое другое.

– Петрович! Готовимся! Пять минут осталось! – прокричал водитель, стукнув кулаком по решетке, отделяющей его от грузового отсека.

Люди в кузове зашевелились. Кто-то натягивал перчатки, кто-то проверял свой ремень с различным навешанным на него оборудованием.

– Первый раз в рейде? – поинтересовался пожилой мужчина с веселым, живым взглядом у молодого парнишки, который заметно нервничал, распихивая по кармашкам запасные аккумуляторы от шуруповерта.

– Да, первый, – кивнул он, немного стушевавшись.

– Не пережива-а-а-ай, Леший там уже подчистил, нам попроще будет, ты главное вперед не лезь! Наша армия проверит дома, мертвяки их дело! – он кивнул на трех бойцов с автоматами, в бронежилетах, с кожаными вставками на рукавах и штанах, весело хлопнул парнишку по плечу своей огромной ручищей так, что тот чуть не упал с лавки, – …твоя задача, пацан, бери больше, кидай дальше… – Люди в кузове заулыбались, раздались тихие смешки.

Еще больше стушевавшийся парнишка подбоченился, поднялся на ноги, придерживаясь за спинку длинной лавки, идущей вдоль всего борта грузовика.

– А Леший этот… Зачем его вперед пускать-то, если у нас военные есть, они же быстро справятся с мертвяками…

Мужчина по-отечески посмотрел на парнишку. Лет 15 от роду… Худой, грязные немытые волосы, острый дерзкий взгляд… Раньше в 15 лет дети в айфонах сидели своих, бед не знали. Дома всегда еда, заботливо приготовленная матерью. Тепло, сухо… А сейчас детям с раннего возраста приходится играть в прятки со смертью, голодать и даже бороться за кусок хлеба со сверстниками… В других анклавах такое норма, в их же дети довольно сносно одеты, обуты, накормлены и даже обучены… Гонору в них побольше стало, конечно, чем в тех, довоенных, но это порой и к лучшему.

– Зачем, говоришь, Леший у нас впереди?.. Крюгер… – обратился он к одному из сборщиков.

Невзрачный мужчина, сидевший напротив мальчика, в треснувших очках, склеенных прозрачным скотчем, молча закатал рукав левой руки, демонстрируя обрубок чуть выше запястья.

– Это вот, мальчик, ответ на твой вопрос, – слегка печальным голосом начал Петрович, видя, как юнец вновь стушевался. – Чистили мы как-то один домик за городом, значится… И так увлеклись, что прозевали стадо… Они вышли из леса, голов под полсотни. Когда мы очухались, было уже поздно. Солдатиков смели первыми, те даже по магазину выпустить не успели. Нас зажали в доме. Крюгеру вот, тварь палец прокусила, пришлось оттяпать всю кисть… Леший – это наша разведка, зачистка, наш карающий меч, если тебе так угодно. Он постоянно тут в лесах бродит, подчищает оставшихся. – Мужчина прислушался к шуму двигателя, который стал сбавлять обороты. – С тех пор, как стали выходить с разведкой, только по глупости случались нападения, но тут, малой, – мужчина снова шлепнул паренька по плечу, – ты уж сам не зевай. Пальцы куда попало не суй, сперва внимательно все осматривай, а прежде чем в комнату войдешь, пошуми. Мертвяки на звук реагируют, обязательно выползет, если притаился где-то.

– И что, правду говорят, что он такой крутой и незаметный? –поутихшим голосом проговорил мальчишка, покачнувшись, когда грузовик остановился.

– Скоро узнаешь, – Мужчина подмигнул парню и поманил за собой, выпрыгивая из грузовика. – Пять минут на туалет! – зычно прокричал он, разминая спину, осмотрев место прибытия.

– Эй! – позвал он парня, когда тот выбрался из кузова. – Иди-ка, сходи во-о-о-он до кустика, а то всякое бывало… прыгнет тварь из ниоткуда, штаны обмочишь от страха, засмеют потом…

– Но я не хочу… – попытался запротестовать мальчишка, но был подтолкнут грубой мужской ладонью.

– Иди, говорю, видишь, все пошли… так надо… – он указал кулаком с зажатой в нем видавшей виды монтировкой.

Парнишка секунду сомневался, но потом, прислушавшись к организму, который вроде бы этого только и ждал, кивнув, молча пошел в указанном направлении. Мужчина начал споро вытаскивать из грузовика различные рюкзаки и сумки, раздавая их бригаде.

Доковыляв до кустика, мальчишка принялся орошать его стебель. Закончив дело, он застегнул ширинку, повернулся и отправился назад к грузовику.

– Пацан! – весело крикнул Петрович, накидывая на плечи свой рюкзак.

Парень вопросительно кивнул головой, мол, «Что надо?». Мужик весело показал пальцем куда-то за спину парню. Тот резко обернулся и тут же как-то по-женски вскрикнул. Отскочив почти на метр назад, запутавшись в своих ногах, плюхнулся на задницу и ошарашенно вытаращил свои глаза на ожившую кочку, стоявшую у него прямо за спиной на расстоянии половины вытянутой руки. Кочка приблизилась, скинула капюшон.

– Бу! – раздалось из-под сетчатой зеленой маски.

Тут же, как по команде, от грузовиков раздался зычный смех, свист и улюлюканье. Мальчишка обернулся, непонимающе глядя на чуть ли не катающихся от смеха по асфальту людей.

– Вставай! – проговорил человек в костюме, словно сделанном из лесного мусора, и протянул парню левую руку. Только сейчас мальчик заметил, что правой, прижатой к груди, человек придерживал странного вида оружие. Автомат имел длинный ствол с насаженным толстенным глушителем, удобным плечевым упором, двойным прицелом – длинной, широкой трубкой сверху и небольшим стеклышком чуть справа и еще какими-то обвесами. Оружие выглядело грозно, и словно было взято из какого-то фантастического фильма. Оно также был полностью окутан тканью с веревочками, выкрашенными в разные оттенки зеленого и черного цветов.

Мальчик ухватился за протянутую Лешим руку и встал. Новый взрыв хохота заставил его нервно осмотреться. Оказывается, он умудрился упасть своей пятой точкой в единственную небольшую лужицу, которую он смог увидеть поблизости.

– Не обмочился? – беззлобно крикнул Петрович.

Мальчик что-то буркнул себе под нос.

– Не переживай, тут почти все новички на жопу падают. Меня сперва тут чуть не пристрелили пару раз, потом решили новичкам до крещения оружия не выдавать… Петрович вон вообще полдня заикался ходил, – весело добавил Леший, подойдя к мужику, протягивая ему ладонь.

 

– Так ты ж меня в лесу, когда я по большому пошел, чуть за жопу не схватил!.. – ничуть не стушевавшись, а напротив, вновь рассмеялся Петрович. – Меня тогда твоя ориентация сильно напрягла…

– Ты тут не это… – также со смехом в голосе ответил Леший и легко стукнул здоровяка кулаком в плечо.

– Кончай ржать! – закричал один из военных, подошедший от второго грузовика. – Как обстановка? Скольких минусонул?

– Шесть, – коротко ответили из-под маски. – Пойду еще север осмотрю…

– Шесть? – удивленно переспросил парнишка, когда живая гора лесного мусора отошла на приличное расстояние. – Да мы по дороге только с десяток видели…

Звонкий подзатыльник, прилетевший от Петровича, прервал мальчишку. Тот охнул, потер ушибленное место.

– Ты это, – серьезно начал мужчина, – поаккуратнее! – Взглянув в сторону пропавшего человека, добавил Петрович. – Леший не мелочится, он наверное, скоро в сотнях считать будет… У него с мертвяками свои счеты. Пунктик на них… Но никогда не спрашивай почему…

Мальчишка озадачено посмотрел в сторону леса.

– Шесть де-ся-т? – по слогам прошептал он, не веря услышанному.

– Ага, за день. Они видимо по старой памяти ближе к строениям стараются держаться – кивнул Петрович. – Я же рассказывал, как Крюгера укусили. Вроде тихо все было, а потом как вывалится толпа. И ведь тоже дело у домика было, типа этого… В лесах то мало их стало… Раньше по сотне валил. Уйдет в лес, поближе к городу и режет целыми группами, стадами. Говорят, хочет орду в городе зачистить…

– Ордуууу?! – восхищенно проговорил мальчик, от удивления даже открыв рот.

– Этот может, – печально добавил мужик, покачав головой. – Ну, все, пошли! Некогда балаболить! До заката нужно все закончить…

Они двинулись вслед за группой носильщиков, которые уже входили в ограду какой-то старой усадьбы.

* * *

Возвращались с последними лучами солнца. Груза набрали очень много, и потому "Уралы" еле тащились. Некоторым людям не хватило места в кузовах, и потому они сидели снаружи, ежась от холодного сырого ветра, который иногда порывами набегал из леса.

Петьке удалось оказаться на крыше "Урала" вместе с Лешим, и он почти всю дорогу таращился на живую легенду анклава. Ему было интересно рассматривать завитушки, ленточки и тряпочки, нашитые на накидку. Леший ехал молча, с откинутым капюшоном. На середине пути он даже снял сетчатую маску, явив мальчику свое измазанное полосами краски лицо. Голубые глаза с прищуром, волевой широкий подбородок, небольшая аккуратная бородка, коротко стриженные с редкой сединой волосы, и шрам, тянущийся от левой брови через глаз на щеку. Глубокий, скорее украшающий этого мужика, чем отталкивающий.

Петька ехал и мечтал, как он в таком же костюме, с огромным тесаком в руках, вот так же как Леший сегодня, расправляется с целой ордой зомби. Крушит их своим верным клинком, метко отстреливая особо ретивых и раскидывая крутыми приёмчиками навалившихся на него противников. Мечтал, как по возвращении все пацаны уважительно смотрят на него, а Танька, соседская дочка, смотрит на него с обожанием…

У детишек острова была такая игра «В Лешего». Некоторые мальчишки и девчонки делали подобие маскировочного халата, кто из обрывков тряпок, а кто из травы и соломы. Остальные же были вынуждены изображать нападавших мертвяков. Всем хотелось играть «за Лешего» и потому частенько, еще до игры, вспыхивали жаркие споры, кто будет мертвецом, а кто «крутым дядькой с автоматом»… Петьке повезло, его мама, местная портниха сделала сыну отличный костюм, который отдаленно напоминал настоящий костюм снайпера, и потому почти всегда Петька в своих играх был Лешим.

Раньше Петька частенько играл сам с собой, взяв в руки вырезанный из деревяшки автомат на заднем дворе своего дома… Сейчас он уже стал взрослым, как завил отец сегодня утром, когда Петьке впервые нужно было отправляться в рейд, за забор, в жуткий и опасный мир, наполненный тайнами и опасностями и потому ему уже некогда дурачиться и пора приниматься за настоящее мужское дело…

– Не спи, – вырвал его из мечтаний чей-то голос.

Петька вздрогнул, чуть не свалившись с кузова, но вовремя схватился за приваренную по всему периметру трубку специально для таких вот случаев.

– Я не сплю, – помотав головой пробормотал парень. – А где?.. – начал он, увидев, что Лешего нигде нет.

– Ушел, – коротко ответил Петрович, закуривая. – Минут 5 назад спрыгнул. Пешком пойдет, осмотрит ловушки и силки, может мясо какое попалось, а может мертвяк…

– Ушел?! На ночь?! – не поверил мальчишка.

– Ну да, – выдохнув облачко дыма, обыденно проговорил Петрович. – Не первый раз. Места тут тихие…

Петька обернулся, всматриваясь в сгущавшиеся сумерки. Их с детства учили, что ночь – самое плохое время. Мертвяки не спят, и человек легко может стать их добычей. Теперь этот странный мужчина казался Петьке настоящим суперменом его времени. Вот теперь точно все друзья обзавидуются, когда узнают, что Петька вместе с легендарным Лешим ходил на задание! То, что Петька весь день только и делал, что таскал доски от разбираемого дома до грузовика, им знать не обязательно, решил он для себя и улыбнулся.

Глава 2. «Привет из прошлого»

Вернулся он как всегда, глубокой ночью. В силки попалось несколько зайцев да фазанов. Еще пара мертвяков угодила в ямы. День, можно сказать, выдался результативным! Добравшись до моста, ведущего к острову посредине приличного размера озера, он вышел на связь по рации, предупредил охрану, чтобы не стреляли и опустили мост, который сварили не так давно, разобрав часть перекрытий и стальных швеллеров. Добравшись до КПП, поздоровался с двумя дежурившими там бойцами, достал из своего рюкзака и раздал дежурившим по паре пачек сигарет. Те с благодарностью кивнули.

– Леший, – обратился старший патруля, закуривая. – Тут сегодня утром в озере бабу выловили одну…

– И? Мертвяка притащило?

– Да нет, в том-то и дело, нормальная баба, живая. Ее к Доку отнесли, тот над ней пошаманил, синяки и ссадины подмазал, говорит, нормальная, просто уставшая очень…

– Хмммм, – уже собираясь уходить, заинтересовался Леший. – Что-то интересное рассказывает?

– Ну, как сказать. Наши сперва думали, с лесопилки сбежала или еще откуда, но она говорит, что из города… – боец многозначительно замолчал.

– Из города? – еще больше удивился Леший и посмотрел в темноту ночи на запад, где в 60 километрах по прямой стоял бывший мегаполис. – Как она тут оказалась?

– Да говорит, мародеры схватили, когда за водой утром пошла. Посадили в грузовик, избили, но она по пути смогла сбежать. Шла по дороге, потом от мертвяков убегала, упала в Быструю, и она ее уже сюда к нам вынесла.

– Даже так, – проговорил Леший задумчиво.

– Сходи, если интересно, ты же вроде в город собирался, может информацию какую получишь…

– Ага, собирался. Забегу, познакомлюсь.

– Забеги, забеги, – ехидно проговорил второй боец, молчавший до этого. – Баба симпатичная, хоть и в синяках, хотя как по мне, сисек маловато, за то жопа… – боец поднял большой палец, прищурился.

– Тебе бы только на жопы пялиться! – осадил его старший, слегка пристукнув ладонью тому по затылку.

– Ну а че, – начал снова второй. – Я свободный, своих баб не дождешься, староста говорит, пока не положено, а тут заезжая… Точнее приплывшая, вдруг сложится…

– Вряд ли, – многозначительно заметил первый, когда Леший как всегда молча, не прощаясь, удалился от КПП. – Против него у тебя шансов нет. Если она из города, то, наверное, обратно захочет, а он как раз туда, так что сам смекай… Уведет Леший ее обратно, а ты так и будешь тут на КПП комаров кормить…

– Дааа, – с досадой протянул второй. – Надо с лесопилки бабу искать, хотя они там страшные… Если староста, конечно, разрешит привести, у нас же это самое… дерьмографический бум… Еды и припасов на всех может не хватить…

* * *

Первым делом Леший сдал свою добычу на пищеблок старой, как мир бабушке Марии. Та поблагодарила его за добытое мясо и пожелала долгих лет жизни, крепкого здоровья и еще всяческих благ, так как часть этого мяса Леший приносил лично Марии и ее детям. Молча выслушав словоизлияния пожилой женщины, заведовавшей разделением общих продуктов, он отправился к себе домой. По пути зашел еще в пару домов, раздавая заказанные посылки. По долгу службы он бывал в разных местах и частенько забредал так далеко, как не забиралась рейдовая группа на грузовиках. Его частенько просили принести те или иные вещи, если попадутся. Кто лекарства родителям, кто игрушек деткам, а кто и более специфические "товары". Леший отказывался редко, и частенько приносил заказанное, за что многие в деревни любили его, уважали и всячески помогали. Сегодня например Васька, местный портной порадует любимую молодую супругу новеньким и красивым женским бельем, в качестве подарка на день рождения, а Маринка, живущая через дом наконец-то получит новую пару очков для своих сыновей…

Раздав заказы, он шел домой не спеша, с понурой головой, вдыхая сырой речной воздух, наполненный запахом тины и осеннего леса. Вновь накатывала апатия и скука. Вокруг приветливо горели окна, за которыми готовились к ужину, или ложились спать, о чем-то спорили, или из-за чего-то мирились. Леший давно был один и морально и физически. Иногда ему хотелось, чтобы дома его кто-нибудь встречал… Жена в джинсовом рабочем комбинезоне, весь день хлопотавшая на кухне, звонко кричащие дети, и непременно кот… Большой, ленивый, вылизывающийся на подоконнике… Но у Лешего не было даже друзей… Они были там, когда-то давно, в еще той жизни, до всего этого…

"Сашка…", улыбнувшись, вспомнил Леший имя старого друга… Сашка Кабанов был тем еще бабником, не встречавшийся ни с кем дольше чем пару недель. Его девизом было «правило трех «П…»: познакомился, переспал, попрощался. Леший много раз упрекал его за подобный образ жизни, но Кабанов лишь отмахивался, мол, отстань, это ты у нас романтик, одну и на всю жизнь подавай, а мне нравится что-то новенькое узнавать…

Вечный задира, он не раз со своими друзьями попадал в переделки. Так уж вышло, что Леший был единственным хорошим и настоящим другом Сашки. А водил тот дружбу с откровенными отморозками, даже был у них в почете. Не раз Лешему приходилось забирать друга из участка, куда тот попадал за мелкие хулиганства. Однажды Кабанов со своими «друзьями» случайно чуть не убили какого-то таксиста, который отказался везти пьяную компанию по адресу. Леший тогда смог откупить друга, и тот с тех пор изменился, что-то пересмотрев в своей жизни.

«Интересно, где он сейчас», вслушиваясь в ночную тишину, подумал Леший, медленно бредя по ночной деревне. Он так и не успел узнать судьбу своего единственного друга. Они как-то потерялись из вида еще задолго до катастрофы. По слухам от других знакомых, тот наконец-то остепенился, женился и даже успел родить дочь. Леший очень хотел посмотреть на Сашку, который стал отцом, и на ту женщину, которая смогла охомутать этого ретивого жеребца.

Леший улыбнулся своим мыслям, не заметив, как пересек всю деревню и добрался до своей берлоги. Его дом находился на самом отшибе, практически у самой воды. Точнее вплотную к сетчатому забору, ограждающему прибрежную линию пляжа от самой деревеньки в сотню домов. Забор тянулся по всему периметру, вокруг острова, начинаясь и заканчиваясь у моста. Нередки были случаи, когда некоторым мертвякам по воле случая удавалось случайно оказываться на этом островке, приплыв, словно гонимое ветром бревно.

Скинув тяжелые грязные ботинки в прихожей, мужчина аккуратно развязал завязки своей накидки, встряхнул ее за порогом на улице и аккуратно повесил на гвоздик, рядом на пол поставил малый 20-литровый рюкзак с такой же лохматой накидкой, тут же на специальной полке разместился и его верный штурмовой автомат АШ-12-М. Оставшись в камуфлированной куртке, он стянул легкий бронежилет с подсумками, снял широкий пояс со снаряжением, налокотники и наручи, отстегнул наколенники и защиту с ног. Сочно потянувшись, почувствовав резкое облегчение, он хрустнул позвонками и зевнул. Часы показывали начало десятого. Наспех перекусив, он переобулся в легкие, удобные кроссовки, нацепил пояс с закрепленным в кобуре пистолетом и направился в сторону домика, стоявшего практически в самом центре деревеньки, заменявшего всем местным жителям больницу.

Войдя в узкий коридор, в котором традиционно было чисто и пахло медицинскими препаратами, Леший направился в кабинет местного главного врача. Тот оказался на месте.

– Док, можно? – заглянул он в кабинет, постучав костяшками пальцев в дверь.

Врач, сидевший за своим рабочим столом, медленно, задумчиво поднял голову и подслеповато сощурился, рассматривая вошедшего. Узнав посетителя, расплылся в улыбке и, поднявшись со своего места, доброжелательно указал раскрытой ладонью на стоящий перед столом стул.

 

– Ле-е-е-е-еший! – протянул он, несмотря на свой преклонный возраст полным радости и силы голосом. – Проходи, друг мой! Для тебя всегда открыта моя дверь…

Мужчина вошел, не забыв обтереть ноги о коврик. Поставил на стул рюкзачок, раскрыл его и вынул несколько упаковок с лекарствами.

– Алексей Юрьич, я тут кое-что для внучки твоей нашел, вот, держи ампулы…

Протянув врачу лекарства, Леший убрал рюкзак и медленно, устало опустился на его место. Старый врач дрожащими руками поднес практически к самому носу белые коробочки, жадно впился в них взглядом и задышал с таким жаром и волнением, что даже очки запотели. Оторвавшись от этикеток, Алексей Юрьевич поднял на мужчину глаза. В них виднелись слезы.

– Леший! Это же.. Да как ты смог? Где? Откуда? Леший… Ты..

Врач, задыхаясь, опустился в кресло, глядя и не веря в сокровище, которое лежало в его ладонях.

– Неважно, – отмахнулся Леший. – Но там больше нет, Алексей Юрьич… Боюсь больше нигде нет, только в городе. Это последняя партия, что я смог отыскать…

– Спасибо тебе, – очнулся врач, быстро спрятал в стол лекарства и, вскочив, подошел к мужчине, протянув ему свою руку. – Этого хватит на долго! Настенька будет жить!.. Спасибо тебе, Леший, спасибо, – тихо шептал врач, не переставая трясти руку мужчины, смотря на друга каким-то извиняющимся взглядом.

– Не за что, Юрьич. Забудь, ты мне вон, – он указал пальцем на свое лицо, – глаз спас, так что это я тебе обязан.

– Пустое, – отмахнулся врач. – Это же моя работа, мне тут за это платят, а ты… ты же сам, по своей воле…

– Это тоже моя работа, – перебил Леший. – Алексей Юрьич, подскажи такое дело… Тут, говорят, у тебя девушка спасенная где-то лежит? Можно с ней пообщаться?

Доктор отпустил руку друга, снял с кресла свой медицинский халат, накинул на плечи и направился к выходу из кабинета.

– Конечно, можно! – он осмотрел камуфляжную форму Лешего, задумался на мгновение, а потом махнул рукой. – Пошли так, там же не операция, в конце концов…

– Чем она тебя интересует? – обеспокоенно и как-то настороженно спросил врач в коридоре, направляясь в дальнее крыло своей «больницы», где находилось несколько палат для стационарных больных.

– Да пара вопросов есть, насчет города, – отозвался Леший. – Информация, сам понимаешь, лишней не бывает. Я ведь туда рано или поздно наведаюсь, так что, считай, это профессиональный интерес. Если удастся, поищу там еще лекарства для Наськи твоей. Авось не всё местные мародеры растащили.

– Да, если не все растащи-и-или, – задумчиво кивнул Док и приоткрыл дверь первой палаты.

– Извините, – постучался доктор в дверь, – вы спите?

– Нет, – донеслось из комнаты. – Входите.

– Я не один, – извиняясь, проговорил врач, входя в комнату, окутанную полумраком. – Со мной мой друг, он хочет побеседовать с вами по поводу города. Он военный, вы сможете уделить нам немного вашего времени?

Они вошли. Тусклая настольная лампа слегка разгоняла мрак, освещая примерно половину помещения. Девушка лежала на дальней от входа кровати, укрывшись теплым одеялом, отвернувшись к стене. Длинные, ниже плеч черные волосы, тонкая изящная рука, перемотанная бинтом в районе плеча. Ссадина на тыльной стороне запястья, словно от падения на асфальт. Она полуобернулась на звук шагов. Прямой нос, худые щеки, темные круги под уставшими глазами. Еще одна ссадина на левой скуле. Мелкие царапины на лбу… С каждым шагом Леший замедлял свой ход. Он узнал ее. Сердце его заколотилось, шрам на глазу предательски зачесался, губы непроизвольно искривились в улыбке. Это была Надя… Девушка, с которой он когда-то был хорошо знаком…

Познакомился с Надей Леший очень давно. Сашка Кабанов собирался в ресторан с очередной пассией, но вышло так, что шеф поручил ему отвезти какие-то архиважные документы в одну фирму, которая находилась где-то на краю города… Он попросил своего друга, и Леший, немного помявшись, все же согласился… Там-то он и познакомился с красивой стройной брюнеткой, принявшей у него эти бумаги….

Узнав о новой подруге Лешего, Кабанов ответственно заявил, что выбор однозначно хороший, но она не его уровня… кто, мол, он и кто она! Леший немного обиделся на такие слова, но быстро понял, что это была простая зависть. "Она слишком умна, чтобы не связываться с вечным воякой, который постоянно куда-то мотается по службе " – твердили знакомые, но время шло, а их дружба крепла.

От простых звонков они перешли к долгим разговорам по телефону вечерами, затем совместным обедам, походам в кино, прогулкам теплой летней ночью… и, в конце концов, Леший признался девушке в своих чувствах. Надя, немного смутившись, ответила, что ощущает тоже самое и с тех пор у них все завертелось… Они съехались, и какое-то время жили вместе, находились словно в сказке. Бурная ночь перерастала в бурное утро, а потом и день… Соскучившись друг по другу за день, после работы они спешили домой, чтобы насладиться объятиями.

Прошел год. Чувства поугасли и пришла банальная рутина. Надя знала, что связав жизнь с военным, она обрекает себя на вечные мытарства и переезды, если выберет его в мужья. Она думала, что справится с расставаниями на месяца, с командировками, по пол года… Она думала, что справится…

…Однажды, после глупой ссоры, Надя, высказав все, что у нее накипело, собралась и уехала на время, «чтобы подумать». Леший в ответ уехал в командировку по службе, которая довольно сильно затянулась из-за госпиталя после ранения. Вернувшись, он даже не попытался отыскать подругу, так как между ними уже все было кончено. Еще до госпиталя они много общались по телефону и в итоге решили расстаться. Надя почему-то даже сменила место жительства и номер телефона, пропав навсегда.

Леший частенько вспоминал тот вечер и их нелепую, глупую ссору, но, в конце концов, отпустил свою любовь и вновь отправился на службу.

Он опять уехал в командировку, выбрав самую горячую на то время точку. Там через полгода он снова получил серьезное ранение, и оказался в госпитале. Выписавшись, он без раздумий отправился на войну. Так прошло несколько лет…

Леший полностью отдался армии, в которой очень неплохо продвинулся, и почти забыл ту яркую и горячую вспышку в его жизни, с женским именем Надежда, а потом произошла катастрофа… Практически накануне его очередного приезда в родной город…

– Слушаю вас, – устало проговорила девушка, вырывая Лешего из воспоминаний.

– Наденька, – обратился врач тихим, вкрадчивым голосом. – Это мой друг, его зовут Леший. Он военный… – Девушка внезапно встрепенулась, посмотрела на мужчин. – Это наш лучший рейдер. Он хотел бы поговорить с вами о городе… О том, как там дела обстоят, и, наверное, он сможет помочь вам в вашей, кхм, проблеме…

Она с тревогой осмотрела парня… Сердце застучало сильнее, в горле появилась сухость…

Увидев ее сейчас, в его груди что-то дернулось. Ему хотелось окликнуть девушку, прикоснуться к ней, обнять, держать за руку и болтать до самого утра, болтать о нем, о ней, о том, как она жила все это время, что произошло, как вообще она сейчас, и извиняться, извиняться и еще раз извиняться за тот вечер… Ведь это была весточка из его прошлого, его воспоминания, целый фрагмент его старой жизни!..

Тусклый блеск кольца на пальце в свете настольной лампы как молот ударил его по голове. Она замужем!.. Леший сглотнул, горло пересохло от нахлынувших, давно забытых воспоминаний. Он смутился своего порыва. Они ведь даже и не друзья больше… У нее есть муж и, наверное, дети, ну, по крайней мере, были. Кто знает, какую судьбу уготовила ей катастрофа?..

– Можно завтра? – тихо, снова отвернувшись к стене, видимо, так и не узнав бывшего друга, прошептала девушка. – Я очень устала от ваших допросов…

Врач обернулся к Лешему в нерешительности, извиняясь, развел руками. Тот досадливо кивнул. Они вышли.