Иной мир. Побег в никуда

Tekst
Z serii: Иной мир #2
106
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Иной мир. Побег в никуда
Иной мир. Часть вторая
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,04  26,43 
Иной мир. Часть вторая
Audio
Иной мир. Часть вторая
Audiobook
Czyta Павел Дорофеев
18,36 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5

Неизвестный мне Семён Чёрный ответил секунд через пять:

– Я уже понял, Андрюша, что какая‐то порнография случилась. Вспышки в салоне сложно было не заметить. Скажи, мои ребята живы?

Андрюха посмотрел на меня, утёр пот со лба и соврал:

– Пока живы, но парочка ранены. Я случайно. Честно случайно. Лучше ответь мне, путана наёмная, на кой чёрт ты за мной припёрся?

– Заказ хороший, вот и припёрся, – спокойно ответил Чёрный. – Такие денежки не каждый день платят. К тому же, награда не только за тебя полагается, за напарника твоего тоже немало заплатят. Вы у нас нынче дороже золота, даже на вес.

Первый Тигр приблизился к нашему вплотную и остановился.

– Помнишь, я кое‐что говорил тебе? – спросил Андрюха.

– Помню, – ответил Чёрный. – С памятью у меня всё хорошо, Андрюш. Я не позвонил тебе по одной причине: ты не способен откупиться даже на сотую часть обозначенной награды. В Иерихоне дали много, очень много. Не я, так кто‐нибудь другой возьмётся, деньги всем нужны. Скажи, ты бы отказался, если нас поменять ролями?

Андрюха не стал отвечать Чёрному. Показав на монитор и джойстик управления турелью на крыше, сказал:

– Если я сейчас начну стрелять, то стоящий впереди Тигр уничтожу наверняка. Ну и всех, кто внутри него. Тот, что сзади, изрешетит нас. Понимаешь, что ситуация дерьмовая?

Я кивнул. Наконец‐то удалось избавиться от стяжек. На запястье левой руки синяк, но правая в порядке.

– Варианты? – тихо спросил Андрюха.

– Без вариантов, – ответил я. – Вариантов у нас ноль, абсолютный ноль.

– Так и будешь молчать, Андрюша? – спросил Чёрный. – Или пытаешься придумать чего‐нибудь? Советую не полагаться на наше русское авось, не пройдёт оно в данном случае. Вы освободились, я не спорю, но дальше что? Мы держим вас на прицеле двух пулемётов, они пробьют броню Тигра на ура. Мне жалко парней, но ради денег на какие только жертвы не пойдешь. За вас мёртвых дают вдвое меньше, чем за живых, но и этого более чем достаточно. Чтобы ты не ломал свою больную голову, я скажу тебе заранее: диверсию в твоих посёлках устроил я, это была часть плана. Уехав чёрт знает куда, ты чуть не сорвал то, что я так тщательно проработал. Хорошо, что ты вернулся вовремя. Вернулся и угодил в расставленные для тебя сети. Ты предсказуем, Андрюша и мой тебе совет: сдавайся. Проживёшь значительно дольше. Жалко, что приходится портить своё имущество, но это лишь для того, чтобы у тебя желания выкрутасы исполнять не возникло.

Пулемёт на крыше стоящего впереди Тигра начал стрелять – пара коротких очередей и замолчал. О пулемёте на нашей крыше можно забыть, боевой дистанционный модуль, оснащённый пулемётом «Корд», прекратил функционировать. Монитор, в котором был отлично виден первый Тигр, показал отсутствие сигнала.

– Теперь точно без вариантов, – обречённо сказал Андрюха.

Бругар, о котором почему‐то все успели забыть, выскочил из темноты. Его скорости и желанию что‐нибудь сдвинуть с места мог бы позавидовать даже бульдозер. Огромный и злой, он влетел в бок нашего Тигра и сумел слегка приподнять. То, что броневик тяжелее минимум в три раза, бругара не остановило. Со страшным рёвом зверь продолжил переворачивать машину. Я схватился за одно из сидений и приготовился…

Два пулемёта принялись дырявить бругара. Кабан‐переросток всё‐таки смог перевернуть Тигр, в котором мы укрылись, он почти залез под него с одной стороны, затем рывком поставил на бок и умер. О том, что попался нам истинно выдающийся экземпляр весом в две тонны, мы не знали. Возможно, узнаем позже.

– Тигр в этом мире стоит миллионов пятьдесят, Никита – сказал Андрюха, перебравшись ближе ко мне. Бойцы снова подают признаки жизни, нам надоело их допинывать, больше трогать не будем. – Только представь награду, назначенную за нас. Чёрный мужик с головой, жертвовать Тигром ради нас, это значит, что мы и в правду дороже золота.

Я промолчал и принялся стягивать с одного из бойцов разгрузку. Плюнув на эту бессмысленную затею, вытащил несколько полных магазинов к трофейному АК‐103 и растолкал по карманам. На ощупь нашёл пистолет и тоже прихватил. К войне готов!

– Уверен, что справимся? – улыбаясь, спросил Андрюха.

– А что нам ещё делать? – ответил я. – Будем воевать, а там как повезёт. Твой Чёрный крутой дядя, но мы покруче будем, к тому же живыми он нас всё равно не оставит. Помирать, так с оружием в руках, помощи от наших всё равно не будет, всё самим делать придётся.

Готов ли я к смерти? Нет, не готов. Так мне кажется.

Я даже не знаю, что готов к смерти. Готов давно. Уже и забыл, как давно это было.

Смерть приметила меня ещё во время прохождения срочной службы в армии. Подписав контракт, заставил ее обратить на себя внимание. Взяв в руки автомат и отправившись на войну, сел со смертью на один диван. Получается, что встретить смерть я готов давным‐давно, больше десяти лет назад.

Чего мы добиваемся? Что ищем? Мы, молодые и старые, с оружием в руках, играем в «убивай» и надеемся, что нас не убьют никогда. Так не бывает. Все, абсолютно все, люди умирают. Ещё не нашлось человека, сумевшего обмануть смерть. И неважно, есть у тебя оружие в руках или нет, конченый негодяй ты или святоша, в конечном счёте смерть придёт за каждым. Важны лишь временной промежуток и обычное человеческое везение. Как же я устал от этой глупой игры, которая зовётся «убивай». Когда она кончится?

– Дурные мысли в голову лезут, – пожаловался я. – О смерти задумался.

– А ты не думай о ней, – небрежно ответил Андрюха. – Я этой вредине хрен просто так отдамся! Смерти нужно сильно постараться, чтобы заполучить меня! Очень сильно постараться!

Взрыв и вспышка. Кажется, снаружи что‐то загорелось.

Снова взрыв, и снова вспышка. Теперь горят минимум два объекта.

Удар в крышу нашего Тигра, звон в ушах и потеря чувства пространства и времени. По нам что, артиллерия работать начала?

Немного разобравшись в ситуации, понял, что по нам вмазали гранатомётом. Кто знает, может ошибаюсь.

Боков, что удивительно, очухался чуть раньше и начал орать, встряхивая меня за плечи:

– Кто‐то обстреливает нас зажигательными снарядами. Все три Тигра горят. Мы в духовке, Никита! Валим!

С трудом услышав и осознав, что он сказал, начал крутить головой. В салоне слишком светло, горит вся машина, горит сильно, температура стремительно повышается. Не знаю наверняка, кто и чем по нам стрелял, но складывается ощущение, что нас обстреляли из гранатомётов, а затем забросали коктейлями Молотова.

Сила взрыва вернула Тигру нормальное положение, теперь он стоит на двух колёсах, облокотившись другой стороной на мёртвого бругара.

– Выход! – крикнул я. – Где выход?

Паника, с ног до головы меня накрыла паника. Пытаюсь успокоиться, но не выходит. Нужно срочно выбраться из горящей машины, иначе сваримся.

Андрюха перебрался к задней двери и не без труда немного приоткрыл её. Снаружи по‐прежнему бьют пулемёты и что‐то взрывается. Готов поверить, что нас телепортировало прямо в зону боевых действий. Иначе откуда взяться этим самым боевым действиям?

– На счёт три я распахну дверь, – сообщил Андрюха. – Снаружи много огня, поэтому надо сваливать быстро.

– А эти? – я показал на троих бойцов, подающих признаки жизни. – Оставим помирать?

– Мне о них заботиться предлагаешь? Пятки плавиться начнут и сами свалят. Что обожгутся малость мне плевать. И даже если заживо сгорят тоже плевать. Пошли!

Дверь открылась и в салон ворвалось пламя. Я рванул наружу следом за Андрюхой, постаравшись спрятать голову от огня. Запахло палёной свиньёй, опалило нас прилично.

Упав в траву, поползли в сторону от горящей машины. Полыхают все три броневика, со всех сторон бьют автоматы и пулемёты. Где‐то дальше, за гранью видимости, тоже идёт бой. Судя по грохоту, без применения крупнокалиберных пулемётов и мелкокалиберных пушек не обходиться. Понятно только одно: к бою подключились неизвестные нам стороны. Вряд ли кто‐то из наших, но за кого идёт бой догадаться несложно. Всем нужны мы.

Ползли энергично, но без фанатизма. Когда в опасной близости в землю ударило несколько снарядов мелкокалиберной автоматической пушки, решили сменить направление на противоположное. Проползли метров десять и наткнулись на лежащего в небольшой ямке мужика с пулемётом ПКМ в руках. Заметив нас, он занервничал. Андрюха, подняв правую руку, затараторил:

– Чёрный, какая встреча! Ты чего тут делаешь? Как угораздило‐то? Мы ползём и тебя видим. Честно, не ожидали! Давно лежишь? Как настроение? Сколько времени, не подскажешь?

– Давай в укрытие, – буркнул Чёрный. Своё прозвище он заработал не за фамилию Чернов, а за внешность: смуглый, почти мулат, с гривой густых чёрных волос, такого же цвета усами и бородой. В свете горящих внедорожников всё отлично видно, и можно сделать вывод: ситуация явно не сахар.

Втроём в ямке стало тесно. Андрюха, ткнув наёмника локтем в бок, спросил:

– Ничего не понимаю, но очень хочу понять. Кто вас атаковал? И кто атаковал атаковавших вас? По ощущению, сейчас вокруг нас самая настоящая война происходит.

– Там, – Чёрный показал за спину, – ваши… Скорее всего, ваши, потому что с того направления мы приехали. По нам они пока не стреляли, и это хорошо. Вооружены автоматическими пушками, минимум двумя, еще пулемёты крупнокалиберные есть. Расстояние около километра… Там, – теперь он показал куда‐то вперёд, но увидеть куда, мешает горящий Тигр, из которого мы выбрались, – не ваши. Кто они, я не знаю, но, судя по вооружению, серьёзные ребята. Именно они закидали мои броневики огнесмесью и в придачу ко всему прошлись по ним чем‐то фугасным. Пушки у них есть, и в этом можете не сомневаться. Расстояние также около километра, сперва ближе были, но, получив пендаля от ваших, решили немного отступить… Жаль, что мои почти все на тот свет отправились. Мы, похоже, скоро к ним присоединимся.

 

– Твой заказчик на нас заказ только тебе дал или ещё кому‐то? – спросил Андрюха.

– Нет, – вжимаясь в траву, ответил Чёрный. – Заказчик соврал. Ты ведь сам теперь всё понимаешь, это конкуренты прибыли, и скоро ещё прибудут. Заполучить вас многие хотят, слишком лакомая награда.

– Скажешь, кто заказчик? – Андрюха снова пихнул Чёрного в бок.

– Его, – Чёрный кивнул на меня, – заказал некто Влас. Пытался не афишировать своей рожей, но я понял, кто это. Власова знаешь? Иерихоновского, того самого. Серьёзный дядя, в «Светлом Будущем» не маленький пост занимает, знаю, но не вдавался в подробности. А вот тебя, Андрюша, уже от имени конторы заказали. Говорят, что ты что‐то плохое им сделал. Какой‐то большой контракт сорвал. Скажешь, какой? Так перейти дорогу «Светлому Будущему» мало кому удавалось, после такого не живут.

– Приватизировал чужую технику, вернул людям свободу и упокоил нехороших людей, – быстро ответил Андрюха. – Но ты, наёмник, проститутка с автоматом, убивающая за деньги, этого не поймёшь. Я прав?

– Когда ты успел стать таким правильным? – удивился Чёрный. – Слышал, что ты Пана убрал. К власти рвёшься, Андрюша? Меня не трогай! Каждому своё…

Чёрный не успел закончить. Когда Андрюха успел обзавестись пистолетом, я не знаю. Скорее всего, приватизировал себе матово‐чёрный «Desert Eagle», до этого принадлежавший кому‐то из бойцов. Ствол слишком огромного пистолета упёрся наёмнику в глаз, а затем грохнул выстрел.

Приставляя пистолет к голове человека вплотную, можно быть уверенным, что вся энергия пороховых газов пойдёт следом за пулей. Андрюха не просто приставил оружие к голове Чёрного, он надавил стволом в глаз. Сомневаюсь, что наёмник понял, что сейчас умрёт. И точно не видел фонтана костей и мозгов, вылетевшего из его головы и пролетевшего рядом со мной. Новоиспечённый покойник просто ткнулся головой в траву и начал дёргаться.

– Твою мать! – заверещал я, пытаясь отползти от трупа как можно дальше, но при этом не выбраться из укрытия. – Какого хрена делаешь? Зачем завалил? Ты же чуть в меня не попал!

– Да не ори ты, – буркнул Андрюха и начал выталкивать наёмника из ямы при помощи ног. – Лучше помоги и забей на этого урода, он всё равно хорошим человеком не был. Я, считай, мир от скверны избавил, одним гадом меньше стало…

Минусов в смерти наёмника я не увидел. Плюсы тоже не перепало. Посвободнее в ямке стало, и только. Лежу себе не шевелясь, смотрю в усыпанное звёздами ночное небо и греюсь от жара горящих броневиков. Запах жареного мяса нервирует, но это так, мелочи жизни, на них можно не обращать внимания. Одно радует, у нас теперь есть время подумать.

Что же мы имеем?

Имеем не многое.

Ещё утром всё было хорошо…

Сомневаюсь, что я был способен представить подобный исход событий. Мой вечер должен был пройти дома за вкусным ужином, а ночь в объятьях рыжей красавицы. Просто и прекрасно, но на деле всё иначе. Мало хорошего, если разобраться.

Несколько дней назад, два, три или больше, не суть важно, всем нам хорошо известная организация «Светлое Будущее» создала заказ. Заказ на меня и Андрюху Бокова. Какова сумма награды так и не узнали, но, скорее всего, она огромна.

Первым, кто взялся выполнить заказ, оказался наёмник по имени Семён Чернов. Если брать в расчёт расстояние от Иерихона до нас, то получается, что проехать столь много на колёсном транспорте за такой короткий промежуток нереально и из этого вытекает следующее: либо Чернов и его ребята находились значительно ближе, что походит на правду, либо они прилетели на самолёте, что правдой быть не может, ведь авиация в этом мире отсутствует. Но есть факт: Чернов и его ребята были первыми, кто занялся нами.

Диверсии в посёлках дело рук наёмника Семёна Чернова и на это требовалось время. Будем считать, что в наши края наёмники прибыли минимум три дня назад. Много работы они за три дня проделали, похвально, теперь разгребай созданные ими проблемы.

Выкрал Чернов нас изящно, но, похоже, что всё‐таки на чём‐то прокололся, раз наши среагировали так быстро. А может, это и не наши вовсе, потому что пока не известно, кто всё‐таки устроил эту заварушку. Есть лишь догадки. Дабы успокоить душу, будем считать, что наши всё‐таки имеются, потому что это лучше, чем думать, что их нет, лучше в моральном плане. Спокойнее…

Осталось решить последний ребус – кто обстрелял броневики Чернова?

Тут всё сложнее. Если «Светлое Будущее» разослало заказ на нас по всем наёмникам, то охота будет нешуточная, ведь этот мир полон анархии и анархистов. Желающих неплохо заработать точно не один и не два. Их, как бы это страшно ни звучало, сотни, и все они хотят одного: получить меня и Бокова, получить живыми или мёртвыми. Из этого вытекает, что попадание в лапы Семёна Чернова можно считать большим везением, мы чудесным образом выжили, узнали о заказе от «Светлого Будущего», и способны сопротивляться. Предупреждён, значит вооружён. Будет сложно, но разве бывает легко?

Бабах!

Одно из колёс Тигра, ехавшего в голове колонны, взорвалось, и опять стало относительно тихо.

– Сейчас ещё бахать будут – сказал лежащий рядом Андрюха. – Как‐то подозрительно тихо в округе. Стрелять некому, что ли? Или не в кого?

Истошно завопил человек. Мы быстро перевернулись и привстали. Из Тигра, в котором нас везли, выскочил горящий боец. Упав в траву, начал кататься по ней. Через несколько секунд территорию накрыл пулемётный огонь, а затем усилился в несколько раз. Тем, кто стреляет, видимо показалось, что пулемётов будет мало, и они принялись бить по горящим броневикам из мелкокалиберных пушек.

– Ёшкин‐матрёшкин! – заверещал Андрюха, упав в яму и закрыв голову руками. – Вот кроют, суки!

Я не стал отвечать. Кроют не слабо….

Заключительным моментом стал удар ПТУР. Ракета влетела в Тигра, в котором нас везли, взорвалась и превратила машину в ромашку. Даже мёртвому бругару досталось.

Нас, как полагается, начало забрасывать горящими фрагментами машины, совсем рядом упало колесо, в полёте оно успело потухнуть, но, остановившись, покрышка вспыхнула с новой силой. От едкого дыма стало трудно дышать.

Андрюха, покрывая матом всех и вся, начал выбрасывать из нашей чудо‐ямы горящие фрагменты броневика. Не жалея пальцы, я схватил разогретую и сильно оплавленную тангенту и выбросил как можно дальше. Следом за ней отправил руль и здоровенный кусок дюраля. Противнее всего было выбрасывать оторванную по локоть человеческую руку.

– Варианты есть? – спросил я, когда с очисткой укрытия было покончено. – Может, свалить попробуем?

Андрюха покрутил пальцем у виска, показал на горящее в трёх метрах от нас колесо и сказал:

– Потуши сначала его, затем всё остальное, а уже потом о смене позиции говорить будем!

– Если сваливать, то лучше сейчас. Тепловизоры у них точно ни хрена не видят, всё горит.

– Думаешь, они в них смотрят? Наш квадрат и без тепловизоров отлично просматривается, поэтому лучше нам лежать тихо и делать вид, что не существуем.

Полосы пулемётных очередей начали бить в то место, откуда пришла недавняя атака. Наши бьют, если они всё‐таки наши. Небо осветили красивые, ядовито‐зелёного цвета, росчерки трассеров. Судя по полосам, ударили сразу пять пулемётов. Перевернувшись на спину, я пробормотал:

– Давай фейерверк смотреть, раз уж совсем делать нечего.

Андрюха, подумав, кивнул и лёг рядом.

Пулемётам ответили пулемёты, добавились ярко‐красные полосы трассеров. Стрелки патронов не жалеют. Плохо, что наша позиция не позволяет увидеть, кто и в кого стреляет.

– Хотел спросить, – заговорил я. – Ты стяжку порвал или схитрил как‐то?

– Схитрил. У меня в ремне на подобный случай кусочек лезвия от канцелярского ножа припрятан. Длинноват ремень был раньше, укорачивал, сломал лезвие и решил немного покреативить. Просто втолкнул обломок между слоями кожи, но сделал всё так, что вытащить его в случае нужны не будет проблемой. Расшатываешь и вытаскиваешь. Никогда не думал, что пригодится мне это лезвие. И сейчас не пригодилось, потому что вот!

Андрюха сунул руку за спину и через пару секунд продемонстрировал маленький складной ножичек. Усмехнувшись, сказал:

– Обыскивали нас совсем хреново, только оружие забрали. Видимо, были уверены в собственном превосходстве. Чернов, он часто на такой ерунде прокалывался, но больше проколов в его жизни не будет…

Метрах в сорока от нас, прямо за одним из горящих Тигров, застрочил автомат. За несколько секунд потратив все патроны, оружие замолчало и послышались слабые пистолетные хлопки.

– А ведь мы не одни тут! – обрадовался я. – Кто‐то из парней Чёрного выжил. Интересно, в кого они стреляют?

Андрюха не ответил. Посмотрев на него, я по физиономии понял, что дела плохи. Кислая, обвисшая, показывающая страх рожа, а не целеустремлённое лицо вижу. Ощущение, словно он увидел минимум десять многоногов, нависших над нами с вилками и ножами в многочисленных ногах.

Причина паники обнаружилась через мгновение – тело Семёна Чёрного, которое мы вытолкнули из ямы ногами, облеплено крупными красно‐чёрными насекомыми.

– Мура… – начал заикаться Андрюха, показывая на ползучих гадов. – Тара… Тера… Терми… Это… Это термиты, сука! Пожиратели местные! Валить надо! Валить!

Посмотрев по сторонам, я понял, что яму термиты накрывают слишком стремительно. Этакое чёрно‐красное одеяло наступает со всех сторон, старательно огибая всё горящее на пути.

Боков не стал рассказывать мне, что это за насекомые и чем они опасны. Просто схватил трофейные автомат и пистолет в руки, вскочил и рванул в темноту ночи, ни о чём не заботясь. Увидев, как огромный красно‐чёрный термит, размером с пачку сигарет, пытается укусить меня за палец, я тоже решил свалить. Уж лучше быть застреленным из пулемёта, чем заживо съеденным. Пусть потом нас едят, уже мёртвых. Живыми не дадимся!

Пытаясь разглядеть мелькающую в ночи спину Андрюхи, я молился, чтобы под ноги не попала какая‐нибудь ямка или палка. Навернуться совсем не хочется.

Росчерки трассеров в небе не утихают, и это радует, нами совершенно не интересуются. Может, и удастся избежать пулемётного обстрела.

Пробежав с полкилометра и влетев в какие‐то кусты, я решил, что хватит. Нахожусь в ложбинке, горящих внедорожников не вижу, только слабое зарево пожара. Трассеры также остались в стороне. Бокова рядом нет и мне становится страшно. Ночь в этом мире опасное явление, особенно в местах незнакомых и особенно без оружия.

– Андрюха! – тихо позвал я.

Ответа не последовало. Похоже, мы всё‐таки разделились. Плохо дело, очень плохо!

Я позвал Бокова ещё раз и снова тишина. Орать громко не позволяет инстинкт самосохранения. Вместо так желанного в этот момент товарища может прийти опасный и голодный хищник, с которым я вряд ли смогу справиться… Ну где же ты, Андрюха?